Готова ли Россия к легалайзу?

Главная / Все публикации / Тенденции / Готова ли Россия к легалайзу?

Самиздат «Батенька, да вы трансформер» исследовал тему каннабиса в России и выпустил статью, в которой делится историями гроверов и торговцев марихуаной.

 

Каннабис — самое популярное психоактивное вещество в мире: ООН предполагает, что в 2017-м его употребляли от 188 миллионов до 238 миллионов человек. По результатам последних исследований, в России соцветия каннабиса занимали четвёртое место по объёму продаж на H***A после мефедрона, гашиша и альфа-ПВП. В ноябре Минздрав начал исследования медицинской марихуаны. От результатов этого исследования зависит, будет ли в РФ законным использование каннабиса для лечения. В мире легализация медицинской марихуаны стала первым шагом не только к свободному употреблению, но и к выходу из тени целой индустрии. Возможно (когда-то), это ожидает и нас.
 
 
ГОРШОК В ШКАФУ
 
Я сначала был полный ноль в химии, пять лет изучал все тонкости выращивания. Хотелось просвещаться, узнавать что-то новое, а не сидеть с пивком в гараже. Вообще, бывалый гровер пояснит пивному обывателю за микробиологию, химию, ботанику, физику.
 
Я сидел на форумах, вникал в процессы, а потом подкосила свободная продажа курительных смесей. Доступная химия на время вытеснила с рынка всех продавцов марихуаны. Я так подсел на спайсы, что однажды впал в кому. Пришёл в норму, взял себя в руки, отправился в качалку, набрал массу и параллельно вернулся к изучению гровинга. Через полгода я всё-таки решил покурить mj (марихуаны) и вспомнил, какой же это благородный дым. Подготовился, купил оборудование и начал выращивать. Когда я скурил первую собственноручно выращенную шишку, я понял, что десять лет до этого курил мусор».
 
Олег (имя изменено) увлекается гровингом — так в сленге называют культивацию марихуаны. В России есть две группы гроверов, которые почти не пересекаются друг с другом. Одни, как Олег, выращивают «шишки», то есть соцветия каннабиса, для себя и участвуют в кубках гроверов на тематических онлайн-площадках. Тех, кто не выращивает сам и занимается просто розничной продажей конопли, в этой среде презрительно называют цыганами, иногда делая исключение для так называемых «коммерческих гроверов», которые продают только собственноручно выращенный продукт в небольших объёмах.
 
При этом люди, культивирующие каннабис на продажу в оптовых масштабах, составляют, по словам Олега, совершенно отдельный круг производителей.
 
Сегодня частный гровинг перерос в отдельную субкультуру. «Ей присущ дух растафарианства, — рассказывает Олег. — Хотя я скорее отношусь к Джа и всему остальному как к традиции. Ну и особенно придают пикантности скрытые партизанские гровы, с теплотой вспоминаешь, когда раскуриваешь свой урожай. Культура употребления развивается, даже в стране с бешеным запретом. Сейчас уже многие считают, что курить через пластик вообще нельзя, а фольга какие-то формальдегиды выделяет, так что её тоже не стоит использовать». По словам Олега, более взрослое поколение потребителей марихуаны придерживается тактики микродозинга — регулярного приёма в небольших количествах. Те, кто младше, не придают значения размеру дозы.
 
Централизованного сообщества гроверов в России нет. «Нас хоть и много, — говорит Олег, — но мы все одиноки, поэтому основными нашими площадками являются форумы и группы в мессенджерах, там мы и находим общение по духу». В России проводится несколько связанных с легализацией марихуаны мероприятий, на которых онлайн-сообщество, по идее, могло бы развиртуализироваться, но они привлекают мало активистов и практически не интересуют гроверов. Одна из главных причин — стремление сохранить анонимность.
 
