Публикации
Гроупедия
Перейти к содержанию

Эстония хочет легалайз?

В Эстонии появилось движение «Eesti420». Вместе с партией «Зеленые» они требуют от правительства декриминализации и даже легализации марии.

 

В Эстонии зарегистрировали НКО "Эстония 420", которая выступает за легализацию конопли. В правлении организации вошли бывшие члены Свободной партии Евгений Криштафович и Инна Розе, а также студенческий активист Игорь Бронштейн. В Эстонии за узаконивание легких наркотиков также выступают "Зеленые".

 

"Видение Эстонии 420 – это общество, в котором употребление конопли в медицинских, рекреационных и иных целях не является наказуемым, и у людей есть свободное право решать вопросы, связанные со своей жизнью и здоровьем самостоятельно, без вмешательства государства", – говорится на сайте.
 
 
По словам одного из его лидеров Евгения Криштафовича, "Эстония 420" начинает активную информационную кампанию с того, что составила перед выборами в Рийгикогу избирательный компас, в котором просит всех кандидатов ответить, поддерживают ли они легализацию употребления конопли.
 
420 – это всемирное неформальное движение за легализацию конопли. Этим названием обозначают также субкультуру ее употребления.
 
Согласно опросам подавляющее число жителей Эстонии не поддерживают легализацию марихуаны. "Против" ее использования для получения удовольствия в Эстонии высказались 87% и "за" – 11% опрошенных.
 
Тем не менее, такие политические силы, как "Зеленые", считают, что в республике следует декриминализовать эту сферу, начав регулирование рынка конопли. Почему? По словам члена правления "Зеленых" Олева-Андреса Тинна, марихуана – это легкий наркотик, от которого еще никто не умирал. И алкоголь в этом плане намного более опасен, чем конопля.
 
"Зеленым" и остальным сторонникам легализации марихуаны возражает известный эстонский врач Нелли Каликова. Она утверждает, что наркоманы, употребляющие сейчас тяжелые наркотики, начинали когда-то именно с конопли.

 

Так же по теме:

На флаге Эстонии появился лист марьи

МВД Латвии допустили возможность легалайза

Медицинский легалайз на Кипре

 

Источник: baltnews.ee


Dzagi в соцсетях: Telegram | Instagram | Youtube
DzagiNews

Реклама






Обратная связь

Рекомендуемые комментарии

врач Нелли Каликова. Она утверждает, что наркоманы, употребляющие сейчас тяжелые наркотики, начинали когда-то именно с конопли.

А может быть с бухла, начинали все наркоманы в мире?

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

в Эстонии остались одни пенсионеры и маргиналы без целей в жизни. ну да, три человека могут быть партией.

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты


Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

Похожие статьи

 

В минувший понедельник Даниэль Радио, генеральный секретарь Национального совета по наркотикам Уругвая (JDN) и глава Института регулирования и контроля за каннабисом (IRCCA), провёл пресс-конференцию, на которой поделился последними новостями и планами касательно госучастия в управлении канна-индустрией страны. 

 

Он напомнил, что Правительство Уругвая недавно приняло решение увеличить процент ТГК в каннабисе, продаваемом через аптеки — теперь он будет колебаться на уровне 10%. Первые продажи такого каннабиса, по словам Радио, начнутся через несколько месяцев. «Это позволит нам вернуть лояльность рынка», — сказал он, заверив, что в аптечном каннабисе также планируется снизить процент КБД, который модулирует психоактивный эффект ТГК.

 

В настоящее время, согласно архивной информации с сайта IRCCA, в аптеках продают два сорта каннабиса, Альфа и Бета, которые содержат уровень ТГК, меньший или равный 9%, и уровень КБД, равный или превышающий 3%. Его продают в 5-граммовых упаковках, стоимость которых после июльской коррекции цен составляет 370 уругвайских песо (около 8,7 долларов США).

 

Канадская канна-компания Aurora, обеспечивающая более половины рынка аптечного каннабиса в Уругвае, ушла из страны, поскольку её не устраивало, что цены повышены незначительно.

 

В то же время в клубах каннабиса Уругвая, согласно отчёту Agencia EFE, каннабис более "прущий" — уровень ТГК у него доходит вплоть до 20%. 

 

Как сказал Радио, сейчас JDN планирует поразмышлять над тем, как дать туристам доступ к покупкам каннабиса на легальном рынке, чтобы им не приходилось обращаться к незаконным источникам. Но в течение текущего туристического сезона, по его словам, какие-то изменения в законодательстве вряд ли произойдут.

 

По информации издания La Diaria, пресс-конференции предшествовало совещание, в котором участвовали ключевые руководящие лица страны. На нём обсуждались два возможных сценария легализации канна-туризма.

 

Первый — внести коррективы в действующий закон о доступе к каннабису. Сейчас он предполагает, что на это могут рассчитывать только граждане Уругвая, и для этого им нужно пройти ряд процедур: для аптек, например, требуется сдавать свои отпечатки пальцев. Второй возможный сценарий — разработать с нуля новый закон, который будет целиком посвящён доступу к каннабису для иностранцев. Чиновники сошлись во мнении, что если канна-туризм и будет легализован, то туристы должны быть избавлены от регистрационного гемора.

 

На совещании также велись дебаты на тему того, какой должна быть цена на каннабис для туристов. Одни чиновники настаивали, что её следует сделать выше, чем для граждан, чтобы получить источник средств, например, на помощь наркозависимым. Другие с этим не соглашались, опасаясь, что это приведёт к возникновению чёрного рынка.

 

Новое совещание JDN по теме канна-туризма пройдёт в течение следующих двух недель. Каждые из участников должны подготовить доводы в пользу и против разрешения продажи каннабиса иностранцам, чтобы впоследствии можно было углубиться в более детальный анализ.

 

Автор: @HunterMelrose

 

Еще почитать:

Уругвай потерял крупного поставщика каннабиса для своих аптек В Лас-Вегасе откроются канна-кафе и дегустационные залы Для восстановления туризма в Таиланде после пандемического спада вводят каннабисные турпакеты

 

В минувший понедельник национальная ассамблея Панамы одобрила проект закона, который легализует использование каннабиса в медицинских целях. В пользу законопроекта проголосовало 44 парламентария, против не выступил никто. Сейчас документ направлен на утверждение президентом Лаурентино Кортисо. Если всё пройдёт гладко, то Панама станет первой из стран Центральной Америки, где использование каннабиса в медицинских целях станет возможно на легальных основаниях.

