Публикации
Гроупедия
Перейти к содержанию

Поиск сообщества

Показаны результаты для тегов 'индустрия каннабиса'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип контента


Форумы

  • Администрация
    • ПРАВИЛА ФОРУМА
    • Обратная связь
  • Публикации
    • Новости
    • Тенденции
    • Интервью
    • Исследования
    • События
    • Ретроспектива
  • Растениеводство
    • Я – новичок
    • Жизненный цикл. От семечки до урожая
    • Вода, почва, удобрения
    • Проблемы растений
    • Гроубокс и оборудование
    • Аутдор
    • Гидропоника и кокосовый субстрат
    • Микрогров/стелс
    • Сорта, генетика, бридинг
    • DIY и гроухаки
    • Культура употребления
    • Видео и книги
    • Ситифермерство
    • Техническое коноплеводство
    • Шруминг
    • English Growers Area
  • Гроурепорты
  • Конкурсы
  • Семена
  • Оборудование и удобрения
  • Девайсы для курения
  • Грибы
  • Свободное общение

Категории

  • Все публикации
    • Новости
    • Тенденции
    • Интервью
    • События
    • Истории
    • Конкурсы
    • Видео
  • О нас
  • Важное
  • Акции гроурынка
  • Гроупедия
    • Гроупедия
    • Я - новичок
    • Жизненный цикл
    • Вода и водоподготовка
    • Почва и субстраты
    • Удобрения/стимуляторы
    • Сорта и генетика
    • Проблемы растений
    • Тренировка растений
    • Гроубокс / Гроурум / Микро / Стелс
    • Освещение
    • Гидропоника
    • Органика
    • Открытый грунт (Аутдор)
    • Своими руками (Handmade / DIY)
    • Культура употребления
    • Видеотека
    • Энтеогены
    • Библиотека
    • Кулинария
    • Медицина
    • Топы / подборки
    • Лайфстайл
    • Исследования
    • Ситифермерство
    • Гроухаки
    • История
    • Экстракты
    • Юридическая безопасность
    • Техническое коноплеводство
    • Другое
    • Все статьи
  • Шпаргалка
  • Архив лунного календаря
  • Оборудование и удобрения
    • Онлайн гроушопы
    • Физические магазины
    • Оборудование
    • Удобрения
    • Магазины оборудования и удобрений в странах СНГ
  • Семена
    • Сидшопы
    • Сидбанки
  • Гороскоп
  • Девайсы
  • Грибы

Поиск результатов в...

Поиск контента, содержащего...


Дата создания

  • Начало

    Конец


Дата обновления

  • Начало

    Конец


Фильтр по количеству...