Покупка семян конопли не запрещена законом, но за культивацию в крупном размере наступает уголовная ответственность по статье 231 УК. Крупный размер начинается с 20 кустов: за меньшее количество растений предусмотрен штраф до 4000 рублей или административный арест до 15 суток. Это означает, что в реальности полиция гроверами-частниками активно не интересуются, пока в отдел не поступает заявление или пока коммерческого гровера не выдаёт кто-то из покупателей. В таких случаях полицейские пытаются вместо культивации вменить хранение наркотических веществ, за которое можно получить уже реальный тюремный срок:
 
«Приходят, срезают (шишки и другие части куста конопли) и выдают это за вес, — рассказывает Олег. — Часто гроверы ставят камеры в гроубокс (теплицу), чтобы зафиксировать, что кусты срезали сотрудники полиции, потому что это помогает в суде. Если сухого веса нет, можно отмазаться. Если найдут даже листья в урне и не дай бог несколько зиплоков — всё, приехали. Но в целом растить в шкафу два куста безопаснее, чем рыться в лесу под деревом со стороны дороги». По статистике, в России за культивацию вынесено на два порядка меньше приговоров, чем за сбыт и хранение: 700 тысяч приговоров по разным пунктам статьи 228 УК против всего 4878 приговоров по статье 231 УК.
 
Между харвестами — урожаями каннабиса — проходит около трёх месяцев. Для покрытия собственных нужд, по словам Олега, ему хватает одного-двух кустов. Сумма, которую приходится вкладывать в выращивание, может отличаться в разы, в зависимости от того, какие сорта семян, удобрения и почву — отечественную или импортную — он использует.
 
 
Борис (имя изменено) выращивает марихуану для продажи. По его словам, за три-четыре месяца у него покупают около 100 граммов шишек. Ещё нужно оставить запас для себя — практически все гроверы употребляют каннабис. Борис утверждает, что продавцу, который не выставляет товар в даркнете, хватает девятнадцати кустов. Тем не менее, наказание по статье 228.1 УК за сбыт предусмотрено независимо от массы вещества, а продажа более 100 граммов марихуаны уже считается сбытом в крупном размере. Поэтому коммерческие гроверы боятся искать новых клиентов и увеличивать оборот. «Вот поймали его (покупателя), — объясняет Борис, — он вас сдал, а его за это отпустили. Мы торгуем в кругу людей, которых знаем не один год, которым доверяем. А тем, кто хочет срубить большой куш, проблемы обеспечены».
 
По словам Бориса, в среднем он продаёт грамм марихуаны за 1000 рублей. «За три-четыре месяца, пока не наступит время харвеста, получается где-то 80 тысяч. Мы же не только этим занимаемся — работаем, как обычные люди. Это для нас как хобби. Мы же с людьми общаемся: приходит кто-то из знакомых, ты его угощаешь. Потом уже он начинает у тебя покупать. У знакомых есть свои знакомые — получается такое сарафанное радио».
 
«Кто-то выбирает этот путь — выращивать на продажу — по нужде, — размышляет Олег. — Кому-то всего хватает, но он закатывает банки со стаффом в подвал. У нас не принято спрашивать, кто и для чего выращивает,  — нетактично, что ли».
 
Ни сам Борис, ни его знакомые не работают с наркошопами: многим это неинтересно, к тому же не хочется привлекать к себе лишнее внимание. Неизвестно, сколько человек в России покупают марихуану с рук и в каком соотношении находятся контактная торговля и сделки в интернете.
 
Сотрудники наркомагазинов, которые поговорили с самиздатом на условиях анонимности, предполагают, что за пределами даркнета марихуану продают чаще, чем другие популярные наркотики, особенно в небольших городах, но открытых данных по этой теме нет. Так или иначе, основной объём сделок по покупке марихуаны происходит через крупнейшую в России площадку для продажи наркотиков H***A.
 
НА 15 656 ШИШЕЧЕК
 
H***A — это сайт-посредник между продавцом и покупателем. Открыть магазин на портале может человек, который предлагает товары общей стоимостью более 30 000 рублей и имеет на балансе достаточно средств, чтобы сделать стартовый взнос в триста долларов и оплатить аренду. Минимальный размер аренды — сто долларов в месяц. Расчёты на площадке происходят в криптовалюте.
 