 

Текст закона создаёт нормативную базу для контролируемого доступа к каннабису «в терапевтических, медицинских, ветеринарных, научных и исследовательских целях». В стране будет создан реестр пациентов каннабиса, в который включат людей с глаукомой, эпилепсией, артритом, рассеянным склерозом, мигренями или припадками, а также тех, кто страдает от различных видов боли, в том числе вызванных раком.

 

Импорт, экспорт, выращивание, обработка и коммерциализация каннабиса и его производных будут разрешены по лицензиям, выдаваемым Минздравом страны. Для производства в стране отведут специальные районы с ограниченным доступом, а получателями лицензий смогут стать только фармацевтические компании или компании, специализирующиеся на терапевтических услугах. 

 

После вступления закона в силу Минздрав выдаст лишь 7 лицензий, которые будут действовать пять лет — в течение этого времени орган будет оценивать, как развивается канна-индустрия и какие дополнительные регуляционные меры нужно принять. Минздрав также запустит национальную программу по изучению использования каннабиса в медицинских целях и поддержке инициатив, касающихся образования в области каннабиса и пропаганде его надлежащего использования.

 

Производство или продажа каннабиса вне установленных мер будет наказываться лишением свободы на срок от 10 до 15 лет. Продажа каннабиса из дома, через интернет или за пределами разрешённых торговых точек останется под запретом. Аналогичным образом, его реклама в СМИ или социальных сетях также будет запрещена.

 

Источники: Reuters, Market Research Telecast, Deutsche Welle

Подготовил: @HunterMelrose

 

Еще почитать:

Швейцария уже в следующем году запустит продажи рекреационного каннабиса В Шотландии открылся первый диспансер каннабиса: его ждали три года Мать, подарившая сыну легалайз

 

Важнейшая новость последних недель — внесение в Конгресс США законопроекта о декриминализации употребления наркотиков на федеральном уровне. Согласно тексту документа, за приём запрещённых психоактивных веществ гражданам этой страны (вне зависимости от штата, в котором они проживают) не будет грозить ничего, кроме штрафа. Да и его суд может отменить, если человек находится в трудном финансовом положении.

 

В случае принятия законопроекта правовая реальность США изменится до неузнаваемости. Будет проведена амнистия ранее осуждённых за употребление, будут отменены ограничения их социальных, трудовых и избирательных прав, а полномочия по решению вопросов, связанных с потреблением психоактивных веществ, перейдут от Генпрокуратуры в Минздрав.

 

Глобальная смена приоритетов

 

Примечательно то, что документ внесли на рассмотрение всего за пару дней до юбилея War on Drugs. 17 июня 2021 года исполнилось 50 лет со дня, как Ричард Никсон (президент США на тот момент) объявил запрещённые вещества «врагом общества номер один» и начал кампанию по борьбе с ними, которая вскоре приняла масштабы самой настоящей войны.

 

По оценкам Университета Пенсильвании, эта кампания обошлась США более чем в 1 триллион долларов, значительная часть из которых пошла на финансирование силовиков и надзирателей. По мнению экспертов, преобладание «силового» подхода принесло обществу больше вреда, чем пользы. В стране обострились расовые разногласия, тюрьмы на пятую часть заполнились торговцами и потребителями наркотиков, население всё равно оказалось втянуто в опиоидный кризис, а употребление запрещённых психоактивных веществ как было повсеместным, так им и осталось.

 

Ричард Никсон объявляет о начале войны с наркотиками и просит выделить на неё первые $155 млн / 17 июня 1971 / Харви Джорджес / AP

 

Конечно, сама по себе декриминализация не может считаться эффективной «вакциной от War on Drugs», но всё же она является важнейшим компонентом реформирования американской политики по наркотикам. По своей сути она знаменует смену негуманной, неэффективной и вредной по своему воздействию «карательной» наркополитики на новую, основанную на абсолютном праве человека свободно распоряжаться своим собственным телом и, если он сталкивается с проблемами, получать адекватную помощь.

 

Несмотря на то, что в случае принятия законопроекта на федеральном уровне торговля психоактивными веществами из списка наркотиков всё равно останется под запретом, для канна-индустрии, легализованной в 36 из 50 штатов, это всё же хороший знак.

 

Последствия войны

 

Тема того, каким образом канна-индустрия смогла зародиться в обход War on Drugs, заслуживает отдельного разговора, но речь сегодня не об этом. Не менее важно то, что война оставила индустрии в наследство целую гору проблем, которые тормозят её развитие. Наиболее фатальные проблемы, конечно же, лежат в плоскости экономики, а их основная причина кроется в том, что на федеральном уровне каннабис всё ещё включён в список наркотиков.

 

К примеру, многие банки отказываются сотрудничать с канна-стартапами и предоставлять им кредиты из-за опасений, что DEA обвинит их в наркоторговле. Отсутствие кредитов означает отсутствие стартового капитала, а равно и перспектив начать своё дело. Из-за этого на рынок каннабиса выходят либо слишком маленькие игроки, либо толстосумы, которые уже владеют капиталом за счёт успешности стороннего бизнеса.

 

Частично проблема решается благодаря венчурным инвесторам, готовым вкладываться в стартапы, или мерам государственной поддержки. Однако такой расклад подходит не всем бизнесменам: не каждый из них согласен делить бразды правления с акционерами, не каждый соответствует критериям, по которым власти принимают положительное решение о выделении финансирования.

 

Ещё одна проблема также упирается в банковскую сферу и связана уже с невозможность открыть банковский счёт, а такие крупные платёжные системы, как Discover, American Express, MasterCard и Visa запрещают обработку платежей в своих сетях. Всё это вынуждает канна-компании либо работать исключительно с наличными (и дополнительно тратиться на охрану), либо искать обходные пути, например, прибегать к использованию криптовалют.

 

В США существует огромное количество специализированных канна-коинов, предназначенных для производителей и продавцов легального каннабиса. Одни, как CannabisCoin, фиксируют стоимость продукции — одна монета равна одному грамму каннабиса, а цена других (которые составляют подавляющее большинство) не имеет такой привязки. Этот подход тоже сулит издержки, ведь криптовалюта априори волатильна, цена за монету меняется от часа к часу, что рискованно как для для владельцев бизнеса, так и для их клиентов.

