Публикации
Гроупедия
Перейти к содержанию

Госдума приняла закон о сроках за склонение к употреблению наркотиков в интернете

Законопроект об уголовной ответственности за пропаганду наркотиков в интернете прошел третье чтение и направляется в Совет Федерации. Чем «склонение к употреблению» наркотиков отличается от их «пропаганды» — объясняет юрист Арсений Левинсон.

 

Только что Госдума в третьем, окончательном чтении приняла поправки к статье 230 УК РФ, по которым за использование интернета в склонении к употреблению наркотиков придётся отправиться в колонию на срок от 5 до 10 лет. Поправки также увеличивают минимальный срок заключения в том случае, когда склонение привело к смерти двух и более человек или когда склоняли ребенка — раньше было от 10 до 15 лет, станет от 12 до 15.

 

Пресс-центр Госдумы, не говоря уже о СМИ, не раз называл эти поправки «усилением уголовной ответственности за пропаганду наркотиков». Из-за этого в общественном сознании возникла некоторая путаница, ведь наркопропаганда всегда считалась правонарушением, а не преступлением, и каралась штрафами, размер которых регулирует статья 6.13 КоАП.

 

P7KVBOW99kQkF73E5jH9AN8jNxUojsPy.jpg

 

«В отличии от пропаганды, предполагающей распространение информации неопределенному кругу лиц, для преступления, предусмотренного статьей 230 УК, необходимо наличие потерпевшей стороны, то есть установления лица или нескольких лиц, которые склонялись к употреблению наркотиков», — объяснил нам разницу Арсений Левинсон, юрист проекта @handhelpru, оказывающего правовую помощь по делам, связанным с наркотиками.

 

По словам правозащитника, сейчас, согласно постановлению Пленума Верховного Суда, для возбуждения дел о пропаганде достаточно установить факт распространения запрещённой информации — о способах использования, изготовления, употребления наркотиков или о преимуществах одних наркотиков над другими, в том числе в медицине. К запрещёнке также относят информацию с положительной оценкой употребления наркотиков. А чтобы "штрафную" пропаганду можно было переквалифицировать в "тюремное" склонение, следователям придётся найти конкретного человека или группу лиц, у которых возникло желание употребить запрещённые вещества из-за слов или действий человека, который обвиняется в склонении.

 

«Однако, — отмечает Левинсон. — Истолкование уголовного закона может измениться. Нельзя гарантировать, что практика применения статьи 230 УК в предлагаемой депутатами редакции будет такой же, как была до предлагаемых поправок».

 

Близкое по теме:

Источник: t.me/drugnews_ru


Dzagi в соцсетях: Telegram | Instagram | Youtube
DzagiNews

Реклама






Обратная связь

Рекомендуемые комментарии

По молекулярной синтетике или полусинтетике закручивали б гайки , а по растительным - декриминализировали ! Было б справедливо . А всех под одну гребёнку , ну Yhooeю куда мы катимся .

  • Респект! 2

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Конечно громко будет сказано ,но все же ...

Становиться уже грустно , мне кажется мы окажемся под полным контролем и не вижу смысла использовать какие либо месседжеры и даже использование форума , будет ли целесообразно ?!

Эти ,Суки хотят контролировать всех и вся .

Эхххх :crash:

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

на мой взгляд, это важная следующая вещь, общаться таки нам не запретили, а это важнее чем всё остальное, главное, в рамках Правил форума и позитивным отношением к жизни!

Чтобы у всех всё было бы, ну а контроль..то его никто не отменял! Не расслабляйся и будь на вечной измене- гровер!:re13:

 

  • Респект! 5

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Походу в телегу нам всем уходить надо. Там вроде еще свободно от глаз. Новости конечно очень печальные!(((( 

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Валить надо... толи га****ов этих, толи из страны....

  • Респект! 1

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Сижу читаю это все. Попиваю пивко. Грустно это все. Пойду колпачок подниму за наше жили были. Поболит и пройдет. Будьте братья сильными и не здавайтесь как бы оно не было.

  • Респект! 2

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Вот это трендец полный :blink:.

Там формулировки такие что и за простое фото выложенное в сеть либо на форуме могут срок впаять, даже если не содержится каких либо комментариев к нему:angry:.Такая Надежда была на послабление закона в отношении Джа сообщества. 

А теперь и форум с РЕПО это от 5 лет:angry:.

Суки посадили народ на синтетические наркотики , а нас людей Мира душат как могут.

Извините друзья за грубые слова , но это эмоции . Я в шоке , как же форум? как же теперь быть? Последней отдушины в этой мрачной жизни лишают.

Изменено пользователем UsefulHemp
  • Респект! 5

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Я вот не могу понять! Ведь за это должен кто то пожаловаться что ты его склонил или убил)))))) 

Какое может быть склонение, ведя здесь рэпорт:conf: 

5-10лет да это бред того рот! 228'2-храняшка от 100гр до 10кг от 3-8ми!!!

И какие в п**ду смерти детей!!!! Что они там упатребляют?!?!?!?!

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Я вот не могу понять! Ведь за это должен кто то пожаловаться что ты его склонил или убил)))))) 

Какое может быть склонение, ведя здесь рэпорт:conf: 

5-10лет да это бред того рот! 228'2-храняшка от 100гр до 10кг от 3-8ми!!!

И какие в п**ду смерти детей!!!! Что они там упатребляют?!?!?!?!

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Жена или тёща, а может друк детсва) следака заяву и напишут. Зарегестрируються, пообщаються и превью такое накатают:lol: Вся мусорская работа на палочной системе. Не было дела, Будет!

  • Респект! 1

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты
10 часов назад, Бро сказал:

Я вот не могу понять! Ведь за это должен кто то пожаловаться что ты его склонил или убил)))))) 

Какое может быть склонение, ведя здесь рэпорт:conf: 

5-10лет да это бред того рот! 228'2-храняшка от 100гр до 10кг от 3-8ми!!!

И какие в п**ду смерти детей!!!! Что они там упатребляют?!?!?!?!

пропаганда...