Регистрация

  • Начало

    Конец


Группа


Telegram


Сайт


ICQ


Jabber


Skype


Город


Интересы

  1. Бизнес-портал Benzinga опубликовал свежий список бизнесменов, которые заработали десятки и даже сотни миллионов долларов на продажах каннабиса и инвестициях в канна-индустрию. Некоторые из них — такие как Сет Роген и Снуп Догг — могут быть вам хорошо знакомы, но о большинстве акул бизнеса вы услышите впервые. Индустрия рекреационного и медицинского каннабиса добилась больших успехов в США и Канаде за последние несколько лет. В одних только штатах, как следует из недавнего отчёта Leafly, психоактивный каннабис стал пятой по ценности культурой на национальном уровне. Феноменальный рост индустрии привёл к тому, что инвесторы и бизнесмены получили значительную прибыль, которая измеряется десятками и сотнями миллионов долларов. Вот 9 самых богатых из них по версии авторитетного бизнес-портала Benzinga: 9. Николас Ковачевич — $15 млн Ковачевич основал компанию KushCo в 2010 году — на тот момент каннабис был легален для использования в медицинских целях лишь в 8 штатах США. KushCo специализируется на производстве упаковки для каннабиса, масел, канна-фуда и всего в этом роде. Ковачевич получает зарплату почти в $1 млн в год, и в настоящий момент его состояние достигает около $15 млн. 8. Эндрю Модлин — $50 млн Модлин является соучредителем MedMen, американской компании по производству каннабиса с более чем 25 розничными магазинами и 6 фермами. Согласно данным Celebrity Net Worth, состояние Модлина оценивается примерно в $50 млн. 7. Ирвин Саймон — $50 млн Саймон является генеральным директором Tilray, одной из крупнейших компаний по производству каннабиса в мире. Саймон получает огромную годовую зарплату в размере более $10 млн. Его состояние оценивается примерно в $50 млн. 6. Сет Роген — $80 млн Роген, известный канадский и американский актёр и сценарист, в своё время основал компанию Houseplant, которая специализируется на производстве премиальных сортов каннабиса. По оценкам самого Рогена, в канна-индустрии он успел заработать около 80 миллионов долларов. 5. Брюс Линтон — $80 млн Линтон известен тем, что является одним из основателей Canopy Growth, одной из ведущих канадских компаний по производству каннабиса. В 2019 году он ушёл в отставку и стал частным инвестором. Его состояние, согласно данным Celebrity Net Worth, оценивается в $80 млн. 4. Терри Бут — $90 млн Бут является соучредителем Aurora Cannabis, он также занимал должность генерального директора этой компании вплоть до февраля 2020 года. На своём посту он провёл крупную сделку по слиянию компании с CanniMed Therapeutics, что сделало Aurora мировым лидером по производству каннабиса. В какой-то момент Бут владел пакетом акций Aurora стоимостью более $90 млн. 3. Джон Червини — $100 млн Червини является основателем Aphria, ещё одной канадской компании по производству каннабиса. Родители Червини владели тепличным бизнесом и выращивали перец с помидорами, но Джон посчитал, что заработает гораздо больше, если будет растить каннабис. В какой-то момент он владел пакетом акций Aphria на сумму более $100 млн. 2. Снуп Догг — $150 млн Снуп Догг известен как музыкант, актёр и продюсер, но в последние годы он активно инвестирует в различные компании, связанные с каннабисом. Для этого он даже основал инвестиционный фонд Casa Verde Capital, портфель которого превышает $200 млн. При этом капитал самого Догга, по данным Celebrity Net Worth, составляет около $150 млн. 1. Брендан Кеннеди — $200 млн Кеннеди является соучредителем американской компании Privateer Holdings, инвестирующей в канна-стартапы, и бывшим генеральным директором Tilray, канадского производителя каннабиса. По данным Bloomberg, когда акции Tilray были на рекордно высоком уровне, собственный капитал Кеннеди составлял более $2 млрд. Однако позже акции обрушились, и эта сумма упала примерно до $200 млн. Подготовил: Hunter Melrose Источник: Benzinga Еще почитать: Миллениалы из США в 2021 году потратили $4,4 млрд на легальный каннабис Компания Снуп Догга привлекла $100 млн для инвестиций в каннабис Власти Малави предложили Майклу Тайсону стать послом каннабиса Просмотр полной Статья
  2. Индустрия рекреационного и медицинского каннабиса добилась больших успехов в США и Канаде за последние несколько лет. В одних только штатах, как следует из недавнего отчёта Leafly, психоактивный каннабис стал пятой по ценности культурой на национальном уровне. Феноменальный рост индустрии привёл к тому, что инвесторы и бизнесмены получили значительную прибыль, которая измеряется десятками и сотнями миллионов долларов. Вот 9 самых богатых из них по версии авторитетного бизнес-портала Benzinga: 9. Николас Ковачевич — $15 млн Ковачевич основал компанию KushCo в 2010 году — на тот момент каннабис был легален для использования в медицинских целях лишь в 8 штатах США. KushCo специализируется на производстве упаковки для каннабиса, масел, канна-фуда и всего в этом роде. Ковачевич получает зарплату почти в $1 млн в год, и в настоящий момент его состояние достигает около $15 млн. 8. Эндрю Модлин — $50 млн Модлин является соучредителем MedMen, американской компании по производству каннабиса с более чем 25 розничными магазинами и 6 фермами. Согласно данным Celebrity Net Worth, состояние Модлина оценивается примерно в $50 млн. 7. Ирвин Саймон — $50 млн Саймон является генеральным директором Tilray, одной из крупнейших компаний по производству каннабиса в мире. Саймон получает огромную годовую зарплату в размере более $10 млн. Его состояние оценивается примерно в $50 млн. 6. Сет Роген — $80 млн Роген, известный канадский и американский актёр и сценарист, в своё время основал компанию Houseplant, которая специализируется на производстве премиальных сортов каннабиса. По оценкам самого Рогена, в канна-индустрии он успел заработать около 80 миллионов долларов. 5. Брюс Линтон — $80 млн Линтон известен тем, что является одним из основателей Canopy Growth, одной из ведущих канадских компаний по производству каннабиса. В 2019 году он ушёл в отставку и стал частным инвестором. Его состояние, согласно данным Celebrity Net Worth, оценивается в $80 млн. 4. Терри Бут — $90 млн Бут является соучредителем Aurora Cannabis, он также занимал должность генерального директора этой компании вплоть до февраля 2020 года. На своём посту он провёл крупную сделку по слиянию компании с CanniMed Therapeutics, что сделало Aurora мировым лидером по производству каннабиса. В какой-то момент Бут владел пакетом акций Aurora стоимостью более $90 млн. 3. Джон Червини — $100 млн Червини является основателем Aphria, ещё одной канадской компании по производству каннабиса. Родители Червини владели тепличным бизнесом и выращивали перец с помидорами, но Джон посчитал, что заработает гораздо больше, если будет растить каннабис. В какой-то момент он владел пакетом акций Aphria на сумму более $100 млн. 2. Снуп Догг — $150 млн Снуп Догг известен как музыкант, актёр и продюсер, но в последние годы он активно инвестирует в различные компании, связанные с каннабисом. Для этого он даже основал инвестиционный фонд Casa Verde Capital, портфель которого превышает $200 млн. При этом капитал самого Догга, по данным Celebrity Net Worth, составляет около $150 млн. 1. Брендан Кеннеди — $200 млн Кеннеди является соучредителем американской компании Privateer Holdings, инвестирующей в канна-стартапы, и бывшим генеральным директором Tilray, канадского производителя каннабиса. По данным Bloomberg, когда акции Tilray были на рекордно высоком уровне, собственный капитал Кеннеди составлял более $2 млрд. Однако позже акции обрушились, и эта сумма упала примерно до $200 млн. Подготовил: Hunter Melrose Источник: Benzinga Еще почитать: Миллениалы из США в 2021 году потратили $4,4 млрд на легальный каннабис Компания Снуп Догга привлекла $100 млн для инвестиций в каннабис Власти Малави предложили Майклу Тайсону стать послом каннабиса
  3. В период с 1 января по 9 ноября 2021 года, согласно данным исследовательской компании PitchBook, инвесторы со всего мира вложили в индустрию каннабиса порядка $2,6 млрд (для сравнения: в 2020 году объём инвестиций составил $1,4 млрд). Основная часть этих средств — более $1,6 млрд — ушла технологическим компаниям, многие из которых являются стартапами из США. Думайте об этих стартапах в области технологий каннабиса как о лопатах и кирках, которые поддерживали золотую лихорадку в XIX веке. Они не продают сам каннабис, а вместо этого оказывают такие услуги, как управление запасами, маркетинг, выплата заработной платы, удержание клиентов и всё остальное, что нужно магазинам каннабиса для выживания и процветания. «Если вы, как инвестор, размышляете о том, чтобы принять участие в этой лихорадке, и вы находитесь в США, единственный способ сделать это — играть в технологии каннабиса», — считает Джеффри Харрис, генеральный директор Springbig, компании-разработчика программного обеспечения, позволяющего канна-диспансерам продавать свои продукты и удерживать клиентов. Харрис также добавил, что сам инвестирует в стартапы, связанные с каннабисом. Технологии — это не так рискованно, как торговля Традиционно индустрия каннабиса подпитывалась инвестициями фирм, которые специализируются на каннабисе и обладают опытом, позволяющим ориентироваться в нормативных серых зонах между федеральным и местным законодательством США. Институциональным инвесторам всегда было трудно поддерживать неоднозначные отрасли, такие как огнестрельное оружие, табак, азартные игры, а теперь и каннабис. Но технологии — в чьих интересах они бы не служили — достаточно далеки от риска, и именно это даёт инвесторам возможность делать ставки на преимущества легализации, не занимаясь непосредственно торговлей каннабисом. «Вы действительно не можете спрятаться от этой возможности, — говорит Чад Бронштейн, генеральный директор Fyllo, компании по разработке облачных программных решений для канна-индустрии. — Это отличный символ для пространства, чтобы показать возможности здесь». Если гиганты не выходят на рынок, их место занимают пионеры Ещё недавно традиционные венчурные фонды и фонды прямых инвестиций рассматривали каннатех — и индустрию каннабиса в целом — как нечто слишком маленькое и сложное, чтобы вкладывать в него серьёзные суммы, говорит Эмили Паксия, менеджер инвестиционной компании Poseidon Asset Management. Однако теперь инвесторы, по словам Паксии, осознают, насколько быстро развивается канна-индустрия. Кроме того, поскольку каннабис по-прежнему запрещён на федеральном уровне в США, большинство крупных платформ не обслуживают индустрию. Вот почему все эти нишевые стартапы смогли достичь высот — более крупным компаниям, таким как Amazon или Oracle, до отрасли попросту не было никакого дела. «Я думаю, что с течением времени, в силу созревания отрасли и её дестигматизации, всё больше и больше традиционных технологических инвесторов решатся разместить капитал в пространстве», — добавил Кайл Шерман, гендиректор Flowhub, компании по разработке технических решений для проведения сделок в канна-шопах. Источник: Business Insider Подготовил: @HunterMelrose Еще почитать: Украина выделила более $530 000 на развитие коноплеводства Как заработать на наивных инвесторах онлайн (быстро): канна-стартап обвинили в мошенничестве на $2 млн Канадская канна-индустрия переживает кризис: Чему он может нас научить?
  4. Год ещё не закончился, а инвесторы со всего мира уже вложили в мировую индустрию каннабиса сумму, которая сопоставима с годовым бюджетом Республики Крым. Однако в характеристике инвестиций интересен вовсе не их объем, а их назначение. В период с 1 января по 9 ноября 2021 года, согласно данным исследовательской компании PitchBook, инвесторы со всего мира вложили в индустрию каннабиса порядка $2,6 млрд (для сравнения: в 2020 году объём инвестиций составил $1,4 млрд). Основная часть этих средств — более $1,6 млрд — ушла технологическим компаниям, многие из которых являются стартапами из США. Думайте об этих стартапах в области технологий каннабиса как о лопатах и кирках, которые поддерживали золотую лихорадку в XIX веке. Они не продают сам каннабис, а вместо этого оказывают такие услуги, как управление запасами, маркетинг, выплата заработной платы, удержание клиентов и всё остальное, что нужно магазинам каннабиса для выживания и процветания. «Если вы, как инвестор, размышляете о том, чтобы принять участие в этой лихорадке, и вы находитесь в США, единственный способ сделать это — играть в технологии каннабиса», — считает Джеффри Харрис, генеральный директор Springbig, компании-разработчика программного обеспечения, позволяющего канна-диспансерам продавать свои продукты и удерживать клиентов. Харрис также добавил, что сам инвестирует в стартапы, связанные с каннабисом. Технологии — это не так рискованно, как торговля Традиционно индустрия каннабиса подпитывалась инвестициями фирм, которые специализируются на каннабисе и обладают опытом, позволяющим ориентироваться в нормативных серых зонах между федеральным и местным законодательством США. Институциональным инвесторам всегда было трудно поддерживать неоднозначные отрасли, такие как огнестрельное оружие, табак, азартные игры, а теперь и каннабис. Но технологии — в чьих интересах они бы не служили — достаточно далеки от риска, и именно это даёт инвесторам возможность делать ставки на преимущества легализации, не занимаясь непосредственно торговлей каннабисом. «Вы действительно не можете спрятаться от этой возможности, — говорит Чад Бронштейн, генеральный директор Fyllo, компании по разработке облачных программных решений для канна-индустрии. — Это отличный символ для пространства, чтобы показать возможности здесь». Если гиганты не выходят на рынок, их место занимают пионеры Ещё недавно традиционные венчурные фонды и фонды прямых инвестиций рассматривали каннатех — и индустрию каннабиса в целом — как нечто слишком маленькое и сложное, чтобы вкладывать в него серьёзные суммы, говорит Эмили Паксия, менеджер инвестиционной компании Poseidon Asset Management. Однако теперь инвесторы, по словам Паксии, осознают, насколько быстро развивается канна-индустрия. Кроме того, поскольку каннабис по-прежнему запрещён на федеральном уровне в США, большинство крупных платформ не обслуживают индустрию. Вот почему все эти нишевые стартапы смогли достичь высот — более крупным компаниям, таким как Amazon или Oracle, до отрасли попросту не было никакого дела. «Я думаю, что с течением времени, в силу созревания отрасли и её дестигматизации, всё больше и больше традиционных технологических инвесторов решатся разместить капитал в пространстве», — добавил Кайл Шерман, гендиректор Flowhub, компании по разработке технических решений для проведения сделок в канна-шопах. Источник: Business Insider Подготовил: @HunterMelrose Еще почитать: Украина выделила более $530 000 на развитие коноплеводства Как заработать на наивных инвесторах онлайн (быстро): канна-стартап обвинили в мошенничестве на $2 млн Канадская канна-индустрия переживает кризис: Чему он может нас научить? Просмотр полной Статья
  5. По оценкам министра финансов Зимбабве, в 2021 году экспорт каннабиса и продуктов его переработки может достичь 1,25 миллиардов долларов. Это внушительная сумма, и на первый взгляд даже может показаться, что канна-индустрия страны прочно стоит на ногах. Однако это не совсем так. Зимбабве — вторая страна после Лесото, которая легализовала производство каннабиса на африканском континенте. Несмотря на то, что с того момента прошло уже три года, трудно сказать, что канна-индустрия страны по-настоящему сформировалась. Напротив, вход в бизнес довольно тяжёл и по ряду причин очень сильно зависит от иностранного капитала. Несмотря на идеальные климатические условия и неоспоримые конкурентные преимущества, не так уж и много фермеров выращивают каннабис. К тому же, растение мало интегрировано в экономику страны. Трудности входа в индустрию Поначалу, когда законодательство для канна-индустрии только зарождалось, власти настаивали на двух вещах. Во-первых, у государства должна быть доля во всех канна-компаниях. Во-вторых, производство каннабиса должно вестись исключительно на государственных землях. Одной из компаний, созданных на таких условиях, стала Du Sud, чьи плантации расположены в нескольких километрах от Булавайо, одного из крупнейших городов Зимбабве. Как рассказал Фриан Диксон, управляющий директор Du Sud, со временем власти всё же отказались от практики госучастия в бизнесе, потому что международный рынок крайне неодобрительно относился к «поставщику, который регулирует самого себя». В то же время, как говорит Диксон, лишь очень немногие из фермеров могут себе позволить культивировать каннабис — это сулит серьёзные издержки. Дело в том, что Управление по контролю за лекарственными средствами Зимбабве требует, чтобы фермеры соблюдали некоторые меры безопасности. Они включают в себя не только ограждение периметра с контролем всех входов-выходов, как в Руанде, но и оснащение плантаций системами фильтрации воздуха — для предотвращения утечек пыльцы и сокрытия запахов. Если эти меры не соблюсти, то о выдаче лицензии можно и не мечтать. Ещё один барьер для фермеров — лицензионные сборы. За выдачу лицензии, которая действует в течение пяти лет, придётся заплатить $50 тыс. Причём эту сумму необходимо вносить сразу, ещё до того, как компания совершит свои первые продажи и получит свою первую прибыль. Из-за этих требований подавляющее большинство компаний не могут начать своё дело без привлечения иностранного капитала (на внутренние кредиты рассчитывать не приходится, процентная ставка крайне невыгодна). Иногда, как в случае с Диксоном, это довольно сложно провернуть. «Учитывая историю нашей страны, у многих инвесторов сложилось негативное представление о Зимбабве, поэтому мне было очень трудно убедить их в том, что Зимбабве теперь открыта для бизнеса», — сказал он. Историческая справка: Под конец 2013 года власти Зимбабве выгнали из страны иностранцев, которые ведут бизнес на территории страны, а весной 2016 и вовсе заставили их передать не менее 51% акций своих компаний в пользу местных бизнесменов. После смены режима в 2018 году эти меры были свёрнуты. Индустрии нуждается в ликбезе Как говорит Тафадзва Ньяманде, руководитель отдела развития канна-компании ZIHT и выпускник Всемирного банка со специализацией по конопле и каннабису, в Зимбабве в принципе мало осведомлённости об этом растении. В результате каннабис практически не задействован в тех секторах экономики, в которых мог бы. По словам Ньяманде, среднестатистический зимбабвиец мало что знает об использовании каннабиса, а в высших учебных заведениях этому не обучают. Более того, в отдельных отраслях промышленности, таких как текстильная, пластмассовая, строительная и обрабатывающая, никто не подозревает о возможности использования растения в своей деятельности. Вдобавок ко всему, практика пересаживания фермеров с табака на каннабис, которая характерна практически для всех африканских стран, далеко не так проста, как кажется на первый взгляд. «Каннабис и табак не дружат, табачный фермер не может превратиться в конопляного», — уверен Ньяманде. — «Табак требует много химикатов, каннабис же такого количества не требует. К тому же, не рекомендуется выращивать каннабис там, где рос табак». Ньяманде объясняет это тем, что каннабис впитывает в себя химикаты, оставшиеся после табака, в связи с чем становится непригодным для производства всего, что будет контактировать с телом человека. В то же время Ньяманде уточняет, что этот же феномен можно использовать и себе во благо, например, чтобы при помощи конопли очищать почву. Вдобавок к этому мало кто осознаёт, что каннабис — в принципе идеальная культура для климата Зимбабве. Как говорит Ньяманде, растение способно давать по нескольку урожаев в год. «В районе Чикомба, откуда я родом, люди только и ждут сезона дождей, чтобы раз в год использовать свою землю», — говорит он. — «Остальные шесть месяцев земля простаивает. Конопля же может расти в это время, так как эта культура нетребовательна в плане воды». Диксон с ним соглашается: «Зимбабве имеет лучший климат как для индорного, так и для аутдорного выращивания каннабиса, поэтому вы можете выбрать ферму в любом месте, где захотите». Индустрия мала, но имеет шансы на развитие В целом, рынок каннабиса в Зимбабве довольно мал. Рекреационный каннабис по-прежнему здесь запрещён, а медицинское употребление остаётся под вопросом. Таким образом все игроки канна-индустрии смотрят исключительно на зарубежный рынок и занимаются экспортом соцветий, масел и концентратов в соседние страны. «Медицинский каннабис в настоящее время используется в исследовательских целях, так что его медицинское использование довольно ограничено. Внутренний интерес минимален», — объясняет ситуацию Портифа Мвендера, президент Фармацевтического общества Зимбабве. — «Лекарства регулируются Законом о медицинских и смежных веществах, а каннабис Законом о наркотиках. Существует процесс лицензирования, который любое лекарство должно будет выполнить, прежде чем оно будет продано нашим гражданам». Несмотря на все препятствия и сложности, которые стоят перед канна-индустрией, эксперты считают, что всё же она имеет все шансы на развитие и во многом это связано с деятельностью властей. Диксон считает, что даже факт отказа от госучастия в бизнесе доказывает, что «правительство очень усердно работает над тем, чтобы обеспечить удовлетворение всех наших потребностей». «Производство каннабиса было легализовано только в 2018 году» — отмечает Тендай Нямидзи, адвокат юридической фирмы Muvingi & Mugadza. — «Это новая отрасль, и я считаю, что наше правительство делает верные шаги, чтобы обеспечить эффективное регулирование производства каннабиса». С адвокатом соглашается Мвендер: «Действующее законодательство вполне адекватно, поскольку оно позволяет выращивать и исследовать медицинские преимущества растения, которые могут быть приняты местными исследователями, заинтересованным в пользе масел для здоровья человека». Источник: Mugglehead Подготовил: Hunter Melrose Еще почитать: Малави хочет добиться независимости для своей канна-индустрии Растафарианцы из Кении требуют легалайза Легальный гровинг на Гавайях Просмотр полной Статья