После подтверждения оплаты покупатель получает от магазина моментальный адрес, где можно прямо сейчас найти закладку с наркотиком. По данным телеграм-канала DrugStat, который публикует статистику российского и мирового даркнета, в ноябре 2019 года магазины на H***A предлагали 15 656 моментальных адресов с закладками марихуаны, 12 854 адреса, где можно найти гашиш, и 1781 адрес из категории «марихуана» без уточнения товара. За одним адресом, как правило, скрывается пять-десять закладок. Кроме того, во многих магазинах можно сделать предварительный заказ.
 
Гашиш долгое время был более распространённым наркотиком, чем марихуана: за первые пять месяцев 2019 года на него приходилось 21,2% от всех покупок на наркорынке. В конце того же года начались перебои с трафиком из Марокко, и найти гашиш в России стало сложнее: Марокко — основной поставщик этого вещества в РФ.
 
В середине октября Никита (имя изменено), основатель проекта DrugStat, начал получать от подписчиков канала сообщения с вопросами, куда пропал гашиш. «Нет гашиша в Челябинске, нет гашиша в Нижнем Новгороде, нет его и в Москве — мне стало интересно, что происходит. Я начал пробивать информацию по своим контактам, заодно изучил H***A и другие источники. Выяснилось, что, во-первых, в Марокко был неурожайный год. Даже если почитать новости про марокканские мандарины, можно увидеть, что там были проблемы с урожаем. Во-вторых, в Гибралтарском проливе сейчас напряжённая обстановка. Мои источники говорят, что Великобритания хотела поднасрать ЕС перед выходом и ужесточила контроль на своей части Гибралтара, это привело к многочисленным арестам — и просел европейский трафик. Всё совпало с какими-то нашими внутренними разборками на границе, не могу точно сказать».
 
По словам владельца одного из наркомагазинов, сейчас покупка гашиша — это русская рулетка: высок риск получить некачественный товар или спайсовый гашиш. С марихуаной такой вероятности нет. «Нельзя сказать, что марихуана в России опасна за пределами вреда от её потребления, — убеждён Никита. — От того, что под видом эксклюзивного сорта продадут обычный, никто не застрахован, но к серьёзным последствиям это приведёт в единственном случае: если марихуана прокапана растворами синтетических каннабиноидов. Насколько я знаю, у нас этого не происходит».
 
Гашиш является одним из продуктов переработки каннабиса, но для его производства требуется так много сырья, что импортировать гашиш менее рискованно, чем выращивать внутри страны необходимое количество кустов.
 
 
Как правило, гроверы сами ищут магазины и предлагают им марихуану оптом. Оператор и владельцы магазинов, где торгуют наркотиками, говорят, что в среднем шоп платит гроверу 500 рублей за грамм. Никита, основатель проекта DrugStat, называет другую цену — 200–300 рублей за грамм при покупке более одного килограмма. Несмотря на то, что производитель марихуаны получает от шопа в несколько раз меньше, чем при самостоятельной продаже, гроверы выходят на сотрудничество с магазинами, потому что в даркнете, в отличие от торговли с рук, рост объёма продажи не сопровождается увеличением риска. Для людей, задействованных в торговле психоактивными веществами, любой личный контакт — это угроза раскрытия и тюремного срока, а в интернет-магазине, в идеальной команде, сотрудники не знают друг друга лично. Гроверы, у которых нет или недостаточно собственных клиентов, неизбежно выходят на магазины.
 
Если шопу не поступило ни одного предложения от гроверов, поиск начинают кадровики: они размещают объявления в тематических пабликах в соцсетях, спамят в чатах, где сидят потенциальные сотрудники, иногда открывают вакансию на H***A. В небольших магазинах, где нет не только кадровика, но и других важных звеньев в цепи продаж, поставщика ищет оператор или владелец магазина. Несмотря на то, что марихуана пользуется высоким спросом, сотрудники наркомагазинов уверены, что целенаправленный поиск гроверов бесполезен. Условия большинства шопов, по словам владельцев, невыгодны для поставщиков. Опытные гроверы обычно работают с одним магазином годами. На поиск человека, готового продать марихуану магазину, уходит как минимум месяц. Пока такого человека нет, шопы могут перекупить товар, обучить кого-то из сотрудников низшего звена базовым навыкам гровинга или просто перейти на торговлю мефедроном — это даёт максимальную выгоду при минимальных издержках. Сейчас на H***A более 4000 магазинов и около 120 предложений работы для гроверов.
 