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты
10 часов назад, Бро сказал:

Я вот не могу понять! Ведь за это должен кто то пожаловаться что ты его склонил или убил)))))) 

Какое может быть склонение, ведя здесь рэпорт:conf: 

5-10лет да это бред того рот! 228'2-храняшка от 100гр до 10кг от 3-8ми!!!

И какие в п**ду смерти детей!!!! Что они там упатребляют?!?!?!?!

пропаганда...

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

главное что бы семечки были в продаже легально!

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

главное что бы семечки были в продаже легально!

  • Респект! 1

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты


Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

Похожие статьи

 

Начнем с главного — хемп, или конопляная ткань, не имеет никакого отношения к наркотическим веществам. На самом деле это один из древнейших материалов с множеством полезных свойств, который сейчас переживает свой ренессанс. Почему вам стоит присмотреться к тканям из каннабиса? И почему Россию с хемпом связывают особые отношения?

 

Как из каннабиса получается ткань?

 

В качестве сырья для изготовления текстиля используется посевная конопля, или cannabis sativa. В ее составе нет психотропных веществ, например, содержание тетрагидроканнабинола (ТГК) не превышает 0,1 %, в обычных сортах это цифра достигает 2–4 %. Такие растения, по данным ВОЗ, не обладают наркотической активностью, и только их законодательно разрешено выращивать и возделывать в России.

 

Коноплю для производства полотна специально выращивают подольше, чтобы волокна были длиннее. Затем ее скашивают и оставляют для просушки под открытым небом, регулярно переворачивая и вороша, на несколько дней, а в некоторых случаях и недель. Из-за осадков, росы, ветра и солнца волокна размягчаются — теперь их можно собирать специальной машиной, которая отделяет волокна от мякоти. Затем волокна отбеливают, котонизируют, чтобы сделать мягкими, и прядут в полотно.

 

 

Чем так хороша конопляная ткань?

 

Преимуществ у хемпа очень и очень много. Ткань помогает поддерживать нормальный теплообмен, ее можно носить и зимой, и летом. Из-за того, что для роста конопли не нужны химикаты и удобрения, материал становится гипоаллергенным, поэтому его часто используют для производства детской одежды и постельного белья. Еще одно полезное свойство — защита от ультрафиолетового излучения. Некоторые источники утверждают, что конопляная ткань может практически полностью (на 95 %) задерживать ультрафиолет и защищать кожу. Сейчас российские производители тканей проводят новые лабораторные исследования, чтобы проверить актуальность этих данных. Также хемп очень крепкий и ноский, вещи из него можно носить и стирать даже при 90 градусах, они все равно сохранят свой внешний вид. Очень выгодно смешивать волокна разных тканей — например, если смешать шерсть с коноплей, одежду перестанет портить моль.

 

Из минусов можно назвать лишь то, что этот материал требует глажки и пока что его сложно найти по доступной цене.

 

А что насчет экологичности?

 

Коноплю любят за ее неприхотливость, она отлично растет без дополнительных удобрений, в отличие, например, от хлопка, которому требуется внимательный уход и большое количество химикатов. И когда мы говорим «большое количество», мы не преувеличиваем. В Индии, где расположена треть всех фермеров, занимающихся хлопком, на его выращивание уходит 54 % пестицидов. Хотя растения занимают всего 5 % сельскохозяйственной земли. Это вредит не только окружающей среде, но и людям, которые собирают и обрабатывают хлопок. Еще один важный ресурс — вода. Здесь конопля снова выигрывает, ведь ей в сезон нужно в половину меньше воды, чем хлопку. Также чистая конопляная ткань биоразлагаема.

 

Хемп был распространен во всем мире?

 

Вполне возможно, что именно конопля была первым растением, которое выращивали специально для производства текстиля. Свой след она оставила даже в языке. Английское слово canvas (полотно) произошло от латинского cannabis (название растения).

 

 

Археологи находили кусочки конопляной ткани на раскопках в Иране и Ираке, они относятся к VIII тысячелетию до нашей эры. Хемп очень часто использовали в китайской культуре. Например, на территории современного Тайваня был найден глиняный горшок со следами конопляной веревки и окаменевшим раствором, который, видимо, использовали для обработки волокна. В могилах представителей династии Тан, которые относятся к IX веку до нашей эры, находили уже полноценную одежду и обувь из конопляной ткани. Один из самых древних кусочков бумаги — ему более 2 тысяч лет — также нашли в Китае, и частично он состоит из конопляных волокон.

 

На территории Европы коноплю распространяли греки и римляне. Уже к V веку она стала незаменимой сельскохозяйственной культурой. Из нее изготавливали не только одежду, но и паруса, канаты, веревки и бумагу. К XIV–XV векам около 80 % всей одежды в Европе изготавливали с использованием конопляных волокон, также от нее зависел весь парусный флот. Оснастку и паруса изготавливали из конопли, поэтому успех всего флота зависел от этого растения. Одной из причин нападения Наполеона на Российскую империю была как раз конопля. Главным противником Франции в начале XVIII века была Великобритания и ее сильный флот. Чтобы ослабить противников, Наполеон Бонапарт в 1807 году подписал договор с Александром I о  прекращении торговли между Россией (главным производителем конопли и парусины для кораблей) и Британией. Но Наполеон не смог сдержать своих обещаний, Александр I отказался поддерживать континентальную блокаду и продолжил торговать с британцами, но через посредников. Франция ответила вторжением 1812 года, оно должно было остановить поставки и демобилизировать британский флот.

 

Лидирующие позиции конопля удерживала и в производстве бумаги. История книгопечатания началась именно с этого материала, ведь Библия Гуттенберга — первая крупноформатная печатная книга в истории человечества — была напечатана на бумаге из конопли. До 1883 года, по разным оценкам, от 75 % до 90 % всей бумаги продолжали изготавливать из конопляных волокон.

