Публикации
Гроупедия
Перейти к содержанию

Психоделики в медицине. Интервью с психиатром Александром Лебедевым

Почему вещества обладающие психоделическими эффектами становятся популярными в медицине и какое будущее их ждет в России, рассказываем в этой статье.
 

В середине ХХ века психиатры пытались помочь некоторым пациентам, применяя в терапии психоделики — ЛСД и другие похожие вещества. Потом началась «Война с наркотиками», и практически все исследования оказались под запретом. Спустя 40 лет ученым на Западе удалось переломить эту ситуацию и вернуться к изучению психоактивных веществ в медицине. Ученые даже говорят о «психоделическом ренессансе», хотя он пока не коснулся России, где проводится политика нулевой терпимости к психоактивным веществам, кроме алкоголя и табака. «Медуза» поговорила с психиатром Александром Лебедевым (Каролинский институт в Швеции), который сам занимается изучением возможностей психоделической терапии — о том, каким людям она может помочь и почему исследователи вновь обратили на нее свое внимание.

 

 

— Когда появилась идея, что психоделики можно использовать в медицине?
 
— Вообще использование психоделиков уходит корнями в доисторические времена. Есть свидетельства, что древние люди активно использовали эти вещества в ритуально-целительных контекстах. В некоторых сохранившихся культурах — например, в Амазонии — подобные традиции существуют и сейчас.
 
Фактически же научные исследования психоделиков начались с достаточно случайного открытия психотропных свойств ЛСД. Швейцарский химик Альберт Хофман работал с различными алкалоидами, первым [в 1938 году] синтезировал ЛСД, а через несколько лет ощутил эффект этого вещества на себе — оно проникло в его организм через кончики пальцев. Для него это был шокирующий опыт, но тем не менее он решил его повторить. День, когда Хофман впервые осознанно принял ЛСД, сегодня известен как «День велосипеда», потому что яркие эффекты ученый начал испытывать, когда возвращался домой на велосипеде.
 
На тот момент не было другого вещества, которое бы настолько интенсивно изменяло сознание. Хофман поделился своим опытом с коллегами, в том числе психиатрами — научное сообщество радостно подхватило открытие, что ознаменовало наступление «золотого века» психоделических исследований.
 
— Почему был такой энтузиазм?
 
— В самом начале, в 1950-е годы, психоделики представляли интерес для психиатров с точки зрения моделирования психотических состояний. Тогда в первую очередь в США некоторые психиатры во время обучения принимали ЛСД, чтобы, как считалось тогда, лучше понимать переживания пациентов в состоянии острого психоза — состоянии отрыва от реальности, нередко сопровождаемого иллюзиями и галлюцинациями.
 
Спустя около десяти лет эти вещества стали изучаться в контексте психоделической терапии, хотя сам Хофман пишет в воспоминаниях, что даже после самого первого психоделического опыта он чувствовал себя очень комфортно. То есть уже тогда имелись некоторые указатели, что психоделический опыт имеет определенный терапевтический потенциал. 
 
Постепенно сложились два направления. Психолитическая терапия — использовались невысокие дозы психоделиков, чтобы понизить сопротивляемость клиентов психотерапии. По сути это был обычный психоанализ без радикального изменения состояния сознания. Второе направление — психоделическая терапия. Этот подход подразумевал одну или несколько сессий с высокими дозировками для того, чтобы пациенты испытали так называемый «мистический опыт» — переживания интенсивного катарсиса.
 
Впервые этот опыт был научно описан и систематизирован Уолтером Панке в ходе знаменитого «Good Friday Experiment», когда ученые набрали группу представителей католической духовной семинарии и в контролируемых условиях предложили им пережить психоделический опыт. Участники говорили, что во время опыта им каким-то волшебным образом удалось ухватить единство всего сущего во Вселенной, что все живые существа каким-то необычным образом связаны друг с другом на высоком уровне. Многие отмечали глубокое чувство любви, исходящее от какого-то такого трансцендентного объекта, который им было очень трудно вербализировать. Часто говорили, что не придумано еще слов, чтобы описать пережитый ими опыт.
 
Считалось, что подобный опыт имеет терапевтическое значение для пациентов. По сути, на какое-то время человек теряет связь с внешней реальностью и направляет свой взор вовнутрь. Это может помочь пациентам осознать какие-то детские травмы и не до конца проработанные сложные моменты в жизни, с которыми потом можно работать в контексте стандартных терапевтических сессий.
 
В общем, энтузиазм был связан, прежде всего, с уникальной способностью этих веществ вызывать состояния ранее труднодоступные для экспериментальных исследований. А после того как выяснилось, что эти состояния имеют определенный терапевтический потенциал, этот энтузиазм еще более укрепился.

 

— Что ученым удалось доказать в ходе экспериментов в годы этого «золотого века»?
 
— Было протестировано несколько тысяч здоровых людей и самых разных групп больных, включая даже пациентов с расстройствами шизофренического спектра, которые строго отсеиваются из современных клинических исследований с психоделиками. Между тем, следует проявлять некоторую осторожность в интерпретации этих работ: стандарты научных исследований значительно изменились за последние десятилетия и совсем не соответствуют стандартам тех лет. 
 
Но были и публикации, которые более-менее соответствуют даже современным требованиям к клиническим исследованиям. Не так давно группа норвежских исследователей попыталась проанализировать результаты таких работ прошлых лет и количественно оценить эффективность использования ЛСД в терапии алкогольной зависимости. Они выбрали ряд клинических исследований, выполненных в дозапретный период, которые соответствовали современным стандартам и выполнили мета-анализ. Действительно, выяснилось, что терапия с использованием ЛСД была подчас более эффективна, чем стандартные методы тех лет.
 
Немало исследований с психоделиками было выполнено в области терапии монополярных депрессий. Относительно недавний обзор старых работ, опять же, постановил, что структура и условия проведения этих исследований оставляют желать лучшего, но, несмотря на это, все равно есть четкие свидетельства в пользу эффективности этих методов — что, в свою очередь, говорит о необходимости проведения современных клинических исследований.
 
Было проведено достаточно большое количество базовых научных исследований на животных. Кроме того, именно исследования ЛСД послужили толчком для интенсификации некоторых смежных направлений. Можно даже встретить мнение о том, что нейронауки — и психофармакология, в частности — обрели свой современный облик во многом именно благодаря исследованиям психоделиков.
 
— Почему эти исследования были разрешены? Ведь было понятно, что психоделиками можно злоупотреблять.
 
— Очень важный вопрос. Человек — существо, которое может злоупотреблять чем угодно — работой, спортом, отношениями, веществами. Многие вещества, в том числе легальные, имеют огромный аддиктивный потенциал: например, алкоголь ведет к формированию не только психологической, но и биологической зависимости. Аддиктивный потенциал психоделиков относительно невысок. Да, есть люди, которые могут ими злоупотреблять, что может привести к печальным последствиям. Но, исходя из имеющихся у нас данных, опасности, сравнимой с героином, амфетаминами и алкоголем, в этом плане нет.

 

— Но тогда ведь не было накопленных данных об этом. Почему дали зеленый свет?
 
— Потому что психоделики представляли большой интерес для психиатрии и терапии. Ведь психиатрия до сих пор переживает кризисную ситуацию — до 30% наших пациентов не отвечают на стандартные методы терапии, либо имеют неполный ответ. На тот момент ситуация была еще хуже, и поэтому психиатрии приходилось и приходится быть открытой для всего нового.
 
Следует помнить, что в 1949 году за ту же лоботомию была присуждена Нобелевская премия. В каком отчаянии должна находиться дисциплина, чтобы присудить Нобелевскую премию за столь брутальный и не совсем понятный в плане механизмов метод терапии?
 
Тимоти Лири — писатель, психолог и самый известный в мире пропагандист психоделиков, 1966 год
 
— Почему исследования свернули?
 
— Проблем не было, пока психоделики оставались в научной среде. Потом некоторые именитые профессора стали призывать к тому, что каждый должен пережить психоделический опыт. Так эти вещества вышли из-под контроля и выплеснулись на улицы.
 
Сейчас все принято сваливать на Тимоти Лири — безусловно, яркую фигуру периода психоделической революции. Трудно сказать, насколько велика его «заслуга». Я бы в целом не стал винить конкретных людей. Наверное, просто общество и наука не были тогда готовы принять эти вещества. Не было жестких стандартов в плане оценки рисков и так далее. Поэтому даже осторожное изучение этих веществ было остановлено.

 

— Когда закончился «золотой век»?
 
— В конце 1960-х, когда в США прошла серия реформ, положившая начало «Войне с наркотиками» — практически на все психоактивные вещества, кроме алкоголя и табака, было наложено табу. Под давлением политику подхватили и другие страны, в итоге законодательный запрет был принят и большинством европейских государств.
 
В ходе реформ психоделики попали под одну гребенку с кокаином, героином и другими вызывающими тяжелую зависимость веществами. Более того, психоделики получили самую плохую классификацию. Вещества, которые попадают в этот разряд, по мнению экспертов, не только представляют опасность для здоровья и для общества, но и не имеют какого-либо медицинского потенциала.
 
С этим до сих пор связаны большие сложности. Например, провести исследование с амфетамином, который получил менее жесткий лейбл, гораздо проще, чем с классическими психоделиками. Несмотря на то, что мы прекрасно знаем: амфетамины достаточно токсичны и злоупотребление ими четко связано с повышенными рисками самых разных психических расстройств.
 
— Почему с психоделиками боролись так жестко?
 
— Есть разные мнения. Некоторые авторитетные профессора открыто говорят, что запрет психоделиков был политически мотивирован. Что они были запрещены, потому что влияли на то, как люди голосуют.
 
Так или иначе, запрет произошел из-за того, что вещества действительно вышли из-под контроля. Они попали на улицы и стали использоваться в неконтролируемых условиях. Это было осложнено дефицитом коммуникации между наукой и политикой.
 
Насколько адекватным был такой полный запрет, я не берусь комментировать. Конечно, для меня как исследователя и психиатра подрыв исследований очень интересного класса веществ на 40 лет — большая потеря и времени, и ресурсов.

 

— На протяжении этого времени исследования были полностью запрещены?
 
— Их было крайне мало, но исследования проводились в некоторых местах, например, психоделическая терапия [в комбинации с психотерапией] практиковалась отдельными специалистами в Швейцарии до начала 1990-х, после чего [официально] была приостановлена до 2007 года. В целом, психоделики ушли если не в подполье, то, по крайней мере, на задний двор науки. Финансирования практически не было, поэтому сократился и научный интерес. Грубо говоря, исследователям пришлось делать выбор: либо кормить себя и семью и заниматься перспективными исследованиями, либо заниматься тем, что им лично интересно.
 
— Почему в 2000-е эта область начала возрождаться?
 
— Есть ряд причин. Во-первых, в 2000-е институт Джонса Хопкинса добился того, что получил финансирование и разрешение на целую серию исследований об эффектах психоделиков на структуру психики. Они впервые научно продемонстрировали, что психоделический опыт способен изменять структуру личности. Эти работы явились важной вехой в начале психоделического ренессанса.
 