Зайти на рынок каннабиса легко, но крупным наркоторговцам проще на нём удержаться. У большинства из них налажено собственное производство психоактивных веществ, что позволяет им продавать марихуану по цене ниже рыночной. Из-за высокой конкуренции магазины, совершившие до трёх тысяч сделок, чаще закрываются из-за убытков. Кроме того, небольшим наркошопам нужно больше заботиться о безопасности. Для работы владельцу магазина требуются три-пять курьеров, склад — человек, у которого хранятся оптовые партии наркотиков, и оператор. В маленьких шопах владелец — обычно это бывшие курьеры или другие выходцы с низших должностей наркобизнеса — может фасовать наркотики и делать закладки самостоятельно или нанять для этого двух-трёх помощников. В таких случаях полиции легче выйти на организатора торговли.
 
Те, кто управляет магазином, и те, кто занимает невысокие должности, относятся друг к другу с недоверием. Курьеры и склады жалуются на невысокую зарплату и советуют друг другу, как распознать «красный шоп», то есть магазин, который передаёт полиции информацию о сотрудниках в обмен на крышу. Владельцы и операторы боятся, что курьер сворует закладку или выйдет на работу нетрезвым, и уверяют, что красные магазины остались в прошлом, сейчас под покровительством силовиков торгуют единицы, а полиция не ищет директоров, потому что те живут за пределами стран СНГ.
 
«Чаще всего накрывают либо лаборатории, либо склады, либо курьеров, — утверждает Никита. — Владельцев магазинов крайне трудно вычислить. Если у него всё нормально с головой и он правильно настроил свою безопасность — ну поймаешь ты его работников, но без должной подготовки в области кибербезопасности невозможно их вычислить. Никому не выгодно искать владельцев, для статистики это то же самое, что поймать обычного курьера, а процесс несоразмерно сложнее».
 
CANNABIS CLUB
 
Основатель DrugStat Никита (имя изменено) однажды обратил внимание, что в России никто не собирает данные о рынке наркотиков на государственном уровне, и решил заняться этим сам. «В октябре 2018 года, когда я начинал, я Excel очень слабо понимал. Сейчас я уже совершенно комфортно себя чувствую в SQL и в Python. У меня есть несколько парсеров, один из которых собирает, допустим, с „гидры“ информацию в автоматическом режиме каждый день, другие работают под написанные мною нужды. Плюс, конечно, у меня есть несколько контактов людей из сферы продажи наркотиков, у которых я узнаю инсайдерскую информацию».
 
Сначала Никита публиковал на канале открытые данные из зарубежных источников, потом начал проводить собственные исследования. «Если честно, — признаётся основатель DrugStat, — когда я запускал канал, моей основной мотивацией было делать деньги на наркотиках и не сесть. Я в своё время употреблял многие синтетические наркотики, перепробовал чуть ли не все упоминания на H***A. Вскоре это обросло идеями просвещения в области психоактивных веществ».
 
Первые графики, выложенные на канале, дают представление о предложениях наркотиков на H***A в городах России и СНГ. Из типичного раннего поста DrugStat можно было узнать количество моментальных адресов мефедрона во Владимире или стоимость грамма марихуаны в Севастополе. Позже Никита перешёл к более комплексным исследованиям, например к обзору наркоситуации в Петербурге или к сбору данных о зависимости от наркотиков. «Я интересуюсь data-аналитикой, — добавляет Никита. — Собственно, я совместил два своих увлечения: аналитику и вещества.
 
 
Я всё своё время посвящал этому проекту, — рассказывает Никита, — так как видел его будущее. Затрудняюсь это выразить по-русски, но по-английски будет звучать так: for my dream I was dedicated (я был предан своей мечте). У меня не было и нет другой работы. Первые два месяца, пока доход от канала не вышел за пределы реинвестиций, мы жили на деньги моей девушки. Она тоже видела потенциал проекта. Мы с ней до сих пор вместе, и появление этого проекта — в том числе и её заслуга». Сейчас на DrugStat подписано более 47 тысяч человек. Никита убеждён, что его канал читает администрация H***A.
 
