Как каннабис повлиял на развитие музыки. Часть 1

Главная / Гроупедия / История / Как каннабис повлиял на развитие музыки. Часть 1

Каннабис не только стал неотъемлемой частью познания мира, внёс свой вклад в развитие медицины и сельского хозяйства, но и оставил яркий след в развитии искусства. Эффекты марихуаны делают восприятие музыки намного ярче, что подтверждают великие исполнители, о которых мы расскажем сегодня.

 

Джаз. Луи Армстронг и Мэри Уорнер

 

 

История союза музыки и марихуаны ХХ века начинается в Сторивилле, районе красных фонарей Нового Орлеана. Именно здесь в 1901 году родился Луи Армстронг, и именно здесь в 1909 году впервые в Америке было зафиксировано употребление марихуаны.

 

Историк каннабиса Эрнест Абель писал: «Именно в этих борделях, где музыка была просто фоном и не приковывала к себе основного внимания, марихуана стала неотъемлемой частью джазовой эры. В отличие от выпивки, которая притупляла и выводила из строя вынужденных играть всю ночь напролет музыкантов, марихуана позволяла им сохранять активность. Более того, оказалось, что каннабис сделал их музыку более оригинальной и уникальной, по крайней мере, для тех, кто слушал её и играл, находясь под эффектами конопли».

 

Вспоминая о своём взрослении в этой среде, Армстронг рассказывал своим биографам: «Мы всегда рассматривали марихуану как своего рода лекарство, дешевое пьянство с более хорошими мыслями, чем те, что давало спиртное».

 

Власти, со свойственным тому времени расизмом, объявили джаз и свинг «следствием употребления марихуаны». Они выражали обеспокоенность тем, что странствующие чёрные музыканты распространяли новую мощную музыку вуду и продавали травку, которая «заставляла порядочных людей отказываться от своих моральных ценностей и трезвого образа жизни».

 

По словам историка музыки Гарри Шапиро, «в начале 1920-х годов marihuana, muggles, muta, gage, tea, reefer, grifa, Mary Warner, Mary Jane или rosa maria были известны исключительно музыкантам».

 

Таким образом, курение марихуаны связали с дикой музыкой и сумасшедшим поведением, с неграми и мексиканцами. Гарри Анслингер (первый комиссар Федерального бюро по наркотикам Министерства финансов США и инициатор запрета на марихуану на федеральном уровне — ред.) действовал молниеносно, проведя в прессе расистскую кампанию, которая должна была создать негативный имидж любой пропаганде каннабиса. В результате Новый Орлеан запретил коноплю в 1923 году, а в 1927 году его примеру последовала вся Луизиана.

 

Официальное неодобрение марихуаны не было проблемой для Луи Армстронга вплоть до одной ночи 1931 года, когда он был пойман на автостоянке клуба Cotton Club в Калвер-Сити, недалеко от Голливуда, за раскуриванием косяка в перерыве между выступлениями. Полицейские готовы были закрыть глаза на это правонарушение, поскольку были поклонниками великого музыканта, но лидер конкурирующего джаз-бэнда распространил слух об инциденте. Копы были вынуждены отвезти Армстронга в городскую тюрьму Лос-Анджелеса, где он провел девять дней. Джазмену грозило наказание в виде шести месяцев лишения свободы, но судья тоже оказался его поклонником и приговорил Армстронга к условному сроку.

 

«Пошел ли я на работу той ночью? Исполнял так, будто ничего не случилось. Что показалось мне смешным? Я очень громко смеялся, когда несколько кинозвезд подошли к эстраде, когда мы играли танцевальный сет, и сказали мне, что услышав, как меня поймали с марихуаной, подумали, что Мэри Уорнер (жаргонное название марихуаны — ред.) была цыпочкой. Ууу, мальчик? Это действительно сломало меня!», — сказал Армстронг.

 

 

Этот опыт научил Армстронга быть сдержанным в проявлении любви к марихуане. Он никогда не распространялся на эту тему вплоть до 1971 года, когда незадолго до смерти согласился рассказать об этом своим биографам.

 

«Мы называли себя гадюками (viper), — признался он. — Гадюкой мог быть любой человек из любого слоя общества, кто курил и уважал калибр (gage). Это было наше милое маленькое имя для марихуаны…».