 

В США конопля тоже была одной из важнейших сельскохозяйственных культур вплоть до XX века, когда против нее началась грандиозная кампания. За ней стоял американский медиамагнат Уильям Хёрст, который также владел огромным количеством леса. В тот период на рынке появилась новая машина — декортикатор Шпихтена. Он делал обработку конопляного волокна проще и дешевле, а значит, и бумагу из конопли более доступной. Это изобретение могло полностью изменить положение сил на рынке, Хёрсту нужно было действовать, поэтому он начал кампанию против конопли в СМИ. К нему присоединилось предприятие DuPont, которое производило предметы из полиэтилена, нейлона и тефлона. Их нам стоит благодарить за нейлоновые чулки, но их они представили только в 1939 году. А в 30-е они работали над созданием не только нейлоновых нитей, но и промышленных отбеливателей бумаги. Рынок конопляной бумаги мешал DuPont, поэтому они решили присоединиться к Хёрсту, которому отбеливатели как раз были нужны для его газетного бизнеса. Прессу он же и использовал для того, чтобы техническую коноплю превратить из сельскохозяйственной культуры в опасный наркотик. В 1937 году Конгресс США все же принял закон о налоге на марихуану. Производства стали убыточными, и целая отрасль практически прекратила свое существование.

 

История конопли в России

 

На территорию России коноплю завезли скифы при переселении из Сибири на Ближний Восток и в Европу. Это произошло не позднее V века. В 1993 году ученые обнаружили в Сибири 2000-летнее захоронение с останками молодой скифской женщины. Она явно принадлежала к знати, вместе с ней захоронили шесть лошадей и горшок с семенами конопли. Конопля быстро распространилась на Руси из-за того, что была неприхотлива и универсальна — ее можно было употреблять в пищу, а из волокон делать ткань и веревки.

 

К XVIII веку конопля была одной из самых распространенных культур. Собственный хлопок появится только в конце XIX века, поэтому большая часть населения продолжала носить конопляную одежду. Петр I превратил коноплю в экспортный продукт. Из нее изготавливали такелаж и паруса, под которыми ходили британские, голландские и другие корабли. На территории Европейской части России производилось около 140 тысяч тонн пеньки, что составляло около 40 % производства пеньки во всей Европе.

 

В СССР наступил настоящий расцвет технической конопли. Строились специальные заводы, велась работа над улучшением свойств волокон, а за производство сверх нормы вручали почетные грамоты и значки.

 

Коноплеводство сильно расширилось, поля появились даже в Сибири. Но после Второй мировой войны в СССР также появились первые крупные заводы по производству полиэтилена, полипропилена и капрона. Новые материалы вытеснили пеньку, натуральные ткани были не в моде. А 30 марта 1961 года можно считать датой смерти конопляной промышленности. В Нью-Йорке большинство государств — участников ООН подписали «Единую конвенцию о наркотических веществах», в которой было предписание о строгом контроле выращивания опийного мака, коки и каннабиса. Площади выращивания конопли после этого стали стремительно сокращаться. В 1987 году решением Совета министров СССР культивирование конопли на территории страны было запрещено.

 

20 июля 2007 года вышло постановление Правительства РФ, которым были разрешены к выращиванию некоторые безнаркотические сорта конопли. При этом сейчас существует закон о пропаганде либо незаконной рекламе растений, содержащих наркотические вещества, по которому недавно осудили девушку из Пензы за фото носков с рисунком конопли. Компаниям, которые работают с технической коноплей, приходится постоянно работать с оглядкой на этот закон. «Нас за название „Дом конопли“ вызывали несколько раз, заводили административные дела. Я ездила доказывала и рассказывала. Такое слово есть, запрета на него нет. На витринах и в инстаграме мы специально пишем, что никакой пропаганды наркотиков здесь нет. Мы говорим только о технических сортах. Это, конечно, большая проблема. Например, мы должны информировать потребителя о составе, но изображение листка мы использовать не можем, потому что это может быть расценено как пропаганда наркотических средств. Нам все приходится согласовывать и брать консультации у юристов», — рассказывает Алена Уварова, директор «Дома конопли», первого маркетплейса товаров из технической конопли в России.

 

Может ли конопля вернуться в моду?

 

Она уже это делает. Интерес к текстилю и продуктам из конопли вернулся после того, как люди стали искать экологичную альтернативу хлопку. Сейчас на рынке лидирует Китай, который сумел сохранить традиции выращивания технической конопли. Также каннабис выращивают во Франции, Канаде, Германии, Румынии и Италии, но его применяют больше не для шитья одежды, а в технической области. Это связано с тем, что традиционное производство длинного волокна, подходящего для изготовления тканей, невозможно по экономическим и экологическим причинам. Исследователи ищут и используют новые методы, но пока их нельзя применять в промышленных масштабах. Однако некоторые бренды уже экспериментируют с новым экологичным материалом, Например, Guess в коллекции весна-лето'21 использовали деним с добавлением волокон конопли. Масс-маркет-бренд Weekday представил лимитированную коллекцию Hemp Jeans Couture, созданную совместно со стартапом Agraloop, который производит натуральное волокно из отходов производства масличной конопли. Деним в коллекции смесовой — он содержит 22 % волокон конопли, 30 % переработанного хлопка и 48 % органического хлопка. Бренд UGG тоже начал вводить в свои коллекции ткани из конопли, но пока совсем в небольших количествах. В коллекции обуви из растительных материалов Plant Power Collection они использовали подошву ручной работы Neumel Natural, которая выполнена из натурального латекса Lactae Hevea и ткани, сотканной из смеси 55 % хлопка и 45 % конопли.

 

Особые отношения с каннабисом связывают Levi’s. Самые первые джинсы бренда были созданы из парусины, которая как раз создавалась из конопляных волокон. В прошлом году они создали полноценную коллекцию из конопли — Levi’s Wellthread. Специалисты марки разработали технологию создания смесовой ткани — конопляные волокна и обычный хлопок. Получившийся материал был гораздо мягче, но при этом на его производство потребовалось меньше воды. В интервью вице-президент Levi’s по глобальным продуктовым инновациям Пол Диллинджер рассказал, что бренд планирует и дальше работать с хемпом: «Мы намерены поместить это явление в сердце нашей линейки, смешать с линейкой, сделать частью портфолио Levi’s». Сейчас идет работа над качеством материала, чтобы в будущем можно было создавать вещи из 100%-ной пеньки, но при этом мягкие и комфортные.