  6. Зимбабве — вторая страна после Лесото, которая легализовала производство каннабиса на африканском континенте. Несмотря на то, что с того момента прошло уже три года, трудно сказать, что канна-индустрия страны по-настоящему сформировалась. Напротив, вход в бизнес довольно тяжёл и по ряду причин очень сильно зависит от иностранного капитала. Несмотря на идеальные климатические условия и неоспоримые конкурентные преимущества, не так уж и много фермеров выращивают каннабис. К тому же, растение мало интегрировано в экономику страны. Трудности входа в индустрию Поначалу, когда законодательство для канна-индустрии только зарождалось, власти настаивали на двух вещах. Во-первых, у государства должна быть доля во всех канна-компаниях. Во-вторых, производство каннабиса должно вестись исключительно на государственных землях. Одной из компаний, созданных на таких условиях, стала Du Sud, чьи плантации расположены в нескольких километрах от Булавайо, одного из крупнейших городов Зимбабве. Как рассказал Фриан Диксон, управляющий директор Du Sud, со временем власти всё же отказались от практики госучастия в бизнесе, потому что международный рынок крайне неодобрительно относился к «поставщику, который регулирует самого себя». В то же время, как говорит Диксон, лишь очень немногие из фермеров могут себе позволить культивировать каннабис — это сулит серьёзные издержки. Дело в том, что Управление по контролю за лекарственными средствами Зимбабве требует, чтобы фермеры соблюдали некоторые меры безопасности. Они включают в себя не только ограждение периметра с контролем всех входов-выходов, как в Руанде, но и оснащение плантаций системами фильтрации воздуха — для предотвращения утечек пыльцы и сокрытия запахов. Если эти меры не соблюсти, то о выдаче лицензии можно и не мечтать. Ещё один барьер для фермеров — лицензионные сборы. За выдачу лицензии, которая действует в течение пяти лет, придётся заплатить $50 тыс. Причём эту сумму необходимо вносить сразу, ещё до того, как компания совершит свои первые продажи и получит свою первую прибыль. Из-за этих требований подавляющее большинство компаний не могут начать своё дело без привлечения иностранного капитала (на внутренние кредиты рассчитывать не приходится, процентная ставка крайне невыгодна). Иногда, как в случае с Диксоном, это довольно сложно провернуть. «Учитывая историю нашей страны, у многих инвесторов сложилось негативное представление о Зимбабве, поэтому мне было очень трудно убедить их в том, что Зимбабве теперь открыта для бизнеса», — сказал он. Историческая справка: Под конец 2013 года власти Зимбабве выгнали из страны иностранцев, которые ведут бизнес на территории страны, а весной 2016 и вовсе заставили их передать не менее 51% акций своих компаний в пользу местных бизнесменов. После смены режима в 2018 году эти меры были свёрнуты. Индустрии нуждается в ликбезе Как говорит Тафадзва Ньяманде, руководитель отдела развития канна-компании ZIHT и выпускник Всемирного банка со специализацией по конопле и каннабису, в Зимбабве в принципе мало осведомлённости об этом растении. В результате каннабис практически не задействован в тех секторах экономики, в которых мог бы. По словам Ньяманде, среднестатистический зимбабвиец мало что знает об использовании каннабиса, а в высших учебных заведениях этому не обучают. Более того, в отдельных отраслях промышленности, таких как текстильная, пластмассовая, строительная и обрабатывающая, никто не подозревает о возможности использования растения в своей деятельности. Вдобавок ко всему, практика пересаживания фермеров с табака на каннабис, которая характерна практически для всех африканских стран, далеко не так проста, как кажется на первый взгляд. «Каннабис и табак не дружат, табачный фермер не может превратиться в конопляного», — уверен Ньяманде. — «Табак требует много химикатов, каннабис же такого количества не требует. К тому же, не рекомендуется выращивать каннабис там, где рос табак». Ньяманде объясняет это тем, что каннабис впитывает в себя химикаты, оставшиеся после табака, в связи с чем становится непригодным для производства всего, что будет контактировать с телом человека. В то же время Ньяманде уточняет, что этот же феномен можно использовать и себе во благо, например, чтобы при помощи конопли очищать почву. Вдобавок к этому мало кто осознаёт, что каннабис — в принципе идеальная культура для климата Зимбабве. Как говорит Ньяманде, растение способно давать по нескольку урожаев в год. «В районе Чикомба, откуда я родом, люди только и ждут сезона дождей, чтобы раз в год использовать свою землю», — говорит он. — «Остальные шесть месяцев земля простаивает. Конопля же может расти в это время, так как эта культура нетребовательна в плане воды». Диксон с ним соглашается: «Зимбабве имеет лучший климат как для индорного, так и для аутдорного выращивания каннабиса, поэтому вы можете выбрать ферму в любом месте, где захотите». Индустрия мала, но имеет шансы на развитие В целом, рынок каннабиса в Зимбабве довольно мал. Рекреационный каннабис по-прежнему здесь запрещён, а медицинское употребление остаётся под вопросом. Таким образом все игроки канна-индустрии смотрят исключительно на зарубежный рынок и занимаются экспортом соцветий, масел и концентратов в соседние страны. «Медицинский каннабис в настоящее время используется в исследовательских целях, так что его медицинское использование довольно ограничено. Внутренний интерес минимален», — объясняет ситуацию Портифа Мвендера, президент Фармацевтического общества Зимбабве. — «Лекарства регулируются Законом о медицинских и смежных веществах, а каннабис Законом о наркотиках. Существует процесс лицензирования, который любое лекарство должно будет выполнить, прежде чем оно будет продано нашим гражданам». Несмотря на все препятствия и сложности, которые стоят перед канна-индустрией, эксперты считают, что всё же она имеет все шансы на развитие и во многом это связано с деятельностью властей. Диксон считает, что даже факт отказа от госучастия в бизнесе доказывает, что «правительство очень усердно работает над тем, чтобы обеспечить удовлетворение всех наших потребностей». «Производство каннабиса было легализовано только в 2018 году» — отмечает Тендай Нямидзи, адвокат юридической фирмы Muvingi & Mugadza. — «Это новая отрасль, и я считаю, что наше правительство делает верные шаги, чтобы обеспечить эффективное регулирование производства каннабиса». С адвокатом соглашается Мвендер: «Действующее законодательство вполне адекватно, поскольку оно позволяет выращивать и исследовать медицинские преимущества растения, которые могут быть приняты местными исследователями, заинтересованным в пользе масел для здоровья человека». Источник: Mugglehead Подготовил: Hunter Melrose Еще почитать: Малави хочет добиться независимости для своей канна-индустрии Растафарианцы из Кении требуют легалайза Легальный гровинг на Гавайях
  7. Пока нормативно-правовая среда канна-индустрии ждет изменений, на рынок выходит все больше компаний, пишет fooddive. Американские аналитики и производственные компании сходятся во мнении, что 2021 г. может стать годом прорыва для каннабиса. «Мы видим, как легализация распространяется на рынки, которые в прошлом были проблематичными для производителей каннабиса... Я ожидаю, что это продолжится и в следующем году», — сказал аналитик Euromonitor International Алекс Эспозито. По мере расширения рынка будет появляться больше доступных форматов еды и напитков. С учетом потенциальных нормативных изменений, все больше компаний выходят на рынок США с продуктами, содержащими КБД и ТГК. «Когда каннабис будет разрешен на федеральном уровне, США получат крупнейшие рыночные возможности в мире», — считает Ирвин Саймон, председатель правления и генеральный директор канадской компании Aphria, которая выходит на рынок США. Со своей стороны, вице-президент по регуляторным и государственным вопросам Ассоциации потребительских брендов Майк Грубер также отметил, что рынку нужны стабильные правила игры. «Я думаю, что в 2021 г. наступает поворотный момент для всех заинтересованных сторон, чтобы поддержать новое законодательство», — сказал он. Близкое по теме: К 2025 году мировые продажи легальной марихуаны составят 40% рынка Благодаря победе демократов в Америке будут выращивать больше каннабиса Продажи каннабиса в США увеличились в 2020 году на 67% благодаря пандемии Источник: agroportal.ua
  8. Хотя пандемия замедлила прогресс сегмента продуктов питания и напитков, содержащих каннабис, его перспективы постепенно улучшаются. Пока нормативно-правовая среда канна-индустрии ждет изменений, на рынок выходит все больше компаний, пишет fooddive. Американские аналитики и производственные компании сходятся во мнении, что 2021 г. может стать годом прорыва для каннабиса. «Мы видим, как легализация распространяется на рынки, которые в прошлом были проблематичными для производителей каннабиса... Я ожидаю, что это продолжится и в следующем году», — сказал аналитик Euromonitor International Алекс Эспозито. По мере расширения рынка будет появляться больше доступных форматов еды и напитков. С учетом потенциальных нормативных изменений, все больше компаний выходят на рынок США с продуктами, содержащими КБД и ТГК. «Когда каннабис будет разрешен на федеральном уровне, США получат крупнейшие рыночные возможности в мире», — считает Ирвин Саймон, председатель правления и генеральный директор канадской компании Aphria, которая выходит на рынок США. Со своей стороны, вице-президент по регуляторным и государственным вопросам Ассоциации потребительских брендов Майк Грубер также отметил, что рынку нужны стабильные правила игры. «Я думаю, что в 2021 г. наступает поворотный момент для всех заинтересованных сторон, чтобы поддержать новое законодательство», — сказал он. Близкое по теме: К 2025 году мировые продажи легальной марихуаны составят 40% рынка Благодаря победе демократов в Америке будут выращивать больше каннабиса Продажи каннабиса в США увеличились в 2020 году на 67% благодаря пандемии Источник: agroportal.ua Просмотр полной Статья
  9. В этом видео вы узнаете о канадских программах обучения в сфере каннабиса и о программах иммиграции в Канаду через обучение. Смотрите также: Видео: Слезы Феникса. История Рика Симпсона (ToroПЫХ) Видео: Mango Kush (ToroПЫХ)
  10. В этом видео вы узнаете о канадских программах обучения в сфере каннабиса и о программах иммиграции в Канаду через обучение. Смотрите также: Видео: Слезы Феникса. История Рика Симпсона (ToroПЫХ) Видео: Mango Kush (ToroПЫХ) Просмотр полной Статья
  11. Каннабис является одним из самых распространенных источников терпенов в мире. В различных сортах марихуаны содержится более 400 терпенов и ароматических соединений и только около 100 из них были исследованы к 2020 году. Ведущие бренды и сидшопы ведут борьбу за поиск вкусных и удачных терпеновых сочетаний, которые дают более качественный эффект, сообщает 420intel. Что такое терпены? Терпены – это класс летучих соединений, которые содержатся в эфирных маслах растений. Они могут быть в деревьях и цветах и часто используются в качестве ароматизаторов. В каннабисе терпены играют очень важную роль. Они дают различия между вкусами, ароматами и эффектами разнообразных сортов марихуаны. Если ТГК дает эффект «high», то терпены определяют, какие ощущения вы при этом будете испытывать. Некоторые терпены расслабляют и снимают стресс, а другие тонизируют и помогают сосредоточиться. Самые распространенные и популярные терпены, найденные в каннабисе: D-лимонен - один из самых распространенных терпенов, встречающихся в природе. Этот цитрусовый терпен повышает бодрость, увеличивает обмен веществ и уровень антиоксидантов и уменьшает воспаления. Согласно исследованиям, он способен растворять холестирин в пищеварительном тракте, уменьшая изжогу и гастроэзофагеальный рефлюкс. Пинен – содержит запах сосновых иголок и является известным бронхолитическим, отхаркивающим и антисептическим средством. Альфа-пинен встречается в эфирных маслах, полученных из растений, таких как розмарин, эвкалипт, апельсиновая корка и сосна. Исследования показывают, что альфа-пинен обладает антибактериальной активностью, особенно против опасного штамма Staphylococcus aureus MRSA и против бактерии Campylobacter jejuni. Мирцен - один из наиболее распространенных терпенов, используемых совместно с хмелем. Это землистое и мускусное ароматическое соединение, которое используют как вкусовой ингредиент в пищевой промышленности и ароматизатор мыла. Также мирцен можно найти в лавровых листьях, иланг-иланге, диком тимьяне, петрушке и манго. Он славится своим успокаивающим эффектом и отлично уменьшает боль и воспаление. Согласно данным исследований мирцен обладает защитным действием на фотостарение кожи человека, вызванное ультрафиолетовым излучением, что делает этот терпен особенно интересным для косметической промышленности. Бета-кариофиллен - является диетическим каннабиноидом, который избирательно связывается с рецептором CB2 и является функциональным агонистом. Этот крупный терпен обладает низкой ароматической ценностью, поэтому его часто добавляют в напитки. Бета-кариофиллен можно естественным образом найти в эфирных маслах различных специй, таких как черный перец, корица и орегано. Смесь определенных терпенов может создать эффект необходимый конкретному потребителю, особенно тем, кто желает вылечить с помощью марихуаны конкретную болезнь. Как терпены изменят индустрию каннабиса Все больше компаний осознают, что добавление терпенов в продукты может улучшить их качество. Добавляя конопляные терпены в шоколад, напитки и многое другое бренды улучшают вкус, аромат и физическое воздействие от своих товаров. Чтобы произвести масло каннабиса содержащее полную смесь природных терпенов необходимо затратить много сил и денег. Поэтому наиболее удачным считается способ удаления терпенов из цельного растения с последующим добавлением их в готовый экстракт. Таким образом, можно использовать терпены не только из конопли, но и из других растений. Компания ABSTRAX, расположенная в Калифорнии первая специализированная исследовательская производственная лаборатория, которая может на законных основаниях изучать и извлекать ароматические соединения каннабиса. Там они исследуют сорта с помощью трехмерного анализа и изучают различные терпены. Исследователи ABSTRAX научились точно определять смесь терпенов и других соединений самых популярных сортов каннабиса. Затем они могут воссоздать этот терпеновый набор отдельно от конопли и отправить в любую точку мира для создания различных продуктов. Ожидается, что в период между 2020 и 2024 годами объемы производства каннабиса и ароматической продукции будут расти в геометрической прогрессии. Прогнозируется, что объем продаж одних только терпенов вырастет более чем до $1 млрд. Полученные из каннабиса и других растений терпены позволят воспроизводить сорта с определенной точностью эффектов. Это приведет не только к увеличению спроса, но и к повышению качества, предсказуемости, эффективности и безопасности продукции. Дополнительно по теме: Видео: Что такое терпены? Терпеновый антураж Терпены и их роль. Часть 2
  12. Ведущие бренды и сидшопы ведут борьбу за поиск вкусных и удачных терпеновых сочетаний, которые дают более качественный эффект, сообщает 420intel. Что такое терпены? Терпены – это класс летучих соединений, которые содержатся в эфирных маслах растений. Они могут быть в деревьях и цветах и часто используются в качестве ароматизаторов. В каннабисе терпены играют очень важную роль. Они дают различия между вкусами, ароматами и эффектами разнообразных сортов марихуаны. Если ТГК дает эффект «high», то терпены определяют, какие ощущения вы при этом будете испытывать. Некоторые терпены расслабляют и снимают стресс, а другие тонизируют и помогают сосредоточиться. Самые распространенные и популярные терпены, найденные в каннабисе: D-лимонен - один из самых распространенных терпенов, встречающихся в природе. Этот цитрусовый терпен повышает бодрость, увеличивает обмен веществ и уровень антиоксидантов и уменьшает воспаления. Согласно исследованиям, он способен растворять холестирин в пищеварительном тракте, уменьшая изжогу и гастроэзофагеальный рефлюкс. Пинен – содержит запах сосновых иголок и является известным бронхолитическим, отхаркивающим и антисептическим средством. Альфа-пинен встречается в эфирных маслах, полученных из растений, таких как розмарин, эвкалипт, апельсиновая корка и сосна. Исследования показывают, что альфа-пинен обладает антибактериальной активностью, особенно против опасного штамма Staphylococcus aureus MRSA и против бактерии Campylobacter jejuni. Мирцен - один из наиболее распространенных терпенов, используемых совместно с хмелем. Это землистое и мускусное ароматическое соединение, которое используют как вкусовой ингредиент в пищевой промышленности и ароматизатор мыла. Также мирцен можно найти в лавровых листьях, иланг-иланге, диком тимьяне, петрушке и манго. Он славится своим успокаивающим эффектом и отлично уменьшает боль и воспаление. Согласно данным исследований мирцен обладает защитным действием на фотостарение кожи человека, вызванное ультрафиолетовым излучением, что делает этот терпен особенно интересным для косметической промышленности. Бета-кариофиллен - является диетическим каннабиноидом, который избирательно связывается с рецептором CB2 и является функциональным агонистом. Этот крупный терпен обладает низкой ароматической ценностью, поэтому его часто добавляют в напитки. Бета-кариофиллен можно естественным образом найти в эфирных маслах различных специй, таких как черный перец, корица и орегано. Смесь определенных терпенов может создать эффект необходимый конкретному потребителю, особенно тем, кто желает вылечить с помощью марихуаны конкретную болезнь. Как терпены изменят индустрию каннабиса Все больше компаний осознают, что добавление терпенов в продукты может улучшить их качество. Добавляя конопляные терпены в шоколад, напитки и многое другое бренды улучшают вкус, аромат и физическое воздействие от своих товаров. Чтобы произвести масло каннабиса содержащее полную смесь природных терпенов необходимо затратить много сил и денег. Поэтому наиболее удачным считается способ удаления терпенов из цельного растения с последующим добавлением их в готовый экстракт. Таким образом, можно использовать терпены не только из конопли, но и из других растений. Компания ABSTRAX, расположенная в Калифорнии первая специализированная исследовательская производственная лаборатория, которая может на законных основаниях изучать и извлекать ароматические соединения каннабиса. Там они исследуют сорта с помощью трехмерного анализа и изучают различные терпены. Исследователи ABSTRAX научились точно определять смесь терпенов и других соединений самых популярных сортов каннабиса. Затем они могут воссоздать этот терпеновый набор отдельно от конопли и отправить в любую точку мира для создания различных продуктов. Ожидается, что в период между 2020 и 2024 годами объемы производства каннабиса и ароматической продукции будут расти в геометрической прогрессии. Прогнозируется, что объем продаж одних только терпенов вырастет более чем до $1 млрд. Полученные из каннабиса и других растений терпены позволят воспроизводить сорта с определенной точностью эффектов. Это приведет не только к увеличению спроса, но и к повышению качества, предсказуемости, эффективности и безопасности продукции. Дополнительно по теме: Видео: Что такое терпены? Терпеновый антураж Терпены и их роль. Часть 2
