Интервью Бориса Йордана: Русских в каннабизнесе больше чем кажется

Главная / Все публикации / Интервью / Интервью Бориса Йордана: Русских в каннабизнесе больше чем кажется

Борис Йордан дал интервью Forbes, и рассказал о русских на рынке марихуаны в США. Оказалось, что каждая третья компания из Америки в сфере медицинского каннабиса имеет русских совладельцев.

 

«Ты что?! В наркотики я вкладывать не буду», — такой была первая реакция инвестбанкира Бориса Йордана на предложение вложиться в проект на рынке медицинской марихуаны. Теперь бизнес в этой сфере сделал Йордана миллиардером.
 
Американец Борис Йордан, потомок белых эмигрантов, известен в России в основном как владелец одной из крупнейших страховых компаний «Ренессанс Страхование». Журналистов Forbes он принимает в офисе «Ренессанса» на Павелецкой: панорамные окна, вид на Москву-реку, на полу мягкий светлый ковер, на столе большое блюдо с нарезанными соломкой морковью и сельдереем. «Мы боремся за здоровье», — поясняет помощница бизнесмена. Здоровый образ жизни Йордан связывает не только с сырыми овощами, но и с марихуаной, употребляемой, разумеется, исключительно в медицинских целях. В 2013 году он купил американскую компанию Curaleaf, которая выращивает марихуану и делает из нее лекарственные препараты. В 2018 году Curaleaf провела IPO, и Йордан стал миллиардером.
 
 
Си-Клиф и Curaleaf
 
Йордан родился в Нью-Йорке, в небольшом городке Си-Клиф на Лонг-Айленде. Раньше это место называли «дворянским городком» — там жили потомки эмигрантов первой волны. Центром притяжения для русской общины был православный храм Преподобного Серафима Саровского, или просто Серафимовская церковь. История Curaleaf, крупнейшей в США компании по производству марихуаны, началась именно здесь — в двух шагах от храма, по адресу 252 Sea Cliff Avenue в 2010 году была зарегистрирована ее предшественница, компания PalliaTech. Основал бизнес не Йордан, а его сосед, тоже банкир Уильям Тодд, «русская» жена которого была давней знакомой Бориса.
 
Йордан долгое время был далек от авантюрных идей американского рынка. В начале 1990-х он поехал в Россию и стал одним из пионеров новой российской экономики. Вместе с коллегой по московскому офису банка CSFB Стивеном Дженнингсом и двумя российскими партнерами он в 1995 году учредил инвестиционную компанию «Ренессанс Капитал», одну из самых крупных и успешных в России до кризиса 2008 года. Его инвестгруппа «Спутник» активно участвовала в приватизации. Йордан возглавлял совет директоров нефтяной компании «Сиданко», руководил НТВ, а с 2006 года возглавляет «Ренессанс Страхование».
 
Пока банкир строил в России капитализм, в Америке родилась совершенно новая отрасль, вложения в которую обещали рисковым инвесторам золотые горы. Легализация марихуаны в США началась в 1996 году, когда штат Калифорния впервые разрешил ее употребление в медицинских целях, а сегодня уже в 33 штатах из 50 можно легально приобрести лекарства из каннабиса.
 
Уильям Тодд верил в перспективу этого рынка и старался заразить своей идеей соседа. «Когда я приезжал из России в США к детям, он много раз говорил мне: «Борис, Борис, давай вкладывать в марихуану». Я ему отвечал: «Ты что?! В наркотики я вкладывать не буду». Чуть позже я узнал, что медицинская марихуана не наркотик», — вспоминает Йордан.
 
Его отношение изменилось, когда в 2009 году Тодд перешел от слов к делу и придумал прибор, позволяющий пациентам употреблять медицинскую марихуану без курения. Разработкой этого устройства занялась компания PalliaTech, которую Тодд строил в основном на деньги инвесторов. В ходе первого раунда он собрал $2,1 млн, четверть этих денег внесла Sputnik Group Йордана, сам бизнесмен вошел в совет директоров компании. В ходе второго раунда PalliaTech привлекла еще $5 млн. По словам Йордана, эти средства пришли от него.
 