 

Благоприятный фон

 

Несмотря на то, что нижняя палата Конгресса США недавно приняла закон, который разрешает банкам работать с канна-компаниями в тех штатах, где каннабис легален, такие авторитетные издания, как The Economist, полагают, что в дальнейшем законопроект скорее всего заблокирует президент.

 

Однако есть ещё один путь. Одно из ключевых положений закона MORE, заключается в удалении каннабиса из федерального списка контролируемых веществ. Сейчас закон находится на рассмотрении, и если его примут, то у силовых структур уже не будет оснований для прессинга банков, которые смогут спокойно заняться обслуживанием канна-индустрии. Для принятия закона MORE и так ведётся активная лоббистская кампания, но нет никаких сомнений в том, что дискуссия о необходимости глобальной декриминализации употребления запрещенных психоактивных веществ пойдёт ему на пользу.

 

Автор: Hunter Melrose

 

Еще почитать:

Канна-бизнес в США: Десять вопросов, которые нужно задать перед стартом Закон MORE — последний шаг, приближающий США к легализации марихуаны на федеральном уровне Последствия легализации: новые профессии и новые рабочие места  

Ана Альварес / ph: Guadalupe Pardo

 

Жители Перу довольно долго демонстрировали абсолютную нетерпимость к каннабису. Опрос 2014 года, проведённый вскоре после легалайза в Уругвае, показал, что 94% граждан Перу не одобряют легализацию каннабиса ни в какой форме. Неприязнь к этому растению была настолько сильной, что даже ведущие независимые СМИ позволяли себе публиковать непроверенные заявления местного антинаркотического движения Cedro, которое продвигало в массы идею, якобы каннабис «может снизить IQ частого потребителя на восемь пунктов и вызвать зависимость у 50% людей, которые его используют». По всей видимости, это движение имело немалый авторитет для общества. Или, как минимум, для прессы.

 

Но даже при таких условиях общество оказалось способным за удивительно короткое время полностью изменить своё отношение к каннабису. Сегодня большинство жителей Перу наоборот поддерживают легалайз, а авторитетом у них пользуются совершенно противоположные по духу движения. И всё это стало возможным благодаря женщине, которая даже не подозревала, что обыкновенная материнская любовь способна перевернуть мир с ног на голову.

 

Мать и сын

 

Её зовут Ана Альварес. О ней известно не много — сейчас ей 47 лет, она живёт в городе Сан-Мигел в многоквартирном доме по улице Инклан и работает стоматологом. А ещё у неё есть четыре сына. Одному из них, Энтони, крупно не повезло — ему диагностировали синдром Леннокса-Гасто, одну из тяжелейших форм эпилепсии, и вдобавок туберозный склероз, который вызывает опухоли, растущие на мозге и других органах.

 

У Энтони не было шансов не то что на комфортную жизнь, он и долгой ожидать не мог. В 2016 году у него произошёл психотический эпизод, и даже коктейль из 17 фармацевтических препаратов, которым Ана пичкала своего сына каждый божий день, не оказывал совершенно никакого эффекта. Женщина была в таким сильном отчаянии, что даже начала задумываться о самоубийстве. Но в конце концов решила дать себе (и сыну) ещё один шанс — попробовать, сможет ли его состояние облегчить масло каннабиса.

 

Анна и её сын Энтони, 2017 год. / The Guardian

 

«После трёх дней приема Энтони начал восстанавливать связь с жизнью, он начал общаться, он начал спать, он начал есть, и мало-помалу он начал выздоравливать», — рассказала она позже историю тех событий изданию The Guardian. — «Изменение после трех дней было чем-то экстраординарным, и с этого момента началась моя борьба».

 

Увидев воочию, что каннабис действительно обладает терапевтическим потенциалом, Ана вместе со своей подругой, чей ребенок страдал тем же заболеванием, что и Энтони, зарегистрировали ассоциацию Buscando Esperanza (название можно перевести как «Ищущие надежду»). Она подразумевала не только объединение перуанских матерей, дети и родственники которых страдают изнурительными заболеваниями, но и создание тематической группы в фейсбуке, в которой начали публиковаться материалы о терапевтических свойствах каннабиса и призывы к его легализации для использования в медицинских целях.

 

Соосновательницы Buscando Esperanza, 2016 год. Слева направо: Айде Фарфан, Дорти Сантьяго, Ана Альварес / lamula.pe

 

Параллельно с этим Ана училась самостоятельно делать масло из купленного на чёрном рынке каннабиса и технического спирта. Вскоре она приловчилась и собрала в своей квартире гидропонику, чтобы выращивать каннабис самостоятельно. Её движение постепенно росло, к нему присоединялись всё больше и больше матерей. Помогать им вызвался даже врач, который организовал приёмную рядом с квартирой, чтобы члены движения и потенциальные пациенты могли пройти осмотр и получить порцию масла, если выяснялось, что оно действительно им необходимо.

 

Так образовался первый в своём роде перуанский канна-диспансер. Он был нелегальным от начала и до конца, а тем, кто занимался непосредственно оборотом каннабиса, могло грозить от 8 до 15 лет лишения свободы. 

 

Соцветия под ногами майора

 

В мае 2016 года Buscando Esperanza впервые показались публике. Организация анонсировала своё участие во всемирном марше марихуаны (традиционно проводится в первую субботу мая) в столице Перу.

 

Митинг за легализацию медицинского каннабиса у здания министерства здравоохранения Перу в Лиме, 7 мая 2016 года. / EPA

 

Каких-либо жарких дискуссий, судя по сообщениям из сети, на манифестации не было. В основном на улице собрались сторонники движения, которые рассказали друг другу и случайным прохожим драматичные истории своих детей или родственников, и пожаловались, насколько неэффективны по сравнению с каннабисом официальные лекарства. Они также затронули тему полицейского беспредела — того, как позор Перу незаконно арестовывает наркопотребителей на улицах или вымогает у них взятки, и как официальным лицам на всё это плевать. Несмотря на то, что митинг по словам участников был мирным, силовики не отказали себе в удовольствии его разогнать.

 

Разгон митинга 7 мая 2016 года

 

В течение следующего года Buscando Esperanza продолжали расти, и к февралю 2017 численность членов ассоциации достигла 80 человек, 60 из которых выдавалось масло. Организация совершила две попытки связаться с властями Перу (конгрессом и минздравом) и попросить рассмотреть вопрос легализации каннабиса, но дважды получала отказ.