  13. Некоторые очень влиятельные люди пытаются загнать в угол рынок легальной марихуаны и превратить свою компанию в "Monsanto" канабиса. Кто они такие? И можно ли их остановить? Поиск скрытых сил, которые вскоре могли бы контролировать марихуановую промышленность, начался, как и многие дикие путешествия, в Лас-Вегасе. Проходил крупнейший в году съезд бизесменов канабис индустрии - неделя разнообразных конференций. На одном из декадентских вечеров, в пентхаусе с люстрами и мебелью из темного дерева, мне случилось встретить человека похожего на фавна, прилизительно лет сорока с небольшим, названного в честь персонажа из Книги Джуглей: Маугли Холмс. По выражению лица Холмса было ясно, что он встревожен чем-то, что большую часть года не давало ему спать по ночам. Он говорил тихо, но с такой искренней обеспокоенностью, что я решила выслушать его. Могла ли я представить тогда, что этот разговор отправит меня в многомесячный поиск неизвестной компании, потенциально стоящей сотни миллионов долларов? Компании с которой связаны известные ученые и мировые эксперты по каннабису? Мне предстоит попытка раскрыть дерзкий заговор, грозящий серьезными последствиями для одного из крупнейших сельскохозяйственных продуктов страны. Повсюду вокруг нас бывшие наркоторговцы болтали с финансистами, передавая друг другу вейпы травкой. Каждый из них пытался убедить остальных в своем неординарном уме и таланте, а заодно и попытаться выудить немного полезной информации. Люди в этой комнате боролись за то, чтобы стать крупными игроками в индустрии марихуаны, которая разросталась все больше с каждым днем. Чувство неизбежности легализации скружила всем голову, но мало кто понимал, что самые большие испытания еще впереди. Холмс вытащил свой телефон и показал мне то, о чем он думал когда смотрел на массу этих людей, работающих с марихуаной: это была трехмерная визуализация, которую он создал для того, чтобы наглядно проиллюстрировать тысячи видов травки, которые сейчас присутствуют на рынке. Оказалось, что мистер Холмс имел степень доктора философии, полученную Колумбийском университете и управлял лабораторией в Портленде, штат Орегон.Там он составлял генетическую карту каждого сорта марихуаны, который он только мог заполучить. Он указал на группу штаммов, которые по вкусу напоминают мандарин, а затем на те, которые обеспечивают успокаивающее высокое состояние без какой-либо умственной тревоги. Здесь были широко известные сорта, такие как Sour Diesel и Blue Dream, а также малоизвестные сорта, выведенные различными бридерами из подполья. Но все это изобилее данных о ДНК каннабиса, изображенных на этой "карте" - очень конкретный момент времени, момент, который, как полагал Холмс, скоро закончится. Эпоха кустарного производства марихуаны, возможно, уже достигла своего пика, и на ее смену подходила эпоха корпораций. Заинтригованная, я встретилась с ним на следующий день, чтобы услышать больше подробностей. Первое, что он сказал, было: “Начинай нервничать”. Холмс рассказал, что существует таинственная компания под названием BioTech Institute LLC, которая начала регистрировать патенты на разновидности каннабиса. Три патента им уже удалось заполучить, и еще несколько ждут своей очереди как в США, так и на международном уровне. И речь идет не об узких патентах на отдельные штаммы, как например Sour Diesel. Это патенты на изобретение, самая сильная защита интеллектуальной собственности, доступная в отрасли сельскохозяйственных культур. Такие патенты на продукцию сельского хозяйства настолько строги, что почти каждый, кто имеет дело с таким растением, может столкнуться с необходимостью платить лицензионные взносы: это касается не только фермеров и продавцов, но и любого, кто хочет разводить новые сорта или проводить исследования. Даже после того, как кто-то олачивает необходимые взносы, он не может использовать семена, произведенные растениями, которые он выращивает. Продажу семян правооблатель оставляет исключительно за собой. Марихуана - это отрасль стоимостью более 40 миллиардов долларов, что делает ее второй по ценности культурой в США после кукурузы. И даже несмотря на то, что растение все еще запрещено федеральным законом, создается стойкое впечатление, будто тот, кто стоит за BioTech Institute, провел последние несколько лет за тайными маневрами, чтобы схватить за яйца каждого ученого, фермера и продавца травки. Таким образом, как только марихуана станет законной, все, что им нужно будет сделать - сильнее сжать руку. И деньги польются рекой. Очень высокие ставки "Что действительно очень странно - никто не знает, кто за этим стоит или когда они планируют применить то, что у них есть", - сказал Холмс. Еще хуже, патенты могут повлиять на возможности изучения терапевтического потенциала каннабиса. Со всеми другими культурами, от сои до моркови, введение патентов на полезные культуры привело к угрозе сокращения генетического разнообразия. Каждое растение содержит свою собственную смесь соединений. Некоторые штаммы подавляют ваш аппетит, а другие заставляют без остановки. Некоторые из них поднимают вас высоко, а некоторые приковывают вас к креслу. Многие сорта - обладают невероятными целебными свойствами. Исследования, к примеру на мышах показали, что соединения канабиноидов, с которыми мы лучше всего знакомы, могут делать все: от увеличения плотности костной ткани до сокращения опухолей. Но мы едва ли поцарапали поверхность на менее распространенных соединениях. - Золотые рудники медицины, которые мы стараемся найти, находятся в случайных разновидностях, которые распространены вокруг, - сказал Холмс. Как и многие люди, он надеялся, что легализация приведет к клиническим испытаниям, чтобы доказать, все преимущества и потенциал марихуаны. Но он опасается, что одна компания, контролирующая доступ к такому большому количеству видов марихуаны, резко ограничит исследования. И учитывая, как долго вид мог быть незаконным и подпольным, было бы смешно утверждать, что все эти штаммы были действительно новыми, как требует того патентное право. - Я хочу, чтобы кто-то оспорил патенты, доказал, что все эти штаммы существовали раньше. - Он моргнул и уставился на меня горящими глазами. Вот тут-то и началась его рекламная кампания. Оспаривание действительности патентов потребует сотрудничества людей со всех уголков мира марихуаны. У него была база данных по штаммам, его генетическая карта, но он не думал, что этого будет достаточно. Может быть, я помогу ему донести эту новость, чтобы больше людей знали о BioTech Institute? Я не смогла ничего ответить. А потом, Холмс просто ушел. Это было безумие. Разве нет? С одной стороны, мне казалось что он либо выдумывал, либо преувеличивал рассказанное точно. Но с другой стороны, у меня появилось параноидальное ощущение того, что он прав и эти патенты действительно очень много значат. Я чувствовала себя обкуренной или околдованной. Но если то, что говорил Холмс, было правдой, то история весьма взрывоопасна. Чтобы как-то расставить все по местам в своей голове, решила пройтись по коридору. Мне повстречалась моя знакомая, которая занимается серьезной медицинской работой. Когда я спросила ее о BioTech Institute, она ахнула и переслала мне по электронной почте письмо, которое циркулировало среди влиятельных в отрасли людей в течение уже пары месяцев. Это был анализ и объяснение попыток BioTech Institute захватить рынок марихуаны, письмо было написано специалистом в области генетики, Реджи Гаудино. Он подсчитал, что в совокупности все желаемые патенты компании будут стоить сотни миллионов долларов и в конечном итоге cмогут влиять на каждый штамм марихуаны, который в настоящее время выращивается. Каждый сорт. Вернувшись из Вегаса, я старалась поднять на обсуждение эту историю с каждым человеком, кто как-то компетентен в этом вопросе, которого я встречала .Большинство из них понятия не имели, о чем я говорю. Но по-настоящему меня встревожили те, кто понимал о чем я. Глаза их расширялись. Голоса становились либо приглушенными, либо громкими и сердитыми. А общаясь на эту тему в интернете, моим приятелям вдруг понадобилось подтвердить, что переписка не для протокола. За четыре года наблюдения за рынком канабиса я никогда не сталкивалась с ситуацией, которая вызывала страх и ярость в сердцах стольких людей. Невидимая компания Вне этих патентов BioTech Institute будто не существует. Компания не имеет никакого веб-сайта, не производит какой-либо продукции и не владеет магазинами. Холмс слышал лишь то, что она принадлежит какому-то миллиардеру, который желает сохранять инкогнито. Публичный архив BioTech Institute вывел на два Лос-Анджелесских адреса, оба они вели к адвокатам, которые не хотели разговаривать. Источник, знакомый с процессом патентования BioTech Institute, подсчитал, что компания потратила по меньшей мере $250 000 на исследования и юридические сборы по каждому из своих патентов. Я знала, что если бы я могла выяснить, кто платил за патенты, я могла бы узнать, кто держит ключи к будущему индустрии марихуаны. Но я даже не знала, с чего мне стоило бы начать. В общем говоря, людей в индустрии можно разделить на три группы, основываясь на времени, в которое они решили начать работать с травкой. Во-первых - внезаконники. Это наркоторговцы или люди, которые сознательно выбрали так называемую преступную жизнь, часто потому, что они не любят основное общество или верят в духовные и физические преимущества каннабиса. Затем идут зеленые бегуны - финансисты или предприниматели, которые вмешались только тогда, когда поняли, что страна неумолимо движется к легализации. Многие из них любят накуриться, но большинство из них в первую очередь связаны с зарабатыванием денег. Они, как правило, пытаются взять на себя как можно меньше юридического риска, что часто означает открытие бизнеса, который относится к марихуане, но никак не связан с самим растением. Банки попадают под действие федерального закона, поэтому любой, кто открывает аптеку, может быть арестован. Наконец, есть люди, о которых я думаю как о шифровальщиках. Большинство шифровальщиков связалось с канабисом еще тогда, когда экономика была неустойчива, и граница между черным рынком и рынком медицинской марихуаны, была гораздо более размыта. Шифровальщики видели легалайз на горизонте и, возможно, имели опыт в юридиспруденции, но все еще были вынуждены сталкиваться с теневыми сделками и полицейскими рейдами. Они научились говорить на языке внезаконников, но также знали, как выглядеть профессионалом перед бегунами, что давало им мощную (и прибыльную) способность переключаться между мирами сменяя шифр. Самым известным изобретателем патентов BioTech Institute является шифровальщик по имени Майкл Бэкс, известная фигура в калифорнийских марихуановых кругах. Некоторые называют его Морфеус, под таким именем он известен в интернет порталах. Бэкс является соучредителем одного из законных медицинских марихуановых диспансеров в Лос-Анджелесе и специализируется на редких штаммах со всего мира. Я написала Бэксу по электронной почте. Он отказался говорить и сказал, что больше не работает с BioTech Institute. Дальнейшие поиски привели меня к нескольким компаниям, основанными из тех же двух адвокатских контор, и управляемыми людьми, связанными с BioTech Institute: BHC Consultants, NaPro Research, и самое интересное - Phytecs. Phytecs имеет веб-сайт, но пока ничего не продает и никогда не использует слова “марихуана” или “каннабис” - классический шаг зеленого бегуна. Это делается чтобы минимизировать юридический риск. Вместо этого, Phytecs говорит о "продуктах и методах лечения, направленных на эндоканнабиноидную систему", имея в виду рецепторы в организме, которые реагируют на первичные соединения травки. Работа с каннабиноидами обычно более законна, чем работа с каннабисом, потому что они могут быть синтезированы в лаборатории или извлечены из других растений. Я был ошеломлен, увидев что команда Phytecs включала в себя два величайших эксперта по каннабису в мире: легендарный биохимик, который обнаружил что то, что поднимает вас высоко называется THC - Рафаэль Мешулам, и невролог по имени Итан Руссо, который помог разработать первые современные лекарства на основе канабиса. По телефону Руссо сказал мне, что Phytecs - это “очень маленькая, ограниченная, направленная на исследования и разработки компания” с планами производить продукты как с каннабисом, так и без него. - У нас есть очень активная программа в области дерматологии. Наша компания работает с соединениями из целого ряда источников, как натуральных, так и полусинтетических, - сказал Руссо, потенциально вовлекая как рецептурные продукты, так и безрецептурную косметику. Итак, были ли Phytecs и BioTech Institute частью единого, более крупного предприятия? К сожалению, за ответами на мои вопросы о деловых операциях и патентах он направил меня юристам. - Некоторые из этих вещей очень деликатны. Очевидно, мы занимаемся бизнесом, законность которого, ну... У нас появилась новая администрация... - Руссо сказал, и задавался вопросом вслух, что произойдет с каннабисом при Трампе, заключая: - Вы должны быть осмотрительны. Жадность внезаконников Примерно в это же время я начала исключать возможность того, что за BioTech Institute стоит внезаконник. Все слишком поддавалось обычной деловой логике. BioTech Institute, казалось, следовал по стопам компаний агрогигантов, таких как Pioneer и Monsanto, которые начали приобретать патенты на сельскохозяйственные культуры в 1980-х годах, когда патенты на растения стали законными. Сначала эти компании использовали патенты для защиты ГМО культур, на разработку которых ушли годы и миллионы долларов, таких как кукуруза, содержащая пестициды. Но со временем приобретение патентов на полезные растения преобрело принцип "кто успел, тот и съел". В одном случае компания, производитель семян, получила патент на желтую фасоль, широко распространенную и выращиваемую в Мексике сотни лет. Потребовалось почти десять лет, чтобы окончательно опровергнуть это утверждение и аннулировать патент. Имя компании Monsanto, в частности, стала синонимом для хищнического капитализма и корпоративного влияния на государственную политику - синонимом именно того, чего пыталось избежать большинство внезаконников, выращивая марихуану подпольно. Я отправилась в горы Северной Калифорнии, где десятки тысяч фермеров марихуаны жили с 1970-х гг. Однажды я завтракала в кафе Eel River и мне удалось побеседовать с двумя мужчинами в возрасте 50 лет, которые выращивали травку большую часть своей жизни: Кевин Джодри, владелец питомника конопли, и его друг Зигги. Джодри утверждает, что клоны его питомника производят марихуану на сумму от $150 млн до $200 млн. В последнее время он убеждает фермеров отправлять образцы своих штаммов Маугли Холмсу, ученому из Портленда. Своей борьбой против патентов на полезные культуры, Холмс создал возможность для производителей помещать их свои генетические разновидности в свою базу, делая из них общественное достояние. - Я пытаюсь заставить всех, кого знаю, зарегистрировать каждый eбаный куст, который у них есть, - сказал Джодри поедая кусочки яичницы и картофельных оладий. - Таким образом, никто не сможет прийти на мою ферму и пытаться говорить мне: Вы должны заплатить мне за выращивание этого сорта. Это просто ростовщичество. Только четверть фермеров, с которыми он разговаривал, обнародовали свои генетические данные. Многие относились к Холмсу с подозрением. В конце концов, он тоже занимался бизнесом. Его компания планировала использовать генетические данные, чтобы помочь лучше развести коноплю. Таким образом, Холмс также мог бы в конечном итоге продать семена марихуаны, и патенты в конечном итоге могли бы повлиять на его конечный результат. Другие внезаконники говорили Джодри, что надеются получить свои собственные патенты. Я начала видеть дыры в ностальгическом представлении о том, что все, кто выращивал травку, были альтруистичными богемцами, которые распространяли любовь. Наркоторговля прибыльна: именно поэтому люди идут на огромный риск, чтобы сделать это. Возьмем, к примеру, Зигги и Джодри. Они хотят остановить BioTech Institute, конечно, но к методам компании они относятся с уважением. - Если бы я увидел доллары, которые были доступны в каннабисе, и у меня было финансирование, чтобы сделать подпольный проект, который дал мне развить свою монополию, конечно, я бы делал также - сказал Зигги. - Это хороший бизнес, - согласился Джодри и погрозил пальцем, обращаясь к изобретателям патентов. - Если ты думаешь, что мы не будем ссориться, то ты сумасшедший. Погоня за иллионерами и миллиардерами По всей вероятности, люди, стоявшие за BioTech Institute, были зелеными бегунами, которые оставались анонимными, чтобы избежать квази-юридических преступлений. Если то, что слышал Холмс, было правдой, и инвестор действительно был миллиардером, одним из очевидных кандидатов был бы Шон Паркер. Вы можете вспомнить его как парня, который был соучредителем Napster и которого играл Джастин Тимберлейк в фильме "Социальные сети". В 2016 году технологический магнат выделил более $ 7 миллионов на кампанию по легализации марихуаны в Калифорнии. Паркер настаивает на том, что его пожертвования были чисто филантропическими, что подпитывает предположения, что у него есть тайные планы инвестирования в каннабис. Учитывая, насколько дорогими стали патентные баталии в Силиконовой долине, опытный технический инвестор знал бы, что необходимо закреплять за собой интеллектуальную собственность в мире марихуаны. Представитель Паркера заявил, что он не участвует в BioTech Institute, и у него нет никаких инвестиций в промышленность каннабиса. Инвестор не обязательно был миллиардером. Есть тонны зеленых бегунов, чье состояние состовляет десятки или сотни миллионов долларов, каждый из которых может позволить себе совершить затею, такую как BioTech Institute. Множество богатых людей Силиконовой долины, соблазнены относительно разрешительной и профессиональной экономикой марихуаны в районе залива, среди которых десятки крутых голливудских продюсеров, популярных хип-хоп артистов и бывших профессиональных спортсменов. Титаны алкогольной и фармацевтической промышленности, предвидели грядущую смену и думали: Если мы не можете победить их, то присоединимся к ним. Действительно, инвестором может быть кто угодно. По счастливой случайности, именно тогда, когда я начала выслеживать потенциальных плутократов в индустрии, меня пригласили на ужин для инвесторов в каннабис, который организовал бывший трейдер Bear Stearns по имени Грег Шрайбер. -Это чрезвычайно высококлассное мероприятие, - сказал мне Шрайбер. - Это не миллионеры. Это же миллиардеры! Миллиардеры! Он выпалил имена состоятельных людей, которые будут там присутствовать. Толпа состояла в основном из седовласых белых мужчин в пиджаках или кашемировых свитерах. Гостям подавали шампанское, вино и блюда с марихуаной - серию из четырех блюд, покрытых ликующими завитушками соуса, которые находились на двух длинных столах со свечами и украшениями из веточек и тюльпанов. Какой-то парень играл соло на виолончели в углу. Там было так много зеленых бегунов и я решила, что кто-то должен что-то знать. Я встретила инвестора в костюме и бейсболке задом наперед, который играл в профессиональное поло. Когда я заговорила о патентах на травку, он подумал, что я имею в виду товарные знаки, такие как логотипы и фирменные наименования. Я подходила к одному человеку за