 

В России интерес к конопле тоже есть, но рынок только начинает свое восстановление после долгого перерыва. «За это время коноплеводство в России просто умерло. Из 80 заводов, производящих пеньку, к 2012 году продолжало работу менее десяти. Мне не хочется признавать, что мы отстаем. Но давайте посмотрим на цифры. К 2019 году в России засеяно коноплей 7,9 тысячи гектаров. А во Франции, где коноплеводство не прерывалось, этой культурой засеяно 44 тысячи гектаров, притом что территория страны гораздо меньше», — рассказывала в интервью председательница Ассоциации коноплеводов Юлия Дивнич. Восстановлением занимается сразу несколько предпринимателей. Например, группа компаний «Коноплекс» заключила соглашение с Минпромторгом и в 2023 году планирует начать выпускать целлюлозу из технической конопли. «По своим характеристикам целлюлоза из лубяных культур ближе всего к хлопковой, которую Россия импортирует. Теперь отечественные химические производства смогут использовать российское сырье, которое раньше в стране не выпускалось», — комментируют представители «Коноплекса».

 

С одеждой из конопляной ткани проблем больше, так как в стране не существует подходящих заводов. Единственное существующее производство конопляных тканей — это бывшие льнопрядильные заводы, которые могут выпускать только суровую ткань. Жесткая и грубая, она не подходит для одежды или постельного белья. Одно из самых перспективных производств сейчас — это хозяйство Smart Hemp, расположенное в Ивановской области. Его владелец Максим Уваров в 2018 году засеял технической коноплей 1 500 гектаров земли. Пришлось закупить около 70 тонн семян разных сортов из разных уголков страны, потому что найти полный объем в одном месте было просто невозможно. Специалистов тоже искали за рубежом, в России их просто не осталось за ненадобностью. Главный агроном — француз Франсуа Десанлис. Франция — это единственная страна в Европе, где не вводили запрет на коноплю, поэтому там сохранились лучшие технологи и специалисты. Всю технику пришлось изобретать заново. В том же 2018 году компания закупила комбайны «Ростсельмаша», которые не были адаптированы для работы с коноплей. Хозяйство понесло убытки и потеряло часть урожая, но эксперименты продолжили. «Первый комбайн, который мы испытывали в прошлом году, был разработан совместно с „Ростсельмашем“. Он сделан специально для конопли. „Ростсельмаш“ по потребностям компании разрабатывал варианты. В том году они были на полях в качестве экспериментальных образцов, а в этом — уже работают в полную мощь», — рассказала Алена Уварова.

 

 

Пока что сырье, добытое на полях, складируется, оно ожидает открытия первого в России полноценного завода по производству конопляной ткани. Smart Hemp планирует его открытие на май 2022 года. Глобальная цель компании — прийти к хлопкозамещению в России.

 

Рынок технической конопли лишь начинает свой рост, но, по оценкам Grand View Research Inc., уже к 2027 году он будет составлять около 15 миллиардов долларов.

 

Еще почитать:

Потенциал российского рынка КБД Академики, госслужащие и общественники выступают в поддержку коноплеводства История одной канна-фермы

 

В России конопля всё чаще начинает рассматриваться как средство решения политических и экономических проблем, причём не только на локальном, но и на глобальном уровнях. 

 

Глава Российской академии наук (РАН), к примеру, со всей серьёзностью рассматривает это растение как способ обхода трансграничного «углеродного налога» Евросоюза, который может привести к серьёзным убыткам для неэкологичных российских компаний. А губернатора Свердловской области настолько воодушевила потенциальная прибыль и польза, которую может принести канна-индустрия, что он отбросил все предрассудки и заявил: в его губернии однозначно стоит попробовать наладить конопляный бизнес. Примерно та же воодушевлённость царит и в кругах общественников из Ростовской области, которые осознают, что она обладает туристической привлекательностью.

 

Конопля это: способ обхода «углеродного налога»

 

ph: РИА Новости

 

4 сентября информагентство РИА Новости взяло интервью у Александра Сергеева, доктора физико-математических наук и президента РАН. В ходе беседы учёный затронул тему «углеродного налога» — с 2026 года в Евросоюзе для снижения выбросов углекислого газа в атмосферу вводят дополнительный налог на импорт продукции, которая способствует этому процессу. 

 

Идея налога сводится к тому, что чем больше компания вредит экологии, тем больше она должна за это платить — это мотивирует бизнес либо искать более экологичные способы производства, либо компенсировать причинённый ущерб. По оценкам издания РБК, если российские компании ничего не предпримут, то из-за этого налога они будут ежегодно платить Евросоюзу около €1,1 млрд.

 

Изначально российский бизнес планировал заняться посадкой деревьев, поскольку они способны депонировать (поглощать, — ред.) углерод. Это бы гарантировало компаниям право на выдачу сертификатов CO2-нейтральности, благодаря которым требование уплаты налога отменяется. Но проблема заключается в том, что для реализации этого плана пришлось бы высадить леса площадью с Дальний Восток (около 7 млн км² или 42% территории РФ).

 

Однако учёный замечает, что вместо деревьев гораздо предпочтительнее использовать коноплю. «На гектар посадок она депонирует лучше, чем хороший лиственный лес», — сказал он, явно ссылаясь на слова Даршила Шаха, исследователя из Кембриджского университета. 

 

«Промышленная конопля поглощает от 8 до 15 тонн CO2 на гектар. — говорил исследователь в интервью изданию Dezeen. — Для сравнения, леса обычно поглощают от 2 до 6 тонн CO2 с гектара в год в зависимости от возраста леса, климатического пояса, типа деревьев и т.д.». Получается, что чисто технически выращивать коноплю для компенсации выбросов выгоднее, чем лес — ею понадобится засадить площадь всего в половину Дальнего Востока. 