 

Это было время, когда на джазовой сцене звучало множество композиций, посвященных марихуане, а Луи Армстронг был главной знаменитостью этой сцены и королём Гарлема (район в Манхэттене, место проживания афроамериканцев — ред.).

 

Гадюки и Мезз Меззроу

 

 

«Когда я приехал в Нью-Йорк в 1937 году, — писал Диззи Гиллеспи в своей автобиографии, — я не пил и не курил марихуану. «Ты должен стать квадратным ублюдком!» — сказал Чарли Шейверс и заставил меня покурить травку. Конечно, мы были не единственными. Некоторые из музыкантов курили коноплю в течение 40 и 50 лет. Джазовые музыканты, старые и молодые, почти все, кого я знал, курили травку, но я не назвал бы это злоупотреблением наркотиками».

 

Ссылки на марихуану под разными псевдонимами в изобилии встречаются в ранних композициях: Tea for Two, Lotus Blossom и Smoking Reefers и других, которые теперь переиздаются в американских сборниках Reefer Songs и Viper Mad Blues. Представьте себе шипящую гадюку (viper), быстро и скрытно приканчивающую тощий маленький джойнт. Такими гадюками-планокурами были практически все джазовые музыканты. Песни гадюк прославляли нового героя: чувака, доставлявшего вдохновляющую, но незаконную травку, которая делала вечеринки более эффектными.

 

Среди гадюк был человек по имени Милтон (Мезз) Меззроу, еврей из Чикаго, который познакомился с чернокожими музыкантами в исправительном учреждении и решил «стать» негром. Сначала Меззроу научился играть на рожке, и очень скоро он уже вовсю развлекался с ребятами из оркестра.

 

 

Во времена бурных двадцатых Меззроу выступал в подпольных барах, которые в Чикаго эпохи Аль Капоне были повсюду. Когда сухой закон закончился и началась депрессия, Меззроу достиг своей цели, переехав в Гарлем, столицу чёрной Америки. Там он обнаружил, что местная марихуана оставляла желать лучшего, и решил, что уж если не может конкурировать с гарлемскими музыкантами, то хотя бы должен знать, где взять превосходную травку.

 

Мезз использовал мощный мексиканский каннабис как входной билет в сообщество, в котором он отчаянно нуждался. И Мезза в этом сообществе приняли так тепло, что его имя вскоре стало синонимом марихуаны отличного качества. Так Мезз стал звездой Гарлема.

 

Запрет и замедление времени

 

 

Вклад Меззроу в канон конопляных песен — это мелодия под названием Sendin 'the Vipers, но его музыкальное наследие затмевает его автобиография Really the Blues, которая ярко описывает раннюю джазовую эру и содержит отчет о влиянии употребления марихуаны на его способности как музыканта.

 

«Первым, что я заметил, было то, что я начал слышать свой саксофон, словно он был внутри моей головы, — писал Меззроу. — Затем я начал чувствовать вибрации инструмента гораздо более отчетливо, и моя голова гудела, как громкоговоритель. Я обнаружил, что стал говорить гораздо лучше и вкладывать в свои фразы правильные чувства. Я действительно шёл вперед. Все ноты вылетали из моего саксофона, как будто они уже были составлены и вложены в инструмент, и всё, что мне нужно было сделать, — это немного подуть и отправить их в путь, одну за другой, никогда не пропуская, никогда не отставая от времени, и всё это без усилий».

 

Сравните эти слова со свидетельством доктора Джеймса Мунка, фармаколога, который в 1930-х и 1940-х годах был в США главным официальным экспертом по воздействию марихуаны и близким помощником комиссара Федерального бюро по наркотикам Гарри Дж. Анслингера, ответственного за запрет каннабиса.

 

Спустя годы после запрета, доктор Мунк дал интервью Ларри Ратсо Сломану, автору популярной социальной истории употребления марихуаны в Америке — Reefer Madness. Ратсо спросил Мунка, почему Анслингер фанатично преследовал музыкантов, которые курили травку.