 

Медвежья услуга

 

Позже случилось неожиданное — силовики совершили рейд на квартиру Аны. Как написало издание El Comercio, 8 февраля наряд приехал якобы по жалобе соседей. В итоге у женщины конфисковали гидропонику, оборудование для вытяжки масла и порядка 5 килограммов свежевыращенного каннабиса. 

 

Задерживать её, однако, не стали, и с Buscando Esperanza связался конгрессмен Альберто де Белаунде, чтобы начать совместную разработку законопроекта о легализации каннабиса для использования в медицинских целях. Уже на следующий день законопроект был готов, и его одобрил совет министров. К слушаниям в конгрессе законопроект должен был приступить 12 мая.

 

«Когда мы увидели их реальность, мы поняли, что в наших законах есть пустота для такого рода использования марихуаны», — сказал советник кабинета министров Леонардо Капаррос изданию Reuters. — «Мы не смогли закрыть на это глаза». 

 

Альберто де Белаунде на пресс-конференции в 2017 году / El Comercio

 

Спустя несколько недель Buscando Esperanza провели новый митинг — он снова прошёл в столице, но на этот раз у здания МВД. «Верните нам наши лекарства!», — скандировали демонстранты. И это было не столько политическим лозунгом, сколько вполне себе серьёзным — после налёта силовиков состояние Энтони резко ухудшилось из-за отсутствия терапии маслом каннабиса и ему пришлось провести некоторое время в больнице.

 

На эту манифестацию обратили гораздо больше внимания, чем на предыдущую, а её ход даже транслировался по национальному телевидению. Новый опрос населения, проедённый в этот промежуток времени, показал, что мнение перуанцев сильно изменилось с 2014 года — и вот уже 65% граждан Перу оказались не против легалайза.

 

Митинг за легализацию медицинского каннабиса у здания министерства внутренних дел Перу в Лиме, 1 марта 2017 года. / EPA

 

Несмотря на положительный сдвиг в наркополитике Перу, митинги и не думали утихать. Очередной марш марихуаны в 2017 году выпал на 7 мая, и прошёл он крайне жёстко — силовики не просто разогнали и задержали демонстрантов, а применили к ним слезоточивый газ

 

Разгон участников международного марша марихуаны в Лиме 7 мая 2017 года / Perú.21

 

Была задержана и сама Ана вместе с одним из своих сыновей, Кристианом.

 

Разгон участников международного марша марихуаны в Лиме 7 мая 2017 года / Perú.21

 

Позже всех задержанных (всего их было 15) отпустили.

 

Легалайз, но недостаточный  

 

Окончательно законопроект о легализации каннабиса для использования в медицинских целях приняли 19 октября 2017 года. Несмотря на то, что новый закон создал легальный механизм доступа к каннабису для зарегистрированных пациентов, он оказался крайне невыгоден для последних — они могли лишь заказывать лекарства из соседних стран, поскольку нормы, регулирующие производство и торговлю, не были до конца проработаны.

 

«50 миллилитров масла, привезенного из Колорадо, стоят нам 1200 солов ($295), и мы не знаем, насколько это полезно, потому что у всех разные организмы, и мы не знаем, как они будут реагировать», — сказала Ана изданию RPP. 

 

Первая компания, которая начала строить аптеки и продавать импортные масла каннабиса, вышла на перуанский рынок лишь в сентябре 2020 года. А первые производители и обработчики каннабиса получили свои лицензии только в апреле 2021. И это не устраивало Buscando Esperanza: «Мы хотим, чтобы такие ассоциации, как наша, были включены в производство этого натурального лекарства», — говорила Ана, намекая на то, что положение закона о выдаче лицензий только государственным компаниям несправедливы.

 

Поэтому её борьба за легалайз продолжалась. 26 июля 2021 года движение отпраздновало очередную победу — конгресс Перу принял закон, позволяющий ассоциациям, которые состоят из пациентов, зарегистрированных в реестре потребителей каннабиса, заниматься самостоятельным выращиванием каннабиса для производства лекарств.

 

Анна и Энтони, 2020 год / COASAS

 

Чтобы воспользоваться этими правами, Buscando Esperanza должна получить соответствующую лицензию от минздрава, а также пройти осмотр своей потенциальной лаборатории сотрудниками МВД. И что-то подсказывает, что проблем со всем этим у организации возникнуть не должно.

 

Автор: Hunter Melrose

 

Еще почитать:

Сеть Шарлотты: История происхождения КБД ТГК имеет право на использование в медицине точно так же, как и КБД Легальные продукты из КБД дошли до Росси

 

Как передаёт Arutz Sheva, законопроект провалил предварительное голосование: авторам не удалось набрать необходимое количество голосов. Издание связывает неудачу с протекцией со стороны партии «Объединённый арабский список»: она отказалась поддержать законопроект по религиозным соображениям и, судя по всему, утянула остальных за собой.

 

Напомним, что положения законопроекта предусматривали увеличение лимита на хранение каннабиса с 10 до 50 граммов, отмену уголовной ответственности за трёхкратное употребление каннабиса в общественных местах, а также переквалификацию КБД в пищевую добавку.

 

Ранние наблюдения учёных и журналистов за экономическими и социальными последствиями легализации каннабиса показывали, что она способствует снижению уровня преступности, появлению новых рабочих мест (как правило, более доходных), и увеличению бюджетных поступлений за счёт введения новых налогов. Помимо этого, легализация приводит к повышению стоимости жилья вблизи канна-шопов и канна-диспансеров, а также к переселению людей в города, которые способны обеспечить доступ к легальному каннабису. Он становится для людей альтернативой алкоголю и опиоидным анальгетикам. В последнем случае предпочтение людей искать утешение именно в медицинском каннабисе снижает риск передозировок и злоупотреблений рецептурными препаратами и переходу на более тяжёлые вещества.

 

В мае Анжелика Мейнхофер, экономист учебной больницы Корнельского университета, вместе с Адрианом Рубли, доцентом Мексиканского автономного технологического института, выпустили совместное исследование о ещё одном последствии легализации. 

 

В работе сообщалось, что за последние десять лет цена на уличный каннабис в одиннадцати штатах, легализовавших каннабис, в среднем снизилась на 9,2%, а наибольшее падение цены (на 18,5%) произошло с низкокачественной уличной травой. Всё это сопровождалось сокращением изъятий каннабиса силовиками на 93%, что тоже могло повлиять на ценообразование — чем оборот товаров опаснее, тем эти товары обычно дороже. 