 

Но даже если представить, что в России есть такие обширные пустующие территории, то идея всё равно так себе. Некоторые регионы, такие как Республика Бурятия, до сих пор не научились выращивать коноплю в угоду требованиям законодательства, не говоря уже о том, что в части регионов этого в принципе не пытаются делать. К тому же, российские законы подразумевают контроль за территориями культивации, что как бы приводит к увеличению нагрузки на силовиков. Подключить к наращиванию производства конопли канна-индустрию тоже не получится — даже в регионах с развитым бизнесом в этой сфере производители нуждаются в субсидиях.

 

Но учёный этот момент в расчёт не берёт. «[Конопля] может спасти нас от уплаты трансграничного углеродного налога, — считает он. — А заодно восстановит наше присутствие на рынке технических волокон». Впрочем, в последнем тезисе он прав. Перспектива наращивания производства продукции из конопли в России есть. По крайней мере на Урале.

 

Конопля это: экономическая ценность

 

ph: Instagram

 

С 12 по 14 августа в Свердловской области (в 15 километрах от села Кадниково) проходила агропромышленная выставка «Всероссийский день поля-2021». На ней гостям продемонстрировали передовые разработки селекционеров в области полевых культур. В первый же день мероприятие посетил Евгений Куйвашев, губернатор региона. 

 

«Думаю, пришла пора выращивать коноплю... — пошутил госслужащий в своём инстаграме. — А если серьезно, это техническая конопля. Из неё можно делать одежду и много других полезных вещей. И мы действительно попробуем её выращивать».

 

Всего на выставке показали 5 сортов конопли. Трое из них — «Вера», «Надежда» и «Сурская» — уже включены в реестр селекционных достижений и могут легально выращиваться на территории России. Над выведением ещё двух сортов несколько лет работал Уральский аграрный университет. 

 

Представленные сорта различаются между собой — одни более маслянистые, другие волокнистые, остальные гибридные. Соответственно, они обладают разной эффективностью в разных отраслях промышленности — одни больше подходят для изготовления пищевой продукции, другие лучше себя проявят в производстве целлюлозы и так далее. Поэтому сейчас перед бизнесменами и чиновниками стоит задача выбрать путь, по которому пойдёт канна-индустрия региона.

 

Конопля это: туристическая привлекательность

 

ph: ГородN

 

Возможные пути развития также обсуждаются и в Ростовской области. Регион совсем недавно начал пробовать коноплеводство — в этом году общая площадь экспериментальных посевов технической конопли составила 16 гектаров (в прошлом их было всего 10). Своё собственное производство канна-продукции ещё не налажено, но общественная организация «Опоры России» считает, что и не обязательно производить что-то материальное.

 

«Возможность экскурсии на конопляное поле интересна не только приезжим, но и ростовчанам. Мы получили очень положительные отзывы», — рассказал Михаил Марышев, руководитель аграрного комитета организации, во вчерашнем интервью изданию ГородN.

 

По словам Марышева, об окончательное плане продвижения коноплеводства в регионе говорить ещё рано: культиваторам предстоит проанализировать бизнес-процессы. Тем не менее, выращиванием конопли интересуются многие аграрии, а в приобретении готовой продукции заинтересованы представители зарубежных компаний.

 

Автор: @HunterMelrose

 

Еще почитать:

Исследователь каннабиса и других лекарственных растений баллотируется в Госдуму Жги, рви, трави: Государство не жалеет миллионы на войну с дикой коноплёй Исследователь из Кембриджа утверждает, конопля более эффективно поглощает углерод, чем деревья

 

Вопреки декларируемой государственной политике нулевой терпимости к каннабису как к лекарству, в России бурно развивается нерегулируемый рынок каннабидиола. Если раньше наши канна-компании только говорили о том, что надо бы узаконить этот каннабиноид, то сегодня на рынок одна за другой выходят новые компании, которые пользуются полным невмешательством силовиков в оборот этого соединения. Как итог — россияне без особых проблем могут заказать масло КБД на маркетплейсах или на сайтах дистрибьюторов зарубежных канна-компаний. 

 

Ну, или не КБД. 

 

Никто не знает, что там внутри на самом деле, ведь пока не существует никаких центров по экспертизе данной категории товаров. Рынок слишком молод и никто не заслужил не то что любовь — доверия ни к кому нет. Даже законы в отношении КБД полностью отсутствуют, что напрягает отдельных продавцов продуктов с этим соединением. В любой момент рынок может рухнуть, если силовики пересмотрят своё отношение. 

 

Однако при всём при этом находятся люди, которые пытаются не просто пользоваться тем, что есть, но и добиваться изменений. Один из таких людей — Андрей Пангаев. В прошлом месяцев он зарегистрировался в качестве кандидата в Госдуму от экологической партии «Зелёные», а пару дней назад написал на своей странице в Facebook, что в случае победы планирует добиваться возможности «использования продуктов коноплеводства для медицинских целей». Нас это заинтересовало, поэтому мы решили познакомиться с кандидатом поближе и узнать, что им движет и каким именно он видит будущее российской канна-индустрии.

 

Крестовый поход против смерти

 

Родители Пангаева уже никогда не смогут порадоваться за своего сына. Отец около десяти лет назад погиб от рака кишечника, а мать недавно скончалась в результате цитокинового шторма, вызванного коронавирусом. 

 

«Конопля – одна из потенциально привлекательных в плане медицины культур. Исследования по ней подтверждают действенность против болезней, от которых погибли мои родители. Так что в общем это крестовый поход против смерти и возможность превентивно избежать негатива в будущем», — так Пангаев объясняет своё стремление пойти на выборы и проложить путь к внедрению препаратов на основе каннабиса в сферу здравоохранения России. Впрочем, медицинский легалайз он приближает не одними лишь политическими методами.

 

На прошлой неделе он опубликовал в своём инстаграме пост, в котором поделился новостью о том, что отправляет на сертификацию пробную партию амарантового масла с добавлением КБД. Этот каннабиноид, по словам Пангаева, нужен в масле для усиления действия другого ингредиента — сквалена, средства для профилактики инфарктов и инсультов, способного также разрушать раковые клетки.