 

«Потому что главный эффект для них заключался в том, что марихуана замедляет чувство времени, и поэтому они могли получить больше грациозных композиций в своей музыке, чем если бы они просто следовали нотной тетради, — объяснил Мунк. — Другими словами, если вы музыкант, вы будете играть то, что напечатано на листе. Но если вы используете марихуану, вы будете играть вдвое больше музыки между первой и второй нотами. Вот что делали джазовые музыканты. Понимаете, идея была в том, что конопля делала их более живыми».

 

То есть Анслингер ненавидел марихуану по той же причине, по которой она нравилась джазовым музыкантам. «Трава заставляет чёрных людей думать, что они так же хороши, как белые люди», — знаменитая фраза Анслингера, демонстрирующая его ненависть к исполнителям джаза.

 

 

Даже после того, как в 1937 году Анслингеру удалось добиться запрета марихуаны, его так раздражали курящие травку музыканты, что он поручил своим агентам по всей стране следить за всеми местными джазовыми исполнителями и готовиться к тому дню, когда можно будет арестовать их всех одним махом.

 

Этот готовящийся «джазовый погром» был остановлен в 1948 году, когда Анслингер обратился к комитету Конгресса с просьбой о выделении дополнительных средств для осуществления своего плана. Тем самым Анслингер «выстрелил себе в ногу», потому что газетчики раструбили о его ненависти к джазовым музыкантам на всю страну, вызвав возмущение американских любителей джаза.

 

Боб Дилан и The Beatles

 

 

Существует ли пропасть между великими исполнителями и обкуренными зеваками? В 1960-х годах пророком десятилетия стал Боб Дилан, бросавший всем вызов своими композициями. То, о чём он пел, было загадкой. Чтобы оценить лирику Дилана, нужно было настроиться на его волну, и под марихуаной его произведения начинали приобретать смысл.

 

Чарльз Тарт называл песни Дилана «очень характерным» влиянием марихуаны. Конопля позволяла понимать слова песен. Тарт говорил: «Это опыт, явно относящийся к пониманию рок-музыки, который многим обычным людям кажется непостижимым». Сам Дилан объяснил это ещё более доходчиво в произведении Rainy Day Women #12 и 35: «Everybody must get stoned!».

 

Шестидесятые официально начались 28 августа 1964 года, когда Боб Дилан встретился с The Beatles в гостиничном номере во время их первого визита в Нью-Йорк и включил «Ливерпульскую четвёрку» в игру. Пол Маккартни рассказывал Барри Майлзу, как Ринго взял предложенный Диланом джойнт. Во многом благодаря этому дню, история успеха The Beatles считается самой выдающейся в истории поп-музыки. The Beatles ежедневно расширяли пределы своего сознания с помощью травки.

 

По словам Пола, любое упоминание марихуаны в их песнях было преднамеренным. Джон Леннон вспоминал о летних месяцах 1965 года так: «Мы вышли за пределы понимания. Мы курили марихуану на завтрак. Мы хорошо разбирались в травке, и никто не мог с нами общаться, потому что мы всё время хихикали и просто глазели по сторонам». Он также утверждал, что «Потрясающая четвёрка» делила косяк в туалете Букингемского дворца в октябре 1965 года.

 

В 1968 году Джон Леннон был оштрафован на 150 фунтов стерлингов за хранение 227 граммов каннабиса. Это серьёзно осложнило положение Леннона в последующие годы, когда он стремился получить разрешение на въезд США.

 

Пол Маккартни тоже имел проблемы с законом. В 1980 году его задержали на таможне в токийском аэропорту, когда он пытался провезти 219 граммов марихуаны. Маккартни провел девять дней в тюрьме, после чего его депортировали из Японии. Однако он не усвоил урок, и в 1984 году, в возрасте 42 лет, музыкант-мультимиллионер и хороший семьянин столкнулся с четвертым арестом за хранение каннабиса. Но это не помешало блестящей карьере Маккартни и его посвящению в рыцари.

 

 

В 1972 году Лестер Гринспун выступил в качестве свидетеля-эксперта от имени Джона Леннона. Гринспун свидетельствовал на слушаниях, что Генеральный прокурор США придумал, как выслать Джона и Йоко Оно из страны по обвинению в хранении наркотиков, после того как они стали активно выступать против войны во Вьетнаме.