 

Одновременно с этим исследователи обнаружили, что цена героина выросла на 64%, а опиоидных анальгетиков оксикодона и гидрокодона — на 7,3 и 5,1 процентов соответственно. Исследование завершилось утверждением, что «рынки нелегальных наркотиков не являются независимыми от правового регулирования рынка каннабиса». 

 

Следует отметить, что результаты исследования могут быть подвержены предвзятости, так как исследователи получили часть данных с использованием сторонних сервисов, отслеживающих цены. 

 

Источник: veriheal

Автор: Hunter Melrose

 

Еще почитать:

США проверят влияние эндоканнабиноидной системы на ВИЧ Тренды науки: какое будущее ждёт индустрию каннабиса Опиоидный заговор. Как фармацевтическая компания разрушала жизни ради прибыли  

 

Каннабис является одним из самых распространенных запрещенных веществ в мире. Около 150 миллионов человек ежегодно сообщают о регулярном употреблении каннабиса.

 

Поддержка легализации каннабиса со стороны общества в нынешнее время, возможно, находится на самом высоком уровне за последние сто лет (или, по крайней мере, с момента введения запрета в 1930-х годах). Однако, несмотря на растущую поддержку, каннабис до сих пор остается незаконным в большинстве стран мира.

 

Легализация vs декриминализация: в чем разница?

 

Многие люди совершают ошибку, используя термины «легализация» и «декриминализация» как синонимы. Однако у этих двух слов совершенно разные определения, и важно понимать эти различия, когда речь идет о правовом статусе каннабиса.

 

Акт легализации каннабиса предполагает снятие юридических ограничений, касающихся каннабиса и его использования. Правительства разных стран могут использовать разные подходы к легализации марихуаны. Некоторые могут полностью легализовать выращивание, продажу, переработку и использование каннабиса и его производных, в то время как другие могут легализовать его продажу только для медицинского использования или легализовать только производство и продажу соцветий каннабиса, запрещая при этом производство производных каннабиса, таких как экстракты, концентраты, съедобные продукты и пр.

 

Декриминализация каннабиса включает отмену уголовных санкций за его употребление, выращивание, продажу и хранение. Опять же, разные правительства и страны могут декриминализовать каннабис в разной степени; некоторые могут декриминализировать только хранение небольшого количества каннабиса, или выращивание ограниченного числа растений, или потребление каннабиса в частных владениях, в то время как другие придерживаются более либеральных подходов.

 

 

1. Запрет навредил нашему пониманию каннабиса

 

Изучите некоторые из старейших медицинских текстов в мире, и вы найдете бесчисленное количество упоминаний каннабиса.

 

Оглядываясь на эти старые тексты, мы можем понять, насколько широко использовалась конопля на протяжении всей истории человечества. Также возникает вопрос о том, как могли бы выглядеть наши знания о каннабисе сегодня, если бы мы могли свободно исследовать их в течение последних ста лет.

 

Одним из наиболее пагубных результатов запрета являются юридические последствия изучения каннабиса, его соединений и сложных механизмов действия. Отсутствие доступа напрямую способствовало нашему нынешнему непониманию взаимодействия каннабиса с человеческим телом. Преодоление этого препятствия позволит нам инвестировать во всесторонние исследования, чтобы раскрыть как потенциальные преимущества, так и риски этого растения для нашего общества.

 

2. Легализация означает, что мы можем лучше регулировать каннабис

 

Как упоминалось ранее, есть довольно веские доказательства того, что каннабис является относительно безопасным веществом. Но правда в том, что мы многого не знаем о каннабисе, его соединениях и о том, как они действуют на организм, поэтому невозможно с уверенностью сказать, насколько он безопасен.

 

Тот факт, что большая часть каннабиса, который в настоящее время продается и используется по всему миру, выращивается и обрабатывается незаконно, не облегчает эту задачу. Однако легализация предлагает идеальное решение существующих проблем, сомнений и вопросов, которые у нас есть относительно безопасности каннабиса.

 

Легализация каннабиса позволит нам превратиться из неуловимого, ненадежного, нелегального рынка в прозрачный и открытый; рынок, который можно надлежащим образом регулировать и требовать от него подотчетности, уделяя приоритетное внимание безопасности, здоровью человека и прозрачности. Люди употребляют каннабис, несмотря на то, что это незаконно. Легализация и регулирование каннабиса позволит нам гарантировать, что любой человек, который решит использовать его, может делать это ответственно и легально.

 

 

3. Легализация каннабиса приносит пользу экономике

 

Буквально за последние десять лет каннабис стал одним из самых продаваемых сельскохозяйственных продуктов в США. Ежегодно легальные рынки Калифорнии, Колорадо, Аляски, Невады и других штатов собирают миллиарды долларов и создают тысячи рабочих мест, а затем приносят доход в виде налогов штату и обществу.

 

В 2020 году, когда возникли огромные финансовые проблемы практически для всех секторов экономики в мире, индустрия каннабиса резко пошла вверх. В США, например, легальные продажи каннабиса выросли на 67% в 2020 году, а стоимость отрасли выросла до нового рекордного уровня в 61 миллиард долларов.

 

Было создано множество различных продуктов, далеко не все из которых основаны на ТГК, что подчеркивает возможности продуктов, получаемых из каннабиса.

 

4. Легализация — реальный ответ на провал войны с наркотиками

 

Факты свидетельствуют о том, что подавляющее большинство людей, осужденных за использование каннабиса, не являются преступниками; они потребители. В США, например, приблизительно 92% «каннабисных» арестов связаны с хранением небольшого количества марихуаны и только 8% — с продажей или производством.

 

Статистика показывает, что на планете просто слишком много потребителей каннабиса, чтобы правоохранительные органы могли постоянно обеспечивать соблюдение запрета. Попытка обеспечить соблюдение запрета на такое широко используемое и приемлемое вещество не только нереалистично, но также тратит впустую ресурсы и причиняет ненужные, несправедливые страдания многим людям.

 

Между тем, исследования показывают, что легализация каннабиса не оказывает большого влияния на уровень преступности, но она может быть эффективным способом ликвидировать (или серьезно сократить) черный рынок. Было также показано, что легализация снижает количество арестов, связанных с каннабисом, высвобождая огромные ресурсы и позволяя правоохранительным органам сосредоточиться на более важных аспектах своей работы.

 

 

5. Каннабис безопаснее алкоголя и табака.