Вторая важная вещь — скандал с Дэвидом Наттом. Это именитый профессор психофармакологии, который был главой совета правительства Великобритании по наркополитике. Примерно десять лет назад Натт опубликовал серию работ, где достаточно активно критиковал современные подходы к классификации психоактивных веществ. В одной из первых статей для большей наглядности он даже сравнил риски употребления МДМА с верховой ездой: верховая езда, будучи достаточно опасным видом спорта, оказалась в проигрыше. Натт хотел показать, что текущая наркополитика не совсем рациональна с научной точки зрения, предложив альтернативное решение в виде экспертной шкалы вредности рекреационных наркотиков.
 
Эти публикации и, в частности, вывод о том что самое опасное вещество — это алкоголь, вызвали огромный общественно-политический резонанс, который в итоге привел к увольнению Натта с должности советника по наркополитике.
 
Научное сообщество же встало за него горой, в итоге он получил позицию профессора в "Imperial College London" и зеленый свет на проведение серии исследований с классическими психоделиками — псилоцибином, ЛСД и ДМТ (диметилтриптамином).
 
Серия всех этих событий послужила дополнительным толчком для возобновления исследований психоделиков, по крайней мере в Европе. Это безусловно наложилось и на упомянутый ранее кризис в психиатрии. Ведь после открытия селективных ингибиторов обратного захвата серотонина в конце 1980-х — начале 1990-х никаких радикальных открытий в психофармакологии не произошло. Мы имеем дело с тяжелой стагнацией методов лечения в психиатрии.
 
Все это хорошо сочеталось со стремительным развитием методов нейронаук. Сегодня у нас есть неплохие методы прижизненной визуализации активности мозга, которые, безусловно, обладают рядом ограничений, но представляют собой огромный шаг вперед в сравнении с доступными методами нейронаук прошлых лет. Есть любопытные модели различных состояний мозга, для тестирования которых психоделики представляют огромный интерес. В общем, я вижу, что современная наука как никогда ранее готова к исследованию этого важного класса веществ.

 

Британский профессор Дэвид Натт, который открыто критиковал современную наркополитику — и в итоге смог легально заняться изучением психоделиков

 

— Во время этого возрождения исследований вы тоже начали заниматься этой темой. Как это произошло? Ведь в России их никто не ведет.

 
— Еще в студенческие годы я работал с достаточно тяжелой категорией психиатрических пациентов, которые уже прошли через самые разные методы терапии и находились в достаточно плачевном состоянии. В их отношении решался вопрос о целесообразности нейрохирургических вмешательств. Я видел огромную проблему фармакологической резистентности психиатрии: отчаяние как пациентов и их близких, так и самих врачей.
 
Примерно в то же время мне в руки попала серия работ [психиатра] Станислава Грофа, в которых рассказывалось о накопленном опыте психоделической терапии. Там было описано, в том числе, ее применение к пациентам, в отношении которых не работали стандартные методы. Я начал пытаться изучать эту тему, но столкнулся с серьезным дефицитом информации. Поэтому на какое-то время я ее отложил, а примерно в 2014 году, когда уже работал в Каролинском институте в Швеции, узнал, что исследования психоделиков возобновились.
 
Буквально сразу я заразился идеей включиться в эти исследования. Приблизительно с 2004 года я работаю с методами нейровизуализации, и мне было интересно, что происходит с головным мозгом во время психоделического опыта. Я написал [психологу и исследователю] Робину Кархарт-Харрису в "Imperial College London", который занимался этой тематикой — пообщался с ним и Дэвидом Наттом. Мы решили написать статью об изменении динамики мозга под действием псилоцибина и феноменах растворения «Я», которые нередко имеют место в контексте психоделического опыта. Эти состояния мне очень интересны — в частности, поскольку подобные феномены с самых ранних дней клинической психиатрии были описаны как формирующие ядро расстройств шизофренического спектра, моего давнего научного интереса. Я хотел лучше понять психотические состояния.
 
Во время написания статьи я вновь заинтересовался терапевтическими аспектами этих методов. Перелопатил большое количество литературы и исследований, пытаясь найти реальные данные об опасности этих веществ — и не нашел ни одного свидетельства ни в популяционных, ни в экспериментальных исследованиях о том, что эти вещества представляют серьезную опасность для психического здоровья.
 
Более того, проанализировав некоторые популяционные исследования, я с удивлением обнаружил, что эти вещества имеют противоположный эффект на целый ряд характеристик психического здоровья. В частности, есть работы, оценивающие достаточно большие популяции людей, которые используют разные психоактивные вещества. Было показано, что использование психоделиков в течение жизни связано с пониженной суицидальностью, пониженными значениями по ряду других аспектов психопатологии — в отличие, кстати говоря, от психостимуляторов и алкоголя. Есть исследования, которые показывают, что факт употребления психоделиков связан и с пониженной вероятностью совершения насильственных преступлений.
 
Я обратил внимание на удивительный контраст с рисками, которые несут в себе легальные психоактивные вещества. Мы знаем: по самой меньшей мере треть (а по некоторым данным — больше половины) всех насильственных преступлений совершаются под действием алкоголя. Сходная статистика имеется в отношении суицидов. 
 
Совершенно другая картина в отношении психоделиков. Да, можно сказать, что алкоголь широко доступен (что в контексте упомянутого выше звучит еще ужаснее), а психоделики используются относительно небольшой частью населения. Но тем не менее, сейчас нет никаких свидетельств в пользу какой-либо опасности этих веществ в отношении психического здоровья и общества.
 
Кроме всего прочего, классические психоделики (ЛСД, псилоцибин, диметилтриптамин, мескалин) — это вообще одни из наименее биологически токсичных психоактивных веществ. Есть традиционный способ оценки — сравнение летальной дозы с эффективной. То есть — во сколько раз летальная доза превышает ту, которая вызывает желаемые эффекты. Для кофеина это соотношение [по имеющимся данным] составляет 60, для алкоголя — порядка 10. Для ЛСД, в свою очередь, этот показатель даже по самым пессимистическим расчетам составляет около 1500.
 
Изучив токсичность и риски, связанные с приемом этих веществ, я вновь обратился к литературе по их терапевтическому использованию. Известно, что всего одна психоделическая сессия способна привести к достаточно глубоким изменениям личности. В институте Джонса Хопкинса провели серию исследований, которая четко продемонстрировала огромную личностную значимость психоделического опыта. Больше половины участников этого исследования охарактеризовали свой первый психоделический опыт либо как самое значимое событие их жизни, либо как одно из пяти самых значимых событий — сравнивая его с рождением первого ребенка или смертью близкого человека.
 
В 2011 году эти работы получили продолжение. Та же группа ученых исследовала влияние психоделического опыта на открытость — одну из самых стабильных черт личности, которая показывает, насколько человек открыт новому, насколько он склонен получать радость от общения с людьми, наслаждаться искусством. Оказалось, что пережитый психоделический опыт приводит к выраженным изменениям личности: та самая черта — открытость — становилась более выраженной. Более того, эти изменения могут сохраняться на протяжении до полутора лет, а могут и значительно дольше — просто дальше это уже не оценивали.
 
Именно эти аспекты мы изучали в нашей второй работе с Робином и Дэвидом. Мы оценивали непосредственную связь эффектов ЛСД на мозг с выраженностью изменений «открытости» личности, которые мы можем наблюдать через две недели после эксперимента. 
 
Мы обнаружили, что под действием ЛСД активность самых высших отделов мозга становится менее предсказуемой. При этом степень выраженности этих изменений во время психоделического опыта была связана с более высокими значениями по шкале «открытость» две недели спустя. То есть чем более хаотична активность высших областей мозга во время психоделической сессии, тем более выражены увеличения «открытости» после нее. Таким образом, мы впервые экспериментально продемонстрировали причинно-следственную связь между распадом иерархической структуры активности мозга с происходящими после изменениями личности.
 
В каком-то смысле это похоже на ситуацию, когда дирижер на время оставляет свой оркестр, позволяя ему самостоятельно импровизировать. Вернувшись назад, он обнаруживает необычные мелодии, родившиеся из этой импровизации и затем интегрирует их в новые произведения.
 
— Вы называете современные исследования психоделическим ренессансом. Наука уже вышла на уровень того самого «золотого века»?
 
 — Я бы сказал, мы сейчас в очень раннем ренессансе. Мы видим, что все больше лабораторий начинают изучать психоделики. Что некоторые государственные структуры открыто поддерживают подобные исследования: например, американский Минздрав поддержал серию исследований МДМА в терапии посттравматического стрессового расстройства. Хоть это и не классический психоделик, в химическом плане у этого вещества много общего с этим классом.
 
Такие действия подают пример. Все это приводит к тому, что мы видим взрыв по количеству публикаций и количеству начатых клинических исследований.

 

Психиатр Александр Лебедев

 

— Какие государства поддерживают такие исследования?

 
— Прежде всего, это США, где, как я сказал, много внимания уделяют МДМА-терапии. Если третья фаза клинических исследований будет результативной, то, скорее всего, именно МДМА станет первым веществом этого класса, который будет использоваться в клинической практике на регулярной основе. Также там поддерживают исследования псилоцибина; например, о его использовании в борьбе с зависимостью от табака и алкоголя.
 
На втором месте, конечно, Великобритания. Там недавно открыли первый в мире центр по исследованию психоделиков, где, в частности, изучают, как меняется активность мозга в разных состояниях.
 
Относительно недавно также было запущено первое крупномасштабное исследование под эгидой частной компании "Compass Pathways". Оно объединило усилия пяти центров в Англии и Нидерландах для клинического исследования использования психоделиков при резистентной депрессии.
 
Есть исследования в Чехии, Швейцарии, Испании, Нидерландах, Израиле и других странах. Все очень быстро развивается.
 
— А в Швеции, где работаете вы?
 
— В этом плане Швеция и Россия — близнецы-братья. В Швеции тоже политика нулевой терпимости к психоактивным веществам, кроме алкоголя и табака. Тем не менее, постепенно эти взгляды меняются. Недавно организовалась шведская группа по исследованию психоделиков, которая выбрала меня своим научным советником. Есть огромный интерес в научной и клинической среде. Минздрав настроен позитивно, но пока все местные исследования психоделиков были обзорными и аналитическими, а не экспериментальными.
 
Например, недавно мы завершили работу по анализу использования психоактивных веществ с фокусом на разные аспекты психопатологии вплоть до критического мышления и веры в теории заговоров. Мы не обнаружили четких данных в отношении вреда веществ на эти аспекты, а в некоторых случаях факт и частота использования психоделиков были связаны даже с более выраженной критичностью в оценке информации.

 

— Сейчас такие исследования чаще финансируют именно государства?
 
— Несмотря на то, что у ведущих лабораторий катастрофических трудностей с финансированием нет, государственная поддержка, к сожалению, все еще оставляет желать лучшего. Используются самые разные источники. В Великобритании одно из исследований ЛСД частично финансировалось за счет краудфандинга. Это прецедент — когда люди жертвуют на научное исследование. В основном деньги поступают от частных доноров и фондов.
 
— Фармкомпании не заинтересованы в подобном?
 
— Сейчас — нет. Большие фармкомпании в этом не очень заинтересованы, потому что природные психоделики запатентовать невозможно, а патенты на другие классические полусинтетические психоделики — такие, как ЛСД — уже давно истекли [и их можно использовать]. То есть эти вещества не настолько привлекательны с финансовой точки зрения для больших компаний. Но есть компании поменьше, которым это интересно.

