Интервью с организатором украинского "Марша Свободы"

Главная / Все публикации / Интервью / Интервью с организатором украинского "Марша Свободы"

О нынешнем правовом состоянии каннабиса на Украине журналисты издания Kanna.biz поговорили с Тарасом Ратушным, соорганизатором киевского Марша Свободы и прeсс-атташe конопляного движения.

 

 

Тарас Ратушный (ТР): Мне бы хотелось перед началом беседы всё-таки определиться в терминах. Есть опыт, что в кирилическом секторе интернет слово «легалайз» - это часть карго-культа (копирование внешней атрибутики явления, без понимания о его движущих силах - прим. Дзаги). 

 
Kanna.biz (KB): Окей. В нашем понимании декриминализация – это освобождение от уголовного преследования за хранение травы для личного потребления в ограниченном, определённом законом количестве, но с учётом интересов травокуров, а не копов. Легализация же - это полное освобождение от ответственности (в том числе и административной) за хранение и употребление марихуаны, выведение растения из списка запрещённых веществ, регулирование сферы рекреационной и медицинской конопли государством.
 
(ТР): Хорошо. И об этом поговорим тоже.
 
(KB): Первый вопрос такой. Пожалуй, ни о кого сомнения не вызовёт тот факт, что ныне Украина – это лидер на всём пространстве пост-СНГ в части борьбы за гражданские свободы и европейский подход. Много шума, к примеру, не так давно наделал удачный эксперимент по внедрению блокчейна в государственное управление. О таком не может мечтать практически никто в нашем углу планеты. И вот теперь с новой силой украинское общество принялось отстаивать свои права и на другом фронте цивилизованности – в вопросе разумного регулирования психоактивных веществ, в частности, марихуаны. Буквально на днях в Киеве прошёл «Конопляный марш свободы». На ваш взгляд – в чём причина этого явления? Только лишь в украинской «Революции Достоинства» или корни находятся гораздо глубже. Как на ваш взгляд?
 
(ТР): Марш Свободы действительно возвращается после трехлетнего перерыва, он запланирован на 16 сентября. А 20 мая состоялась одна из акций в рамках Марша Свободы, узконаправленная на один из пунктов повестки дня – декриминализацию незначительных «наркопреступлений», а именно – статьи 309.1, предусматривающей возможность уголовного преследования за хранение небольших количеств запрещенных веществ без цели сбыта. Здесь мы говорим в первую очередь о конопле, как безусловном лидере полицейских изъятий и главном источнике уголовных дел по «наркостатьям» УК.
 
 
Изначально спасибо за прояснения вашего понимания терминов. Сейчас будет понятно, почему я об этом просил. Порог уголовной ответственности за хранение канабиса в Украине самый низкий среди стран Европы, 5 грамм. И термин декриминализация в наркополитике Украины обозначает повышение такого порога до объективно оправданного, а хранение без цели сбыта сохраняет статус правонарушения. Административного. При этом декриминализация предполагается не для, как вы говорите, «травокуров», а в интересах всего общества.
 
С термином «легализация» разночтений больше. Мы здесь называем этим словом ограниченный и контролируемый государством законный оборот для потребностей, понятных всему обществу. Собственно, такое же значение этото термина во всех локальных наркополитиках, где обсуждаются или применяются различные модели законного оборота канабиса, для нужд медицинских пациентов или просто совершеннолетних любителей расслабиться.
 
Модели этого законного оборота в разных странах могут сочетаться с ослаблением, а могут и с ужесточением ответственности за оборот незаконный. Но понимание легализации канабиса, как «отмены любой ответственности» в 2017 году - не более, чем утопия.
 
Почему утопия? Потому, что единственной страной, где отсутствует какая либо ответственность за коноплю, это Северная Корея. Которая сама по себе концлагерь. А во всех странах, где есть канабис в законном обороте, ответственность за незаконный оборот никуда не девается. Но таково уж искаженное понимание народонаселением бывшего СССР процессов, происходящих в цивилизованных государствах.
 