«После того как я завязал почти со всеми наркотиками, — рассказывает юноша, — осталась только марихуана. Зависимость от неё не вредит физическому здоровью, но делает тебя ленивым и непродуктивным. Под накуром ты не способен работать с той же эффективностью, как трезвый. Если сначала накуриться было просто прикольно, то потом я стал просыпаться с утра и чувствовать какую-то всепоглощающую серость, апатию. Я не мог нормально начать день, не покурив. Когда после очередного «напаса» я поймал себя на том, что не чувствую себя нормально без марихуаны, то понял, что пора заканчивать.
 
Решив бросить, я полностью избавился от всей курительной атрибутики (бонг, гриндер и так далее). Первые две недели было тяжело: так или иначе все мысли сводились к курению, мне было сложно работать. Тогда пришлось сорваться, потому что психологически ломало сильно. После срыва решил, что предавать себя не буду, и вот снова держусь уже длительное время. Главное, когда бросаешь, — перебороть этот период в одну-две недели, когда будет действительно плохо. За срывы себя тоже не стоит ругать, но нужно понимать, что срыв — это не возвращение к употреблению».
 
Сейчас Никита исследует зависимость от марихуаны и часто публикует материалы о вреде продуктов каннабиса. «Я не стану говорить, что бросаю марихуану окончательно и никогда в жизни больше не буду курить, — говорит Никита. — Каждому человеку нужно периодически разгружаться и отдыхать, и мой любимый способ рекреации — это именно марихуана, потому что алкоголь я не пью совсем. Однако в дальнейшем моё отношение к каннабису будет намного более аккуратным. Ну и в идеале в следующий раз я смогу курить уже в стране, где употребление марихуаны легально».
 
По его словам, одновременно с борьбой за легализацию лёгких наркотиков нужно заниматься просвещением наркопотребителей: «Многие люди с надвигающейся волной легалайза, которая охватывает мир, кричат — вот, вперёд, легалайз. Но никто не говорит об обратной стороне медали — о том, что рекреационное потребление марихуаны оборачивается крайне серьёзными психологическими последствиями».
 
Специалисты выделяют разные степени психологической зависимости от марихуаны. Главный симптом такой зависимости — синдром отмены. В таком случае без марихуаны человек становится раздражительным, у него могут появиться проблемы со сном или с аппетитом.
 
Ситуация, в которой человек не отказывается от марихуаны, несмотря на снижение качества жизни, в том числе социальные проблемы, считается тяжёлой степенью зависимости. Но риск развития зависимости от каннабиса ниже, чем от алкоголя.
 
«В идеале распространение марихуаны должно регулироваться так же, как алкоголь или табак, — полагает юрист Арсений Левинсон. — Это такие же психоактивные вещества, они должны так же лицензироваться, облагаться налогом и так далее. В мире эта практика применяется».
 
 
В Уругвае, где впервые в мире легализовали марихуану, налогом облагается её продажа в аптеках. Лицензию получают государственные компании, но частные производители могут приходить в «клубы каннабиса» — общественные пространства, члены которых совместно выращивают коноплю. Житель Уругвая, который планирует покупать марихуану, обязан пройти регистрацию и выбрать один из трёх вариантов: выращивание марихуаны дома, участие в «клубе каннабиса» или покупка вещества в лицензированной аптеке. В Канаде частные производители тоже могут продавать марихуану, но для этого они обязаны получить федеральную лицензию. Предполагается, что такой механизм повышает эффективность государственного регулирования рынка марихуаны.
 
В некоторых штатах США стало больше взрослых потребителей марихуаны после того, как это вещество перестало быть незаконным. Легализация марихуаны в Канаде не повлияла на уровень потребления этого вещества в стране. При этом спрос на нелегальные товары снизился незначительно. Сертифицированные производители марихуаны не могут удовлетворить спрос из-за высоких затрат на оборудование и долгого лицензирования. В некоторых регионах страны, в частности в Онтарио, ограничение на число выданных лицензий приводит к тому, что спрос превышает предложение. Кроме того, цена на легальную марихуану нестабильна.
 