 

— Сейчас исследования ведутся во многих странах. Но как в этот тренд вписывается Швейцария, где еще в 1990-х была разрешена психоделическая терапия — зато потом ее запретили?
 
— В Швейцарии своеобразная политика в отношении экспериментальных методик. Да, в какой-то момент спад исследований психоделиков отразился и на них, но там до сих пор разрешено применение психоделиков для пациентов в очень тяжелом состоянии.
 
— Главный вопрос относительно новых исследований и этого тренда: насколько сейчас доказана эффективность психоделиков?
 
— Сегодня мы располагаем многообещающими результатами качественно проведенных исследований. Но есть «но». Во-первых, исследования проведены на небольших выборках. Во-вторых, эти выборки не самые репрезентативные, так как исследователи крайне осторожны с критериями включения. Например, из исследований психоделиков в терапии резистентной депрессии сразу исключаются пациенты с расстройствами личности — а их, как известно, имеет до половины пациентов от общего числа.
 
Эти два аспекта нужно держать в голове. Между тем, ни клинические экспериментальные исследования, ни популяционные исследования не говорят о каких-либо серьезных рисках. Но, тем не менее, бдительность все равно следует сохранять. Не исключено что есть какие-то скрытые моменты, которые пока не совсем попадают в наше поле зрения.

 

— По поводу каких заболеваний сейчас идут эксперименты?
 
— Прежде всего, речь идет о расстройствах непсихотического уровня. Это депрессии, тревожно-фобические расстройства, зависимости. Есть работы, которые исследуют эффекты психоделиков на некоторые виды головной боли — не поддающиеся стандартным методам лечения. Исследуется использование этих веществ в терапии обсессивно-компульсивного расстройства.
 
В целом, речь идет о расстройствах разного рода, которые не связаны с тяжелой психотической симптоматикой — допустим, нет современных исследований использования психоделиков в терапии расстройств шизофренического спектра.
 
— А мы уже понимаем, как психоделики технически помогают? Например, в случаях депрессий или зависимостей.
 
— Эффекты психоделиков достаточно органично вписываются в любую из психотерапевтических школ. У каждого будут свои объяснения. Например, некоторые психотерапевты будут говорить, что психоделики пробуждают внутренние ресурсы в борьбе за исцеление. Есть такая теория о внутреннем терапевте.
 
С позиции биологии и когнитивных наук эффекты психоделиков тоже можно объяснить. Ряд психиатрических состояний — в частности, зависимости и депрессии — связаны с нарушениями динамики работы мозга. В нормальном состоянии здоровый человек относительно легко переключается между различными режимами мышления: иногда мы поглощены мыслями, воспоминаниями, несколько минут спустя уже направляем фокус нашего внимания на решение практических проблем, общение с окружающими или планируем, как будем проводить выходные. В депрессивных состояниях люди поглощены неприятными самоуничижительными переживаниями, из которых им бывает очень трудно выбраться. Это четко отражается и в паттернах активности их мозга.
 
Психоделики же расширяют репертуар состояний, в которых может находиться мозг. Его динамика становится менее предсказуемой. По всей видимости, это приводит к положительным изменениям в состоянии человека.
 
До конца мы пока не знаем, что является главным драйвером терапевтических изменений у людей. Но мы совершенно точно знаем, что влияет на эффект — условия, в которых происходит психоделический опыт, подготовленность человека, изначальные установки, а также то, что происходит сразу после психоделической сессии.
 
Помимо исследований с людьми у нас есть данные, полученные на животных. Достаточно много работ показали способность классических психоделиков стимулировать процессы нейробиологической и поведенческой пластичности — то есть стимулировать образование новых нейронов и нейронных связей, а также интенсифицировать обучение. По крайней мере, в экспериментах обучение животных после применения психоделиков происходило быстрее.
 
Несмотря на все эти многообещающие результаты, делать какие-то окончательные выводы пока рано. Нам необходимы крупномасштабные клинические исследования. 
 
Кроме того, недостаточно исследованы и некоторые биологические аспекты — например, как именно психоделики взаимодействуют с разного рода рецепторами. У нас действительно есть определенный дефицит знаний относительно технической составляющей их работы, но с каждым годом информации все больше. Глубина нашего понимания увеличивается.

 

— Как вы считаете, учитывая все имеющиеся данные, может оказаться, что психоделики все-таки нельзя применять в терапевтических целях?
 
— Действительно, психоделики не соответствуют современной модели оказания психиатрической помощи. Между прочим, это одна из гипотез, почему они не прижились в клинике. 
 
Вместе с тем, нам известно множество примеров, когда новые методы преображали целую область, а то и всю медицину, как это в свое время произошло с антибиотиками. Медицинская сфера постоянно меняется. 
 
Например, нейролептики великолепно вписались в модель психиатрической помощи 1950-60-х годов, предоставляя надежный контроль острой симптоматики, следом пришли антидепрессанты. Психоделики и методы психотерапии с их использованием постепенно были вытеснены как более дорогие и трудозатратные. Сегодня же, как мне кажется, наступает время реабилитации этих веществ, когда стагнирующая область психофармакологии испытывает трудности в терапии именно тех состояний, с которыми по предварительным данным хорошо справляются именно психоделики. 
 
Есть ли вероятность того, что мы внезапно узнаем о какой-то ранее неизвестной опасности этих веществ? Ну, конечно, полностью исключить это невозможно. Теоретически могут открыться какие-то негативные долговременные эффекты психоделиков, наблюдаемые только у людей. Но пока абсолютно никаких данных насчет этого нет. На мой взгляд, повторение истории полного запрета, произошедшего в конце 1960-х, крайне маловероятно.
 
— Когда психоделики будут широко применять в ходе обычной терапии?
 
— Определенные наработки с МДМА, которое не является классическим психоделиком, могут быть доступны в США, по самым оптимистичным прогнозам, уже в течение двух-трех лет. Скорее всего, изначально вещество будет внедрено в практику в контексте терапии посттравматического стрессового расстройства — например, это работа с ветеранами боевых действий.
 
В дальнейшем обычно происходит постепенное расширение сферы применения вещества. Уже есть исследователи, которые говорят, что МДМА можно использовать для терапии самых разных состояний, связанных с психотравматическими событиями. Помимо этого в Штатах ведутся исследования использования МДМА в психотерапии взрослых людей с аутизмом. Следует подчеркнуть, что это не постоянный прием МДМА, а несколько сессий, которые выступают катализатором терапевтического процесса.
 
Думаю, если все будет продолжать проходить гладко, в течение пяти лет частично может стать доступен и псилоцибин — для терапии депрессивных состояний. Относительно дальнейшего развития ситуации строить какие-то конкретные прогнозы пока трудно.
 
Конечно, все это зависит и от наркополитики государств, но мы уже видим какие-то положительные тенденции в отношении декриминализации отдельных веществ — например, каннабиса. Примечательно, что из всех веществ, обладающих психоделическими эффектами, производные каннабиса, пожалуй, являются наиболее аддиктивными. Не исключено, что во многом именно поэтому они представляет больший интерес для бизнеса. Сейчас уже некоторые табачные компании начинают потихонечку переквалифицироваться в компании по производству каннабиса.
 
Подобная коммерциализация, безусловно, способна навредить репутации психоделиков — но, конечно, и помочь исследованиям. Мы уже видим, что параллельно изменениям политики в отношении тех же производных каннабиса происходит интенсификация соответствующих медицинских исследований.

 

Точка легальной продажи марихуаны в Канаде. Торонто, октябрь 2018 года

 

— Сами медицинские исследования психоделиков как-то сдвигают наркополитику в сторону либерализации?
 
— Конечно. Я считаю, что возобновление этих исследований — не последняя движущая сила этих изменений. Ведь очень важный источник информации для принятия решений в отношении наркополитики — это наука. По крайней мере, хочется в это верить. Сегодня у нас нет данных в пользу серьезной опасности классических психоделиков с точки зрения психического здоровья.
 
Я должен оговориться, что не являюсь сторонником полной легализации психоделиков и их продажи по аналогии с алкоголем или табаком. Это не та модель, к которой нужно стремиться, ведь в неблагоприятном контексте эти вещества могут нести определенную опасность. Полная легализация и открытая продажа психоделиков способна привести к очень неблагоприятным последствиям. У всего должны быть разумные границы и пределы. Но я обеими руками за декриминализацию.
 
Хорошей стратегией лично мне видится лицензирование медицинских центров или центров психологической помощи, в которых психоделики использовались бы профессионалами. Этот путь мне кажется самым правильным.
 
— В последние пару лет стала популярна тема приема микродоз ЛСД. Считается, что это якобы может повысить продуктивность мышления. Например, этим увлекаются в Кремниевой долине. Что мы знаем об этом с точки зрения науки?
 
— Сегодня нет ни одного научного доказательства эффективности микродозинга в отношении креативности, гибкости мышления и настроения. При этом единственное качественное клиническое исследование провели на относительно небольшой выборке: оно не показало эффекта микродозинга ни на один из исследуемых аспектов, кроме субъективного восприятия времени. Люди, которые получали микродозы, субъективно испытывали, что время тянется дольше обычного. Это единственный научно подтвержденный эффект микродозинга.
 
Нужно также учесть, что когда мы говорим о микродозинге в классическом понимании, речь идет о дозах, которые едва заметны и качественно не меняют сознание. Но дело в том, что люди, которые говорят о микродозинге, на самом деле могут принимать более высокие дозы — и они уже будут иметь другой эффект. Относительно малых доз такого размера современных клинических исследований не проводилось, но раньше с ними работало целое направление психолитической терапии — и там, конечно, отмечали положительные эффекты на целый ряд психических расстройств.
 
— А если говорить о влиянии на здоровых людей?
 
— Это интересный вопрос. Скажем, так ли легко с биологической точки зрения провести грань между депрессивной реакцией и здоровой печалью? У нас нет вообще каких-либо четких биомаркеров и биологических критериев психических расстройств. Наши критерии психических расстройств в лучшем случае представляют собой совокупности статистически связанных между собой симптомов. Границы между нормой и патологией в психиатрии размыты как нигде. Поэтому нас не должно удивлять, что здоровые люди тоже могут отмечать какие-то положительные эффекты психоделиков.
 
— Вы упоминали, что психоделики не только помогают справиться с расстройствами, но и меняют личность. В этом нет этической проблемы? Допустим, человек приходит к врачу с одними политическими взглядами, а уходит с другими.
 
— Наверное, у пациентов с резистентными психическими расстройствами, на которых остальные препараты просто не работают, есть большие поводы для беспокойства, чем изменение их политических взглядов.
 
Безусловно, психоделики способны приводить к радикальным изменениям личности, и есть определенная опасность, что изменения, которые происходят в личности, могут быть восприняты как нежелательные — некоторыми людьми на каком-то этапе жизни. И об этом, безусловно, нужно говорить и пациентам, и людям, которые участвуют в исследованиях. В информированном согласии должно быть прописано, что психоделики способны навсегда изменить личность. Фраза о том, что человек, принявший ЛСД, навсегда остается человеком, принявшим ЛСД, совершенно оправдана и верна.
 
— Но вы не видите в этом проблемы?
 