 
Конопляные реформы на Западе у нас видят упрощенно, в парадигме «там можно/у нас нельзя». Очередной штат США на референдуме проголосовал за то, чтобы урегулировать оборот медицинского канабиса? У нас об этом пишут: «разрешили курить траву». Границы этого феномена четко совпадают и с «железным занавесом», и с кирилическим сегментом интернет. В английском сегменте есть глагол «to legalize» с четким значением «узаконить» (урегулировать законом).
 
А в кирилице живет некий «лЫголайз». Это либо жупел-страшилка, либо мантра, зависимо от того, кто произносит заклинание и с какой целью. Также, по ситуации, это существительное, наречие или местоимение, но с общим значением почему-то «разрешить», «разрешено». Спросите 10 человек, как это должно выглядеть, вам нарисуют десять совершенно разных картинок, обязательно с аналогией на страны, где «можно». Как оно там работает, не совсем понятно, но при этом всем адептам «лыголайза» известно как его достичь – отменить любую ответственность.
 
Получается, что в странах, где в нашем представлении «лыголайз» наступил, это такой всеобьемлющий процес выведения в плоскость закона и налогообложения новых видов оборота (а незаконный оборот при этом продолжают пресовать и обычно еще сильнее). А в пост-совке это некое блаженное состояние, которое когда-нибудь да наступит, об этом «объявят по телевизору» и сразу будет «можно». Это ведь материи не из области наркополитики, это из области религии. Еще точнее – «лЫголайз» это такой себе карго-культ.
 
 
(KB): Каковы кратковременные задачи конопляного движения в Украине, а каковы – долгосрочные?
 
(ТР): Наша задача в принципе единственная. Это наркополитика здравого смысла. Это когда государственная стратегия в отношении наркотиков реализуется в интересах общества под неусыпным общественным контролем. На данном этапе в интересах общества – декриминализация уголовной статьи за хранение без цели сбыта, вообще депенализация мелких правонарушений в сфере наркотиков и, конечно же, научные исследования продуктов канабиса, как анальгетиков и других медицинских средств.
 
Все это вообще-то предусмотренно «Стратегией государственной политики в отношении наркотиков (до 2020 года)». Поэтому наши задачи мы всецело связываем с реализацией государственной стратегии. Ближайшей целью видим декриминализацию хранения небольших количеств без цели сбыта, следующей по значимости – право на законный доступ украинских пациентов к лечению медицинским канабисом и препаратами на его основе.
 
(KB): Теперь, когда Украина получила безвиз и активно интегрируется в ЕС, следует ли ожидать, что власти страны охотнее пойдут на либерализацию антинаркотического законодательства?
 
(ТР): Изменения в национальных наркополитиках разных государств, как показывает опыт, практически никак не связан с вектором их интеграции. Польша, став на путь евроинтеграции, в 2001 году криминализировала хранение вообще следовых количеств, буквально забив тюрьмы молодежью (в чем екс-президент Квасьневский потом публично раскаялся).Литва вдруг увеличила количество конопляных арестов на 12-м году членства в ЕС. Украина за три года после Евро-Майдана демонстрирует четкую тенденцию к депенализации сбыта наркотиков. Не шучу.
 
Если в 2013 году за сбыт у нас осудили 3363 человек, в 2015-м уже 1563, а в 2016-м —721. При этом растет количество приговоров за хранение, в прошлом году осудили 6997 человек, из них более 5000 — по статье 309.1 (за небольшие количества без цели сбыта). Так что у продавцов наркотиков в Украине сегодня самая маленькая вероятность быть осужденным из всех категорий «наркопреступников», а у организованной преступности эта вероятность вообще в пределах погрешности.
 
