Публикации
Гроупедия
Перейти к содержанию

Видео: Образование в сфере каннабиса (ToroПЫХ)

В этом видео вы узнаете о канадских программах обучения в сфере каннабиса и о программах иммиграции в Канаду через обучение.

 

 

Смотрите также:

Изменено пользователем DzagiNews


Dzagi в соцсетях: Telegram | Instagram | Youtube
DzagiNews
Нашли ошибку?

Успех! Найденная ошибка зафиксирована и отправлена, совсем скоро она будет еще и исправлена!

Реклама






Обратная связь

Рекомендуемые комментарии

Комментариев нет



Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

Похожие статьи

 

Индустрия рекреационного и медицинского каннабиса добилась больших успехов в США и Канаде за последние несколько лет. В одних только штатах, как следует из недавнего отчёта Leafly, психоактивный каннабис стал пятой по ценности культурой на национальном уровне.

 

Феноменальный рост индустрии привёл к тому, что инвесторы и бизнесмены получили значительную прибыль, которая измеряется десятками и сотнями миллионов долларов. Вот 9 самых богатых из них по версии авторитетного бизнес-портала Benzinga:

 

9. Николас Ковачевич — $15 млн

 

 

Ковачевич основал компанию KushCo в 2010 году — на тот момент каннабис был легален для использования в медицинских целях лишь в 8 штатах США. KushCo специализируется на производстве упаковки для каннабиса, масел, канна-фуда и всего в этом роде. Ковачевич получает зарплату почти в $1 млн в год, и в настоящий момент его состояние достигает около $15 млн.

 

8. Эндрю Модлин — $50 млн

 

 

Модлин является соучредителем MedMen, американской компании по производству каннабиса с более чем 25 розничными магазинами и 6 фермами. Согласно данным Celebrity Net Worth, состояние Модлина оценивается примерно в $50 млн.

 

7. Ирвин Саймон — $50 млн

 

 

Саймон является генеральным директором Tilray, одной из крупнейших компаний по производству каннабиса в мире. Саймон получает огромную годовую зарплату в размере более $10 млн. Его состояние оценивается примерно в $50 млн.

 

6. Сет Роген — $80 млн

 

 

Роген, известный канадский и американский актёр и сценарист, в своё время основал компанию Houseplant, которая специализируется на производстве премиальных сортов каннабиса. По оценкам самого Рогена, в канна-индустрии он успел заработать около 80 миллионов долларов.

 

5. Брюс Линтон — $80 млн

 

 

Линтон известен тем, что является одним из основателей Canopy Growth, одной из ведущих канадских компаний по производству каннабиса. В 2019 году он ушёл в отставку и стал частным инвестором. Его состояние, согласно данным Celebrity Net Worth, оценивается в $80 млн.

 

4. Терри Бут — $90 млн

 

 

Бут является соучредителем Aurora Cannabis, он также занимал должность генерального директора этой компании вплоть до февраля 2020 года. На своём посту он провёл крупную сделку по слиянию компании с CanniMed Therapeutics, что сделало Aurora мировым лидером по производству каннабиса. В какой-то момент Бут владел пакетом акций Aurora стоимостью более $90 млн.

 

3. Джон Червини — $100 млн

 

 

Червини является основателем Aphria, ещё одной канадской компании по производству каннабиса. Родители Червини владели тепличным бизнесом и выращивали перец с помидорами, но Джон посчитал, что заработает гораздо больше, если будет растить каннабис. В какой-то момент он владел пакетом акций Aphria на сумму более $100 млн.

 

2. Снуп Догг — $150 млн

 

 

Снуп Догг известен как музыкант, актёр и продюсер, но в последние годы он активно инвестирует в различные компании, связанные с каннабисом. Для этого он даже основал инвестиционный фонд Casa Verde Capital, портфель которого превышает $200 млн. При этом капитал самого Догга, по данным Celebrity Net Worth, составляет около $150 млн.