— Я не вижу в этом проблемы, когда мы ведем речь о резистентных психиатрических состояниях. То есть когда у пациента решается вопрос — либо этот метод, либо суицид. Я считаю неэтичным оставлять человека без лечения в такой ситуации. Более того, многие люди, которые идут на отчаянные методы терапии, хотят изменений в своем психическом состоянии — и в определенной мере именно личностных перестроек. Поэтому я в этом не вижу проблемы.
 
Мне кажется, если мы в целом противимся факту, что наши методы терапии могут вести к изменениям личности, то мы должны отменить все методы лечения в психиатрии. Ведь определенные изменения личности происходят как в ходе приема антидепрессантов, так и в результате традиционных методов психотерапии. Так или иначе мы уже меняем человеческую личность, хотим мы этого или нет.
 
— Судя по динамике количества подобных исследований, их будет становиться все больше. Правильно ли я понимаю, что в России, несмотря на общий тренд, никаких исследований в этой области вообще не ведется?
 
— Был ряд исследований с кетамином в 1990-е в институте Бехтерева. Были достаточно хорошие результаты, в частности, в терапии алкогольной зависимости. Там работали с алкогольной зависимостью методами негативных внушений, которые не очень часто используется в современных исследованиях с психоделиками. Насколько мне известно, коллеги не получили финансирования на продолжение этих работ и, к сожалению, исследования были свернуты. 
 
— Но в целом в мире список веществ, с которыми работают ученые, расширяется?
 
— Безусловно. Сейчас исследуются ЛСД, DMT, МДМА, псилоцибин, но постепенно ученые начинают исследовать другие вещества. Например, мескалин, ибогаин.
 
— Если он расширяется, не можем ли мы оказаться в ситуации, подобной «золотому веку», когда ученые снова начнут проповедовать психоделики и прочие вещества — и ситуация опять выйдет из-под контроля?
 
— Конечно, мое мнение несколько предвзято, но, мне кажется, что нынешние исследователи психоделиков очень трезво подходят к предыдущему опыту и не хотят его повторения. Все прекрасно понимают, чем чревато безалаберное отношение к этим веществам. Конечно, может появиться какой-то исследователь, который будет проповедовать всеобщий прием психоделиков, но он быстро будет осужден самим же научным сообществом исследователей этой области. 
 
Кроме того, сейчас мы имеем гораздо более эффективную коммуникацию между наукой, публичными людьми, населением и политиками. Она, конечно, далека от идеала и много чего еще предстоит проработать, но, по крайней мере, она налажена.
 
Да и у населения уже выработалось более осторожное отношение к психоактивным веществам. Но вместе с этой осторожностью у людей растет и недовольство нынешним положением дел, при котором вещества, несущие огромную социальную и биологическую опасность, легальны, в то время как вещества, об опасности которых у нас нет каких-либо убедительных данных, запрещены. Люди чувствуют, что наркополитика не имеет какой-то научно обоснованной базы. С этим очень важно работать, ведь именно ощущение несправедливости — самая частая причина конфликтов.
 
Нужно выстраивать диалог и обязательно выслушивать каждую из сторон. И, конечно, крайне опасно блокировать научные исследования, предоставляющие важнейший материал для этого диалога. Ведь дефицит информации был и остается сильнейшим катализатором социальных катастроф.
 
Дополнительно:

 

Источник: meduza.io


Dzagi в соцсетях: Telegram | Instagram | Youtube
DzagiNews

Реклама






Обратная связь

Рекомендуемые комментарии

Неплохо - заехать в дурдом где тебе каждый день LSD давать будут . и главврач постоянно под кайфом .

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Ну да наркотрафики синтетики

как единая Россия неизбежна с его там его там

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Неплохо - заехать в дурдом где тебе каждый день LSD давать будут . и главврач постоянно под кайфом .

не думаю, что при попадании в дурдом ты сможешь действительно оценить приход от LSD ибо поводом для поездки в дурку может быть только один - ты уже не вдупляешь что происходит

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

годная статья, полезно почитать про развитии науки!

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

В ютюбе есть видео с этим парнем в институте в котором он работает, неимоверно ИНТЕРЕСНО.

псилоцибин гораздо лучше MJ во всех аспектах. ИМХО

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты


Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

Похожие статьи

История

 

Несмотря на тысячи лет использования психоделиков в религии и развлечениях, самая ранняя известная письменная запись об использовании волшебных грибов во Флорентийском кодексе (рукопись этнографических исследований Мезоамерики) была оставлена в промежутке между 1529 и 1579 годами.

 

Классические психоделические соединения, такие как псилоцибин, мескалин (выделенный из кактуса пейот в 1897 году Артуром Хеффтером) и диметилтриптамин, веками использовались в религиозных церемониях коренных народов Южной и Центральной Америки.

 

Грибные камни Майа, Гватемала

 

Современное и строгое научное изучение психоделиков началось в 1938 году, когда Альберт Хоффман из Sandoz Laboratories (Базель, Швейцария) открыл / синтезировал диэтиламид лизергиновой кислоты (ЛСД). Это можно считать рождением молекулярной психиатрии и началом «первого психоделического возрождения». Официально это также может быть первым открытием производного алкалоида спорыньи, имеющего медицинскую ценность. В этот период ранних клинических исследований ЛСД был наиболее изученным психоделиком.

 

Девять лет спустя, в 1947 году, Sandoz начал продавать ЛСД в качестве психиатрического препарата для лечения неврозов, алкоголизма, преступного поведения, шизофрении и сексуальных извращений. LSD-25 также использовался для лечения аутизма и речевых расстройств.

 

 

В 1957 году Хофманн получил образец сушеных грибов Psilocybe mexicana от миколога из Уаутла-де-Хименес в Оахаке, Мексика. Это можно считать началом «второго психоделического возрождения». Чтобы идентифицировать и убедиться в биологической активности гриба, Хоффман использовал бумажную хроматографию для разделения различных компонентов экстрактов грибов, проглатывая каждую отделенную фракцию. Затем активная фракция была химически охарактеризована, кристаллизована и названа псилоцибином. Впоследствии Хофманн и его коллеги выяснили структуру и синтезировали псилоцибин в 1958 г.  

 

В 1960-х годах компания Sandoz Pharmaceuticals начала реализацию ИндоцибинаTM  - психотерапевтического препарата, в форме таблеток, содержащих 2 мг псилоцибина.

 

С 1960-х и 1970-х годов использование психоделиков в рекреационных целях стало центральным элементом контркультуры «хиппи» в Соединенных Штатах, и это в конечном итоге побудило Агентство США по борьбе с наркотиками запретить психотропные вещества, такие как ЛСД, ДМТ, псилоцибин и мескалин, и обозначить их как препараты Списка 1, в соответствии с Законом о контролируемых веществах 1970 года.

 

Переход к современным клиническим исследованиям

 

Традиционно фармацевтическая промышленность, отражая точку зрения правительства, долгое время отвергала психоделические исследования. Лишь недавно психоделические исследования постепенно вернулись в парадигму современной науки, и многие клинические работы подтверждают потенциал терапии с применением псилоцибина как многообещающего дополнения к психотерапии.

 

В ранних клинических исследованиях галлюциногенов сообщается об использовании ЛСД-25 для лечения типичного трудноизлечимого поведения, наблюдаемого при раннем детском аутизме и детской шизофрении. К 1960-м годам более 40 000 человек приняли участие в психоделических исследованиях.

 

В 2004 году исследователи Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (UCLA) начали клинические испытания псилоцибина для лечения боли, беспокойства и депрессии у пациентов с раком на поздних стадиях. Это можно считать «третьим психоделическим возрождением». Публикация Университета Джона Хопкинса в 2006 году возвестила новую эру психоделических исследований, возродив интерес во всем мире. Это привело к созданию отдела психоделических исследований и, в конечном итоге, Центра психоделических и сознательных исследований в 2006 году, который с тех пор опубликовал более восьмидесяти рецензируемых статей о психоделических исследованиях.

 

Современный контролируемый трип с ситтером

 

В сентябре 2020 года Университет Джона Хопкинса построил первый в своем роде Центр психоделических исследований и исследований сознания. На сегодняшний день опубликовано более 27 000 научных статей о психоделических препаратах, в том числе более 1000 статей о псилоцибине. В настоящее время псилоцибин является наиболее изученным психоделиком.

 

На фоне возобновления интереса к психоделическим исследованиям возрос и фармацевтический интерес. В 2018 году компания Compass Pathways Ltd. (Лондон, Великобритания) получила одобрение Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (USFDA) на статус «прорывной терапии» для лечения псилоцибином, которое они разработали для лечения резистентной депрессии. В том же году, USFDA также одобрил SPRAVATO ®, аналог кетамина , разработанный Johnson & Johnson для применения пациентами, страдающих от резистентной к терапии депрессии. В 2019 году Институт Усона получил статус «прорывной терапии» USFDA для лечения псилоцибином большого депрессивного расстройства (БДР).

 

Грибы, продуцирующие псилоцибин

 

Псилоцибин вырабатывается многими видами грибов, которые распространены по всему миру. К ним относятся такие страны, как США, Юго-восточная Азия, Европа, Мексика и Центральная Америка. Гриб Psilocybe cubensis является наиболее распространенным видом рода Psilocybe.

 

Примеры волшебных грибов  

( а ) Psilocybe cubensis ( b ) Psilocybe caerulescens (также известные как оползневые грибы, деррумбы)  ( c ) Psilocybe mexicana  (также известный как Teonanacatl) ( d ) Psilocybe caerulipes (Peck) Sacc. (он же Голубой гриб) ( e ) Psilocybe stuntzii Guzmán и J. Ott (также известный как «Голубой звенящий гриб») ( f ) Psilocybe cyanescens (также известные как волнистые кепки) ( g ) Psilocybe azurescens (также известные как «летающие тарелки») ( h ) Psilocybe pelliculosa ( i ) Psilocybe tampanensis (также известные как Волшебные трюфели или Философский камень) ( j ) Psilocybe baeocystis ( k ) Psilocybe Hoogshagenii (он же «Лесные птички»)

 

Синтез псилоцибина

 

Псилоцибин можно синтезировать разными способами. На рисунке ниже один из примеров того, как псилоцибин может быть преобразован из L-триптофана. У человека псилоцибин быстро дефосфорилируется до псилоцина щелочной фосфатазой в печени и неспецифической эстеразой в слизистой оболочке кишечника. У грызунов псилоцибин полностью превращается в псилоцин до того, как попадает в системный кровоток. Основным фармакологически активным веществом в волшебных грибах является псилоцин, а не псилоцибин, несмотря на распространенное мнение, что именно псилоцибин производит психоделические эффекты.

 

 

 

 

Производство синтетического псилоцибина

 

Несмотря на то, что у производителей есть интерес к извлечению псилоцибина из естественно растущих или культивируемых грибов, получаемый выход псилоцибина (0,1–0,2 % от сухого веса) экономически нецелесообразен для исследований и разработок лекарственных средств. Наблюдаемые вариации в партиях псилоцибина, экстрагированного из разных источников, еще больше усложняют зависимость от псилоцибина, извлекаемого непосредственно из грибов.