 

амарантовое масло с КБД / instagram

 

Производит масло биотехнологическая компания Биотех Альянс. «Это научно-производственное объединение». — поясняет Пангаев, занимающий в компании должность генерального директора. — «Нашей целью является получение медицинских препаратов на основе лекарственных растений, в том числе и конопли». Сам КБД импортируется из Греции, а экстрагирует его местная компания, частично принадлежащая альянсу.

 

В дальнейшем это масло может стать одним из первых в России лекарств на основе каннабиса. «Есть определённый регламент, в рамках которого необходимы определённые действия, которые мы делаем», — говорит Пангаев. — «Мы взаимодействуем с Минздравом, у нас есть собственная аналитика по каннабиноидам, научная лицензия по первому списку».

 

«Ненаркотический» путь

 

Политиком Пангаев себя не считает. «Представилась возможность участвовать в выборах от партии Зелёных, чьи ценности я разделяю», — говорит он. Несмотря на это, у него всё же есть мнение насчёт того, каким образом должен развиваться российский рынок медицинской продукции из каннабиса: «В России КБД в данный момент может быть только импортным. Но создание отечественных лекарств на основе импортного сырья, на мой взгляд, неправильно. В общем, это одна из целей моего похода на выборы. Возможность экстракции в России».

 

Пангаев также солидарен с тем, что некоторые недобросовестные продавцы используют ажиотаж вокруг КБД в маркетинговых целях: «Часть продукции, которая появляется в поиске КБД, оказывается пустышкой. Особенно печально читать негативные отзывы от родителей детей с особенностями».

 

30 июля избирком зарегистрировал Пангаева в качестве кандидата / instagram

 

Тем не менее, он считает, что вмешательство государства в экономику особой пользы не принесёт. «Мне кажется, регламентом не достичь честности рынка, надо быть осмотрительней и смотреть на документы и историю компании производителя», — говорит он.

 

Что касается других каннабиноидов, то Пангаев советует ни в коем случае с этим не торопиться: «Мировые исследования показывают терапевтический эффект ТГК, но говорить о смене статуса пока рано, нам сначала надо пройти путь относительно ненаркотических каннабиноидов. Если сейчас заявить о рекреации, то крест будет поставлен на всём».

 

Автор: @HunterMelrose

 

Еще почитать:

Легальные продукты из КБД дошли до России Российский рынок косметики на основе каннабидиола к 2035 году превысит 15 млрд рублей CANNA TIME™: «Каждому новому гостю мы рассказываем о помощи и пользе КБД для организма»

 

В период с осени 2020 года по весну 2021 в российской канна-индустрии начали происходить глобальные перемены: на рынок вышла масса новых компаний, которые специализируются на продажах различных продуктов с добавлением каннабидиола. Пока что на этом поприще доминирует импорт готовых товаров из США, Чехии, Польши, Швейцарии и Великобритании. Однако есть и два российских пионера — первый организовал полный цикл производства капсул с КБД и терпенами из легально культивируемой технической конопли, второй же занялся переработкой КБД, поставляемого из Литвы.

 

Разные компании по разному объясняют, почему их продукция легальна. 

 

Одни пишут, что она имеет право на свободное обращение просто потому, что производится из легального каннабиса и не превышает допустимые в России пороги ТГК. Другие ссылаются на приказ Министерства спорта РФ, в котором говорится, что КБД не является веществом, запрещённым для использования в официальных спортивных состязаниях, и потому он разрешён вообще для всех жителей России. Третьи поступают чуть проще и обращаются с МВД с просьбой объяснить, можно ли торговать в России КБД, после чего показывают ответ, в котором говорится, что полиция не считает оборот КБД преступлением.

 

Однако так просто взять и начать продавать продукты из КБД всё ещё нельзя, поскольку они должны как-то быть оформлены. Обычно компании ограничиваются тем, что регистрируют декларацию о соответствии своих товаров требованиям технического регламента Евразийского экономического союза. Для разной продукции — пищевого масла или экстракта, косметики, кормов для животных и т.д. — регламент свой. Чтобы доказать, что регламент соблюдается, компании отправляют свои партии на экспертизу в аккредитованные лаборатории, которые проверяют их на безопасность в соответствии с указанным регламентом. Естественно, если продукция производится в России, а не импортируется из-за рубежа, то у производителя дополнительно должна быть ещё и лицензия на культивацию конопли.

 

Наличие декларации в официальном реестре фактически говорит о том, что продукция обращается на легальных основаниях. Прошерстив этот реестр, мы нашли 12 компаний, специализирующихся на торговле КБД и созданных на его основе продуктами. Нижеизложенный топ составлен исключительно в целях фиксации состояния российской канна-индустрии и ни в коем случае не призывает вас совершать покупки на упоминаемых ресурсах.

 

JustCBD

Крупнейший в России бренд продуктов из КБД, производимых американской компанией JUST Brands. Он же и один из самых молодых: официальный дистрибьютор компании только 25 марта 2021 года зарегистрировал 10 деклараций соответствия, которые позволяют легально продавать корма для животных, жевательные конфеты, настойки, кофе, шоколад, сахар, гели, лосьоны и целую тьму других товаров. Практически все задекларированные товары уже поставляются, а ассортимент КБД-продукции на их сайте наиболее широкий, если сравнивать с остальными компаниями.

 

Cannadorra

 

 

Второй по популярности бренд продукции из КБД, которую производит чешская компания Zelená Země. На сайте бренда можно найти конопляный чай, мази, масла, капсулы и даже заправки для электронных сигарет (впрочем, они есть и у предыдущего бренда). При этом слегка настораживает, что декларация соответствия, оформленная 29 декабря 2020 года, касается только масла наружного применения. Каким образом им удаётся продавать остальную продукцию, пока что остаётся загадкой.