 

Гринспун вспоминает: «За ужином я рассказал Джону, как появилась конопля, благодаря которой я впервые услышал его музыку, почти так же, как поэт Аллен Гинзберг впервые разглядел Сезанна, когда перед визитом в Музей современного искусства нарочно покурил марихуану, чтобы определить, сможет ли он с помощью травки прорваться через свою неспособность общаться с живописью знаменитого постимпрессиониста. Джон быстро ответил, что испытал, как марихуана может повлиять на музыку. Он подумал, что это чудесно для сочинения и создания музыки, а также для её прослушивания».

 

Громкие наказания Донована и The Rolling Stones

 

 

Донован Филипс Литч, шотландский музыкант и певец — британский клон Дилана, был оштрафован за хранение марихуаны в июле 1966 года. Донован был одним из первых, кто выслушал нотацию судьи о том, что он подает плохой пример для подражания молодым людям. Британская пресса, всегда готовая считать что-либо непривычное угрозой для общества, присоединилась к хору неодобрительных голосов и разожгла огонь коллективного негодования.

 

Кампания против поп-звезд, которых осудил журнал Daily Mail за употребление каннабиса, достигла своего апогея в феврале 1967 года, после полицейского рейда на дом Кита Ричардса (британский гитарист и автор песен группы The Rolling Stones— ред.) в Западном Суссексе. По сообщению газеты The News of The World, офицеры обнаружили небольшую конопляную вечеринку, в которой участвовала молодая певица Марианна Фейтфулл, упоминаемая в прессе как «Мисс Х». Она лежала совершенно голая под меховым ковриком и, предположительно, была под воздействием марихуаны.

 

Во время судебного процесса судья дал указание присяжным не принимать во внимание показания Фейтфулл о том, что она не курила марихуану, и приговорил Ричардса к 12 месяцам лишения свободы и штрафу за то, что он позволил использовать свой дом в качестве места для курения конопли.

 

В то же время Мику Джаггеру, фронтмену группы The Rolling Stones и главному врагу всех родителей того периода, дали три месяца за хранение четырех таблеток марихуаны, которые он совершенно легально купил в Италии.

 

Эта вопиющая несправедливость подтолкнула газету The Times к решению вставить палку в колёса системы. В знаменитой редакционной колонке 1 июля 1967 года Уильям Блейк осудил феномен социальной мести, когда «одна фигура становится центром общественного беспокойства по поводу какого-либо аспекта общественной морали».

 

24 июля 1967 года в The Times появилось открытое письмо о том, что «закон против марихуаны аморален в принципе и не осуществим на практике». Его подписали более 60 знаменитостей того времени.

 

 

В рекламе, размещенной организацией SOMA, цитировалось мнение медицинского эксперта о том, что каннабис безвреден, и предлагался план из пяти пунктов, ведущий к отмене запрета на каннабис.

 

В то время в Британии более полумиллиона человек употребляли каннабис. Лондонская сцена 1960-х годов, на которой царили The Beatles и The Rolling Stones, была эксклюзивным клубом, где считалось, что истинное богатство кроется не в материальных ценностях, а в любви, мире и других подобных понятиях.

 

Источник: Cannabis Culture

Перевод: DzagiNews

 

Близкое по теме:


Есть новость? Предложи

Больше годного материала в нашем телеграм канале - dzagiofficial. Общение в Dzagi 4ате


Обсудить на форуме


Похожие статьи

США: как легализация каннабиса повлияла на здоровье населения

США: как легализация каннабиса повлияла на здоровье населения

Предлагаем вам перевод большой интересной статьи, в которой рассмотрены последствия легализации каннабиса в США.  

168 3 15/07/20
Музыка: новый альбом у Cannabis Corpse

Музыка: новый альбом у Cannabis Corpse

Американская пародийная дэт-метал группа Cannabis Corpse анонсировала свой новый альбом. Грядущая студийная пластинка получит название "Left Hand Pass" и выйдет 8 сентября 2017 года на лейбле Season Of Mist. Название группы было выбрано не случайно, так как музыканты любят курить марихуа...

990 8 08/09/17

Показать ещё



Комментарии: 1


Чтобы просматривать и оставлять комментарии войдите или зарегистрируйтесь.