В идее продавать приборы для потребления каннабиноидов Йордан достаточно быстро разочаровался. Он понял, что вкладывать нужно в производство самой марихуаны и медикаментов из нее. По его инициативе PalliaTech получила лицензию на производство медицинской марихуаны в соседнем штате Нью-Джерси, который принял закон о легализации в 2010 году. В Нью-Йорке тогда получить лицензию было невозможно — здесь лекарства из каннабиса разрешили только в 2014-м.
 
 
Трава на вырост
 
К производству марихуаны в штате Нью-Джерси PalliaTech приступила в 2012 году. «Когда я приехал на строительство плантации, подумал: «Ой-ой, куда я влез, что я наделал, я в этом деле совсем не разбираюсь, не умею ничего выращивать, даже помидоры», — смеется Йордан. Но страх прошел, когда он поговорил со специалистом, женщиной, работавшей до переезда в Нью-Джерси в штате Мэн, в первом на Восточном побережье Америки магазине, который начал торговать медицинской марихуаной после ее легализации в 1999 году. Магазин принадлежал ее родственнику Джозефу Лусарди.
 
Йордан взял его телефонный номер и позвонил прямо с плантации. «Он мне предложил встретиться через три недели, а я сел на самолет и на следующий день постучал к нему в дверь со словами: «Вот я здесь», — вспоминает банкир. Он предложил Лусарди объединить бизнес, пообещал, что будет финансировать новую компанию, а Лусарди будет ею управлять.
 
В дополнение к лицензиям в Нью-Джерси и Мэне партнеры вскоре получили разрешения на работу в штатах Нью-Йорк и Массачусетс. У Йордана была идея как можно скорее получить лицензии во всех штатах, где это было возможно. «Я сказал [Лусарди], что хочу стать самым большим игроком в Америке. Идем покупаем лицензии во всех штатах. Нам нужно сначала все купить, а потом уже развивать», — вспоминает бизнесмен.
 
Йордан сдержал слово — в 2013 году он с российскими партнерами приобрел за $10 млн дополнительно 35% PalliaTech, а в 2015 году они почти полностью выкупили компанию. Всего Йордан и его партнеры вложили в PalliaTech около $100 млн. Лусарди был назначен СЕО компании и с тех пор остается на посту. PalliaTech выигрывала лицензии одну за другой, открывала новые точки продаж и поглощала другие компании. В результате к 2018 году у нее было 44 магазина в 12 штатах.
 
 
Канадская вольница
 
К 2018 году PalliaTech стала, по сути, монополистом в Соединенных Штатах на рынке медицинской марихуаны, но в каждом отдельном штате она конкурировала с местными компаниями. Саму PalliaTech тоже нельзя было назвать глобальной, и так будет до тех пор, пока легализация марихуаны не пройдет во всех штатах. Эта ситуация мешает компании развиваться. Она, например, не может получать кредиты в американских банках. До последнего времени у нее было два способа финансирования — выпуск акций в пользу заранее определенного узкого круга инвесторов (private placement) или размещение облигаций. Последней опцией компания воспользовалась в августе 2018-го, выпустив ценные бумаги на $85 млн, тогда же PalliaTech была переименована в Curaleaf.
 
Выйти на биржу в США у Curaleaf не было шансов, зато можно было сделать это в Канаде, где использование каннабиса в медицинских целях узаконили в 2018 году по всей стране. Закон вступил в силу 17 октября, а уже 24 октября в Торонто на Canadian Securities Exchange прошло IPO Curaleaf, крупнейшее среди подобных компаний.
 
В ходе размещения компания привлекла $400 млн, почти в три раза больше, чем планировала, и была оценена в $4 млрд. Борис Йордан, доля акций которого после IPO составила 34%, стал миллиардером с состоянием не менее $1,4 млрд.
 