 

1. Брендан Кеннеди — $200 млн

 

 

Кеннеди является соучредителем американской компании Privateer Holdings, инвестирующей в канна-стартапы, и бывшим генеральным директором Tilray, канадского производителя каннабиса. По данным Bloomberg, когда акции Tilray были на рекордно высоком уровне, собственный капитал Кеннеди составлял более $2 млрд. Однако позже акции обрушились, и эта сумма упала примерно до $200 млн.

 

Подготовил: Hunter Melrose

Источник: Benzinga

 

Еще почитать:

Миллениалы из США в 2021 году потратили $4,4 млрд на легальный каннабис Компания Снуп Догга привлекла $100 млн для инвестиций в каннабис Власти Малави предложили Майклу Тайсону стать послом каннабиса

 

В период с 1 января по 9 ноября 2021 года, согласно данным исследовательской компании PitchBook, инвесторы со всего мира вложили в индустрию каннабиса порядка $2,6 млрд (для сравнения: в 2020 году объём инвестиций составил $1,4 млрд). Основная часть этих средств — более $1,6 млрд — ушла технологическим компаниям, многие из которых являются стартапами из США.

 

Думайте об этих стартапах в области технологий каннабиса как о лопатах и кирках, которые поддерживали золотую лихорадку в XIX веке. Они не продают сам каннабис, а вместо этого оказывают такие услуги, как управление запасами, маркетинг, выплата заработной платы, удержание клиентов и всё остальное, что нужно магазинам каннабиса для выживания и процветания.

 

«Если вы, как инвестор, размышляете о том, чтобы принять участие в этой лихорадке, и вы находитесь в США, единственный способ сделать это — играть в технологии каннабиса», — считает Джеффри Харрис, генеральный директор Springbig, компании-разработчика программного обеспечения, позволяющего канна-диспансерам продавать свои продукты и удерживать клиентов. Харрис также добавил, что сам инвестирует в стартапы, связанные с каннабисом.

 

Технологии — это не так рискованно, как торговля

Традиционно индустрия каннабиса подпитывалась инвестициями фирм, которые специализируются на каннабисе и обладают опытом, позволяющим ориентироваться в нормативных серых зонах между федеральным и местным законодательством США. 

 

Институциональным инвесторам всегда было трудно поддерживать неоднозначные отрасли, такие как огнестрельное оружие, табак, азартные игры, а теперь и каннабис. Но технологии — в чьих интересах они бы не служили — достаточно далеки от риска, и именно это даёт инвесторам возможность делать ставки на преимущества легализации, не занимаясь непосредственно торговлей каннабисом.

 

«Вы действительно не можете спрятаться от этой возможности, — говорит Чад Бронштейн, генеральный директор Fyllo, компании по разработке облачных программных решений для канна-индустрии. — Это отличный символ для пространства, чтобы показать возможности здесь».

 

Если гиганты не выходят на рынок, их место занимают пионеры

Ещё недавно традиционные венчурные фонды и фонды прямых инвестиций рассматривали каннатех — и индустрию каннабиса в целом — как нечто слишком маленькое и сложное, чтобы вкладывать в него серьёзные суммы, говорит Эмили Паксия, менеджер инвестиционной компании Poseidon Asset Management.

 

Однако теперь инвесторы, по словам Паксии, осознают, насколько быстро развивается канна-индустрия. Кроме того, поскольку каннабис по-прежнему запрещён на федеральном уровне в США, большинство крупных платформ не обслуживают индустрию. Вот почему все эти нишевые стартапы смогли достичь высот — более крупным компаниям, таким как Amazon или Oracle, до отрасли попросту не было никакого дела.

 

«Я думаю, что с течением времени, в силу созревания отрасли и её дестигматизации, всё больше и больше традиционных технологических инвесторов решатся разместить капитал в пространстве», — добавил Кайл Шерман, гендиректор Flowhub, компании по разработке технических решений для проведения сделок в канна-шопах.

 

Источник: Business Insider

Подготовил: @HunterMelrose

 

Еще почитать:

Украина выделила более $530 000 на развитие коноплеводства Как заработать на наивных инвесторах онлайн (быстро): канна-стартап обвинили в мошенничестве на $2 млн Канадская канна-индустрия переживает кризис: Чему он может нас научить?