Опыт некоторых штатов США доказал, что разрешение на продажу марихуаны в рекреационных целях может привести к улучшению здоровья населения. К примеру, когда рынок каннабиса выходит из теневого сектора, у государства появляется возможность просвещать граждан о рисках употребления марихуаны, контролировать качество психоактивных веществ или устанавливать допустимый уровень ТГК. Легализация также облегчает контроль за оборотом марихуаны и других психотропных веществ. С другой стороны, государственное регулирование должно обеспечить ограничение оборота, чтобы желание компаний увеличить прибыль не привело к стимуляции спроса на каннабис. Влияние легализации на употребление каннабиса и других психоактивных веществ зависит от предложения товара, его доступности для покупателей, а также от государственных программ по лечению зависимостей, социальной и экономической ситуации в стране или регионе и других факторов.
 
«Легализация — это не просто факт разрешения продажи, это огромная работа, возлагающаяся на множество специалистов, — продолжает Никита. — В идеале нужно вывести марихуану из того, что сейчас понимают под наркотиками, и научить общество жить с этим новым веществом. К тому, чтобы жить вместе с алкоголем, человечество шло на протяжении многих столетий. Людей учили, что это напиток для выходных, им нельзя злоупотреблять, и так далее. То же должно произойти с марихуаной. Общество надо научить, что нельзя ездить накуренным. Научить полицейских выявлять накуренных водителей, разработать тесты. Нужно научить подростков, что курение только с восемнадцати лет. Мне кажется, в России сейчас к этому никто не готов».
 
В мире компромиссные подходы к регулированию рынка марихуаны распространены больше, чем полная легализация. Большинство стран, которые смягчают политику в отношении марихуаны, декриминализуют употребление каннабиса полностью или устанавливают максимальный размер вещества, который можно иметь при себе без страха попасть под уголовную ответственность. Некоторые государства, например Нидерланды, организуют специальные места, где разрешено продавать и употреблять марихуану (в Нидерландах это знаменитые кофешопы). В Австрии, Люксембурге и других странах Евросоюза работают магазины, где продаются марихуана и масла из каннабиса с содержанием ТГК не выше 0,2%.
 
ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ И ПСИХОЗЫ
 
 По результатам опроса фонда Андрея Рылькова, взятки, которые полицейские получают от задержанных с наркотиками, разнятся в зависимости от объёма и типа вещества. Медианная сумма взятки составляет 30 000 рублей, но дешевле всего откупиться, если при обыске обнаружили марихуану или гашиш.
 
«Не уверен, что у нас сработает легализация, — рассуждает гровер Олег. — Даже символика, идеи — всё пресекается. Вот недавно ввели статью за пропаганду в сети! (Соответствующий законопроект внесен в Госдуму.) Страшно жить. Но хотя бы декриминализация нужна, это было бы хорошим началом приобщения людей к культуре потребления марихуаны».
 
Летом 2019 года в России сняли запрет на выращивание наркосодержащих растений в медицинских целях. В пояснительной записке к законопроекту указано, что это поможет наладить полный цикл производства наркотических анальгетиков в России и не зависеть от зарубежных поставок. Культивацией наркосодержащих растений могут заниматься лицензированные ФГУП. Пока в России таких предприятий два: Московский эндокринный завод и НИИ органической химии и технологии (ГосНИИОХТ).
 
 
Принятый закон в основном регулирует выращивание опийного мака, но распространяется на все наркосодержащие растения, которые можно использовать в медицине и ветеринарии. Тем не менее главный внештатный нарколог Минздрава Евгений Брюн заявил, что рассматривать возможность легализации марихуаны для лечения рано. По его словам, использование каннабиса в российской медицине невозможно, если не будет найден сорт марихуаны, не вызывающий психозов. Брюн критиковал применение каннабиса в хосписах Европы, США и Канады: по его мнению, такая практика «может быть, ускоряет как раз исход» пациентов.
 