Тогда же стало известно и имя крупнейшего из русских партнеров Йордана. Им оказался бывший менеджер миллиардера Романа Абрамовича, экс-глава «Сибнефти» и бывший совладелец «Юнимилка» Андрей Блох. Ему принадлежит 27,7% акций (второй по размеру пакет). Блох живет в Москве, но американское гражданство у него тоже есть. Его комментарий Forbes получить не удалось.
 
Йордан познакомился со своим будущим партнером давно, но когда и как, точно не помнит: «В России я инвестирую с 1992 года и знаком со многими предпринимателями». Блоху понравилась идея, а самому Йордану — опыт Блоха в секторе consumer goods, он построил компанию «Юнимилк» и успешно продал ее Danone, и в целом он «опытный инвестор».
 
В беседах с Forbes несколько человек на рынке рассказали, что Блох инвестировал в Curaleaf не только свои средства, но и средства Абрамовича. В совет директоров Curaleaf до 2017 года входила Анна Евдокимова, которая более 10 лет работает в компании Абрамовича Millhouse, в последние годы — директором по венчурным инвестициям. Евдокимова от каких-либо комментариев отказалась, посоветовав обратиться к Йордану. Тот ответил, что она представляла в совете интересы Блоха — они хорошо знакомы со времен его работы в «Сибнефти». Представитель Millhouse отказался комментировать «очередные слухи».
 
Третий крупнейший акционер Curaleaf — президент компании Джозеф Лусарди. Доли менеджеров компания не раскрывает — по отдельности они менее 10%, но в сумме, по словам Йордана, менеджерам принадлежит около 12% акций. 20% акций свободно торгуются на рынке, а остальные 6% принадлежат бывшим топ-менеджерам и первоначальным акционерам компании, в том числе и ее основателю Уильяму Тодду. При этом ни у кого из них нет более 2% акций.
 
Контролирует компанию Йордан — ему после IPO принадлежит почти 90% от всех голосов акционеров. У Curaleaf есть акции двух типов: subordinate voting shares (обыкновенные голосующие, одна акция — один голос) и multiple voting shares (одна акция — 15 голосов). Multiple voting shares составляют 26,7% от выпущенных акций, но на них приходится 84,5% голосов. И всеми этими акциями владеет Йордан.
 
По словам Йордана, такую схему придумали на первые три года — после этого его multiple voting shares превратятся в обыкновенные. Пока же, чтобы ни происходило с компанией, у него будет оставаться полный контроль.
 
 
Славная охота
 
В 2019 году Curaleaf совершила сразу несколько крупных сделок: в феврале приобрела калифорнийскую компанию Eureka Holdings за $30,4 млн, а в мае за $948 млн купила американскую Cura Partners, которая производит и продает продукты для рекреационных целей под брендом Select — масла из марихуаны для вейпов, лосьоны и пастилки. По словам Йордана, сегодня в мире на медицинскую марихуану приходится 20% легального рынка, а на продукты общего потребления (в рекреационных целях) — 80%. Curaleaf же производит только медицинскую марихуану. Покупка Select поможет группе закрепиться на новом рынке — доля продуктов общего потребления вырастет в группе до 25%.
 
В июле Curaleaf объявила о покупке крупнейшего частного игрока на рынке марихуаны США, компании Grassroots. Если сегодня Curaleaf — крупнейшая компания на рынке США, то после закрытия сделки осенью 2019 года она станет крупнейшей в мире по выручке. У объединенной компании будет 131 лицензия на продажу каннабиса, 68 точек продаж в 19 штатах США и 20 плантаций.
 
Сумма сделки составит около $875 млн: часть Curaleaf заплатит наличными, остальное — своими акциями. Пакеты акционеров после завершения сделок размоются, но у Йордана в любом случае останется более 80% голосов.
 