 

Статья об учебных заведениях в США, в которых можно получить образование и стать специалистом в сфере каннабиса, натолкнула на мысль: а как обстоят дела в России? Где у нас можно обучиться на коноплевода?

 

Немного истории

 

После того, как СССР ратифицировал Конвенцию ООН «О наркотических средствах» в 1961 году, объёмы выращивания конопли в стране начали стремительно падать. 12 июня 1987 года даже было принято постановление Совета Министров СССР № 695 «О запрещении посева и выращивания гражданами масличного мака», которым помимо мака также не допускался посев и выращивание конопли на приусадебных или на других земельных участках, находящихся в пользовании колхозников, рабочих и служащих.

 

После этого Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1987 года были введены новые составы преступлений в Уголовный Кодекс и Кодекс об административных правонарушениях РСФСР. Они пополнились статьями «Незаконные посев или выращивание масличного мака или конопли». За выращивание южной маньчжурской, чуйской, архонской и краснодарской, а также индийской конопли можно было получить до 5 лет лишения свободы (и до 8 лет при повторном нарушении), а за выращивание всей остальной — штраф до 100 рублей (и до 3 лет лишения свободы при повторном нарушении).

 

26 января 2006 года вышло постановление Правительства Российской Федерации №45 о лицензировании деятельности по выращиванию конопли для использования в научных и учебных целях, а также в экспертной деятельности.

 

20 июля 2007 года вышло постановление Правительства РФ №460, которым были определены и разрешены к выращиванию сорта конопли, включённые в Государственный реестр селекционных достижений, для промышленного использования. Другие требования обязывали соблюдать порог ТГК в 0,1%, а также районировать места произрастания. 

 

С этого момента, спустя десятки лет запрета, выращивание конопли предприятиями официально разрешено.

 

Обучение на коноплевода

 

В отличие от американских вузов, в которых имеются специализированные курсы по коноплеводству, в российских вузах аналогичные курсы или специализации, готовящие специалистов с учётом развития отрасли коноплеводства, отсутствуют. В аграрных вузах РФ готовят бакалавров и магистров по различным направлениям, которые могут лишь затрагивать темы коноплеводства.

 

На III Всероссийском отраслевом совещании «Коноплеводство России: взгляд в будущее», состоявшемся 16 декабря 2019 года в Москве, обсуждались многие проблемы отечественного коноплеводства, в том числе дефицит профильных специалистов как для аграрного производства, так и первичной переработки конопли. 

 

С докладом о состоянии и перспективах подготовки кадров для этой отрасли выступал Белопухов Сергей Леонидович, доктор сельскохозяйственных наук и профессор РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева. Он отмечал, что сегодня в вузах страны не предусмотрена такая специализация, как коноплеводство. Впрочем, её не было и раньше. 

 

Сегодня специалистов АПК (агропромышленного комплекса, — прим. автора) обучают комплексу знаний и умений по:

Агротехнологиям и экономике производства; Системам и технологиям защиты и питания растений на всех этапах выращивания культуры; Спектру современных минеральных, органических и органо-минеральных агрохимикатов, пестицидов и биопрепаратовов; Контролю качества урожая, сырья и готовой продукции; СанПиН регламента и экологических аспектов сельхозпроизводства.

 

Поэтому в аграрных вузах страны специалистов для отрасли коноплеводства готовят только в рамках подготовки бакалавров и магистров по направлениям «Агрономия», «Агрохимия и агропочвоведение» и «Агроинженерия». 

 

Например, в РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева, на факультете почвоведения, агрохимии и экологии студенты изучают дисциплины по агротехнологиям выращивания и переработки конопли в рамках программы «Агроэкологический мониторинг, химико-токсикологический и микробиологический анализ объектов агросферы».