 

Большая часть псилоцибина, который производится синтетически, производится путем сложного и дорогостоящего химического синтеза, описанного Николсом и Фреском в 1999 году. Хотя этот метод был усовершенствованием первоначального метода, открытого Хоффманом и его коллегами в 1958 году, последний этап был сосредоточен на фосфорилировании псилоцина с образованием псилоцибина, а также на стереоселективном 4-гидроксилировании ароматического кольца.

 

Недавно запатентованный метод COMPASS увеличивает выход полуочищенного псилоцибина до 75% (по сравнению с 20%, как первоначально сообщили Хоффман и его коллеги в 1959 году). Несмотря на увеличение выхода, этот метод оказался невыгодным, учитывая потребность в дорогостоящем 4-гидроксииндоле в качестве исходного субстрата.

 

Также изучалась биоинженерия псилоцибина, которая может успешно снизить затраты на химический синтез за счет производства псилоцибина из более дешевых исходных материалов, таких как глюкоза. После выяснения биосинтетического пути производства псилоцибина у P. Cubensis в 2017 году биоинженерия привела к производству псилоцибина в нитчатых грибах Aspergillus nidulans с выходом до 1,16 г / л. С тех пор были разработаны другие методики с повышенным титром, основанные на биоконверсии субстратов 4-гидроксииндола, серина и метионина in vivo под действием Escherichia coli.

 

 

Производство псилоцибина и псилоцина из пекарских дрожжей является значительным достижением в разработке более дешевых методов синтеза псилоцибина. Учитывая широкое использование дрожжей в промышленности, а также ограниченное производство производных триптофана, использование дрожжей для производства псилоцибина может значительно улучшить стабильность титра, а также оптимизировать последующую обработку.

 

Механизм действия псилоцибина

 

Псилоцин агонистически реагирует с рецепторами серотонина  типа 2A (5-HT2A ), вызывая «мистический» галлюциногенный эффект из-за индуцированной гиперфронтальности, которая, в свою очередь, опосредует его антидепрессивный и успокаивающий эффекты. Одним из возможных антидепрессивных механизмов действия псилоцибина является дезактивация или нормализация гиперактивности медиальной префронтальной коры (mPFC). Во время депрессии эта зона мозга обычно гиперактивна.

 

 

Антидепрессивные свойства псилоцибина опосредуются посредством модуляции префронтальной и лимбической областей мозга с включением миндалины. Миндалевидное тело играет важную роль в сетях восприятия и обработки эмоций. В случаях депрессии человек обычно теряет способность реагировать на эмоциональные стимулы. С той же точки зрения предполагается, что гиперфронтальный метаболический паттерн, возникающий после введения псилоцибина и активации рецептора 5-HT2A , сопоставим с метаболическими паттернами, возникающими при острых психотических эпизодах у хронических шизофреников.

 

Сообщается, что псилоцибин приводит к значительным изменениям в динамике мозга и функциональной связности между областями мозга. Вызванное псилоцибином изменение связности мозга включает распад ассоциативных сетей и интеграцию сетей сенсорных функций. Предполагается, что эта диссоциация может опосредовать субъективные эффекты использования псилоцибина и состояние неограниченного познания. Возможный механизм действия псилоцибина заключается во взаимодействии с петлями обратной связи между корой и таламусом. Введение псилоцибина вызывает общую активацию коры головного мозга. Это подтверждается повышенными уровнями мозгового метаболизма глюкозы в префронтальной коре, передней поясной извилине, височной коре и скорлупе мозга. Это увеличение положительно коррелирует с психоделическим «растворением эго». Скорость метаболизма глюкозы также увеличивается в различных лобно-височных областях коры правого полушария.

 

Рецепторы серотонина 5-HT2A распределены во многих областях мозга, которые играют роль в психозах и психотических симптомах, таких как кора головного мозга (префронтальная и периферическая кора), полосатое тело, вентральная область покрышки и таламус.

 

Хотя нейрофармакологические механизмы действия псилоцибина окончательно не выяснены, есть доказательства того, что, помимо взаимодействия с серотонинергической системой, псилоцибин, по-видимому, также взаимодействует, хотя и не напрямую, с мезолимбическим дофаминергическим путем, который играет важную роль в системе вознаграждения. Этот косвенный механизм действия предполагает низкую вероятность возникновения зависимости от псилоцибина.

 

 

В исследовании Carhart-Harris изучалось влияние псилоцибина на церебральный кровоток и функциональную связность в состоянии покоя в зависимости от уровня кислорода в крови с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ)]. После лечения псилоцибином авторы сообщили об уменьшении кровотока миндалевидного тела, связанного с уменьшением симптомов депрессии и повышении функциональной связи в состоянии покоя в дефолт системе мозга, повышенном уровне кислорода в вентромедиальной префронтальной коре и двусторонней внутренней боковой теменной коре, и снижение уровня кислорода в парагиппокампально-префронтальной коре. Изменение режима работы дефолт системы мозга  по умолчанию характерно для аффективных и тревожных расстройств - это другой возможный механизм действия, с помощью которого псилоцибин производит антидепрессивный эффект.

 

Другое исследование с фМРТ сообщает о снижении функциональной связи между миндалевидным телом и вентромедиальной префронтальной корой в ответ на испуганные и нейтральные (но не счастливые) лица после лечения псилоцибином. Вентромедиальная префронтальная кора головного мозга отвечает за эмоциональную обработку, когнитивное поведение и ориентацию на цель и демонстрирует нисходящий тормозной контроль над миндалевидным телом. У людей, не принимавших лекарства, снижение функциональной связи между миндалевидным телом и левой ростральной префронтальной корой характерно для большого депрессивного расстройства.

 

Также для депрессии и шизофрении характерно изменение серотонинергической передачи сигналов. Таким образом, препараты, нацеленные на серотонинергические рецепторы в префронтальной коре, могут иметь клиническое значение.

 

Действие волшебных грибов

 

Эффекты волшебных грибов зависят от вида грибов (и, в конечном итоге, от концентрации активных метаболитов у данного вида), индивидуального мышления, типа тела (особенно веса, метаболизма) и индивидуального уровня толерантности. Острые психоделические эффекты псилоцибина обычно проявляются примерно через 30-60 минут после приема от низкой до умеренной (2-10 г) дозы.

 

 

Ощутимые психологические эффекты псилоцина коррелируют с уровнями в плазме от 4 до 6 нг / мл. Хаслер и его коллеги оценивают биодоступность псилоцина в 52,7% (после приема 10–20 мг псилоцибина). После быстрого повышения уровня псилоцибина в плазме с последующим плато в течение примерно часа, уровни псилоцибина значительно ослабевают и становятся едва заметными через 6 часов.

 

Субъективные эффекты могут длиться от 3 до 6 часов, после чего эффекты ослабевают до незначительного уровня. Эффекты псилоцибина можно разделить на четыре категории:  перцептивные, когнитивные, эмоциональные и растворение эго.

 

Острые эффекты псилоцибина:

 

изменение настроения эйфория галлюцинации изменения восприятия внешних стимулов – зрительные, слуховые, тактильные, обонятельные и вкусовые парестезии искажение чувства нахождения в пространстве и времени искаженное восприятие социально-моральных ценностей изменение логического и рационального суждения чувство высокой одухотворенности эротическое влечение переоценка жизненных принципов освобождение от тягостных мыслей и комплексов побочные: повышение температуры тела, невозможность контролировать координацию движений и речь, расширение зрачков, учащение пульса, тошнота

 

Побочные эффекты, риски и противопоказания

 

Повторюсь, псилоцибин - это контролируемое вещество из Списка I, как это определено в Конвенции ООН о психотропных веществах 1971 года. Согласно этому определению считается, что псилоцибин имеет высокий потенциал злоупотребления и в настоящее время не принят с медицинской точки зрения. В неконтролируемых условиях, например, на отдыхе, злоупотребление псилоцибином может привести к так называемому «бэдтрипу». Это нежелательные или даже травматические физические и эмоциональные переживания, характеризующиеся измененным визуальным восприятием, крайним дистрессом, страхом, отсутствием координации, дереализацией, деперсонализацией, парестезиями, повышенным испугом, паническими атаками, травматическими воспоминаниями, паранойей, бредом, кратковременным психозом и другие характеристики симптоматики шизофрении. Этот нежелательный физический опыт может также сопровождаться тошнотой, рвотой, мидриазом, головной болью, ознобом и сонливостью. Некоторые симптомы могут даже сохраняться долгое время.

 

 

Токсичность грибов также представляет собой риск, связанный с некоторыми видами псилоцибиновых грибов. Хотя отравление грибами встречается редко и обычно случайно, оно также является риском и может привести к незначительным желудочно-кишечным заболеваниям (например, гастроэнтериту), эритромелалгии, рабдомиолизу, кишечному фиброзу, гипертонии, гиперрефлексии, печеночной недостаточности, почечной недостаточности, судорогам, брадикардии и тахикардии. Грибной яд также может потребовать медицинского вмешательства или экстренной госпитализации. В целом, алкоголь и другие наркотики могут усилить психологический и физический риск злоупотребления псилоцибином. Точно так же людям с личным или семейным анамнезом тяжелых психотических и психических расстройств не рекомендуется использовать псилоцибин и, соответственно, другие психоделики.

 

В целом, псилоцибин имеет наиболее благоприятный профиль безопасности среди всех психоделических препаратов. Тысячи лет анекдотических данных в дополнение к современным научным исследованиям подтверждают, что псилоцибин имеет низкую физиологическую токсичность, низкую вероятность злоупотребления / привыкания, безопасные психологические реакции и отсутствие устойчивых неблагоприятных физиологических или психологических эффектов во время или после использования. Передозировка псилоцибином случается очень редко.

 

Выводы

 

Психоделическая терапия может предоставить новые и значительные возможности для решения текущих проблем традиционного лечения психических расстройств. Лечение с помощью псилоцибина может быть осуществимым, эффективным, токсикологически безопасным, физиологически хорошо переносимым и может иметь огромный потенциал в психиатрической медицине, о чем свидетельствуют десятилетия многочисленных клинических исследований и тысячи лет анекдотических отчетов.

 

 

Будущее нейрофармацевтических препаратов на основе псилоцибина может включать общие исследования и разработку препаратов из псилоцибина, разработку индивидуальных нейрофармацевтических препаратов для удовлетворения конкретных потребностей конкретного пациента, комбинированную терапию псилоцибина или псилоцина с другими лекарствами (такими как каннабис / каннабидиол).

 

Было бы также интересно изучить синергетические эффекты псилоцибина в сочетании с другими изменяющими и не изменяющими сознание лекарствами при лечении расстройств настроения и тревожных расстройств. Еще одно интересное исследование в области - изучение возможного усиления химического эффекта псилоцибина ритуалами, которые часто сопровождают сеансы под руководством шамана.

 

Источник: NCBI

Статьи по теме:

Исследование: псилоцибин смог увеличить количество нейронных связей у подопытных свине Сочетание каннабиса с психоделическими грибами: рецепт расширения разума или неудачный эксперимент? Исследование: псилоцибин помогает при мигрени Американец вколол себе отвар псилоцибиновых грибов, и они в нем проросли

 

 

Эндоканнабиноидная система — это нейромодуляторная система, отвечающая за частичную регуляцию когнитивных и эмоциональных процессов в центральной нервной системе человека, таких как поведение, настроение и различные неврологические расстройства, например, эпилепсия. Эндоканнабиноидная система также широко распространена в периферической нервной системе и организме человека, а её рецепторы и сигнальные пути присутствуют и активны в самых разных областях, включая мужские и женские репродуктивные органы, а также мочевыделительную систему и желудочно-кишечный тракт.