 

Несмотря на то, что к этому тезису нужно подходить с осторожностью, каннабис не так опасен, как вы думали. По сравнению с алкоголем или табаком, которые легальны и доступны повсюду (и даже регулируются органами по контролю над продуктами питания и лекарствами), риски для здоровья от употребления каннабиса даже на регулярной основе все еще существенно меньше.

 

Исследования показывают, что алкоголь является причиной смерти более 85 тысяч человек ежегодно в Северной и Южной Америке. Между тем, только в США от курения табака ежегодно умирает около 500 тысяч человек. С другой стороны, употребление конопли никого не убивает, и эксперты со всего мира сходятся во мнении, что конопля не токсична и не смертельна.

 

6. Легализация положит конец предрассудкам и стигме, окружающим каннабис

 

Запрет на каннабис подпитывается предвзятыми предположениями и старомодными предрассудками в отношении людей, которые его употребляют. И хотя положить конец этому предрассудку (накопленному за последние 90 с лишним лет) нелегко, легализация поможет сдвинуть дело с мертвой точки.

 

Мы уже наблюдаем, как негативная стигма, связанная с каннабисом, постепенно разрушается на нескольких легальных рынках по всему миру. И по мере того, как все больше людей открываются и нормализуют свое употребление каннабиса, легализация поможет построить более сильное, современное и свободное общество, без старых клише и предрассудков.

 

 

7. Большинство людей выступают за легализацию

 

Хотя отношение людей к каннабису явно различается от страны к стране, опросы общественного мнения показывают, что (по крайней мере, во многих западных странах) большинство поддерживает легализацию.

 

Например, статистика исследовательского центра Pew Research Center показывает, что более 90% американских избирателей поддерживают легализацию каннабиса в некоторой степени (будь то для использования в медицинских или рекреационных целях). 70% избирателей в Нидерландах также поддерживают легализацию, как и большинство людей в Австралии, Англии, Испании и многих других странах.

 

8. Легализация каннабиса не побуждает людей употреблять больше

 

Критики часто заявляют, что легализация каннабиса побудит молодых людей попробовать его. Это вызывает беспокойство, поскольку некоторые исследования показывают, что употребление каннабиса в детстве или подростковом возрасте может нанести вред развивающемуся мозгу молодого человека.

 

Однако опасения, что больше молодых людей будут потреблять каннабис, если он станет легальным, неуместны. Данные из немногих существующих в мире легальных рынков показывают, что легализация не побуждает больше молодых людей пробовать ее. Например, в Колорадо количество молодых людей, употребляющих каннабис, сократилось после легализации.

 

9. Запреты просто не работают

 

Очевидно, что война с наркотиками не смогла снизить вред и уменьшить незаконную торговлю наркотиками. Статистика показывает, что более строгие ограничения, введенные правительствами в результате войны с наркотиками, только загоняют торговлю наркотиками в подполье.

 

Запрет просто не работает. Мы видели это в прошлом с алкоголем, и мы снова наблюдаем это с каннабисом.

 

Признание того или иного вещества незаконным не мешает людям его употреблять. Но помимо этого запрет не помогает минимизировать преступность; вместо этого он тратит массу ресурсов правоохранительных органов и в основном наказывает потребителей наркотиков — людей, зачастую не причастных к организованной преступности.

 

 

10. Правительства не должны говорить взрослому человеку, что делать со своим организмом

 

Если мы примем доказательства того, что каннабис значительно безопаснее табака и алкоголя (которые мы можем купить легально в огромных количествах почти где угодно), станет очевидным, что запрет на марихуану — это не только лицемерие, но и вопиющее посягательство на нашу индивидуальную свободу выбора.

 

Запрещение каннабиса до такой степени, что людей арестовывают и судят просто за хранение, — это просто смехотворно.

 

Многие десятилетия запретов прояснили все это, но последние десять лет прогресса показывают многообещающие перспективы на будущее.

 

Надеемся, что скоро каннабис станет легальным во всем мире!

 

Источник: royalqueenseeds.ru

 

Статьи по теме:

Как легализация марихуаны может изменить мир: пять сторон правды Легализация каннабиса способна восстановить экономику после пандемии США: как легализация каннабиса повлияла на здоровье населения В США легализация марихуаны создала почти 250 тыс рабочих мест Легальная марихуана наносит реальный ущерб мексиканским картелям

Не так давно мысль о легализации марихуаны в Нью-Йорке была несбыточной мечтой. Губернатор штата Нью-Йорк был категорически против легализации, хотя другие штаты сделали это и увидели эффект в виде поступления в казну налогов на миллионы долларов.

 

Но все поменялось 31 марта 2021 года, когда Нью-Йорк принял Закон о регулировании и налогообложении марихуаны (Marijuana Regulation and Taxation Act или MRTA), став 15-м штатом, легализовавшим рекреационную травку. Такие разные группы, как защитники окружающей среды, защитники социальной справедливости для мелких фермеров и владельцев крупного бизнеса, одобрили законопроект о создании основы для справедливого, равноправного и разнообразного рынка каннабиса.

 

Для активистов каннабиса, таких как Стив ДеАнджело, этот момент наступил давно. Стив ДеАнджело — всемирно признанный лидер каннабиса, которого бывший спикер Калифорнийской ассамблеи Уилли Браун назвал «отцом легального каннабиса». Как активист, писатель, педагог, инвестор и предприниматель он провел более четырёх десятилетий на передовой движения за реформу каннабиса.

 

 

Стив ДеАнджело

 

В период с 2006 по 2009 год он основал:

«Харборсайд», один из первых лицензированных диспансеров в США; Steep Hill Lab, первую в стране коммерческую лаборатория по тестированию каннабиса; Arcview Group, первую специализированную сеть по инвестированию в каннабис; Национальную ассоциацию индустрии каннабиса, первую торговую ассоциацию отрасли

 

В 2019 году ДеАнджело помог создать проект Последний заключённый — это некоммерческая организация, обеспечивающая освобождение всех заключённых, чье обвинение связано с каннабисом. В настоящее время в США около 40 000  человек находятся за решеткой по подобным обвинениям.

 

«Если мы собираемся создать эту новую легальную индустрию — а мы этим уже занимается — на нас возложена моральная обязанность: людей, запертых за решеткой, освободить, вернуть в свои семьи и учесть ресурсы, необходимые для восстановления освобожденных в социуме», — говорит ДеАнджело.