 

cbdMD

 

 

Декларация соответствия на линейку этого масла КБД, производимого одноимённой американской компанией, оформлена в тот же день, что и в случае с Cannadorra. Совпадение легко объяснимо — дистрибьютором выступает одно то же лицо. Данное масло — одно из самых дорогих на рынке. Самый дешёвый флакон с 1000 мг КБД на сайте стоит 4500 рублей. Впрочем, плюсы тоже есть — по количеству вариантов назначений и вкусов масел этот производитель лидирует.

 

Rublev

 

 

Это будущий бренд КБД-содержащей продукции, изготавливаемой российской компанией АВВА из каннабидиола, который через стороннее юридическое лицо ей поставляет латвийская фармацевтическая компания INNOVATIVE PHARMA BALTICS. Пока что линейка бренда ограничивается лишь маслом КБД, декларация соответствия на которое оформлена 2 апреля 2021 года. Самый дешёвый флакон на 600 миллиграммов КБД, согласно данным с сайта, стоит 1490 рублей. При этом ожидается, что вскоре компания выпустит ещё и желейные конфеты с КБД — декларация на них была оформлена 15 марта того же года.

 

Go Green Hemp

Скромный бренд КБД-продукции от одноимённой компании из США. Несмотря на то, что 10 ноября 2020 года дистрибьютор задекларировал только косметическую продукцию для ухода за кожей, на сайте помимо мази с КБД можно также найти мармелад и флаконы с маслом для закапывания под язык. Цены на минимальные комплектации варьируются от 2990 до 4990 рублей.

 

Каннабро

Чисто российская компания, которая самостоятельно выращивает техническую коноплю и производит из неё экстракты КБД. Несмотря на наличие собственного производства, на сайте можно встретить только один товар — желатиновые капсулы, которые задекларировали 11 мая 2021 года. Если верить составу, капсулы содержат в себе не только КБД, но и целый букет других непсихоактивных каннабиноидов, терпенов и природных молекул. Они сбалансированы между собой — изготовитель ярый поклонник пока что научно не подтверждённой теории «эффекта антуража». За пачку с сотней капсул просят 1400 рублей. Можно было бы сказать, что это кошерно, да вот только кнопка «купить» на сайте забагована.

 

SwissGold

 

 

Это производитель из Швейцарии. На сайте российского дистрибьютора можно приобрести как масло с чистым КБД, так и очищенный от ТГК экстракт каннабиса с рядом других непсихоактивных каннабиноидов и терпенов. То есть это почти то же самое, что и у Каннабро, но только в форме масла. Первый вариант на 600 миллиграммов активных компонентов обойдётся в 3500 рублей, второй — на 500 рублей дороже. Декларация соответствия была оформлена 31 декабря 2020 года.

 

BIELENDA

Познакомьтесь с польский производителем косметики, который стал первым, кто вышел на рынок с легальными товарами из КБД! Одна из его деклараций соответствия на каннабидиоловые гели для умывания была оформлена ещё 13 августа 2019 года. Сейчас ассортимент на их сайте насчитывает 8 наименований, причём пара из них (увлажняющие маски для лица) являются самыми дешёвыми товарами на российском рынке КБД-продукции — они стоят по 79 рублей.

 

The Body Shop

 

 

Это британская компания, которая тоже запустила линейку КБД-содержащей косметики, но сильно позже. С 19 по 22 октября 2020 года дистрибьютор оформил декларации соответствия на масляные бальзамы для умывания, питательные крема и восстанавливающие масла для лица. Ценники на сайте не назовёшь демократичными: крем и бальзам можно приобрести за 1990 рублей, а масло для лица — за 2300. 

 

Essens

 

 

Снова линейка КБД-косметики, но уже от чешской компании Essens Europe. Ассортимент продукции на сайте чуть выше, чем у британских коллег. Его декларации соответствия оформлены 7 апреля 2021 года и распространяются на лосьоны, масла для тела, шампуни, кондиционеры для волос, а также крема для лица. Цены варьируются от 1770 до 3450 рублей.

 

L’ANZA

 

И опять косметика. В этот раз — производства американской компании Davexlabs. Ассортимент чуть скромнее предыдущих производителей, а декларации оформлены 16 и 19 декабря 2020 года. Они распространяются на кондиционеры и сыворотки для волос, а также на шампуни. Ценник на сайте дистрибьютера кусается, дешевле 3200 рублей КБД-косметику у них не найти.

 

GKhair

 

 

Просто кондиционер для волос от американской компании VAN TIBOLLI BEAUTY CORP. Декларация на него оформлена 27 апреля 2021 года, а ценник на сайте составляет 1690 рублей.

 

Автор: Hunter Melrose

 

Еще почитать:

Может ли КБД повлиять на результат теста на наркотики? Сеть Шарлотты: История происхождения КБД Как измерить уровень ТГК и КБД в домашних условиях

 

 

«Наркополитика России славится на весь мир как одна из наиболее драконовских»

 

— Анна, расскажите, с чего всё начиналось, когда и при каких обстоятельствах появился Фонд имени Андрея Рылькова?

 

— Фонд появился в 2009 году. У его истоков стояли я и моя подруга Таня Иванова. Сейчас мы — учредительницы Фонда, а раньше вместе работали во Всероссийской сети снижения вреда. Это организация помогала найти финансы и оказывала техническую поддержку проектам «Снижение вреда» в России, которые занимаются снижением вреда от наркотиков. Этих проектов было достаточно много, около 80 по всей России, но за прошедшие 12 лет их успешно истребили. Оставшиеся можно пересчитать буквально по пальцам одной руки. Но мы хотели сделать организацию немного другого формата, больше активистского характера.

 

В 2009 году поменялась политика правительства Российской Федерации. Если раньше правительство и минздрав ещё как-то поддерживали работу по снижению вреда, улучшению наркополитики и старались придерживаться мировых практик, то в 2009 году бывший министр здравоохранения Голикова объявила на Совете безопасности, что минздрав больше не собирается придерживаться стратегии снижения вреда, что это злотворная западная стратегия, а Россия пойдет своим путём по профилактике ВИЧ-инфекции и снижению вреда от наркотиков. Ну, они пошли своим путём, а мы — своим.