 

Эндоканнабиноидная система играет важную роль в мужской репродуктивной системе. Рецепторы и лиганды присутствуют в семенниках, семенных пузырьках, пещеристом теле и сперматозоидах человека. Ранние исследования выявили присутствие рецептора CB1 в семенниках лягушки и грызунов, что позже было подтверждено в семенниках человека и сперматозоидах человека. Данные показывают, что компоненты эндоканнабиноидной системы могут помочь модулировать функцию сперматозоидов в зависимости от способности к оплодотворению. Предполагается, что эндоканнабиноидная система может контролировать секреторную функцию семенных пузырьков. Наконец, активация рецептора CB1 может иметь множественные эффекты на высвобождение нейромедиаторов, включая дофамин и серотонин, которые могут коррелировать с сексуальной реакцией и поведением.

 

 

Мужская репродуктивная система и урологические злокачественные новообразования

 

Было показано, что употребление каннабиса связано с неблагоприятным воздействием на мужскую репродуктивную функцию. Во-первых, употребление каннабиса может повлиять на сперматогенез. Как упоминалось выше, эндоканнабиноидная система присутствует в мужских половых путях, и исследования как in vitro, так и in vivo показывают, что употребление каннабиса может снизить сперматогенез и повредить функции сперматозоидов, такие как подвижность и жизнеспособность.

 

Исследование, проведенное в Дании в 2015 году с участием 1215 мужчин, употреблявших каннабис в течение последних трёх месяцев, показало, что употребление марихуаны еженедельно или чаще, чем еженедельно, привело к снижению концентрации сперматозоидов на 28% и общего количества сперматозоидов на 29% по сравнению с показателями тех, кто не употреблял марихуану.

 

Американские исследователи в системном обзоре обнаружили наиболее убедительные доказательства неблагоприятного воздействия употребления каннабиса на качество спермы. Мужчины, которые сообщили об употреблении каннабиса, продемонстрировали изменения в количестве и концентрации, морфологии, подвижности и метаболизме сперматозоидов, а также способности к оплодотворению. Проспективное исследование 1700 мужчин в Великобритании показало, что мужчины, употребляющие каннабис, имели более высокую вероятность аномальной морфологии сперматозоидов по сравнению с контрольными случаями.

 

Механизм влияния каннабиса на качество спермы и способность к оплодотворению предполагает, что употребление каннабиса подавляет ёмкость и активацию сперматозоидов. Употребление каннабиса также может повлиять на уровень гормонов. В большинстве исследований не было показано, что употребление каннабиса мужчинами влияет на уровень фолликулостимулирующего гормона, однако исследования потенциального воздействия каннабиса на тестостерон варьируются. Данные, полученные на многих животных и в нескольких исследованиях на людях, свидетельствуют о том, что наблюдается снижение уровня тестостерона у тех, кто никогда не употреблял марихуану или, с другой стороны, постоянно употреблял марихуану. Однако большинство исследований на людях (например, это) не демонстрируют значительного влияния каннабиса на тестостерон по сравнению с исследованиями на животных.

 

В другом недавнем систематическом обзоре обсуждается употребление каннабиса и риск урологического рака. Четыре исследования показывают, что употребление каннабиса может быть независимым фактором риска развития опухолей половых клеток яичек.

 

 

В крупнейшем исследовании на эту тему мужчины с раком яичка с большей вероятностью были курильщиками марихуаны по сравнению с контрольной группой (369 мужчин в возрасте 18–44 лет по сравнению с контрольной группой из 979 человек того же возраста без истории рака яичка).

 

В метаанализе ученых из Новой Зеландии результаты показали, что текущее, хроническое и частое употребление каннабиса было связано с развитием рака яичка по сравнению с никогда не употреблявшими.

 

Взаимосвязь между раком мочевого пузыря и употреблением каннабиса также была описана в небольшом исследовании, контролируемом методом случай-контроль. Это исследование показало, что из 52 пациентов с переходно-клеточной карциномой 46 (88,5%) сообщили в анамнезе, что они привыкли употреблять марихуану. Однако как больные раком, так и контрольная группа имели высокие показатели одновременного употребления табака.

 

В данных Калифорнийского исследования здоровья мужчин была продемонстрирована обратная связь между употреблением каннабиса и развитием рака мочевого пузыря. Восемьдесят девять мужчин, употреблявших каннабис (0,3%), заболели раком мочевого пузыря по сравнению со 190 (0,4%) мужчинами, которые не сообщали об употреблении каннабиса из выборки в 84 170 участников. Это исследование также показало высокую распространенность употребления каннабиса среди мужчин: 34 000 (41%) членов когорты сообщили об употреблении каннабиса, 47 092 (57%) сообщили об употреблении табака, 22 500 (27%) сообщили об употреблении того и другого, а 23 467 (29%) не использовали ни одно из них. В заключении было показано, что употребление каннабиса отрицательно влияет на многие параметры, связанные со сперматогенезом и функцией сперматозоидов, и есть некоторые данные, свидетельствующие о повышенном риске развития опухолей семенных клеток яичек у курильщиков каннабиса по сравнению с теми, кто никогда не употреблял каннабис.

 

 

Нижние мочевыводящие пути и мочеиспускание

 

Употребление каннабиса также может повлиять на мочевой пузырь и улучшить дисфункцию мочеиспускания. Как упоминалось выше, рецептор CB1 широко экспрессируется в центральной нервной системе и различных периферических тканях, включая мочевой пузырь.

 

Исследование британских ученых выявило экспрессию и распределение рецепторов CB1 и CB2 в мочевом пузыре человека и крысы. Исследователи предполагают, что ТГК связываются с рецепторами CB1 и CB2, что приводит к анальгетическим свойствам, вероятно, связанным с ослаблением фактора роста нервов и последующим ингибированием аденилатциклазы.

 

Два исследования продуктов каннабиса с ТГК и ТГК+КБД (первое и второе), проведенные у пациентов с рассеянным склерозом, показали потенциал в уменьшении урологической боли и симптомов раздражающего мочеиспускания.

 

В другом исследовании ученые оценили различия в пептидах мочи у потребителей каннабиса и людей, не употребляющих каннабис, и обнаружили 19 из 1337 различий в изменениях белка у потребителей каннабиса. Активно регулируемые белки у потребителей каннабиса включают некоторые, связанные с метаболизмом липидов, иммунными ответами, воспалительной активностью и связыванием антигена. Белки, уровень которых снижается у потребителей каннабиса, — это те белки, которые модулируют кишечную и почечную абсорбцию, метаболизм РНК и железа, дифференцировку нейронов и процессы, связанные с опухолями. Хотя это исследование предоставляет только первичные знания, которые ещё не связаны с физиологическими и патофизиологическими процессами, оно ясно демонстрирует, что существуют различия в белках и сигнальных путях, на которые может повлиять употребление каннабиса и каннабиноидных продуктов.

 

Что думаете по этому поводу? Жду ваших историй и комментариев 

 

Источник: NCBI

 

Материалы по теме:

Каннабиноидный гиперемезис. Что это такое и как с ним справиться Каннабис для раковых больных: истории практикующих медиков Марихуана и COVID-19. Лекарство или дополнительный фактор риска? Фармакология каннабиса

 

За последнее десятилетие наука по изучению психоделических веществ развивалась невероятно быстрыми темпами. МДМА как лекарство от посттравматического стрессового расстройства и псилоцибин от депрессии уже находятся на поздних стадиях испытаний на людях и на грани клинического одобрения, однако мы все еще очень мало знаем о том, как именно эти психоделические соединения на самом деле оказывают свое терапевтическое действие.

 

Годы тщательного изучения депрессии дали исследователям психоделиков подсказки, в каком направлении следует искать ответы. Мы знаем, что депрессия связана с синаптической атрофией лобной коры. Мы также знаем, что антидепрессанты быстрого действия могут улучшить настроение, устраняя синаптический дефицит, существенно увеличивая объем нейронных связей в этих (весьма важных) областях мозга.

 

Итак, способствуют ли психоделики той же нейронной пластичности?

 

Новое исследование, опубликованное в журнале Neuron, отвечает на этот вопрос положительно.

 

Используя хроническую двухфотонную микроскопию, исследователи визуализировали синаптическую архитектуру медиальной лобной коры у ряда мышей. Их модель была сосредоточена на количестве и плотности нейронных связей, называемых дендритными шипами. Было проведено семь сеансов визуализации: первый начался с введения однократной дозы псилоцибина, после чего инъекции повторялись на протяжении месяца.

 

В течение 24 часов после приема одной дозы психоделического препарата исследователи обнаружили увеличение размера и плотности дендритных шипов. Было отмечено, что эти изменения происходят очень быстро и длятся неожиданно долго.

 

Спустя месяц небольшое количество этих новых нейронных связей все еще сохранялось в мозге. Алекс Кван, старший автор исследования, отмечает, что подобный эффект от единственной дозы псилоцибина удивил команду и что никто не ожидал, что она приведет к стойким структурным изменениям в мозговой ткани.

 

«Мы не только увидели увеличение числа нейронных связей на 10%, но они также оказались примерно на 10% больше, поэтому связи в целом стали ощутимо сильнее», — говорит Кван. «Было настоящим сюрпризом увидеть такие устойчивые изменения всего после одной дозы псилоцибина. Новые связи могут быть структурными изменениями, которые мозг использует для хранения нового опыта».

 

Помимо изменений структуры мозга, исследователи отмечают, что у животных также были обнаружены функциональные и поведенческие изменения. В частности, у мышей улучшилось поведение, связанное со стрессом, и усилилась проводимость нейронных путей. Новое открытие предполагает, что подобные качества мозга могут играть определенную роль в некоторых терапевтических преимуществах психоделиков.

 

Одним из самых интересных аспектов является попытка исследования отделить структурные изменения мозга, вызванные псилоцибином, от острых психоделических эффектов препарата. Исследователи использовали препарат под названием кетансерин для блокирования рецепторов 5-HT2 — пути, с помощью которого, по мнению ученых, психоделические препараты и вызывают острые «триповые» эффекты.

 

Кетансерин эффективно подавлял реакцию подергивания головы у животных, что является основным методом наблюдения, используемым для отслеживания острых психоделических ощущений у мышей. Но кетансерин не блокировал никаких изменений пластичности мозга, вызванных псилоцибином.

 

«Возможность подавить острые поведенческие эффекты псилоцибина без отмены структурной пластичности имеет очевидные последствия для лечения в клинике», — предполагают исследователи в своей работе. «Однако пока не ясно, будут ли результаты экстраполированы на людей».

 

Можно ли отделить терапевтическое действие психоделиков от воздействия на психику – этот вопрос до сих пор остается без ответа. Исследователи отмечают, что кетансерин блокирует только около 30% рецепторов 5-HT2 у грызунов, поэтому вполне возможно, что нейронная пластичность, вызванная псилоцибином, по-прежнему опосредована этим путем. Потребуется гораздо больше работы, чтобы понять, как именно устроен этот сложный механизм.