 

Стив — автор «Манифеста о каннабисе» и создатель оздоровительного подхода к пониманию каннабиса. Он сыграл ключевую роль в принятии Инициативы 59 (закон Вашингтона о медицинском каннабисе) и Предложения 64 (закон Калифорнии об использовании взрослых), успешно защищал многочисленные попытки федеральных властей США закрыть двери «Харборсайда».

 

Сайт Стива ДеАнджело — https://stevedeangelo.com/

 

Среди творческих проектов Стива — книга «Манифест о каннабисе» и мини-сериал канала Discovery «Weed Wars» 2012 года.

 

 

Журналист Филипп Пантузо из The River встретился с ДеАнджело, чтобы обсудить плюсы и минусы MRTA и что ещё нужно сделать для легализации и индустрии каннабиса. 

 

— В прошлом вы говорили, что занялись канна-бизнесом как активист. Какое будущее вы видели в нём как в возможности реализации ваших идеалов?

 

— То, что я увидел тогда, стало тем, что я вижу сегодня: растение, которое помогает нам быть теми, кем мы желаем стать в глубине души.

 

Когда мы начинали свой путь, как активисты, мы не знали ни о промышленной конопле, ни о том, что каннабис может связывать атмосферный углерод, ни его медицинских применениях. Мы лишь знали, что каннабис помог нам стать больше похожими на людей, которыми мы хотели быть: более миролюбивыми, более нежными, щедрыми, сосредоточенными, уравновешенными. Мы подумали, что все эти качества необходимы миру.

 

Это был первоначальный импульс. Со временем, когда я начал изучать это растение, мои убеждения подкреплялись практическими применениями марихуаны.

 

— Закон Нью-Йорка о легализации считается образцом для создания государственной легальной индустрии каннабиса. Очевидно, ещё предстоит определиться с его реализацией. Какие действия, по вашему мнению, MRTA осуществляет грамотно?

 

— Я смотрю на MRTA, как на обещание, которое ещё нужно выполнить. Из-за внезапного политического поворота в связи с легализацией в Нью-Йорке многие детали закона ещё не раскрыты. Тем из нас, кто верит в более прогрессивную индустрию каннабиса, чем мы видели в других местах (например, в моем родном штате Калифорния), придется быть очень активными в течение следующего года, чтобы создать различные советы, регулирующие органы для гарантии реализации обещания справедливой и равноправной индустрии каннабиса.

 

Мне нравится тот факт, что публичное потребление каннабиса является законным везде, где законно публичное потребление табака. Мы с друзьями прогуливались по Нью-Йорку во время моего последнего визита, решили сесть на лавочку и выкурить косяк. Мы вытащили пакетик с травкой, скатали косяк и тут же без страха закурили. И я понял, что есть простой и мощный дестигматизирующий фактор: когда люди видят, что вы законно курите травку на улице, когда вы знаете, что вы поступаете в рамках закона. В Калифорнии это отсутствует. Там публичное потребление незаконно почти везде, и не удивительно, что это только усиливает стигму.

 

Мне также нравится обещание 50-процентных лицензий на социальное обеспечение. Идея в том, что 50 процентов этой отрасли будет отведено для людей, которые больше всего пострадали от войны с каннабисом. Это лучшее распределение.

 

Мне нравится концепция «домашней лицензии». Идея в том, что каждый, кто владеет 300 квадратными футами площади, может выращивать каннабис и продавать его напрямую. Я думаю, что таких лицензий должно быть столько, сколько будет желающих. Если вы и ваша площадь соответствуете требованиям, то вы получите домашнюю лицензию. Есть много людей, кто зарабатывает на жизнь тем, что выращивает каннабис в небольших помещениях и продает напрямую своим клиентам. Они готовы выйти из тени и выращивать на законных основаниях. Для этого им нужна лишь регулирующая структура, позволяющая это сделать.

 

Мне также нравится тот факт, что идёт серьёзная дискуссия о привлечении старых производителей на законный рынок. Это необходимо сопровождать положением об амнистии: если мы собираемся попросить их пойти на риск и выйти из тени, мы должны обезопасить их. Это сильно отличается от Калифорнии, где закон по сей день гласит, что если вы были осуждены за тяжкое преступление — любого типа, включая тяжкое преступление, связанное с каннабисом — вы не можете получить лицензию на каннабис. Это осуществляется для того, чтобы крупные производители и торговцы марихуаной могли выйти из подполья, и делать то, что они делали всегда, и не быть арестованными.

 

— И где, на ваш взгляд, законодатели в MRTA ошиблись?

 

— Мне действительно не нравится налог на ТГК (налог на оптовые транзакции, основанный на процентном содержании ТГК), который, как я думаю, основан на двух некачественных исследованиях, проведенных в Лондоне одной и той же командой ученых. В рамках исследованиях опрашивались потребители марихуаны о том, какой тип каннабиса они употребляют. У исследователей была система классификации, в рамках которой, если сообщалось об употреблении марихуаны Skunk, то считалось, что человек потребляет его в большом объёме. А если опрашиваемый человек сообщал об употребление чего-либо ещё (экстракт, гашиш или импортированный каннабис), то он считался малоактивным употребляющим. Так что оба исследования были полной чушью. На самом деле они не измерили объем потребления каннабиса, к тому же неправильно его классифицировали. [В своем подкасте Radio Free Cannabis ДеАнджело взял интервью у исследователя эндоканнабиноидов доктора Грега Гердемана о проблемах, связанных с лондонскими исследованиями.].

 

Затем правозащитники в Соединенных Штатах покупали данные исследования и оперировали ими в различных законодательных органах, утверждая, что сильнодействующий каннабис вызывает когнитивные нарушения.

 

Другая проблема, с которой я столкнулся, заключается в том, что мы знаем, что в Нью-Йорке глубоко укоренившаяся, хорошо организованная и самая жесткая в мире подпольная система распространения каннабиса. Об этом нужно помнить при разработке легальной системы каннабиса, и понимать, что возникнет конкуренция между законным и чёрным рынками.

 

Если легальные рынки не будут поставлены в равные условия с чёрными рынками для адекватной конкуренции, то возникнет та же катастрофа, что и в Калифорнии, где подпольный рынок расширился, хотя должно было быть наоборот

 

— Во всей вашей работе, особенно в таких проектах, как ваш подкаст Radio Free Cannabis и вашей международной защите, вы были большим сторонником создания глобального сообщества пользователей каннабиса для того, что вы назвали «индустрией другого типа». Можете ли вы подробнее рассказать о том, как это должно выглядеть и как это должно не выглядеть?