От всех напастей
 
Лекарства из марихуаны применяются как обезболивающие, в том числе онкологическими больными, при гастроэнтерологических и неврологических заболеваниях, психоэмоциональных расстройствах, для лечения болезни Альцгеймера, эпилепсии, хронических болей, артрита и много чего еще. Производители лекарств извлекают из конопли, которая содержит более 100 различных веществ, молекулы в основном трех видов: ТГК (тетрагидроканнабинол), или THC, КБД (каннабидиол), или CBD, и КБН (каннабинол), или CBN. ТГК вызывает психоактивные реакции, КБД и КБН — нет. Curaleaf производит более 150 сортов каннабиса и более 100 продуктов из него. По словам Йордана, он сам давно заменил некоторые обычные лекарства продуктами своей компании: «У меня артрит, я использую наш CBD-крем, который мне отлично помогает. Помажешь на ночь колено — к утру как новое». Каннабис помогает бизнесмену бороться и с бессонницей, которая появляется после длительных перелетов. В этом случае он принимает таблетки, содержащие 5% вещества THC и 5% CBD. В отличие от обычного снотворного никаких побочных эффектов от такого лечения, по утверждению Йордана, не бывает.
 
В отличие от Йордана игроки традиционного фармрынка относятся к медицинской марихуане скептически. Владелец «Р-Фарм» Алексей Репик F 49считает, что эффективность препаратов из марихуаны требует доказательств с помощью клинических исследований под надзором регулирующих органов. «Контролируемые испытания пока никто не проводил», — соглашается гендиректор «Биокада» Дмитрий Морозов, философски замечая, что, если препараты из конопли облегчают больным людям страдания, они в любом случае имеют право на жизнь. Репик и Морозов, по их словам, никогда не интересовались инвестициями в этот сектор.
 
Отсутствие доказанного лечебного эффекта беспокоит и американских регуляторов. 22 июля 2019 года Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных средств США (FDA) направило в адрес Curaleaf предупредительное письмо, обвинив компанию в использовании необоснованных утверждений при описании своих продуктов. Curaleaf заявила, что удалила всю информацию, вызвавшую претензии ведомства.
 
 
Перспективы лигалайза
 
Как подсчитали аналитики фонда CB1, специализирующегося на инвестициях в марихуану, объем глобальных продаж на этом рынке (включая черный) в 2018 году составил примерно $300 млрд, совокупная рыночная капитализация публичных компаний варьируется от $75 млрд до $100 млрд, а в течение 10 лет может дорасти до $1 трлн. Быстро растет и Curaleaf: в 2016 году выручка компании составила $5 млн, в 2017-м — $25,7 млн, а в 2018 году — уже $100 млн.
 
Рассчитывал ли Йордан на такой успех? «Мы знали, что рано или поздно из всего этого вырастет очень большая индустрия», — лаконично отвечает инвестбанкир (он уже увеличил свои вложения в этот бизнес в 15 раз). Но высокие доходы инвесторов связаны с большими рисками. Главный из этих рисков — неясные перспективы легализации марихуаны в США на федеральном уровне. Йордан — оптимист, по его мнению, основной рынок будет полностью легализован в течение трех лет: «Я смотрел на этот рынок так же, как в 1990-е годы на то, что происходило в России. Там тогда не было рынков капитала, не было регулирования и прозрачности». По его оценке, оборот легальной марихуаны в США сегодня составляет $14 млрд, а нелегальной — $75 млрд. Легализация должна привести к исчезновению черного рынка и к его перераспределению среди зарегистрированных компаний.
 
Легализации все еще мешает плохая репутация марихуаны. «Это стигма, от которой сложно избавиться. В США уже многие понимают, что запрет марихуаны невыгоден и нерационален, но это по-прежнему непопулярная тема», — говорит партнер венчурного фонда ATEM Capital Антон Гопка. В то же время он считает, что рано или поздно легализация произойдет.
 
«Есть вероятность, что в США на федеральном уровне марихуана не будет легализована никогда», — говорит финансист, инвестирующий в марихуану. По его словам, инвесторам может просто надоесть ждать изменений: «Если власти будут слишком долго спорить и думать, людям надоест, и они начнут продавать, чтобы вложить свои деньги в другие отрасли экономики». Тогда, конечно, рынок покатится вниз.
 