Статистика наркотических дел в Украине
 
С европейскими устремлениями государства это связано очень косвенно и анекдотично. Новый уголовно-процессуальный кодекс, благословленный Венецианской комиссией, сегодня у нас многие ругают, но он в 2013 году разрушил систему коррупции и нарко-рэкета в МВД. С потерей кормушки правоохранители утратили и мотивацию заниматься наркотиками. Работать без мухлежа так и не научились, сбытом по новой процедуре им вообще заниматься неохота, поэтому растет удельный вес мелочевки, где минимум бумажной возни, а дело в суде беспроигрышное.
 
И я не лукавлю, когда утверждаю, что в декриминализации мелких правонарушений заинтересовано все общество. Граждане ожидают от полиции борьбы с реальной преступностью, а у наркополиции на 80 % руки связаны делами за хранение нескольких граммов травы. Когда тут бороться с наркомафией?
 
(KB)Как бы оценили готовность украинского общества к конопляным реформам?
 
(ТР):  Отношение общества я бы назвал более спокойным, чем еще три года назад. Есть еще в массовом сознании клише и стереотипы относительно этой самой «легализации», той, что «разрешить». Но с другой стороны, уже достаточно обнажились корни этой манипуляции. Например, для многих уже очевидно, что медийный дискурс репрессивной наркополитики все время инспирировался Москвой. В Кремле видят себя, как «последний бастион войны с наркотиками» и легализацией называют любые попытки не то, что либерализации, но и малейшей гуманизации законодательства. Отсюда в том числе и стирание смысловой границы между декриминализацией и легализацией (программная риторика ФСКН).
 
 
Мы сейчас видим, как эти «аргументы» применяет МВД Украины в ответ на требования декриминализации: советник министра в телеэфире раскрывает свое понимание этого термина – «разрешить им безнаказанно кайфовать». Но это уже не работает беспроигрышно. Война включила критическое мышление у журналистов, они больше не берут слепо новости из РИА или ТАСС, а ведь еще недавно редкие новости о научных исследованиях каннабиса на Западе у нас тоже публиковались в рубрике «Курьезы»...
 
(KB)Сталкиваетесь ли вы с активным сопротивлением властей, как это происходит с активистами в РФ?
 
(ТР): Их нынешняя форма сопротивления – саботаж. Мы сталкиваемся с саботажем реализации государственной стратегии по наркотикам.
 
(KB): Если ли у вас хоть какая-либо поддержка от европейских движений за легализации/декриминализацию? Важен ли опыт европейских стран в вашей борьбе? Или в Украине всё работает совсем по-другому?
 
(ТР): У каждой страны модели и механизмы реформ наркополитики уникальны. Нельзя взять модель из Чехии и перенести в Швейцарию. Интересен и важен опыт гражданских кампаний за такие реформы. И поддержка безусловно есть. Спасибо братьям из Польши, Чехии, Германии, Литвы.
 
 
(KB)Каковы ваши прогнозы по ситуации в Украине? Когда же всё-таки ждать декриминализацию?
 
(ТР): Прогнозы дело неблагодарное. Можно сглазить. По декриминализации время сейчас работает против тех, кто ей упорно сопротивляется.
 
Динамика приговоров по наркостатьям дает основания прогнозировать, что в этом году за сбыт осудят еще меньше людей.
 
А дел по 309.1 так много, что далеко не все удается отправить в суды. Так, что декриминализация здесь, как палочка выручалочка, и ресурсы полиции моментально перераспределит, и поможет министру сохранить лицо.
 
 
 
 
По материалам http://kanna-biz.info

Есть новость? Предложи
украина марш свободы


Обсудить на форуме


Похожие статьи

Каннабис из Украины в РФ: доставка дроном

Каннабис из Украины в РФ: доставка дроном

Технологии не стоят на месте и их используют все кому не лень. Двое жителей Украины решили поставлять марихуану в Россию с помощью дрона.  

408 5 28/11/19
В Киеве прошёл "Марш Свободы"

В Киеве прошёл "Марш Свободы"

20 мая в столице Украины прошел марш за декриминализацию.

980 15 25/05/17

Показать ещё



Комментарии: 47


Чтобы просматривать и оставлять комментарии войдите или зарегистрируйтесь.