другим, спрашивая с привычной небрежностью, знает ли кто-нибудь кого-нибудь, кто инвестирует в патенты на марихуану, но никто не знал. Разочарованная, я решила, что большинство зеленых бегунов были слишком, ну, зелеными, чтобы создать что-то вроде BioTech Institute. Так что, если внезаконники знали слишком много, а зеленые бегуны слишком мало, то, возможно, люди, которых я искала находятся где-то по середине. И действительно, была одна многообещающая зацепка, которую мне нужно было проверить, и с этой зацепкой связан очень приметный шифровальщик. Подсказка Монтеля Уильямса Расследование приняло сюрреалистический оборот в другой день, когда я провела послеобеденный час в вестибюле отеля Ritz-Carlton в центре Лос-Анджелеса, нервничая и ожидая знаменитость, которая опаздывала. Мое вынюхивание привело к довольно неожиданной личности: бывшему ведущему дневного ток-шоу Монтелу Уильямсу. В отличие от Вупи Голдберг или Вилли Нельсона, зеленых бегунов, которые прыгнули в игру с травкой только недавно, Уильямс был предпринимателем марихуаны задолго до того, как это стало модным — истинный шифровальщик. Я стала подозревать, что Уильямс может быть причастен к патентам, потому что в 2011 году он помог основать в Сакраменто марихуановый диспансер под названием Abatin Wellness Center, в котором работал ключевой персонал из BioTech Institute. В 2012 году Бэкс был описан в интервью как "руководитель исследований и разработок для Abatin", а в 2016 году адвокат, который связан с BioTech Institute и Phytecs, был назван президентом Abatin. По какому-то наитию я позвонила нынешнему руководителю амбулатории Сакраменто, Аундре Спесиале, которыая сказала, что она все еще работает с Бэксом, хотя сама она не является сотрудником BioTech Institute или Phytecs. Уильямс упоминал в интервью 2013 года, что он больше не работает с Abatin, но казалось вполне возможным, что у него есть деньги и ноу-хау для финансирования BioTech Institute. В конце концов, этот человек рабоал на телевидении в течение 17 лет, и ему за агрессивную рекламу всего: от блендеров до кредитования. Я должна была поговорить с ним. В отель Ritz, Уильямс прибыл одетый в сиреневую рубашку с белым воротником, и в несколько блестящих, возможно, инкрустированных бриллиантами украшений. Он сразу объявил, что ему нужно смыть макияж и исчез, а я осталась с Джонатаном Фрэнксом, котрый был правой рукой Уильямса. Фрэнкс потягивая энергетический напиток, стал обсуждать на стойке регистрации, чтобы для нас нашли немного места, чтобы поговорить в спокойной обстановке. Таким образом, мы устроились в ресторане Wolfgang Puck на 24-м этаже, с панорамныи окнами и видом на автостраду. Проповедовать преимущества медицинской марихуаны Уильямс начал с тех пор, как в 1999 году у него диагностировали рассеянный склероз. Сейас он приехал в Лос-Анджелес для того, чтобы продвигать свою новую линию конопляного масла Lenitiv Labs на мероприятии, которое проходило в тот вечер и называлось CannaCool Lounge. Вскоре после того, как звезда плюхнулась в кресло напротив меня, стало очевидно, что он относится к большей части своей повседневной жизни так, будто он снимает рекламный ролик. Он почти не отрывал взгляда, имел обаяние уровня Билла Клинтона и пользовался сленгом и текучестью слов, присущих любителям покурить. Он определенно знал о марихуане больше, чем кто-либо из зеленых бегунов на той вечеринке. Уильямс постоянно упоминал о своих правах собсвенника. Я спросила, приобрел ли он какие-нибудь патенты. Он ответил отрицательно. В какой-то момент разговоре упомянулось имя медицинского директора Phytecs Итана Руссо, и я спросила Уильямса, работают ли они вместе. Он сказал, что в прошлом, когда он занимался центром Abatin, им доводилось сотрудничать. Я была удивлена тому, что Уильямс связывает Руссо с Abatin. Ведь сам Руссо отрицал, что когда-либо работал с Abatin. Я спросила Уильямса, работал ли он с Майклом Бэксом в Abatin: - Да, работали. А потом, я вроде как совсем отстранился от этих ребят, а потом и вовсе вышел из бизнеса, - сказал он. На вопрос почему, и следующие вопросы он предпочел не отвечать. Таким образом, я выяснила что Уильямс не финансировал патенты. Но все это выглядело так, будто люди, стоящие за Abatin, Phytecs и BioTech Institute, в течении какого-то времени работали вместе. После интервью я уже ждала камердинера, когда Фрэнкс вдруг начал рассказывать мне, почему Уильямс покинул Abatin. - Это мешало ему спать по ночам, - сказал он. - И, честно говоря, у инвестора тоже пропал сон. Ведь у него есть семья - жена и двое детей. Были времена, когда за 18 месяцв он стал выглядеть так, будто постарел на десять лет. Ага! Инвестор. Один. У которого двое детей. Теперь мы кое-что выяснили. Это вполне мог быть тот же человек, который финансировал BioTech Institute. Через несколько часов я приехала в бар CannaCool Lounge, полная решимости заставить Фрэнкса рассказать мне больше. В банкетном зале, окруженном искусственно позолоченными колоннами, находилось несолько сотен зеленых бегунов. Официанты то и дело проносили на серебряных блюдах мимо них поленты с марихуаной, булочки со свининой и фруктовый лед. Уильямс, одетый в черную водолазку и черные джинсы, делал то, что у него получается лучше всего - общался с поклонниками и пускался во все тяжкие чтобы продать свой продукт. - Нажмите вот на эту кнопку, - велел он пожилой женщине, протягивая ей вапорайзер. Нажав куда следует, она сделала затяжку. - Леди, у вас хорошая тяга, - сказал он. - Будто бы вакуум! От таких комплиментов женщина едва не падала в оборок от восторга. К тому времени, как я нашла Фрэнкса, с его лица градом лил пот. Я спросила его про инвестора, он ухмыльнулся и ответил: - Ты никогда его не найдешь. В интернете нет никаких его следов. Итак, Паркер окончательно выходит из моего подозрения. Каждое его движение, от Napster и Facebook до роскошной свадьбы в лесу, было публичным. Тогда я спросила об отношениях между Abatin и другими компаниями. - У этих компаний было так много имен, - сказал Фрэнкс. - Но только у одного парня есть деньги. - Ну и как же он заработал свои деньги? - Спросила я его. - Косметика. - Сказал он. Мне вспомнились слова Руссо о компании Phytec, разрабатывающей средства по уходу за кожей. - Я работал на него некоторое время, - добавил Фрэнкс. - Он живет в Беверли-Хиллз. Они совсем не плохие ребята. Я попросила уточнить подробности, но Фрэнкс отказался. - Ладно, если ты не можешь сказать мне имя инвестора, может быть, ты сможешь сказать мне, где найти его самостоятельно? Фрэнкс на минуту задумался. Еще одна огромная капля пота скатилась по его щеке. - Abatin пытался открыть диспансер в Вашингтоне, округ Колумбия, - сказал он. - Попробуй поискать там. Раскрытие заговора Через месяц я получила серию электронных писем из Департамента здравоохранения Вашингтона, округ Колумбия. В соответствии с Законом свободе информации, я сделала запрос на данные о заявках по программе медицинской марихуаны, теперь я могла ознакомится с результатами. Компании Abatin не удалось получить лицензию диспансера, но им была одобрен лицензия для культивационного центра, который в настоящее время выращивает каннабис для пациентов округа Колумбия. Я нашла документы Abatin и стала просматривать их. На первой же странице, в списке участников товарищества или общества с ограниченной ответственностью, стояло имя Монтель Б. Уильямс, а следом за ним было имя человека, который жил в Беверли-Хиллз и делал деньги на косметике - Шон Седагхат. После всех этих поисков, разве это мог быть какой-то случайный парень? В том, что о Седагхате невозможно найти информацию в интернете, Фрэнкс ошибался. Как только я узнала его имя, мне удалось кое-что узнать. По данным газеты The L. A. Times, Седагхат продал свою семейную косметическую компанию за 255 миллионов долларов в 1997 году. С тех пор он основал еще как минимум два косметических бизнеса. А его особняк стоимостью $ 10,3 млн в Беверли-Хиллз был показан в музыкальном клипе для Бритни Спирс на песню Slumber Party. Я также обнаружила, что Бэкс, в конце своей книги Cannabis Pharmacy, одним из первых людей поблагодарил Шона за его "несравненное видение". Источник, знакомый с работой Бэкса, упомянул, что его исследование финансировалось ближневосточным человеком, который управлял косметической компанией. А Фред Гарднер, редактор журнала о медицинской марихуане O'Shaughnessy's, сказал, что один из других владельцев патентов BioTech Institute представил ему человека по имени Шон на фестивале каннабиса в 2014 или 2015 году. Но был ли Седагхат действительно миллиардером? В 2011 году Abatin подали заявку на открытие диспансера в Нью-Джерси, но неудачно. Письмо из банка гласило: Шон Седагхат и его партнеры поддерживают баланс в восьми цифрах " — то есть почти $100 млн. Вскоре я узнала, что нынешний косметический концерн Седагхата, Yonwoo/PKG, имеет офис в том же небоскребе, что Phytecs и BioTech Institute. Yonwoo/PKG находится занимает офис 2240. Офис 2250 принадлежит Гэри Хиллеру, юристу, который управляет Phytecs и BioTech Institute. Каждый раз, когда я приезжала туда, мне говорили, что и Хиллер, и Седагхат уехали из города. Однажды дверь в офисе Хиллера мне открыл известный активист по борьбе с марихуаной Дон Дункан, и сказал, что работает на BHC Consultants. Я задумалась - был ли кто-нибудь, кто не был вовлечен в эту паутину? Дункан говорил что предприятия разные, но все они принадлежат одной семье. Это определенно начинало выглядеть так, как будто Хиллер и Седагхат были позади скрытого конгломерата. Позже я нашла по меньшей мере семь компаний с именами и адресами Хиллера и Седагхата, шесть из которых подали заявки на продление за последние два года. Исследователь каннабиса, к которому обратился кто-то из сотрудников BioTech Institute, сказал мне: Я уверен сто процентов, это одна группа людей, работающих вместе под несколькими именами. Хиллер сказал, что Седагхат не был главным инвестором, и что BioTech Institute, Phytecs, NaPro и BHC Consultants не имеют не имеют друг к другу никакого отношения кроме того, что я сотрудничаю с каждой из этих компаний, не смотря на то, что отдельные лица из некоторых этих компаний время от времени сотрудничали друг с другом. Адвокат Седагхата подтвердил, что он является инвестором в Phytecs и является инвестором в ряд международных публичных компаний не связанных с канабисом. Эти компании, возможно принимали или в настоящее время принимают некоторое участие в обеспечении защиты интеллектуальной собственности, компаний связанных с каннабисом. Кроме этого, адвокат заявил, что с 2015 года Седакхат не был инвестором и никак не связан с каким либо бизнесом связанным с канабисом. Теперь все стало более запутанным, чем когда-либо. О каких международных публичных компаниях говорил адвокат Седагхата? По всей видимости, он допускал вероятность того, что в этом пространстве может быть более широкая сеть инвесторов и компаний. Так или иначе, почти никто не обращал внимания на того кто стоял за BioTech Institute, и совершил блестящий и якобы законный захват. Я все еще не знала, собираются ли они начать взимать лицензионные сборы, и если да, то позволят ли они проводить исследования по доступной цене. Внезапно я стала понимать высокую вероятность того, что даже если США легализут марихуану на федеральном уровне, ожидаемый бум клинических испытаний и медицинских открытий может никогда не состояться. Потенциальная революция в области здоровья и хорошего самочувствия может стать иллюзией, а ограничительные положения патентов сделают какие либо инновации невозможными. Но в BioTech Institute так не считали. Хиллер сказал, что работа компании будет непосредственно способствовать исследованиям в области каннабиса, что ранее было невозможно. Фармацевтические компании действительно используют прибыль от своих запатентованных лекарств для финансирования исследований и разработок новых методов лечения. Возможно, BioTech Institute станет универсальным магазином для каждой возможной перестановки медицинских полезных продуктов марихуаны. Тем не менее, всеохватывающие последствия того, что было достигнуто людьми, работающими абсолютно тайно - были ошеломляющими. Если остальные патенты будут одобрены, и они останутся законными, BioTech Institute может получить монополию на важнейшую интеллектуальную собственность продукта. Растения, обладающего эффектами от успокоения до изменения сознания, уже приеняемого в некоторых областях медицины, и потенциал которого раскрыт далеко не полностью - делают его более ценным, чем пшеница. Если бы внезаконники в остальной части индустрии каннабиса не взяли перерыв, в борьбе друг с другом, для того чтобы работать вместе против патентов, BioTech Institute мог бы загнать рынок в угол в ближайшие нескольких лет. Компания могла бы контролировать доступ к канабису, который, как было показано, уменьшает тремор у пациентов с паркинсонизмом, помогает ветеранам перестать зависать во флэшбэках, облегчает тошноту любого столкнувшегося с химиотерапией. Они могли бы брать сколько им вздумается. И никто ничего больше не смог бы с этим поделать. Автор статьи: Аманда Чикаго Льюис Перевод и оформление статьи: STEYone Источник: GQ
  14. Первая серия сериала о медицинской конопле. Обзор тезисов ведущих мировых ученых о терапии каннабисом. Смотрите так же по теме: Мини сериал: Gorshkoff в Калифорнии. Серия 1: «Бизнес план» Мини - сериал от Горшкофф: Медицинское употребление. 2 серия
  15. Смотрите так же по теме: Мини сериал: Gorshkoff в Калифорнии. Серия 1: «Бизнес план» Мини - сериал от Горшкофф: Медицинское употребление. 2 серия
  16. Фирма Blockchain сотрудничает с приложением Cannabis Data для создания исследовательского проекта, который поможет развить индустрию каннабиса. Рынок данных, основанный на блокчейне, Measure Protocol и Broccoli (приложение вознаграждений за исследования, ориентированное на каннабис), совместно создадут исследовательское сообщество для пользователей каннабиса. Согласно пресс-релизу от 12 ноября, компании будут использовать новое сообщество для опроса потребителей, сбора данных и составления отчетов, посвященных употреблению каннабиса и промышленности. При этом стороны намерены обсудить преимущества конопли, развенчать или доказать мифы, окружающие ее, и сделать собранную информацию общедоступной. Филип Олла, со-генеральный директор Audacia Bioscience, компании, которая поддерживает Broccoli, сказал, что технология блокчейн позволит фирмам собирать данные об употреблении каннабиса прозрачным и достоверным образом, что поможет превратить каннабис в мейнстрим. Внедрение блокчейна в индустрию каннабиса Другие заинтересованные стороны в отрасли марихуаны применяют блокчейн к различным аспектам своего бизнеса. В конце сентября децентрализованный блокчейн Aeternity, ориентированный на приложения, объявил, что он будет использовать систему для отслеживания цепочки поставок производителя каннабиса в медицине и для отдыха в Монтевидео, столице Уругвая. Компания TruTrace Technologies Inc., занимающаяся отслеживанием цепочки блоков, в партнерстве с аудиторской фирмой «Большой четверки» Deloitte отслеживает использование каннабиса. Система настроена на использование технологии для отслеживания растений от семян до продажи, чтобы гарантировать, что клиенты и розничные продавцы знают историю продукта. Кроме того, фирма Security Matters, зарегистрированная на Австралийской бирже ценных бумаг, подала в Соединенных Штатах патентную заявку на систему блокчейна для безопасного управления цепочкой поставок каннабиса. Предлагаемая система может быть применена для маркировки, отслеживания и управления поставками растения, продуктов и ингредиентов, производных из каннабиса. Так же по теме: Каннтех: технологии каннаиндустрии Мини-сериал: Gorshkoff. Технологии. 3 серия Конопля не для России? Тогда зачем вкладываться Источник
  17. Рынок данных, основанный на блокчейне, Measure Protocol и Broccoli (приложение вознаграждений за исследования, ориентированное на каннабис), совместно создадут исследовательское сообщество для пользователей каннабиса. Согласно пресс-релизу от 12 ноября, компании будут использовать новое сообщество для опроса потребителей, сбора данных и составления отчетов, посвященных употреблению каннабиса и промышленности. При этом стороны намерены обсудить преимущества конопли, развенчать или доказать мифы, окружающие ее, и сделать собранную информацию общедоступной. Филип Олла, со-генеральный директор Audacia Bioscience, компании, которая поддерживает Broccoli, сказал, что технология блокчейн позволит фирмам собирать данные об употреблении каннабиса прозрачным и достоверным образом, что поможет превратить каннабис в мейнстрим. Внедрение блокчейна в индустрию каннабиса Другие заинтересованные стороны в отрасли марихуаны применяют блокчейн к различным аспектам своего бизнеса. В конце сентября децентрализованный блокчейн Aeternity, ориентированный на приложения, объявил, что он будет использовать систему для отслеживания цепочки поставок производителя каннабиса в медицине и для отдыха в Монтевидео, столице Уругвая. Компания TruTrace Technologies Inc., занимающаяся отслеживанием цепочки блоков, в партнерстве с аудиторской фирмой «Большой четверки» Deloitte отслеживает использование каннабиса. Система настроена на использование технологии для отслеживания растений от семян до продажи, чтобы гарантировать, что клиенты и розничные продавцы знают историю продукта. Кроме того, фирма Security Matters, зарегистрированная на Австралийской бирже ценных бумаг, подала в Соединенных Штатах патентную заявку на систему блокчейна для безопасного управления цепочкой поставок каннабиса. Предлагаемая система может быть применена для маркировки, отслеживания и управления поставками растения, продуктов и ингредиентов, производных из каннабиса. Так же по теме: Каннтех: технологии каннаиндустрии Мини-сериал: Gorshkoff. Технологии. 3 серия Конопля не для России? Тогда зачем вкладываться Источник