Рынок марихуаны — это не только Северная Америка, он уже есть в Израиле и Европе. В Европе он гораздо более емкий — здесь живет в два раза больше людей, чем в Штатах и Канаде. Смогут ли североамериканские компании на него выйти? «Европа гораздо строже, чем Северная Америка, подходит к вопросам лицензирования и внедрения стандартов для производства лекарств (GMP, Good Manufacturing Practics)», — говорит учредитель компании Smart Hemp Максим Уваров, который выращивает в России техническую коноплю.
 
По его словам, для производителей из Македонии, например, где власти разрешили выращивать марихуану, европейский рынок сбыта оказался закрыт — урожай они собрали, но продать не могут.
 
 
Моральные соображения
 
По оценке Йордана, выходцы из России много инвестируют в этот рынок, в каждой третьей компании есть русские деньги. Для русских инвесторов, как и для него самого, новый рынок с большими трудностями регулирования очень напоминает российский и поэтому не кажется таким уж страшным.
 
«Кого из людей с большими деньгами ни возьми, все они вложились в марихуану, кто-то раньше, кто-то позже», — говорит один из источников Forbes. По его словам, российские бизнесмены покупают акции на бирже в качестве портфельных инвестиций. В то же время все опрошенные Forbes миллиардеры заявили, что темой медицинской марихуаны даже не интересуются, не хотят репутационных рисков. «Здесь все очень непросто, это как алкоголь или сигареты», — сказал Forbes миллиардер из первой десятки списка. «Мы не интересуемся этим вопросом и не планируем инвестировать по моральным соображениям», — ответил управляющий family office другого участника списка Forbes.
 
Что если отбросить сомнения и посмотреть на перспективы? Аналитики предсказывают рынку светлое будущее. По данным компании Grand View Research, рынок легального каннабиса в США в 2018 году оценивался в $11,9 млрд, ожидается, что он будет расти в среднем на 24,1% в период с 2019 по 2025 год и к 2025-му достигнет $66,3 млрд.
 
Инвестиционный банк Jefferies предрекает рост рынка до $50 млрд к 2029 году. СЕО конкурента Curaleaf, канадской компании Tilray Брендан Кеннеди в конце 2018 года дал свой прогноз: в мире останется всего три производителя марихуаны, но каждая из компаний будет стоить не менее $100 млрд.
 
Как сохранить превосходство на бурно растущем рынке? Лидерами станут не те, кто сможет построить бренды, как это произошло в табачной индустрии, а те, кто найдет лучшие способы распространения продукции, говорит управляющий партнер инвестиционной компании Xploration Capital Евгений Тимко. «Именно поэтому пионеры рынка, в том числе Curaleaf, сейчас работают по модели вертикальной интеграции и приоритетно развивают систему дистрибуции», — считает он. Йордан уверен, что марка тоже важна: «Конкуренция будет расти, но те игроки, которые пришли первыми и имеют развитые бренды, будут в этой игре побеждать». А уж если когда-нибудь марихуана будет легализована и в России, равных Йордану точно не будет.
 
Читайте так же по теме:
 
Источник: forbes.ru

Есть новость? Предложи

Больше годного материала в нашем телеграм канале - dzagiofficial. Общение в Dzagi 4ате


Обсудить на форуме


Похожие статьи

ИКЕА выращивает салаты на гидропонике для своих ресторанов

ИКЕА выращивает салаты на гидропонике для своих ресторанов

Высокотехнологичные гидропонные контейнеры от компании ИКЕА уже скоро зарекомендуют себя, выращивая зелень для магазина.  

328 0 19/04/19
В Турции открылась подземная ферма

В Турции открылась подземная ферма

Умные фермы и автоматизированное сельское хозяйство – это современная тенденция, захватывающая весь мир. Для турецких фермеров это в новинку, но и они стараются не отставать от остального мира.  

602 0 14/11/18

Показать ещё



Комментарии: 6


Чтобы просматривать и оставлять комментарии войдите или зарегистрируйтесь.