 

Источник

 

Еще почитать:

Ученые нашли психоделик, не вызывающий галлюцинации Исследование: псилоцибин смог увеличить количество нейронных связей у подопытных свине Сочетание каннабиса с психоделическими грибами: рецепт расширения разума или неудачный эксперимент?

 

«Врачи, которые считают, что каннабис имеет лекарственную ценность, почти в шесть раз чаще рекомендуют медицинский каннабис своим пациентам», — написали исследователи. При этом врачи не всегда осведомлены о легальном статусе каннабиса в своем штате: почти две трети (60%) опрошенных врачей ошибочно сообщили о легальности каннабиса в своем штате.

 

В заключение исследования говорится: «Результаты показывают, что, хотя врачи считают, что каннабис имеет медицинское применение, они могут не иметь полного представления о научных доказательствах и не могут точно понять политику своего государства в отношении легализации и использования каннабиса».

 

Результаты расследования показательны, хотя, наверное, не так уж удивительны. Медицинский каннабис легализован более чем в 30 штатах США, и профессионалы убеждены в его лечебной ценности.

 

Опрос основан на данных 1506 различных докторов (семейных врачей, терапевтов, практикующих медсестер, онкологов и т.д.), которые проходили онлайн-опрос DocStyles 2018. Вопросы оценивали знания врачей о медицинском применении каннабиса и о законности каннабиса в их штате. 

 

Авторы заявили, что их исследование было одним из «первых исследований по оценке убеждений и практик врачей в отношении медицинского каннабиса в выборке из нескольких штатов США».

 

«Результаты этого исследования показывают, что наиболее распространенные состояния, при которых врачи, по их мнению, могли использовать каннабис в медицинских целях, были научно обоснованными — боль, тошнота, потеря аппетита, судорожные припадки и спазмы скелетных мышц», — писали они. 

 

Пол Арментано, заместитель директора NORML, говорит, что исследование было одной из причин, почему политики и правительства не должны препятствовать доступу пациентов к медицинскому каннабису.

 

«Подавляющее большинство пациентов согласны с тем, что каннабис является законным лекарством. Политики не должны мешать им, противодействуя попыткам медицинских работников рекомендовать каннабис своим пациентам в тех случаях, когда они считают, что это терапевтически целесообразно», — считает Арментано.

 

Еще почитать:

Как девушка из Колорадо спаслась от эпилепсии Чехия признала каннабис лучшим обезболивающим лекарством КБД как эффективное средство от любой боли

 

Скриншот с YouTube-канала «Martin’s World»

 

Мартин Кондон, сторонник кампании за расширение доступа к каннабису, опубликовал на своём YouTube-канале видео, в котором показал, как он устанавливает ящики с каннабисом в 50 метрах от полицейского участка в центре города Корк.

 

В шестиминутном ролике Мартин делится своими мыслями насчёт недостатков действующей наркополитики. Он говорит, что запрет каннабиса ни к чему, кроме проблем, не приводит. Растение всё равно можно приобрести на каждом углу, только вот продают его наркоторговцы, которые не соблюдают даже минимальный стандарт качества. Это, по мнению Мартина, особо сильно вредит людям, которые хотят использовать каннабис в качестве лекарства, но получают непонятно что.

 

 

Некоторые друзья Мартина, ранее арестованные за небольшое количество травы, впоследствии встали на путь преступности, поскольку почувствовали себя ничтожными в глазах закона и общества. Да и сам Мартин ощутил на себе все прелести правоохранительной системы после того, как единожды попался на незаконном хранении: «с 17 до 20 лет меня останавливали и обыскивали гардаи (ирландская полиция, ред) около 100 раз. Это было очень унизительно».

 

«Выращивание каннабиса не должно считаться преступлением, а нуждающиеся должны иметь доступ к каннабису как к лекарству», — подытожил Мартин.

 

В каждый из установленных ящиков активист воткнул по нескольку флаеров с надписями «верните Алисию домой» и «позвоните Вере» — в честь двух известных жительниц Корка, которые ведут борьбу за легализацию.

 

Алиса и Вера

 

Алисии Махер в 17 лет провели операцию по удалению миндалин, но крайне неудачно. Начались осложнения, потребовалось проводить новые операции. Всё кончилось тем, что девушка начала страдать от хронических болей, которые оказались настолько сильными, что ей приходилось принимать по 30 таблеток с опиоидными анальгетиками и облепливать себя фентаниловыми пластырями. 

 

Алисия / news talk

 

Так продолжалось вплоть до 2018 года, пока 34-летняя Алисия не попробовала каннабис — боли, мешающие нормально жить, прошли. Спустя ещё год Алисия переехала в Испанию, где получила рецепт на каннабис. Сейчас она пишет докторскую диссертацию по юриспруденции и ведёт переговоры с министром здравоохранения Ирландии по вопросу легализации каннабиса в медицинских целях.

 

Судьба второй женщины, Веры Туви, не менее драматична. Её дочь страдает синдромом Драве, редкой формой эпилепсии, которая вызывает по нескольку приступов в день. Ничто, кроме масла ТГК, не позволяет ей с этим справляться. 

 

Вера с мужем и дочерью / irish exammer

 

Семейству Туви в своё время выдали индивидуальную лицензию, которая разрешает ввозить на территорию Ирландии жизненно-необходимый препарат, но для этого им приходится самостоятельно ездить в соседнюю Великобританию и забирать его самостоятельно. Всё было более-менее нормально, Вера раз в несколько месяцев посещала Великобританию, а в свободное время вела кампанию за расширение доступа к каннабису и лекарствам на его основе в своей родной стране. Но в период коронавирусных ограничений границы закрыли и здоровье дочери оказалось под угрозой, ведь родители больше не могли привозить лекарства.

 

Автор: Hunter Melrose

 

Еще почитать:

Сеть Шарлотты: История происхождения КБД ТГК имеет право на использование в медицине точно так же, как и КБД Употребление медицинского каннабиса в Израиле. Реальные цифры

 

Карл Трамп

 

Идея продавать 1CP-LSD пришла к Трампу после того, как он сам легально покупал его для лечения депрессии. «Я потерял много денег из-за скачка курса криптовалют. Девушка бросила меня. Я всерьез думал, что моя жизнь разрушена», — говорит Карл.

 

Он пробовал антидепрессанты и терапию. Но по-настоящему справиться с депрессией ему помог психоделический ретрит в Нидерландах. «ЛСД позволил мне увидеть перспективу, и я подумал, что хочу поделиться этим опытом», — объясняет Трамп.

 

Немец обратился к юристу и получил документ, подтверждающий легальность продажи 1CP-LSD. После этого — открыл интернет-магазин, запустил телеграм-канал и начал копить на аренду помещения.

 

Примечание: 1CP-LSD — недавно изобретенный и еще малоизученный дизайнерский наркотик. Считается, что он преобразуется в ЛСД непосредственно в человеческом организме. Большинство правительств не успели запретить новый препарат.

 

Дизайнерские наркотики — психоактивные вещества, которые разрабатывают для обхода действующего законодательства. Они полностью или очень похоже воспроизводят наркотические свойства запрещенных препаратов, но имеют иную химическую формулу.

 

В марте Трамп смог открыть в Берлине небольшой магазин, ежедневно в нем собираются очереди. По словам Карла, психоделики — нишевый рынок в городе техно-вечеринок, где предпочитают психостимуляторы. Но во время карантина и периода самоизоляции спрос на ЛСД заметно вырос.

 

Товар Карла Трампа

 

Правда, совсем скоро у бизнеса Трампа могут начаться проблемы — в конце недели Германия планирует внести 1CP-LSD в список запрещенных препаратов. Карл надеется, что его поставщик из Нидерландов создаст новый аналог психоделика.

 

В противном случае он планирует перенести интернет-магазин в любую страну, где препарат будет еще законным: например, в Россию или Польшу.

 

Ранее британские ученые установили, что микродозы ЛСД не улучшают настроение и креативные способности — это эффект плацебо.

 

Источник

 

Еще почитать:

Исследование: мозг под ЛСД видит мир таким, какой он есть Канадцам разрешили лечить депрессию волшебными грибами Сочетание каннабиса с психоделическими грибами: рецепт расширения разума или неудачный эксперимент? Как каннабис взаимодействует с психоделиками? FDA назвала псилоцибин «прорывной терапией»  

 

Каннабис содержит в себе сотни активных соединений, наиболее известные из которых (и единственные, о которых слышало большинство людей), — это, конечно же, ТГК и КБД. 

 

Несмотря на то, что законы штатов о медицинском каннабисе обеспечивают равный доступ и к тому, и другому, общепринятое мнение насчёт этих каннабиноидов в последние годы звучит примерно так: «ТГК — это молекула, которая вызывает кайф, а КБД не является психоактивным и способствует исцелению». 

 

И поскольку на федеральном уровне КБД разрешён, а ТГК нет, в некоторых кругах мнение перешло к новой, более радикальной форме: «ТГК для удовольствия, КБД для медицины». Некоторые канна-компании, которые специализируются на КБД, даже получают предупреждения от Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) из-за своих возмутительных заявлений.

 

Но, как показало недавнее исследование, такое отношение к каннабиноидам в корне не верно: ТГК тоже имеет терапевтический потенциал, а людям, которые используют каннабис для облегчения тошноты, нужно больше ТГК и меньше КБД.

 

Это исследование, сравнивающее самые известные каннабиноиды между собой, провёл Университет Нью-Мексико. Он же назвал его «самым большим исследованием в своём роде». 

 

Исследователи предложили потребителям каннабиса начать пользоваться специальным приложением, через которое нужно было сообщить, какую канна-продукцию они используют и какие симптомы они надеются облегчить, а затем в реальном времени описать свои ощущения. 

 

В исследовании приняли участие 886 человек, которые с июня 2016 года по июль 2019 года прислали 2220 отчётов. Результаты исследования с анализом этих отчётов были опубликованы в апреле текущего года в Journal of Clinical Gastroenterology.

 

Выяснилось, что при использовании продуктов, предназначенных для борьбы с тошнотой, потребители испытывали облегчение всего на каких-то пять минут. Помимо этого обнаружилось, что те потребители, которые курили соцветия, достигали гораздо более полного и быстрого облегчения, чем те, которые предпочитали вапорайзинг или канна-фуд. 

 

И, самое неожиданное, что продукты с высоким содержанием ТГК показали куда бо́льшую эффективность, чем продукты с высоким содержанием КБД. 

 

Как сказал соавтор исследования Джейкоб Виджил, «возможно, нашим самым удивительным выводом было то, что ТГК, обычно ассоциируемый с рекреационным использованием, хорошо улучшает состояние потребителей каннабиса, в то время как КБД, часто связанный с медицинским использованием, меньше ослабляет их симптомы».

 

Особенно интересно то, что продукты с маркировкой «Sativa» или «Гибрид» превзошли по эффективности продукты с маркировкой «Indica» (сама по себе ошибочная классификация, но это отдельная история). Как сообщили авторы исследования, «сеансы с использованием соцветий с высоким ТГК и низким КБД, как правило, были связаны с быстрым облегчением симптомов, например, в течение пяти минут».

 

Это радостная новость для всех, кто превозносит медицинские преимущества ТГК. Однако для авторов исследования это не совсем так. 