  18. Франко Лоя – бывший главный селекционер компании Green House Seed Company, осматривает куст марихуаны, лендрейс Limon Verde в регионе Каука в Колумбии. Все фотографии в статье от Джексона Фагера. Днем в мае 2013 года Арьян Роскам бездельничал на палубе семи метровой спортивной рыбацкой лодки. Он мчался через глубокий залив, у карибского побережья северо-западной Колумбии, следуя маршруту, который он проложил несколько минут назад. Арьяну на тот момент было 48 лет, ростом он более чем 1 метр 80 см и начисто выбрит. У него грубый взгляд голландца, и он обладает пронзительным баритоном. Он выглядит и звучит как лидер, одна из тех редких душ, которая смогла найти свою судьбу, без всяких компромиссов. Он - самая узнаваемая и противоречивая фигура в бизнесе марихуаны, самопровозглашенный «король каннабиса». Мы путешествовали с Арьяном по горам и джунглям Колумбии, вместе с командой международных бридеров, которых он называет «Охотники за штаммами»(Strain Hunters). Мы искали три ценнейших, но неуловимых сорта марихуаны, которые оставались генетически чистыми на протяжении десятилетий. У них есть лирические, почти мифические имена: Limon Verde, Colombian Gold и Punta Roja. За день, до нашей экскурсии по джунглям, мы обнаружили образцы двух последних сортов в соседней деревне, которую поддерживают военизированные группы и местные фермеры. Арьян был в восторге. Когда он получил первые два из 200 местных сортов марихуаны, которые естественным образом развивались в обширных районах по всему миру - и он стал одержим желанием заполучить их всех. Арьян и его команда селекционеров будут выращивать тысячи растений из этих семян лендрейсов, отбирая только самые сильные фенотипы! А затем, в мире появятся новые сорта, на основе их экзотической генетики. Это первый шаг в долгом, весьма сложном процессе, который в дальнейшем позволяет местному гроверу заполнить свой гроубокс такими сортами, как Alaskan Ice, Bubba Kush и White Widow. Поймите, что причина, по которой мы все уже давно не курим Thai Stick и заполненную семенами траву, заключается в том, что тысячи селекционеров по всему миру смешивали, скрещивали, экспериментировали и разрабатывали новые сорта, ароматы, эффекты и качество - все из того, что по сути является обычным горным растением! С лодки нам вырисовывались снежные предгорья горного хребта Сьерра-Невада-де-Санта-Марта. Он простирается вплоть до карибского побережья страны и чуть более 50 км внутри страны. Два пика (один из которых назван в честь колониального освободителя Колумбии Симона Боливара) стоят на высоте 5776 метров. Потрясающий вид! Умеренный высокогорный воздух и круглогодичное экваториальное солнце этих гор, делают этот регион одним из самых плодородных в мире, для выращивания и сбора конопли. В течение 1960-х и 70-х годов тысячи тонн были экспортированы из тех же самых 100-метровых бухт, через которые мы путешествовали. Лодки контрабандистов следовали по северному маршруту через Карибское море, далее в сторону Соединенных Штатов. Это был хороший бизнес, который в разговорной речи обитал под названием «Bonanza Marimbera». Это превратило сотни бедных крестьян в богатых наркобаронов. Основа Санта-Марты, оживленного прибрежного города, где мы остановились, была буквально построена на деньги от марихуаны. Настали тяжелые времена, для выращивания и доставки марихуаны с северного побережья Колумбии, поскольку спрос на марихуану продолжает расти в геометрической прогрессии. В наши дни, среди колумбийских гроверов, Columbian Gold уже не так популярен. Вместо этого, как и остальная часть такой отрасли, они перешли на гибриды, разработанные селекционерами и производителями в Калифорнии, Британской Колумбии и Амстердама - такими селекционерами, как Арьян. Если картели и другие криминальные организации были миллионерами, после бума наркотиков прошлого столетия, то будущими миллиардерами этого рынка вполне могут быть селекционеры и садоводы, скрывающиеся в домах и лабораториях по всему миру. Как и Monsanto, или другие гиганты агробизнеса, крупные компании могут в конечном итоге контролировать производство на любом уровне. Поэтому Арьян так важен для этого бизнеса: он контролирует Амстердамскую компанию Green House Seed Company, одну из крупнейших семенных компаний на планете, которая позиционирует себя как «самый успешный бизнес каннабиса в мире». Компания Green House Seed утверждает, что они выиграли уже 38 кубков каннабиса, это почти вдвое больше, чем любая другая существующая компания. После волны легализации в США и с перспективой легализации в таких странах, как Уругвай, Арьян делает ставку на будущее, в котором спрос на это растение будет развиваться и расти. Он делает все возможное, чтобы быть на вершине, когда домино криминализации обрушится по всему миру. И он заслужил быть на вершине. Этот человек, вероятно, является самым лучшим, законным торговцем наркотиками! Он не просто продает семена - он помогает создавать целую культуру в индустрии. Когда мы рыбачили и пили пиво на лодке в Санта-Марте, поджигая гигантские джоинты, набитые хешем и мощнейшим стафом, Арьян следил за океаном. В конце концов, одна из удочек задергалась, и он понял, что поймал хорошую рыбку. Вскоре на белой палубе лодки лежала гигантская радужная рыба. Мы скушали её на обед, это было очень вкусно! Карибское побережье Колумбии, было основным районом контрабанды марихуаны в 70-х и начале 80-х годов. Попытка дать точную оценку размера мирового рынка марихуаны (как легального, так и нелегального) является совершенно невозможной - они колеблются от 10 до 140 миллиардов долларов в год. Арьян утверждает, что ему принадлежит 25 процентов мирового рынка семян, но, возможно, это наиболее влиятельная компания в этой отрасли. И хотя эту цифру чрезвычайно трудно проверить, источники, с которыми я общался, поведали, что математика Арьяна не слишком далека от правды. Учитывая, что в настоящее время в мире существуют сотни семенных компаний, это довольно значительный кусок пирога. В это время Арьян также владеет кофешопами по продаже марихуаны, своей линией одежды и даже компанией по производству алкогольных напитков, которая производит пиво со вкусом конопли. Его основной задачей является создание новых сортов марихуаны, для дальнейшей продажи на международном рынке. Это прибыльный и эксклюзивный сегмент рынка. Чтобы открыть новые вкусовые характеристики и новые эффекты для организма с помощью комбинации каннабиноидов и терпенов (менее известного химического вещества в марихуане), необходим экспертный уровень знаний. Создание новых сортов - это не генная инженерия как таковая, по факту это просто земледелие. Но, как и в современной винодельческой промышленности, выращивание марихуаны стало целой наукой, требующей мастерства, знаний и душевного отношения к делу. Франко Лоя - гиперактивный бридер и деловой партнер Арьяна. Ему было 39 лет, в 2013 году, а в молодости он служил десантником в итальянских войсках. Как он объяснил мне весной 2013 года: «Красота конопли в ее разнообразии. Это не просто одно растение - это тысячи растений. Бридинг можно сравнить с работой шеф-повара, создающего новые рецепты. Ингредиенты практически бесконечны для объединения, как и в случае с марихуаной!» Бизнес-модель Франко и Арьяна основывается на поиске этих редких сортов марихуаны. В Колумбии марихуана все еще нелегальна, и партизанские отряды, военизированные формирования и другие вооруженные отряды людей обычно контролируют районы, где каннабис растет лучше всего. Признание имени Арьяна и экономическое влияние марихуаны открывают все двери, но он все еще должен пробираться через эти отдаленные, военизированные зоны. Это требует больших затрат и длительных путешествий на грузовиках или пешком! Конкуренты Green House просто напросто слишком робкие или у них слишком мало денег, для ведения подобной деятельности. В ресторане в национальном парке Тайрона, недалеко от города Санта-Марта, Арьян рассказал об одном из самых важных моментов в своей жизни, который подчеркивает его непоколебимую веру в растение. «Когда мне было 17 лет, - сказал он, - я отправился в Таиланд. На севере Таиланда я путешествовал пешком и встретил очень пожилого человека, который в то время лечил героиновых больных марихуаной. Я пробыл там неделю, и в то время я думал, что этот парень действительно сумасшедший. Но чем дольше я оставался там, тем больше я у него учился, и в тот момент, когда я ушел, он дал мне немного семян и сказал мне помнить одну вещь: в будущем эти семена изменят твою жизнь.» Волшебные бобы от таинственного незнакомца. Это как история о Джеке и бобовом стебле. Кто именно играет гиганта в жизни Арьяна, неясно. Это может быть чудовище незаконности или лоббистское давление со стороны отраслей, контролирующих другие, регулируемые товары: табак, алкоголь и нефть. Арьян Роскам назвал себя «королем каннабиса» и исследует мир, в поисках редкой марихуаны. Арьян не всегда был магнатом. Он начинал выращивать в подвалах и квартирах в Амстердаме, почти 30 лет назад. «Мы были просто гроверами, наслаждающимися своим стафом», - вспоминал Арьян. «Через несколько лет мы поняли, что мы не одни такие. Есть 2 миллиарда людей, которым нравится этот дым, и нам очень повезло запрыгнуть на этот поезд в 80-х годах. Этот поезд стал танком, а танк - самолетом. И наш самолет летит очень, очень быстро». Арьян впервые добился успеха в Голландии, стране, которая за десятилетия до Калифорнии решила, что лучше регулировать всеобщее желание курить марихуану, чем пытаться запретить её. Он начал выводить новые сорта под эгидой Green House в 1985 году, открыв свой первый магазин семь лет спустя. Он не был первым в этой игре. Он часто выступает в качестве представителя гильдии кофеен в Амстердаме и довел имидж своей компании до всемирно признанного предприятия. «Это очень успешно», сказал он. «Чтобы дать вам представление, только в прошлом году мы продали более 400 000 упаковок семян. Это делает нас продавцом семян номер один в мире!» - утвердил Арьян. И похоже, что Green House будет продолжать расти. Поскольку выращивание марихуаны превращается из тайного занятия в то, что может рассмотреть любой садовод, имидж семенной компании, в это время, важнее, чем когда-либо. Это то, что маркетологи называют «бренд-эквити». Green House представил всеобщему вниманию несколько часовых документальных фильмов, снятых во время поездок на охоту за сортами марихуаны, которые они предприняли в Малави, Марокко и Индии, а также и в других отдаленных местах. Все видео, весьма амбициозные, они уже собрали несколько миллионов просмотров на YouTube. В них Арьян выступает в роли социологически просвещенного Арнольда Шварценеггера только в сфере конопли. По словам Дэвида Биненстока, бывшего старшего редактора High Times: Арьян «проявляет современную маркетинговую чуткость», чего очень не хватает, в большей части, зарождающейся индустрии. У голландца есть американское понимание рынка, что делает несколько ироничным то, что американская индустрия его не пускает, даже, несмотря на то, что она невероятно выросла в течение последнего десятилетия, когда государства по всему миру приняли легализацию на различных уровнях. Ввоз семян остается незаконным в Штатах. «Игра между нелегальным и легальным, в нашей отрасли, заставляет нас оставаться всегда на чеку, - сказал Франко. Чтобы преодолеть это напряжение, Green House вложил значительные средства в исследования и разработки, «чтобы сохранять гибкость, приспосабливаться к новым законам, новым правилам, новым требованиям рынка, новым репрессиям и новым открытиям. Мы не можем позволить себе выбирать собственную рыночную стратегию». Арьян знает, как ухватить то, что находится прямо перед ним. Этот навык принес ему отрицательную репутацию, со стороны его конкурентов. Некоторые называют его притворщиком, бизнесменом в облике гровера! Однако, как и в любой другой отрасли, наличие негатива может быть истолковано как признак успеха. Бридеры не думают о себе, как о наркоторговцах, а как о фермерах с повышенным уровнем квалификации, которые больше похожи на торговцев сыром или виноделов. Существует неписанное правило того, что ваш продукт должен говорить сам за себя. В 1999 году Green House, наряду с двумя другими компаниями, была лишена Кубка в категории «хэш» после обвинений в фальсификации результатов голосования. Это репутационная рана, которая разжигает конфликт и уменьшает доверие Арьяна к амстердамской сцене конопли. Но Арьян без страха отмахивается от таких неудач. Даже в моменты, когда марихуана была в высшей степени незаконна в большей части нашей планеты, он печатал свое лицо прямо на свою продукцию, зная, что марихуана, в конечном итоге, превратится в основной потребительский продукт. Гато демонстрирует свой гашиш, который он получил, высыпав целое ведро трихом в обычную мясорубку. За три дня до моей беседы с Арьяном и Франко, я проследовал за Арьяном через юго-западный регион Каука в Колумбии, чтобы провести масштабную операцию, возглавляемую 35-летним колумбийцем, которого зовут Эль Гато, или просто «Кот». Гато не так сообразителен, как предполагает его прозвище, но это - удачное описание его проницательности в бизнесе. Выросший в Майами, он отправился в Латинскоую Америку, прежде чем основать и вести крупномасштабные промышленные операции в нескольких странах. В настоящее время, он консультирует правительство Уругвая по поводу легализации марихуаны. Очевидно, что Гато смотрит на Арьяна и действует как его протеже, обращая пристальное внимание, на все что он говорит. Наше посещение было не столько охотой за новыми сортами, а больше способом для Гато показать, насколько хорошо он себя проявил с тех пор, как занялся семейным бизнесом, по разведению конопли и продаже семян, которую он назвал Маримберо. Массивная плантация на открытом воздухе, покрытая акрами прозрачной пластиковой пленки, и спрятанной под решеткой из бамбуковых шестов, которые простираются вниз по всему склону горы. Быстрый подсчет привел меня к следующему: Гато и его главный бридер, бывший убийца, которого он встретил в тюрьме, имеют 8 000 растений, которые дают 2 тонны марихуаны с каждого урожая. Из-за круглогодичной стабильной погоды, Колумбия успевает собрать три урожая в год, что в итоге указывает на все 6 тонн за год! За последние несколько лет, отец Гато и двое его братьев были застрелены его конкурентами. «Мои два брата были убиты за последние три года, какими-то гадами в Меделине, которые считают себя королями гровинга», - сказал он. «Они думают, что контролируют бизнес, потому что они бандиты, но они контролируют рынок с помощью насилия, а не качества». Качество - главная миссия Гато. Он старается вырастить лучшую марихуану, потому что ему это нравится. «Ваше хобби автоматически становится вашим бизнесом», - сказал он. «Вам не надо ничего искать. Это как когда ты хороший певец, и ты становишься знаменитым - ты не хочешь всего этого дерьма, но оно настигает в любом случае. Некоторые хорошие певцы ненавидят славу, но она приходит сама. С травой то же самое. Мама моей дочери, поставила передо мной выбор, между марихуаной и ней. Я развелся с ней в тот день. Как ты можешь, бл**ь, жаловаться на марихуану, когда живешь как богатый? У вас есть все, что вы хотите. Вся еда холодильнике куплена на деньги от этого растения, да и сам холодильник тоже. Я все еще не могу этого понять!» Позже Гато взял меня на экскурсию по его хранилищам, его сушильному оборудованию, а также по небольшой фабрике в помещении, где он производит хэш и другие товары. В какой-то момент он сунул ведро с трихомами в промышленную мясорубку, создав поток густого хэша, похожего на растопленный шоколад. Он показал свою особую травку, названную в честь одной из его дочерей. Смесь представляет собой сильнейший, приковывающий к дивану гибрид под названием Nicole's Kush. Хоть данный сорт и не достиг той же популярности, как и некоторые разновидности Арьяна, это действительно крутой Kush! Золотая жила. Арьян демонстрирует семена Punto Roja, которые он и его команда «Strain Hunters» нашли возле Санта-Марты в Колумбии. Кришна Андавалоу, Гато, Арьян и Франко с командой «Strain Hunters» Прорывным гибридом Арьяна была Белая Вдова, названная в честь обилия трихом, которые придают растению белый оттенок. Этот сорт является легендарной разновидностью, доступной во всем мире. Сорт дарит интенсивную энергетическую эйфорию с пряным дымом и сладким, маслянистым послевкусием. Сорт выиграл Кубок каннабиса в 1995 году, что является одной из причин, почему вопрос о том, кто именно разработал White Widow, является основным предметом спора среди амстердамского сообщества. Настолько, что это привело к фундаментальному расколу, который до сих пор разделяет мнение людей, относительно мотивов Арьяна как бизнесмена и человека. История создания Белой Вдовы запутана. Арьян утверждает, что бридер, с которым он работал в 80-х годах, по имени Ингемар был прародителем этого сорта, который Green House усовершенствовали в течение следующего десятилетия. Но бывший деловой партнер Арьяна, австралиец по имени Скотт Блэйки, утверждает, что он изобрел его в Green House, и когда он покинул компанию в 1998 году, он взял с собой первое стабилизированное поколение растений, чтобы сформировать новую семенную компанию. В наши дни Скотт более известен как «ShantiBaba», а его компания называется Mr. Seed. ШантиБаба беспощаден в своих обвинениях против Арьяна. По словам Скотта, Арьян не заслуживает похвалы за открытие или многочисленные награды, которые были вручены Белой Вдове. Частично, причина, по которой дебаты «Белой Вдовы» продолжались все эти годы, заключается в том, что рынок марихуаны дерегулирован. Патенты и интеллектуальная собственность были не применимы, в то время, к канна промышленности, поэтому ни одна из сторон не смогла подать жалобу в суд. Это чисто битва репутации и столкновение важных личностей в этой сфере. Арьян редко говорит об обвинениях, но когда он это делает, сразу заметно, что он будто в бешенстве. В 2011 году он написал пост в 4 309 слов на онлайн-форуме International Cannagraphic (IC mag), выступая против ShantiBaba. Он сделал это против ненавистников, которые бросаются словами, имея в запасе лишь один аргумент: цифры продаж.«Green House представляет примерно 50 процентов рынка в Голландии, Испании, Англии, Италии и во многих других странах», - написал он. «В большинстве магазинов это работает так: на каждую проданную упаковку семян Green House -продается одна упаковка от всех других компаний вместе. Просто позвоните в любой магазин семян в Испании или обратитесь к крупным дистрибьюторам, таким как Базилик Буш или Плантасур, и вы поймете, какой объем семян мы продаем по сравнению с Шантиблаблой». Продолжим про наше приключение: после экскурсии с Гато, мы все же нашли сорт Punto Roja. Этот сорт был безупречно красив. Мы нашли свой приз за пределами Санта-Марты. Логистика поездки была несколько ошеломляющей, так как после красивых отелей, мы приехали в поля, на конференцию с местными лидерами и гроверами. В конечном итоге, мы организовали нашу встречу прямо на обочине у дороги. Но как только мы были окружены тем, что искали, Арьян и Франко резко активизировались, как будто у них случился прилив сил. Мы изучили около ста растений, которые Арьян и Франко определили как чистейшую сативу, на основе их тонких листьев и узких длинных шишек. Франко объяснил важность межузлового расстояния между ветвями растения, как семена должны созреть в своих оболочках, прежде чем их сорвут, как Punto Roja или Красная точка, получила свое название. Когда мы столкнулись с особенным фенотипом, он был в восторге. Каждый из нас не смог устоять, чтобы пощупать сырые, липкие шишечки, которые пахли сосной. Мы все стояли как вкопанные, пораженные ощущением от находки нужных нам семян, которые поедут в Амстердам. «Это оригинальный материал, который я могу селекционировать, который я могу хранить в своей коллекции! Я могу использовать его для создания новой генетики, она поможет выиграть нам различные кубки каннабиса», - сказал Франко. «Это сделает людей богатыми, посадит их в тюрьму, изменит судьбы и жизнь. И именно поэтому я просыпаюсь с улыбкой каждый гребаный день моей жизни». Его смуглое лицо святилось от радости, когда он посмотрел в небо и закричал: «У нас есть семена, чувак! » Арьян побежал вниз по холму, чтобы пробраться сквозь кусты, к Франко. Он схватил горстку крошечных семян, сорвал с них все живое растительное сырье и собрал их в маленькие зиплоки. Он с удовольствием рассказывал о потенциале этих семян, предсказывая, что в ближайшем будущем, правительства ограничат содержание ТГК в коммерческой марихуане. Он сказал, что для него, вкус его будущего сорта важнее, чем эффект! А контроль над редким, пока еще «не тронутым» генетическим материалом, дает производителю огромное превосходство в конкурентной среде. Открытие этих семян, знаменует собой начало новой работы Арьяна. Вернувшись в лабораторию, Франко и Арьян будут сажать семена, а затем отбирать лучшие образцы. Они будут повторять этот процесс много раз, пока у них не получится то, чего они пытаются добиться. В конечном итоге, из этих семян, вырастет до 10000 растений. Они попытаются стабилизировать различные генетики, чтобы оптимизировать такие факторы, как время цветения, устойчивость к плесени и грибкам, а также выделение смолы. Через пять лет, уникальные качества, присущие исходному растению, могут стать основой совершенно нового творения! Даже если эти специфические исходные растения марихуаны не окажутся успешными для потребителей, Green House все равно внесет в каталог материнские растения Punto Roja и сохранит генетику, анализируя свойства каннабиноидов и терпенов. Возможно, что какой-нибудь фармацевтический гигант, охотящийся за определенными свойствами марихуаны, мог бы постучаться в их дверь – например в 2003 году, Bayer заплатил 40 миллионов долларов, за право распространять «Sativex», лекарство, полученное из марихуаны, предназначенное для облегчения спазмов, гиперактивности мочевого пузыря, болей в животе и других симптомов. Арьян и его коллеги прекрасно знают, что их бизнес очень рискованный и не приносит немедленной прибыли. Но они делают ставку на мир, где марихуана будет юридически ближе к вину, чем к героину и сможет принести нам самые красивые награды, которые включают бесценные приключения и быстродействующие лекарства! Такие люди, как Арьян, должны приложить гигантские усилия, чтобы получить свою конечную награду. «Мы все знаем, что через десять-двадцать лет все станет законным», - сказал Арьян. «Мы просто держим все наши возможности открытыми и находим все больше ключей к нашему будущему. Один из таких ключей – марихуана и множество её разновидностей». «Я все еще хочу побыть наедине, с моими растениями, в своей комнате, курить, вот и все… Это главное для меня, наслаждаться наблюдением за моими растениями», - сказал Арьян. «Я фермер». Затем он принял пару напасов и добавил: «Я фермер с большими амбициями». Чтобы увидеть прекрасные кадры из гор Колумбии, посмотрите «Короли каннабиса» P.S. – Статья была написана в 2013 году. (Франко был тогда еще жив, вечная память!) А вот несколько картинок с «Королём»! Источник: vice.com Полезные статьи: Интервью с ToroGrow Интервью с создателем Simplex Интервью с Suff