Вероятность возникновения психоза появляется при попадании в организм высокой дозы тетрагидроканнабинола, или ТГК. Это основной психоактивный элемент каннабиса. ТГК возбуждает нервную систему и вызывает эйфорию. Авторы научных работ о марихуане отмечают, что связь между каннабисом и психозом недостаточно изучена, но большинство утверждают, что на риск развития психоза влияет процент ТГК, а также объём и частота употребления. Некоторые исследования показывают, что употребление марихуаны в подростковом возрасте способствует развитию психозов у людей с генетической предрасположенностью к ним.
 
Каннабидиол, или КБД, — другое важное действующее вещество марихуаны. КБД оказывает тормозящее действие. Именно это вещество даёт чувство спокойствия при употреблении каннабиса. В мире каннабидиол и каннабиноиды применяются для устранения боли, лечения пищевых расстройств и других заболеваний. По некоторым данным, КБД может быть эффективным при лечении шизофрении.
 
В прошлом году Минздрав объявлял о проведении исследований медицинского потенциала марихуаны. Результаты этих исследований пока не готовы. Заместитель министра здравоохранения Дмитрий Костенников говорил о невозможности легализации каннабиса в России, включая его использование в медицине, потому что «это первый шаг к употреблению более тяжёлых наркотиков». По разным данным, ТГК действительно увеличивает чувствительность к более сильным наркотикам наряду с табаком и алкоголем, но социальные факторы могут снизить вероятность употребления более тяжёлых психотропных веществ после марихуаны.
 
По мнению юриста Арсений Левинсона, даже в случае легализации медицинской марихуаны могут возникнуть проблемы с её назначением. «Сейчас у многих больных нет доступа даже к разрешённым препаратам, содержащим наркотические вещества, — объясняет юрист. — Процедура получения рецепта бюрократически непростая: нужно собрать комиссию, согласовать с главврачом — этим никто не занимается. У нас есть случаи уголовного преследования врачей, которые выписывали рецепты на такие лекарства в обход правил, например не на своём участке. Этих случаев немного, но достаточно, чтобы врачи боялись. Поэтому у людей, которые нуждаются в наркосодержащих препаратах, часто нет к ним доступа. Думаю, всем известно, что такая ситуация стала причиной многих самоубийств».
 
Левинсон утверждает, что сейчас рано обсуждать легализацию марихуаны в России. «Во всём, что касается наркотиков, правительство придерживается линии жёстких ограничений. Это относится и к марихуане. Решает это не Минздрав и не врачи, к сожалению. Даже минимальные послабления проходят с трудом. Например, Госдума предлагала смягчить наказание по части 2 статьи 228. Речь шла не о легализации и даже не о декриминализации — просто предлагали снизить максимальный срок до пяти лет лишения свободы вместо десяти. Насколько я знаю, поддержали все заинтересованные стороны, включая МВД и Верховный суд, но правительство не одобрило, и эта инициатива никуда дальше не пошла. Та наркополитика, которая есть у нас сейчас, палочная система и вымогательство откупов — это только следствие такого отношения правительства. Оно неоднородно, и некоторые люди там предлагают здравые инициативы. Именно по марихуане у нас есть зачатки адекватного государственного регулирования. Правда, о комплексном изменении наркополитики речь пока не идёт».
 
Так же по теме:
 

Есть новость? Предложи

Больше годного материала в нашем телеграм канале - dzagiofficial. Общение в Dzagi 4ате


Обсудить на форуме


Похожие статьи

Исследование: Каннабис может помочь в лечении слабоумия и старческой деменции

Исследование: Каннабис может помочь в лечении слабоумия и старческой деменции

Эксперименты на мышах показали, что каннабиноиды позволяют бороться с потерей памяти.  

80 2 10/02/20
Легалайз уменьшает несчастные случаи, связанные с алкоголем

Легалайз уменьшает несчастные случаи, связанные с алкоголем

Новые данные показали, что легализация уменьшает дорожно-транспортные происшествия связанные с алкоголем.  

148 4 29/11/19

Показать ещё



Комментарии: 26


Чтобы просматривать и оставлять комментарии войдите или зарегистрируйтесь.