 

Исследовать долгосрочные последствия использования ТГК в группах высокого риска, в числе которых беременные и дети, довольно проблематично, считает Сара Стит, ведущий автор исследования. Она также предупреждает, что тошнота — лишь один из симптомов, помимо него есть и другие, в облегчении которых КБД как раз более эффективен, чем ТГК.

 

Но, в любом случае, это исследование должно способствовать более полному пониманию каннабиса и отдельных его частей. Оно также должно поощрять всех, кто слышит мнение «ТГК для кайфа, КБД для медицины», и отправляет его туда, где ему самое место: в мусорное ведро.

 

Источник: forbes.com

Подготовил: Hunter Melrose

 

Еще почитать:

Реален ли эффект антуража каннабиса? Медицинские сорта vs немедицинские сорта Как КБД помогает бороться с никотиновой зависимостью Каннабис и серотонин КБД и хронический стресс  

 

Существуют тысячи разновидностей каннабиса с широким спектром возможных эффектов и запахов. Хотя одни из этих эффектов являются более «медицинскими», чем другие, некоторые сорта, приносящее облегчение одному пациенту, могут лишь усугубить симптомы у другого пациента (и наоборот). Поэтому вам следует сосредоточиться на поиске того сорта, который поможет вам избавиться от конкретных симптомов, от которых вы страдаете. Также обычно требуется некоторое время для проб и ошибок, чтобы выяснить, какой именно сорт лучше всего работает для вашего организма.

 

Таким образом, то, что мы считаем «медицинским сортом», полностью зависит от ощущений и реакции организма.

 

Существует так много сортов каннабиса, что невозможно чётко классифицировать их все. Когда дело доходит до медицинской марихуаны, люди часто обсуждают различия между сортами индики и сативы, но в наше время почти каждый сорт каннабиса является гибридом.

 

Мы всё ещё изучаем, как различные соединения каннабиса влияют на людей. Недавно итальянские исследователи обнаружили THCP, новый мощный каннабиноид, о существовании которого совсем недавно ещё не знали. Есть доказательства того, что другие производные каннабиса, такие как терпены и флавоноиды каннабиса, могут быть в ответе за некоторые медицинские эффекты, но мы всё ещё не до конца понимаем, как всё работает в совокупности. Пока не будет более объективных исследований, многие пациенты должны экспериментировать с медицинской марихуаной, чтобы выяснить, какие сорта работают для них лучше всего. К сожалению, это не всегда легко предугадать.

 

Что нужно сделать?

 

Вместо того чтобы сосредотачиваться на выяснении, является ли сорт индикой или сативой, или выяснять какие-либо другие аспекты, например, как он выглядит или пахнет, зачастую более полезно выбирать генетику на основе её эффектов и отзывов других пациентов.

 

Может ли медицинский каннабис оказывать психоделический эффект?

 

Хотя многие разновидности каннабиса и обладают сильным психическим воздействием, но некоторые сорта совершенно не психоактивные. Непсихоактивные разновидности каннабиса не сильно влияют на мышление и разум. Такие сорта обычно содержат много КБД и почти не содержат ТГК. Кстати, сорта с низким содержанием ТГК весьма популярны для снятия тревоги, бессонницы и судорог.

 

Некоторые сорта каннабиса влияют на ваше мышление и разум, а другие — нет.

 

Тем не менее, многие пациенты предпочитают сорта каннабиса с высоким содержанием ТГК для облегчения таких симптомов, как боль и тошнота. Сорта с высоким содержанием ТГК принесут вам кайф наряду с облегчением длинного списка симптомов.

 

Какие болезни можно вылечить с помощью медицинского каннабиса?

 

Действительно очень важно понимать, что ещё не было доказано, что каннабис является панацеей от всех бед. Несмотря на то, насколько сильно мы любим это растение и извлекаем выгоду из его свойств, нет достоверных научных доказательств того, что каннабис является своего рода исцеляющим лекарством от всех болезней.

 

Это не означает, что медицинский каннабис не обладает успокаивающими свойствами. Фактически каннабис настолько надежен и практичен, что уже почти 20 лет доступен для медицинского применения в Калифорнии, США. 

 

К сожалению, есть много людей, готовых дать ложную надежду больным людям, говоря, что каннабис может вылечить рак, рассеянный склероз, посттравматическое стрессовое расстройство или эпилепсию. Когда кто-то говорит, что каннабис может что-то «вылечить», к его комментариям следует относиться со здоровой долей скептицизма, если только вам не представят веские доказательства, подтверждающие его утверждения. 

 

Опять же, на данный момент нет доказательств того, что каннабис «лечит» что-либо, поскольку никем не было доказано, что он полностью устраняет болезни.

 

Мы не говорим, что медицинская марихуана совсем ничего не лечит, просто в настоящее время у нас нет конкретных доказательств этого факта. И когда дело доходит до оценки возможных вариантов лечения, вы должны смотреть на доказательства и примеры успешных лечений, а не исходить из слов незнакомых вам людей, которые не являются практикующими врачами.

 

Например, сорт, который лишь усиливает тревогу у одного человека, возможно, сможет уменьшить боль или тошноту у другого пациента. Каннабис, который предотвращает судороги у одного пациента, на самом деле может вызвать приступ у другого.

 

Этот огромный спектр эффектов является частью того, почему нам нужно юридически изменить способ использования каннабиса как целого растения, чтобы мы могли начать выделять отдельные компоненты каннабиса, которые вызывают определённый, нужный эффект. В принципе, как и с любым другим лекарством.

 

Пример медицинского каннабиса из Калифорнийской аптеки

 

Однако из-за распространенной дезинформации, когда дело доходит до облегчения симптомов болезни с помощью медицинской марихуаны, важно быть реалистом и знать, чего ожидать. 

 

Теперь давайте разберемся, что мы действительно знаем о медицинской марихуане, в том числе и о том, что делает её эффективной для одних пациентов и не такой эффективной для других.

 

Что мы знаем о каннабиноидах?

 

В каннабисе содержатся разные соединения (каннабиноиды), которые и вызывают разные эффекты. Хотя было доказано, что некоторые вещества, такие как терпены, изменяют психическое и физическое воздействие каннабиса, именно каннабиноиды, содержащиеся в соцветиях, являются предметом наибольшего интереса для исследований.

 

Каннабиноиды воздействуют на естественные рецепторы в нашем мозгу, вызывая большинство эффектов, приписываемых каннабису.

 

Вот очень короткий список распространенных каннабиноидов, которые представляют медицинский интерес для учёных, врачей и пациентов. Тут мы опишем лишь те, о которых мы знаем больше всего.

ТГК — отвечает за многие психические эффекты, а так же помогает против тошноты и, возможно, оказывает обезболивающее воздействие. КБД — отличное средство для снятия тревоги, судорог, бессонницы. КБН — уровни КБН в шишках повышаются, когда растениям позволяют чуть дольше расти и созревать до сбора урожая. CBN оказывает расслабляющее воздействие на тело, и в целом он менее психоактивный, чем ТГК. Другие каннабиноиды — существуют десятки и даже сотни каннабиноидов, которые можно найти в различных сортах каннабиса. Большинство из них ещё недостаточно изучены или вовсе даже не идентифицированы.

 

Распространенные симптомы, при которых помогает медицинский каннабис:

Боль, спазмы, тошнота и отсутствие аппетита — их часто лечат сортами с высоким содержанием ТГК. Результаты сильно различаются от пациента к пациенту, поэтому лучше оценивать результаты для каждого конкретного пациента индивидуально. Лечения рака — многие больные раком сообщают, что каннабис облегчает симптомы после химиотерапии. Однако нет никаких конкретных доказательств того, что каннабис действительно может вылечить рак у людей.  Судороги / эпилепсия / синдром Драве — некоторые пациенты с эпилепсией сообщают об уменьшении симптомов при использовании сортов с высоким содержанием КБД. Большинство этих пациентов употребляют медицинскую марихуану в дополнение к другим лекарствам, а не в качестве их замены. Беспокойство или бессонница — их часто устраняют с помощью высокого уровня КБД и среднего или низкого уровня ТГК. У некоторых людей высокий уровень ТГК может лишь усугубить тревогу, особенно если они пробуют каннабис впервые или потребляют больше, чем привыкли обычно.   

Компания Mullaways Medical Cannabis используют растения, выращенные в аутдоре, для исследований каннабиноидов в Австралии

 

Вейпинг, каннакухня и медицинский каннабис

 

Когда дело доходит до медицинской марихуаны, курение — это явно не лучший вариант, так как оно может раздражать легкие, и существует множество доказательств того, что курение вредит здоровью.

 

Вейпинг (испарение вместо сжигания) и употребление каннабиса в пищу считаются «золотым стандартом», позволяющим воспользоваться всеми преимуществами медицинской марихуаны.

 

Через какое время после перехода на медицинскую марихуану я могу перестать принимать лекарства?

 

Большинство пациентов употребляют каннабис в качестве дополнения к лекарствам, отпускаемым по рецепту, а не в качестве их замены

 

Вероятно, есть люди, которые могут перестать принимать свои лекарства и справиться со своими симптомами исключительно с помощью медицинской марихуаны. Эти пациенты фигурируют в рассказах и статьях, поэтому может создаться впечатление, что их большинство.

 

Но правда в том, что за все годы общения с различными пациентами, потребляющими медицинский каннабис, не было ни одного, который смог бы полностью заменить все свои рецептурные лекарства медицинской марихуаной. Некоторым удалось снизить зависимость или дозировку, но почти все пациенты употребляют каннабис лишь в качестве дополнения к их рецептурным лекарствам, которые им прописал врач.

 

Большинство пациентов употребляют каннабис в качестве дополнения к лекарствам, отпускаемым по рецепту, а не в качестве их замены.

 

Это не означает, что каннабис не сможет улучшить качество жизни человека, страдающего каким-либо заболеванием. Тем не менее, любой, кто пробует каннабис по медицинским причинам, должен знать, что если он уже принимает лекарство от какого-либо заболевания, то, скорее всего, каннабис поможет ему лучше всего в сочетании с прописанными лекарствами, а не вместо них.

 

По мере того, как проводятся дополнительные исследования каннабиса и разрабатываются новые сорта, появляются новые возможности для облегчения болей и симптомов. Тем не менее, тем, кто думает попробовать каннабис в медицинских целях, следует поговорить со своим врачом и ожидать, что каннабис, скорее всего, станет лишь дополнением к основному лечению. Успеха!

 

Источник: GrowWeedEasy

Перевод: @Terpen

 

Спонсор статьи - магазин фитоосвещения MrGrower

 

Еще почитать:

Марихуана и психическое здоровье Каннабис для раковых больных: истории практикующих медиков Топ Dzagi: пять сортов, которые спасут от боли Топ Dzagi: десятка самых популярных КБД-сортов по продажам в России Сеть Шарлотты: История происхождения КБД Кто такой Рик Симпсон и что такое "Масло Рика Симпсона" (RSO)? Каннабис и кокосовое масло. Полезные свойства и рецепт приготовления Dzagi-истории: «Для меня лечебные свойства КБД и ТГК — источник комфортной жизни без болей» Вызывает ли марихуана зависимость?

 

  • Создать...