  19. Днем в мае 2013 года Арьян Роскам бездельничал на палубе семи метровой спортивной рыбацкой лодки. Он мчался через глубокий залив, у карибского побережья северо-западной Колумбии, следуя маршруту, который он проложил несколько минут назад. Арьяну на тот момент было 48 лет, ростом он более чем 1 метр 80 см и начисто выбрит. У него грубый взгляд голландца, и он обладает пронзительным баритоном. Он выглядит и звучит как лидер, одна из тех редких душ, которая смогла найти свою судьбу, без всяких компромиссов. Он - самая узнаваемая и противоречивая фигура в бизнесе марихуаны, самопровозглашенный «король каннабиса». Мы путешествовали с Арьяном по горам и джунглям Колумбии, вместе с командой международных бридеров, которых он называет «Охотники за штаммами»(Strain Hunters). Мы искали три ценнейших, но неуловимых сорта марихуаны, которые оставались генетически чистыми на протяжении десятилетий. У них есть лирические, почти мифические имена: Limon Verde, Colombian Gold и Punta Roja. За день, до нашей экскурсии по джунглям, мы обнаружили образцы двух последних сортов в соседней деревне, которую поддерживают военизированные группы и местные фермеры. Арьян был в восторге. Когда он получил первые два из 200 местных сортов марихуаны, которые естественным образом развивались в обширных районах по всему миру - и он стал одержим желанием заполучить их всех. Арьян и его команда селекционеров будут выращивать тысячи растений из этих семян лендрейсов, отбирая только самые сильные фенотипы! А затем, в мире появятся новые сорта, на основе их экзотической генетики. Это первый шаг в долгом, весьма сложном процессе, который в дальнейшем позволяет местному гроверу заполнить свой гроубокс такими сортами, как Alaskan Ice, Bubba Kush и White Widow. Поймите, что причина, по которой мы все уже давно не курим Thai Stick и заполненную семенами траву, заключается в том, что тысячи селекционеров по всему миру смешивали, скрещивали, экспериментировали и разрабатывали новые сорта, ароматы, эффекты и качество - все из того, что по сути является обычным горным растением! С лодки нам вырисовывались снежные предгорья горного хребта Сьерра-Невада-де-Санта-Марта. Он простирается вплоть до карибского побережья страны и чуть более 50 км внутри страны. Два пика (один из которых назван в честь колониального освободителя Колумбии Симона Боливара) стоят на высоте 5776 метров. Потрясающий вид! Умеренный высокогорный воздух и круглогодичное экваториальное солнце этих гор, делают этот регион одним из самых плодородных в мире, для выращивания и сбора конопли. В течение 1960-х и 70-х годов тысячи тонн были экспортированы из тех же самых 100-метровых бухт, через которые мы путешествовали. Лодки контрабандистов следовали по северному маршруту через Карибское море, далее в сторону Соединенных Штатов. Это был хороший бизнес, который в разговорной речи обитал под названием «Bonanza Marimbera». Это превратило сотни бедных крестьян в богатых наркобаронов. Основа Санта-Марты, оживленного прибрежного города, где мы остановились, была буквально построена на деньги от марихуаны. Настали тяжелые времена, для выращивания и доставки марихуаны с северного побережья Колумбии, поскольку спрос на марихуану продолжает расти в геометрической прогрессии. В наши дни, среди колумбийских гроверов, Columbian Gold уже не так популярен. Вместо этого, как и остальная часть такой отрасли, они перешли на гибриды, разработанные селекционерами и производителями в Калифорнии, Британской Колумбии и Амстердама - такими селекционерами, как Арьян. Если картели и другие криминальные организации были миллионерами, после бума наркотиков прошлого столетия, то будущими миллиардерами этого рынка вполне могут быть селекционеры и садоводы, скрывающиеся в домах и лабораториях по всему миру. Как и Monsanto, или другие гиганты агробизнеса, крупные компании могут в конечном итоге контролировать производство на любом уровне. Поэтому Арьян так важен для этого бизнеса: он контролирует Амстердамскую компанию Green House Seed Company, одну из крупнейших семенных компаний на планете, которая позиционирует себя как «самый успешный бизнес каннабиса в мире». Компания Green House Seed утверждает, что они выиграли уже 38 кубков каннабиса, это почти вдвое больше, чем любая другая существующая компания. После волны легализации в США и с перспективой легализации в таких странах, как Уругвай, Арьян делает ставку на будущее, в котором спрос на это растение будет развиваться и расти. Он делает все возможное, чтобы быть на вершине, когда домино криминализации обрушится по всему миру. И он заслужил быть на вершине. Этот человек, вероятно, является самым лучшим, законным торговцем наркотиками! Он не просто продает семена - он помогает создавать целую культуру в индустрии. Когда мы рыбачили и пили пиво на лодке в Санта-Марте, поджигая гигантские джоинты, набитые хешем и мощнейшим стафом, Арьян следил за океаном. В конце концов, одна из удочек задергалась, и он понял, что поймал хорошую рыбку. Вскоре на белой палубе лодки лежала гигантская радужная рыба. Мы скушали её на обед, это было очень вкусно! Карибское побережье Колумбии, было основным районом контрабанды марихуаны в 70-х и начале 80-х годов. Попытка дать точную оценку размера мирового рынка марихуаны (как легального, так и нелегального) является совершенно невозможной - они колеблются от 10 до 140 миллиардов долларов в год. Арьян утверждает, что ему принадлежит 25 процентов мирового рынка семян, но, возможно, это наиболее влиятельная компания в этой отрасли. И хотя эту цифру чрезвычайно трудно проверить, источники, с которыми я общался, поведали, что математика Арьяна не слишком далека от правды. Учитывая, что в настоящее время в мире существуют сотни семенных компаний, это довольно значительный кусок пирога. В это время Арьян также владеет кофешопами по продаже марихуаны, своей линией одежды и даже компанией по производству алкогольных напитков, которая производит пиво со вкусом конопли. Его основной задачей является создание новых сортов марихуаны, для дальнейшей продажи на международном рынке. Это прибыльный и эксклюзивный сегмент рынка. Чтобы открыть новые вкусовые характеристики и новые эффекты для организма с помощью комбинации каннабиноидов и терпенов (менее известного химического вещества в марихуане), необходим экспертный уровень знаний. Создание новых сортов - это не генная инженерия как таковая, по факту это просто земледелие. Но, как и в современной винодельческой промышленности, выращивание марихуаны стало целой наукой, требующей мастерства, знаний и душевного отношения к делу. Франко Лоя - гиперактивный бридер и деловой партнер Арьяна. Ему было 39 лет, в 2013 году, а в молодости он служил десантником в итальянских войсках. Как он объяснил мне весной 2013 года: «Красота конопли в ее разнообразии. Это не просто одно растение - это тысячи растений. Бридинг можно сравнить с работой шеф-повара, создающего новые рецепты. Ингредиенты практически бесконечны для объединения, как и в случае с марихуаной!» Бизнес-модель Франко и Арьяна основывается на поиске этих редких сортов марихуаны. В Колумбии марихуана все еще нелегальна, и партизанские отряды, военизированные формирования и другие вооруженные отряды людей обычно контролируют районы, где каннабис растет лучше всего. Признание имени Арьяна и экономическое влияние марихуаны открывают все двери, но он все еще должен пробираться через эти отдаленные, военизированные зоны. Это требует больших затрат и длительных путешествий на грузовиках или пешком! Конкуренты Green House просто напросто слишком робкие или у них слишком мало денег, для ведения подобной деятельности. В ресторане в национальном парке Тайрона, недалеко от города Санта-Марта, Арьян рассказал об одном из самых важных моментов в своей жизни, который подчеркивает его непоколебимую веру в растение. «Когда мне было 17 лет, - сказал он, - я отправился в Таиланд. На севере Таиланда я путешествовал пешком и встретил очень пожилого человека, который в то время лечил героиновых больных марихуаной. Я пробыл там неделю, и в то время я думал, что этот парень действительно сумасшедший. Но чем дольше я оставался там, тем больше я у него учился, и в тот момент, когда я ушел, он дал мне немного семян и сказал мне помнить одну вещь: в будущем эти семена изменят твою жизнь.» Волшебные бобы от таинственного незнакомца. Это как история о Джеке и бобовом стебле. Кто именно играет гиганта в жизни Арьяна, неясно. Это может быть чудовище незаконности или лоббистское давление со стороны отраслей, контролирующих другие, регулируемые товары: табак, алкоголь и нефть. Арьян Роскам назвал себя «королем каннабиса» и исследует мир, в поисках редкой марихуаны. Арьян не всегда был магнатом. Он начинал выращивать в подвалах и квартирах в Амстердаме, почти 30 лет назад. «Мы были просто гроверами, наслаждающимися своим стафом», - вспоминал Арьян. «Через несколько лет мы поняли, что мы не одни такие. Есть 2 миллиарда людей, которым нравится этот дым, и нам очень повезло запрыгнуть на этот поезд в 80-х годах. Этот поезд стал танком, а танк - самолетом. И наш самолет летит очень, очень быстро». Арьян впервые добился успеха в Голландии, стране, которая за десятилетия до Калифорнии решила, что лучше регулировать всеобщее желание курить марихуану, чем пытаться запретить её. Он начал выводить новые сорта под эгидой Green House в 1985 году, открыв свой первый магазин семь лет спустя. Он не был первым в этой игре. Он часто выступает в качестве представителя гильдии кофеен в Амстердаме и довел имидж своей компании до всемирно признанного предприятия. «Это очень успешно», сказал он. «Чтобы дать вам представление, только в прошлом году мы продали более 400 000 упаковок семян. Это делает нас продавцом семян номер один в мире!» - утвердил Арьян. И похоже, что Green House будет продолжать расти. Поскольку выращивание марихуаны превращается из тайного занятия в то, что может рассмотреть любой садовод, имидж семенной компании, в это время, важнее, чем когда-либо. Это то, что маркетологи называют «бренд-эквити». Green House представил всеобщему вниманию несколько часовых документальных фильмов, снятых во время поездок на охоту за сортами марихуаны, которые они предприняли в Малави, Марокко и Индии, а также и в других отдаленных местах. Все видео, весьма амбициозные, они уже собрали несколько миллионов просмотров на YouTube. В них Арьян выступает в роли социологически просвещенного Арнольда Шварценеггера только в сфере конопли. По словам Дэвида Биненстока, бывшего старшего редактора High Times: Арьян «проявляет современную маркетинговую чуткость», чего очень не хватает, в большей части, зарождающейся индустрии. У голландца есть американское понимание рынка, что делает несколько ироничным то, что американская индустрия его не пускает, даже, несмотря на то, что она невероятно выросла в течение последнего десятилетия, когда государства по всему миру приняли легализацию на различных уровнях. Ввоз семян остается незаконным в Штатах. «Игра между нелегальным и легальным, в нашей отрасли, заставляет нас оставаться всегда на чеку, - сказал Франко. Чтобы преодолеть это напряжение, Green House вложил значительные средства в исследования и разработки, «чтобы сохранять гибкость, приспосабливаться к новым законам, новым правилам, новым требованиям рынка, новым репрессиям и новым открытиям. Мы не можем позволить себе выбирать собственную рыночную стратегию». Арьян знает, как ухватить то, что находится прямо перед ним. Этот навык принес ему отрицательную репутацию, со стороны его конкурентов. Некоторые называют его притворщиком, бизнесменом в облике гровера! Однако, как и в любой другой отрасли, наличие негатива может быть истолковано как признак успеха. Бридеры не думают о себе, как о наркоторговцах, а как о фермерах с повышенным уровнем квалификации, которые больше похожи на торговцев сыром или виноделов. Существует неписанное правило того, что ваш продукт должен говорить сам за себя. В 1999 году Green House, наряду с двумя другими компаниями, была лишена Кубка в категории «хэш» после обвинений в фальсификации результатов голосования. Это репутационная рана, которая разжигает конфликт и уменьшает доверие Арьяна к амстердамской сцене конопли. Но Арьян без страха отмахивается от таких неудач. Даже в моменты, когда марихуана была в высшей степени незаконна в большей части нашей планеты, он печатал свое лицо прямо на свою продукцию, зная, что марихуана, в конечном итоге, превратится в основной потребительский продукт. Гато демонстрирует свой гашиш, который он получил, высыпав целое ведро трихом в обычную мясорубку. За три дня до моей беседы с Арьяном и Франко, я проследовал за Арьяном через юго-западный регион Каука в Колумбии, чтобы провести масштабную операцию, возглавляемую 35-летним колумбийцем, которого зовут Эль Гато, или просто «Кот». Гато не так сообразителен, как предполагает его прозвище, но это - удачное описание его проницательности в бизнесе. Выросший в Майами, он отправился в Латинскоую Америку, прежде чем основать и вести крупномасштабные промышленные операции в нескольких странах. В настоящее время, он консультирует правительство Уругвая по поводу легализации марихуаны. Очевидно, что Гато смотрит на Арьяна и действует как его протеже, обращая пристальное внимание, на все что он говорит. Наше посещение было не столько охотой за новыми сортами, а больше способом для Гато показать, насколько хорошо он себя проявил с тех пор, как занялся семейным бизнесом, по разведению конопли и продаже семян, которую он назвал Маримберо. Массивная плантация на открытом воздухе, покрытая акрами прозрачной пластиковой пленки, и спрятанной под решеткой из бамбуковых шестов, которые простираются вниз по всему склону горы. Быстрый подсчет привел меня к следующему: Гато и его главный бридер, бывший убийца, которого он встретил в тюрьме, имеют 8 000 растений, которые дают 2 тонны марихуаны с каждого урожая. Из-за круглогодичной стабильной погоды, Колумбия успевает собрать три урожая в год, что в итоге указывает на все 6 тонн за год! За последние несколько лет, отец Гато и двое его братьев были застрелены его конкурентами. «Мои два брата были убиты за последние три года, какими-то гадами в Меделине, которые считают себя королями гровинга», - сказал он. «Они думают, что контролируют бизнес, потому что они бандиты, но они контролируют рынок с помощью насилия, а не качества». Качество - главная миссия Гато. Он старается вырастить лучшую марихуану, потому что ему это нравится. «Ваше хобби автоматически становится вашим бизнесом», - сказал он. «Вам не надо ничего искать. Это как когда ты хороший певец, и ты становишься знаменитым - ты не хочешь всего этого дерьма, но оно настигает в любом случае. Некоторые хорошие певцы ненавидят славу, но она приходит сама. С травой то же самое. Мама моей дочери, поставила передо мной выбор, между марихуаной и ней. Я развелся с ней в тот день. Как ты можешь, блядь, жаловаться на марихуану, когда живешь как богатый? У вас есть все, что вы хотите. Вся еда холодильнике куплена на деньги от этого растения, да и сам холодильник тоже. Я все еще не могу этого понять!» Позже Гато взял меня на экскурсию по его хранилищам, его сушильному оборудованию, а также по небольшой фабрике в помещении, где он производит хэш и другие товары. В какой-то момент он сунул ведро с трихомами в промышленную мясорубку, создав поток густого хэша, похожего на растопленный шоколад. Он показал свою особую травку, названную в честь одной из его дочерей. Смесь представляет собой сильнейший, приковывающий к дивану гибрид под названием Nicole's Kush. Хоть данный сорт и не достиг той же популярности, как и некоторые разновидности Арьяна, это действительно крутой Kush! Золотая жила. Арьян демонстрирует семена Punto Roja, которые он и его команда «Strain Hunters» нашли возле Санта-Марты в Колумбии. Кришна Андавалоу, Гато, Арьян и Франко с командой «Strain Hunters» Прорывным гибридом Арьяна была Белая Вдова, названная в честь обилия трихом, которые придают растению белый оттенок. Этот сорт является легендарной разновидностью, доступной во всем мире. Сорт дарит интенсивную энергетическую эйфорию с пряным дымом и сладким, маслянистым послевкусием. Сорт выиграл Кубок каннабиса в 1995 году, что является одной из причин, почему вопрос о том, кто именно разработал White Widow, является основным предметом спора среди амстердамского сообщества. Настолько, что это привело к фундаментальному расколу, который до сих пор разделяет мнение людей, относительно мотивов Арьяна как бизнесмена и человека. История создания Белой Вдовы запутана. Арьян утверждает, что бридер, с которым он работал в 80-х годах, по имени Ингемар был прародителем этого сорта, который Green House усовершенствовали в течение следующего десятилетия. Но бывший деловой партнер Арьяна, австралиец по имени Скотт Блэйки, утверждает, что он изобрел его в Green House, и когда он покинул компанию в 1998 году, он взял с собой первое стабилизированное поколение растений, чтобы сформировать новую семенную компанию. В наши дни Скотт более известен как «ShantiBaba», а его компания называется Mr. Seed. ШантиБаба беспощаден в своих обвинениях против Арьяна. По словам Скотта, Арьян не заслуживает похвалы за открытие или многочисленные награды, которые были вручены Белой Вдове. Частично, причина, по которой дебаты «Белой Вдовы» продолжались все эти годы, заключается в том, что рынок марихуаны дерегулирован. Патенты и интеллектуальная собственность были не применимы, в то время, к канна промышленности, поэтому ни одна из сторон не смогла подать жалобу в суд. Это чисто битва репутации и столкновение важных личностей в этой сфере. Арьян редко говорит об обвинениях, но когда он это делает, сразу заметно, что он будто в бешенстве. В 2011 году он написал пост в 4 309 слов на онлайн-форуме International Cannagraphic (IC mag), выступая против ShantiBaba. Он сделал это против ненавистников, которые бросаются словами, имея в запасе лишь один аргумент: цифры продаж.