 

Список ведущих аграрных университетов

РГАУ-МСХА — timacad.ru Кубанский ГАУ — kubsau.ru Ставропольский ГАУ — stgau.ru Пензенский ГАУ — pgau.ru Курская ГСХА — kgsha.ru

Несмотря на то, что специализация коноплеводства отсутствует в аграрных вузах, существует возможность пройти практику в компании «Коноплекс», которая уже сотрудничает с аграрными вузами, предоставляя площадку для прохождения учебной практики студентам старших курсов и аспирантам.

 

Ассоциации коноплеводов

АРКО «Ассоциация коноплеводов» — hempunion.ru АгроПромышленная Ассоциация Коноплеводов — apak.pro

Помимо того, что в вузах отсутствует специализации коноплеводство, не существует и курсов по повышению квалификации в данном направлении. Один из вариантов решения данной проблемы — это вступление в ассоциации коноплеводов, где можно обмениваться опытом, актуальными знаниями и информацией с коллегами.

 

Источники: rosflaxhemp.ru, apak.pro, megaresearch.ru

Автор: @PollyMolly

 

Еще почитать:

Потенциал российского рынка КБД Конопля «в законе»: Аграрии борются за право выращивать рентабельную культуру Как получить степень в области каннабиса в США

 

Зимбабве — вторая страна после Лесото, которая легализовала производство каннабиса на африканском континенте. Несмотря на то, что с того момента прошло уже три года, трудно сказать, что канна-индустрия страны по-настоящему сформировалась. 

 

Напротив, вход в бизнес довольно тяжёл и по ряду причин очень сильно зависит от иностранного капитала. Несмотря на идеальные климатические условия и неоспоримые конкурентные преимущества, не так уж и много фермеров выращивают каннабис. К тому же, растение мало интегрировано в экономику страны.

 

Трудности входа в индустрию

 

Поначалу, когда законодательство для канна-индустрии только зарождалось, власти настаивали на двух вещах. Во-первых, у государства должна быть доля во всех канна-компаниях. Во-вторых, производство каннабиса должно вестись исключительно на государственных землях. Одной из компаний, созданных на таких условиях, стала Du Sud, чьи плантации расположены в нескольких километрах от Булавайо, одного из крупнейших городов Зимбабве. 

 

Как рассказал Фриан Диксон, управляющий директор Du Sud, со временем власти всё же отказались от практики госучастия в бизнесе, потому что международный рынок крайне неодобрительно относился к «поставщику, который регулирует самого себя». 

 

В то же время, как говорит Диксон, лишь очень немногие из фермеров могут себе позволить культивировать каннабис — это сулит серьёзные издержки.

 

Дело в том, что Управление по контролю за лекарственными средствами Зимбабве требует, чтобы фермеры соблюдали некоторые меры безопасности. Они включают в себя не только ограждение периметра с контролем всех входов-выходов, как в Руанде, но и оснащение плантаций системами фильтрации воздуха — для предотвращения утечек пыльцы и сокрытия запахов. Если эти меры не соблюсти, то о выдаче лицензии можно и не мечтать.

 

Ещё один барьер для фермеров — лицензионные сборы. За выдачу лицензии, которая действует в течение пяти лет, придётся заплатить $50 тыс. Причём эту сумму необходимо вносить сразу, ещё до того, как компания совершит свои первые продажи и получит свою первую прибыль. 

 

Из-за этих требований подавляющее большинство компаний не могут начать своё дело без привлечения иностранного капитала (на внутренние кредиты рассчитывать не приходится, процентная ставка крайне невыгодна). Иногда, как в случае с Диксоном, это довольно сложно провернуть. «Учитывая историю нашей страны, у многих инвесторов сложилось негативное представление о Зимбабве, поэтому мне было очень трудно убедить их в том, что Зимбабве теперь открыта для бизнеса», — сказал он.

 

Историческая справка: Под конец 2013 года власти Зимбабве выгнали из страны иностранцев, которые ведут бизнес на территории страны, а весной 2016 и вовсе заставили их передать не менее 51% акций своих компаний в пользу местных бизнесменов. После смены режима в 2018 году эти меры были свёрнуты.