 

— Это должно выглядеть как индустрия, живущая ценностями, которым нас учит каннабис. Одна из них — быть щедрым, делиться. Мы хотим щедрого сообщества каннабиса с широким распределением богатства. Большинство отраслей создаётся людьми, которые уже имеют крупный капитал и привилегированное положение в обществе, благодаря чему большинство реальных возможностей уже зарезервировано за этим классом. С возникновением индустрии каннабиса у нас появилась уникальная возможность структурировать её так, чтобы у большинства людей был доступ к возможностям этой индустрии. 

 

Мы также хотим устойчивой и безопасной индустрии. Это означает наше понимание того, какой углеродный след останется от выращиваемого каннабиса, и своевременное принятие всех возможных мер для его сокращения.

 

Главное, эта индустрия должна быть инклюзивной, чему нас учит каннабис. Я никогда не был в таком обществе каннабиса, где все отворичивались и игнорировали кого-то, кто отличался от остальных. Даже если этот кто-то странный и дурно пахнет. Мы всегда делимся.

 

Один из печальных фактов в нашем мире заключается в том, что большинство отраслей промышленности в США контролируется белыми людьми. Нам необходимо убедиться, что отрасль, как нижние её звенья, так и верхние, отражает всё разнообразие народов мира, в котором мы живем. Мы наблюдали за тревожной тенденцией в Калифорнии после легализации рекреационной марихуаны: количество разнообразия национальностей в компаниях каннабиса фактически снизилось по сравнению с тем, что было во время легализации медицинской марихуаны.

 

Это особенно важно, если учесть тот факт, что запрет на каннабис в США возник как метод расового контроля и угнетения. Подобное отношение сохраняется на протяжении ста лет. Именно маргинализованные сообщества несут на себе основную тяжесть запрета. Теперь, когда создается легальный рынок с новыми возможностями, эти сообщества исключаются, как нежелательные.

 

Итак, основные столпы: мы хотим, чтобы в отрасли царила экономическая справедливость, широко распространяющая процветание и предоставляющая возможности владения и развития, которые в большинстве случаев не недоступны людям в этой стране. Мы хотим быть уверены, что наша отрасль очищает планету, а не делает её более грязной, как поступают другие отрасли. Каннабис — удивительное растение, подаренное нам матерью-природой, которое пробуждает наши сердца и души, приближает нас к природе и дает нам сырьё для производства 50 тысяч различных продуктов, а с каждого гектара урожая каннабиса мы изолируем 20 тонн атмосферного углерода. И мы хотим, чтобы индустрия была инклюзивной, выглядела как люди этого мира и не копировала систему господства, от которой страдает большая часть мира.

 

Закон MORE должен положить конец запрету на федеральном уровне. Каков ваш прогноз в отношении действий федерального правительства по борьбе с каннабисом?

 

— Я всегда оптимистичен, но буду предельно честен. До того, как администрация Байдена пришла к власти, я предполагал, что лучшее, на что мы можем рассчитывать — это мягкое пренебрежение. Но на самом деле мы наблюдаем кое-что похуже.

 

Если посмотреть на историю Джо Байдена, то мы увидим, что на протяжении всей своей карьеры он был одним из основных сторонников войны с наркотиками и массовых тюремных заключений. Он родом из штата Делавэр, который, по сути, контролируется фармацевтическими компаниями. Он всегда был в кармане правоохранительных органов. В этом нет ничего необычного со стороны Джо Байдена.

 

И если посмотреть на карьеру Камалы Харрис, вы узнаете, что это женщина заключила в тюрьму тысячи людей по обвинениям, связанным с каннабисом. Когда она была генеральным прокурором Калифорнии, в штат пришло федеральное правительство и атаковало легальные лицензированные медицинские диспансеры каннабиса. Она не смогла их защитить и выступила на телевидении, смеясь над диспенсерами. Было несколько случаев, когда Камала Харрис в качестве окружного прокурора, а затем генерального прокурора, могла принять позитивные меры по реформе каннабиса, но она отказалась сделать это и продолжала преследовать людей по тем же несправедливым законам. Я не думаю, что мы можем ожидать многого от этой администрации. Пока они у власти, нам нужно удвоить свои усилия на государственном и международном уровне.

 

— Понятно, что при создании MRTA Нью-Йорк учился на ошибках, допущенных другими штатами, и учёл разные требования своих округов. Но, как вы говорите, когда Совет по контролю за каннабисом прорабатывает детали, именно тогда начинаются трения. Вы относитесь к этому довольно оптимистично. Оптимистично ли, что индустрия каннабиса Нью-Йорка не отправится в пасть Big Capital, как это произошло во многих других местах?

 

— Если бы я не был оптимистом, то сегодня меня бы здесь не было. Когда 50 лет назад я начал говорить о легализации каннабиса, люди смеялись надо мной, как смеялись над легализацией, считая её безумной, недостижимой мечтой хиппи. Сегодня, когда я говорю о создании новой индустрии, люди также качают головами и говорят: «Стив, ты просто мечтатель».

 

Я не хочу это принимать, потому что не хочу больше жить в подобном мире. Я хочу жить в новом, лучшем мире. Если мы не представляем этот мир и не верим в него, мы никогда не доберёмся до него. Так что я не собираюсь закрывать дверь в этот мир только потому, что мы сейчас живем не в самом лучшем мире. Мы всегда можем добиться большего. Мы должны работать над этим.

 

Нам повезло с современным поколением молодых людей, которые являются самым умным поколением когда-либо ходивших по Земле. Они выросли, имея доступ почти ко всей базе данных человеческих знаний, и обладают невероятной способностью собирать и анализировать информацию. Собирайте информацию, схватывайте новые идеи и действуйте в соответствии с ними.

 

Поэтому я настроен оптимистично, потому что считаю, что мы вступаем в новую фазу человеческого поведения и мышления, когда мы заново открываем для себя мудрость растений и получаем доступ к базе знаний. Это невероятно мощная вещь. Мы продвигаемся вперёд к нашей цели, при этом мы не одиноки — растения и планета не являются праздными наблюдателями. Если мы будем слушать их и серьёзно относиться к их урокам, мы сможем это сделать. Это возможно.

 

Источник: therivernewsroom.com

Подготовила: @PollyMolly

 

Еще почитать:

Страх и ненависть в канна-движении: Хантер С. Томпсон Легенды High Times: Эд Розенталь Как легализация марихуаны может изменить мир: пять сторон правды
  • Создать...