«Green House представляет примерно 50 процентов рынка в Голландии, Испании, Англии, Италии и во многих других странах», - написал он. «В большинстве магазинов это работает так: на каждую проданную упаковку семян Green House -продается одна упаковка от всех других компаний вместе. Просто позвоните в любой магазин семян в Испании или обратитесь к крупным дистрибьюторам, таким как Базилик Буш или Плантасур, и вы поймете, какой объем семян мы продаем по сравнению с Шантиблаблой». Продолжим про наше приключение: после экскурсии с Гато, мы все же нашли сорт Punto Roja. Этот сорт был безупречно красив. Мы нашли свой приз за пределами Санта-Марты. Логистика поездки была несколько ошеломляющей, так как после красивых отелей, мы приехали в поля, на конференцию с местными лидерами и гроверами. В конечном итоге, мы организовали нашу встречу прямо на обочине у дороги. Но как только мы были окружены тем, что искали, Арьян и Франко резко активизировались, как будто у них случился прилив сил. Мы изучили около ста растений, которые Арьян и Франко определили как чистейшую сативу, на основе их тонких листьев и узких длинных шишек. Франко объяснил важность межузлового расстояния между ветвями растения, как семена должны созреть в своих оболочках, прежде чем их сорвут, как Punto Roja или Красная точка, получила свое название. Когда мы столкнулись с особенным фенотипом, он был в восторге. Каждый из нас не смог устоять, чтобы пощупать сырые, липкие шишечки, которые пахли сосной. Мы все стояли как вкопанные, пораженные ощущением от находки нужных нам семян, которые поедут в Амстердам. «Это оригинальный материал, который я могу селекционировать, который я могу хранить в своей коллекции! Я могу использовать его для создания новой генетики, она поможет выиграть нам различные кубки каннабиса», - сказал Франко. «Это сделает людей богатыми, посадит их в тюрьму, изменит судьбы и жизнь. И именно поэтому я просыпаюсь с улыбкой каждый гребаный день моей жизни». Его смуглое лицо святилось от радости, когда он посмотрел в небо и закричал: «У нас есть семена, чувак! » Арьян побежал вниз по холму, чтобы пробраться сквозь кусты, к Франко. Он схватил горстку крошечных семян, сорвал с них все живое растительное сырье и собрал их в маленькие зиплоки. Он с удовольствием рассказывал о потенциале этих семян, предсказывая, что в ближайшем будущем, правительства ограничат содержание ТГК в коммерческой марихуане. Он сказал, что для него, вкус его будущего сорта важнее, чем эффект! А контроль над редким, пока еще «не тронутым» генетическим материалом, дает производителю огромное превосходство в конкурентной среде. Открытие этих семян, знаменует собой начало новой работы Арьяна. Вернувшись в лабораторию, Франко и Арьян будут сажать семена, а затем отбирать лучшие образцы. Они будут повторять этот процесс много раз, пока у них не получится то, чего они пытаются добиться. В конечном итоге, из этих семян, вырастет до 10000 растений. Они попытаются стабилизировать различные генетики, чтобы оптимизировать такие факторы, как время цветения, устойчивость к плесени и грибкам, а также выделение смолы. Через пять лет, уникальные качества, присущие исходному растению, могут стать основой совершенно нового творения! Даже если эти специфические исходные растения марихуаны не окажутся успешными для потребителей, Green House все равно внесет в каталог материнские растения Punto Roja и сохранит генетику, анализируя свойства каннабиноидов и терпенов. Возможно, что какой-нибудь фармацевтический гигант, охотящийся за определенными свойствами марихуаны, мог бы постучаться в их дверь – например в 2003 году, Bayer заплатил 40 миллионов долларов, за право распространять «Sativex», лекарство, полученное из марихуаны, предназначенное для облегчения спазмов, гиперактивности мочевого пузыря, болей в животе и других симптомов. Арьян и его коллеги прекрасно знают, что их бизнес очень рискованный и не приносит немедленной прибыли. Но они делают ставку на мир, где марихуана будет юридически ближе к вину, чем к героину и сможет принести нам самые красивые награды, которые включают бесценные приключения и быстродействующие лекарства! Такие люди, как Арьян, должны приложить гигантские усилия, чтобы получить свою конечную награду. «Мы все знаем, что через десять-двадцать лет все станет законным», - сказал Арьян. «Мы просто держим все наши возможности открытыми и находим все больше ключей к нашему будущему. Один из таких ключей – марихуана и множество её разновидностей». «Я все еще хочу побыть наедине, с моими растениями, в своей комнате, курить, вот и все… Это главное для меня, наслаждаться наблюдением за моими растениями», - сказал Арьян. «Я фермер». Затем он принял пару напасов и добавил: «Я фермер с большими амбициями». Чтобы увидеть прекрасные кадры из гор Колумбии, посмотрите «Короли каннабиса» P.S. – Статья была написана в 2013 году. (Франко был тогда еще жив, вечная память!) А вот несколько картинок с «Королём»! Источник: vice.com Полезные статьи: Интервью с ToroGrow Интервью с создателем Simplex Интервью с Suff
  20. Как и любая сельскохозяйственная деятельность, каннабис производит значительное количество твердых отходов. В наше время, общество основано на потребительстве, и как во всех отраслях розничной торговли, каннабис индустрия создает упаковочные материалы, которые в итоге оказываются на свалке. Но из-за уникально строгих правил, применяемых к каннабису, промышленность в конечном итоге производит гораздо больше отходов, чем схожие отрасли. Начнём с «зеленых отходов», возникающих в процессе выращивания: стебли и корни конопли, а также «больные», испорченные или поврежденные растения. Добавим растворители и газы, используемые для изготовления экстрактов конопли. Взглянем на тонны пластиковой упаковки, безопасной для детей, необходимой для готовой продукции и готового к продаже каннабиса. Просто представьте себе эти масштабы мусора! Несколько лет назад, альтернативная газета Сиэтла "Незнакомец" сообщила, что штат Вашингтон произвел 800 тонн отходов каннабиса за период с 2014 по 2017 год. Легальная индустрия каннабиса в Вашингтоне выросла более чем на 50% с 2017 года, как и количество отходов. Относитесь к этой проблеме серьезно Некоторые штаты работают над решением этой проблемы. В Калифорнии, на которую, как ожидается, будет приходиться почти одна четвертая часть роста продаж каннабиса в США к 2024 году, действуют три различных государственных учреждения со своими собственными наборами нормативных актов и собственными требованиями к управлению отходами от каннабиса. Эти правила, которые имеют тенденцию увеличивать количество отходов! Они противоречат законопроекту Сената 1383 , принятому губернатором Джерри Брауном в 2016 году, который требует от штата сократить органические отходы на 50% от уровня 2014 к 2020 году и на 75% к 2025 году. Массачусетс выпустил «инструкцию» для каннабис-компаний штата, и требования по управлению своими отходами. Такую же «инструкцию» запустили и в других штатах: например Орегон, Вашингтон и Колорадо. Правило: «смешайте отходы с другими отходами» Правило «50 на 50» может лишь удвоить мусор. У чиновников по охране окружающей среды в Колорадо пока нет данных, о количестве твердых отходов от каннабиса, которые ежегодно образуются в штате, но они считают, что отходы растений каннабиса являются самой большой проблемой. «У нас есть правило «50-50» для смешанных отходов, которое означает, что все отходы марихуаны должны быть смешаны с 50% отходов не марихуаны перед тем, как они покинут предприятие, которые в итоге будут утилизированы», - говорит Кейтлин Урсо, экологический консультант в Колорадо из Департамента общественного здравоохранения и окружающей среды. «Это правило», объясняет Урсо, «предназначено для предотвращения попадания отходов марихуаны, которые могут содержать некоторое количество ТГК, на нелегальный рынок. Но это создает огромные проблемы для компаний конопли. Некоторые колорадские предприятия по производству каннабиса пытаются создать собственную смесь из «50-50», добавляя измельченный картон или даже минеральную вату - в свои зеленые отходы каннабиса». Сделать отходы «неузнаваемыми» Правило «50-50», для отходов, добавляет новый уровень сложности и затрат для Колорадских компаний, производящих каннабис. «Например, в Денвере, вы должны сделать так, чтобы ваши отходы каннабиса стали «непригодными для использования и неузнаваемыми», - говорит Эми Андрле, владелец L'Eagle Services, лицензированной компании по производству каннабиса для взрослых, которая управляет несколькими теплицами и розничными магазинами в Денвере. «Мы храним компостируемые отходы в безопасном помещении, под камерой, до тех пор, пока не передадим их службе по утилизации отходов. По словам Эми, компостирование может быть довольно дорогостоящим, поскольку плата за утилизацию отходов взимается за вес. Конкуренция в сфере переработки отходов Американская индустрия утилизации отходов, стоимостью в несколько миллиардов долларов, обратила внимание на проблемы твердых отходов в секторе каннабиса. По мнению экспертов отрасли по утилизации отходов, всю огранику, от производства каннабиса можно утилизировать четырьмя различными методами: сжигание, захоронение отходов, компостирование и анаэробное брожение. Этот последний метод имеет место, когда микроорганизмы разрушают биоразлагаемые материалы, как например отходы каннабиса, в полном отсутствии кислорода. Этот процесс создает метан, газ, который может использоваться для топлива, CO2 и других побочных продуктов. Компания GFL Environmental, оказывающая экологические услуги, говорит, что ее подразделение, по управлению отходами в Колорадо, в настоящее время имеет 120 компаний от индустрии каннабиса, которые пользуются их услугами. «Пропорционально, это небольшая сумма, но для нас очень важна экология!»- сказал представитель компании Leafly в своем электронном письме. «Мы даже установили отдельный код «марихуаны» в нашей базе данных, чтобы отслеживать объем переработки и компостирования, который делают наши клиенты. Потому что некоторым из этих клиентов нравится знать, насколько успешно они перерабатывают отходы, по сравнению с их отраслевыми конкурентами». Есть небольшие признаки прогресса. Индустрия каннабиса стремится сократить потоки твердых отходов и сделать свой бизнес более «чистым». Колорадо Начиная с января 2020 года, Колорадо планирует открыть программу возврата для упаковки каннабиса, вейп-картриджей и других пластиков. По словам Кейтлин Урсо, добровольная программа позволит диспансерам стерилизовать и повторно маркировать эти отходы, для их повторного использования. Урсо говорит, что идея этой программы исходила от самих компаний, производящих каннабис в Колорадо, которые помогают развиваться государственным нормам в отношении каннабиса. По ее словам, в 2014 году, в первый год легальных продаж каннабиса для взрослых в Колорадо, «Было много страха и много неизвестного. Поэтому я думаю, что осторожность заключалась в том, что, когда все нормативные акты были выпущены, все они были сосредоточены на безопасности и защите, а так же уменьшении доли черного рынка. Экологические проблемы, на самом деле, не обдумывались в тот момент». Но теперь, говорит она, «Когда у нас есть легальный рынок, и мы существуем уже пять лет, у нас весьма хорошие показатели соответствия, а так же хорошая схема управления на данном рынке. Это действительно отличное время, для создания более логичной среды соответствия нормам». Каннада пытается сократить количество отходов Управление отходами от каннабис индустрии, действительно стало международной проблемой. В Канаде, которая только что отпраздновала первую годовщину национальной легализации каннабиса, призывают помочь сократить количество твердых отходов, создаваемых продукцией канна - бизнеса. «Чтобы сократить количество отходов, создаваемых упаковкой продукции, правила разрешают использовать многоразовые обертки и этикетки с откидной крышкой, а также гибкие упаковочные материалы, например картон», - недавно отметило федеральное правительство Канады в своем отчёте. «Министерство здравоохранения Канады поощряет использование инновационных и экологически безопасных подходов к упаковке при условии соблюдения требований и правил». Потребители сами могут перерабатывать отходы Потребители также могут внести свой вклад, в переработку упаковки каннабиса. «Они должны учиться тому, что можно утилизировать, а что нет», - говорит Урсо. Что касается самой отрасли «Лучшее, что она может сделать, это быть открытой для обучения», добавляет она, «Это развивающийся рынок, поэтому, он должен быть открыт для решений». Источник: leafly.com Читай также: Каннамагазины используют слишком много упаковки 7 необычных экостартапов международный день матери земли
  21. Начнём с «зеленых отходов», возникающих в процессе выращивания: стебли и корни конопли, а также «больные», испорченные или поврежденные растения. Добавим растворители и газы, используемые для изготовления экстрактов конопли. Взглянем на тонны пластиковой упаковки, безопасной для детей, необходимой для готовой продукции и готового к продаже каннабиса. Просто представьте себе эти масштабы мусора! Несколько лет назад, альтернативная газета Сиэтла "Незнакомец" сообщила, что штат Вашингтон произвел 800 тонн отходов каннабиса за период с 2014 по 2017 год. Легальная индустрия каннабиса в Вашингтоне выросла более чем на 50% с 2017 года, как и количество отходов. Относитесь к этой проблеме серьезно Некоторые штаты работают над решением этой проблемы. В Калифорнии, на которую, как ожидается, будет приходиться почти одна четвертая часть роста продаж каннабиса в США к 2024 году, действуют три различных государственных учреждения со своими собственными наборами нормативных актов и собственными требованиями к управлению отходами от каннабиса. Эти правила, которые имеют тенденцию увеличивать количество отходов! Они противоречат законопроекту Сената 1383 , принятому губернатором Джерри Брауном в 2016 году, который требует от штата сократить органические отходы на 50% от уровня 2014 к 2020 году и на 75% к 2025 году. Массачусетс выпустил «инструкцию» для каннабис-компаний штата, и требования по управлению своими отходами. Такую же «инструкцию» запустили и в других штатах: например Орегон, Вашингтон и Колорадо. Правило: «смешайте отходы с другими отходами» Правило «50 на 50» может лишь удвоить мусор. У чиновников по охране окружающей среды в Колорадо пока нет данных, о количестве твердых отходов от каннабиса, которые ежегодно образуются в штате, но они считают, что отходы растений каннабиса являются самой большой проблемой. «У нас есть правило «50-50» для смешанных отходов, которое означает, что все отходы марихуаны должны быть смешаны с 50% отходов не марихуаны перед тем, как они покинут предприятие, которые в итоге будут утилизированы», - говорит Кейтлин Урсо, экологический консультант в Колорадо из Департамента общественного здравоохранения и окружающей среды. «Это правило», объясняет Урсо, «предназначено для предотвращения попадания отходов марихуаны, которые могут содержать некоторое количество ТГК, на нелегальный рынок. Но это создает огромные проблемы для компаний конопли. Некоторые колорадские предприятия по производству каннабиса пытаются создать собственную смесь из «50-50», добавляя измельченный картон или даже минеральную вату - в свои зеленые отходы каннабиса». Сделать отходы «неузнаваемыми» Правило «50-50», для отходов, добавляет новый уровень сложности и затрат для Колорадских компаний, производящих каннабис. «Например, в Денвере, вы должны сделать так, чтобы ваши отходы каннабиса стали «непригодными для использования и неузнаваемыми», - говорит Эми Андрле, владелец L'Eagle Services, лицензированной компании по производству каннабиса для взрослых, которая управляет несколькими теплицами и розничными магазинами в Денвере. «Мы храним компостируемые отходы в безопасном помещении, под камерой, до тех пор, пока не передадим их службе по утилизации отходов. По словам Эми, компостирование может быть довольно дорогостоящим, поскольку плата за утилизацию отходов взимается за вес. Конкуренция в сфере переработки отходов Американская индустрия утилизации отходов, стоимостью в несколько миллиардов долларов, обратила внимание на проблемы твердых отходов в секторе каннабиса. По мнению экспертов отрасли по утилизации отходов, всю огранику, от производства каннабиса можно утилизировать четырьмя различными методами: сжигание, захоронение отходов, компостирование и анаэробное брожение. Этот последний метод имеет место, когда микроорганизмы разрушают биоразлагаемые материалы, как например отходы каннабиса, в полном отсутствии кислорода. Этот процесс создает метан, газ, который может использоваться для топлива, CO2 и других побочных продуктов. Компания GFL Environmental, оказывающая экологические услуги, говорит, что ее подразделение, по управлению отходами в Колорадо, в настоящее время имеет 120 компаний от индустрии каннабиса, которые пользуются их услугами. «Пропорционально, это небольшая сумма, но для нас очень важна экология!»- сказал представитель компании Leafly в своем электронном письме. «Мы даже установили отдельный код «марихуаны» в нашей базе данных, чтобы отслеживать объем переработки и компостирования, который делают наши клиенты. Потому что некоторым из этих клиентов нравится знать, насколько успешно они перерабатывают отходы, по сравнению с их отраслевыми конкурентами». Есть небольшие признаки прогресса. Индустрия каннабиса стремится сократить потоки твердых отходов и сделать свой бизнес более «чистым». Колорадо Начиная с января 2020 года, Колорадо планирует открыть программу возврата для упаковки каннабиса, вейп-картриджей и других пластиков. По словам Кейтлин Урсо, добровольная программа позволит диспансерам стерилизовать и повторно маркировать эти отходы, для их повторного использования. Урсо говорит, что идея этой программы исходила от самих компаний, производящих каннабис в Колорадо, которые помогают развиваться государственным нормам в отношении каннабиса. По ее словам, в 2014 году, в первый год легальных продаж каннабиса для взрослых в Колорадо, «Было много страха и много неизвестного. Поэтому я думаю, что осторожность заключалась в том, что, когда все нормативные акты были выпущены, все они были сосредоточены на безопасности и защите, а так же уменьшении доли черного рынка. Экологические проблемы, на самом деле, не обдумывались в тот момент». Но теперь, говорит она, «Когда у нас есть легальный рынок, и мы существуем уже пять лет, у нас весьма хорошие показатели соответствия, а так же хорошая схема управления на данном рынке. Это действительно отличное время, для создания более логичной среды соответствия нормам». Каннада пытается сократить количество отходов Управление отходами от каннабис индустрии, действительно стало международной проблемой. В Канаде, которая только что отпраздновала первую годовщину национальной легализации каннабиса, призывают помочь сократить количество твердых отходов, создаваемых продукцией канна - бизнеса. «Чтобы сократить количество отходов, создаваемых упаковкой продукции, правила разрешают использовать многоразовые обертки и этикетки с откидной крышкой, а также гибкие упаковочные материалы, например картон», - недавно отметило федеральное правительство Канады в своем отчёте. «Министерство здравоохранения Канады поощряет использование инновационных и экологически безопасных подходов к упаковке при условии соблюдения требований и правил». Потребители сами могут перерабатывать отходы Потребители также могут внести свой вклад, в переработку упаковки каннабиса. «Они должны учиться тому, что можно утилизировать, а что нет», - говорит Урсо. Что касается самой отрасли «Лучшее, что она может сделать, это быть открытой для обучения», добавляет она, «Это развивающийся рынок, поэтому, он должен быть открыт для решений». Источник: leafly.com Читай также: Каннамагазины используют слишком много упаковки 7 необычных экостартапов международный день матери земли
  22. Владение, продажа и использование этого растения в 1934 году попали под запрет. К 1980-м годам Таиланд стал одним из ведущих экспортеров этого растения, к большому огорчению США. В итоге США убедили страну Юго-Восточной Азии присоединиться к своей кампании против каннабиса. Тем самым фактически положив конец незаконной торговле между двумя странами. В 2016 году министр юстиции Пайбун Кумчая объявил, что война с наркотиками проиграна, а отношение к каннабису изменилось. Легализация марихуаны для медицинского использования в декабре 2018 стала знаменательным событием. «Тайская марихуана скоро будет лидером прибыли мировой индустрии. Как швейцарские часы или смартфоны компании Apple», - сказал Джим Пламондон, вице-президент по маркетингу в Chiang Mai. Новый министр туризма и спорта Таиланда, Пипат Ратчакитпракан, возлагает большие надежды на экономические выгоды от конопляного туризма. «Мы хотели бы предоставить медицинские туристические курорты. В который входит детокс, тайский массаж и другие оздоровительные курсы, в которых используются производные марихуаны», — сказал он. В Управлении по туризму заявили, что агентство стремится продвигать медицинскую марихуану для создания «качественного туризма». Это означает приток посетителей из Европы и Америки. Основной источник рынка, Китай, упал на фоне китайско-американской торговой войны. Туризм каннабиса находится на подъеме во всем мире, а индустрия на миллиард долларов расширяется. По оценкам исследователей к 2024 году таиландская индустрия каннабиса может принести стране до $687 миллионов. «Регулируемый рынок легального каннабиса может стать преобразующим фактором для экономики Азии. С финансовой точки зрения легализация каннабиса может стимулировать устойчивый экономический рост во всем регионе. Рост этот будет поддерживаться как местным, так и международным спросом», - об этом рассказал Дараг Англим, управляющий директор по развитию каннабиса. Таиланд имеет все шансы взять на себя инициативу в области выращивания марихуаны в Юго-Восточной Азии. Читайте так же: Что такое тайская палочка и как ее курить? Таиланд разрешил туристам медицинскую марихуану Таиланд убрал каннабис с низким содержанием ТГК из списка запрещенных веществ Источник: countryscanner.ru
  • Создать...

Успех! Новость принята на премодерацию. Совсем скоро ищите в ленте новостей!