 

Индустрии нуждается в ликбезе

 

Как говорит Тафадзва Ньяманде, руководитель отдела развития канна-компании ZIHT и выпускник Всемирного банка со специализацией по конопле и каннабису, в Зимбабве в принципе мало осведомлённости об этом растении. В результате каннабис практически не задействован в тех секторах экономики, в которых мог бы.

 

По словам Ньяманде, среднестатистический зимбабвиец мало что знает об использовании каннабиса, а в высших учебных заведениях этому не обучают. Более того, в отдельных отраслях промышленности, таких как текстильная, пластмассовая, строительная и обрабатывающая, никто не подозревает о возможности использования растения в своей деятельности. 

 

Вдобавок ко всему, практика пересаживания фермеров с табака на каннабис, которая характерна практически для всех африканских стран, далеко не так проста, как кажется на первый взгляд.

 

«Каннабис и табак не дружат, табачный фермер не может превратиться в конопляного», — уверен Ньяманде. — «Табак требует много химикатов, каннабис же такого количества не требует. К тому же, не рекомендуется выращивать каннабис там, где рос табак».

 

Ньяманде объясняет это тем, что каннабис впитывает в себя химикаты, оставшиеся после табака, в связи с чем становится непригодным для производства всего, что будет контактировать с телом человека. В то же время Ньяманде уточняет, что этот же феномен можно использовать и себе во благо, например, чтобы при помощи конопли очищать почву.

 

Вдобавок к этому мало кто осознаёт, что каннабис — в принципе идеальная культура для климата Зимбабве. Как говорит Ньяманде, растение способно давать по нескольку урожаев в год.

 

«В районе Чикомба, откуда я родом, люди только и ждут сезона дождей, чтобы раз в год использовать свою землю», — говорит он. — «Остальные шесть месяцев земля простаивает. Конопля же может расти в это время, так как эта культура нетребовательна в плане воды».

 

Диксон с ним соглашается: «Зимбабве имеет лучший климат как для индорного, так и для аутдорного выращивания каннабиса, поэтому вы можете выбрать ферму в любом месте, где захотите».

 

Индустрия мала, но имеет шансы на развитие

 

В целом, рынок каннабиса в Зимбабве довольно мал. Рекреационный каннабис по-прежнему здесь запрещён, а медицинское употребление остаётся под вопросом. Таким образом все игроки канна-индустрии смотрят исключительно на зарубежный рынок и занимаются экспортом соцветий, масел и концентратов в соседние страны.

 

«Медицинский каннабис в настоящее время используется в исследовательских целях, так что его медицинское использование довольно ограничено. Внутренний интерес минимален», — объясняет ситуацию Портифа Мвендера, президент Фармацевтического общества Зимбабве. — «Лекарства регулируются Законом о медицинских и смежных веществах, а каннабис Законом о наркотиках. Существует процесс лицензирования, который любое лекарство должно будет выполнить, прежде чем оно будет продано нашим гражданам».

 

Несмотря на все препятствия и сложности, которые стоят перед канна-индустрией, эксперты считают, что всё же она имеет все шансы на развитие и во многом это связано с деятельностью властей.

 

Диксон считает, что даже факт отказа от госучастия в бизнесе доказывает, что «правительство очень усердно работает над тем, чтобы обеспечить удовлетворение всех наших потребностей».

 

«Производство каннабиса было легализовано только в 2018 году» — отмечает Тендай Нямидзи, адвокат юридической фирмы Muvingi & Mugadza. — «Это новая отрасль, и я считаю, что наше правительство делает верные шаги, чтобы обеспечить эффективное регулирование производства каннабиса».

 

С адвокатом соглашается Мвендер: «Действующее законодательство вполне адекватно, поскольку оно позволяет выращивать и исследовать медицинские преимущества растения, которые могут быть приняты местными исследователями, заинтересованным в пользе масел для здоровья человека».

 

Источник: Mugglehead

Подготовил: Hunter Melrose 

 

Еще почитать:

Малави хочет добиться независимости для своей канна-индустрии Растафарианцы из Кении требуют легалайза Легальный гровинг на Гавайях  
  • Создать...

Успех! Новость принята на премодерацию. Совсем скоро ищите в ленте новостей!