 

Мы зарегистрировали Фонд имени Андрея Рылькова, и первое, что сделали — опубликовали историю моего друга Костика Пролетарского. Он умер вскоре после того, как освободился из мест лишения свободы. Он был болен ВИЧ, когда попал туда, а попал он туда, естественно, за наркотики. На зоне Костя не получал антиретровирусную терапию, вместо неё он получал пытки и издевательства. Когда он освободился, у него было настолько плохое состояние здоровья, что его никак не могли начать лечить от туберкулеза, которым он заразился там же, на зоне.

 

Я ездила к нему в Питер, в Боткинскую больницу, записала с ним интервью, а потом Костя умер. Я опубликовала это интервью, которое произвело очень большой шок. Мы перевели это интервью на английский, и оно снова произвело очень большой шок: людям было сложно поверить, что в России сохранялись пыточные условия содержания людей в зонах. Там, как в концлагере, их буквально травили хлоркой, аммиаком, не лечили, издевались.

 

С истории Кости началась работа фонда, и мы решили, что наша задача — озвучивать истории людей и делать слышимыми голоса тех, кто пострадал, став жертвой негуманной российской наркополитики.

 

— Какие цели вы перед собой ставите, к чему стремитесь?

 

— Наша миссия — способствовать продвижению наркополитики, основанной на защите здоровья и прав человека, на уважении к достоинству человека, несмотря на то, что это очень тяжело. Общественная политика в России репрессивная в целом, а наркополитика России славится на весь мир как одна из наиболее драконовских, основанных на пережитках американской войны с наркотиками, от которой в самой Америке уже давно стараются отказаться. Там пытаются реформировать наркополитику и общество, найти какие-то возможности интеграции и регулирования наркотиков, а в России продолжают придерживаться той модели, которая появилась в США в 60–70-е годы прошлого века, и даже хуже.

 

 

— Как деятельность Фонда способствует этой миссии?

 

— Для меня наиболее важным итогом работы Фонда является то, что понятие «гуманной наркополитики» вообще вошло в общественный дискурс.

 

Когда мы только начинали работать, приветствовались такие методы, как у екатеринбургского «Города без наркотиков», когда людей можно было безнаказанно похищать из дома, избивать, пытать, не кормить, месяцами держать пристёгнутыми наручниками к батарее, к кровати. Как ни странно, такой подход поощрялся обществом, и люди, которые продвигают подобный подход, были очень популярны, а альтернатив не было. Считалось, что если человек наркоман — он не вполне человек, а что-то среднее между животным и зомби, и что единственный способ его или её исправить — это «выколачивать дурь». Когда мы начали работать, такая точка зрения была очень распространена. Даже представители российской интеллигенции, писатели, правозащитники поддерживали эту точку зрения. И нашей задачей было обратить внимание на то, что это негуманно, ужасно, что есть гораздо лучшие способы помогать людям, у которых проблемы с наркотиками, и исправлять общество. Мне кажется, что нам удалось развить этот дискурс в обществе, и что сейчас наркофобия уже считается неприемлемым явлением. Это — наше большое достижение.

 

Другое важное достижение: нам удалось — сначала вообще без денег, без поддержки — всё это время проводить в Москве программу «Снижение вреда», уличную социальную работу, распространение шприцев, презервативов, тестов на ВИЧ. В Москве это было особенно тяжело, потому что руководство здравоохранения и мэр Москвы были настроены категорически против этих программ и запрещали их. Ни одна неправительственная организация до нас этим не занималась. Мы решили попробовать, и сегодня можно сказать, что за прошедшие 12 лет наша программа расширяется, мы помогаем всё большему числу людей — и это тоже наш важный успех.

 

В 2013 году у нас появились уличные юристы. Мы привлекаем много юристов, которые проводят консультации, но также обучаем и социальных работников, которые становятся параюристами, то есть людьми без специального юридического образования, которые тем не менее могут оказывать помощь в разных вопросах. Проводим много разных мероприятий для сообщества, распространяем брошюры о законах и наркотиках, учим, как защитить себя при контакте с полицией, поддерживаем форум людей, употребляющих наркотики. В прошлом году мы начали расширять наши услуги в области психического здоровья. У нас теперь работают два психолога, есть возможность направлять людей к психологам и психиатрам.

 

В общем, каждый год мы расширяем свою работу. И это тоже большой успех, потому что несмотря на тяжёлое политическое положение в стране, давление на неправительственные организации и ужесточающуюся наркополитику, нам удалось не только сохранить свою маленькую деятельность, но и приумножить её, расширить и помогать всё большему числу людей.

 

— Кто финансирует деятельность Фонда?

 

— Мы получаем средства в основном из зарубежных источников, от международных организаций. Буквально недавно мы вместе с ещё рядом проектов из России получили большое финансирование от глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом, малярией. Для нас это возможность поддержать практически всю нашу деятельность по снижению вреда без привлечения дополнительных источников. В прошлом году мы работали за счет средств награды от фармкомпании, полученной за достижения в области профилактики ВИЧ-инфекции, и эта награда позволила нам почти год поддерживать наш сервис по снижению вреда.

 

Из российских источников, из президентских грантов мы не можем получать деньги, так как мы — организация — иностранный агент, но эти гранты и так не поддерживают деятельность по снижению вреда.

 

Плюс за последние годы сильно увеличилась поддержка от сообщества, от обычных людей, благодаря которым мы собираем регулярные донаты на платформе «Нужна помощь» (https://nuzhnapomosh.ru/funds/fond-andreya-rylykova/). Скоро мы перезапустим наш сайт, на котором тоже можно будет оформить регулярные пожертвования — сейчас на нашем стареньком сайте можно сделать только разовое пожертвование. Эта помощь очень выручает в тяжёлые времена, когда у нас нет денег на закупку материалов.

 

 

«При помощи «Налоксона» мы спасли 758 жизней в 2020 году»

 

— Каким образом люди могут обратиться к вам за помощью, и что именно вы можете сделать для них?

 

— Обратиться к нам можно через телеграм-канал «Друзья. Фонд Андрея Рылькова» — этот канал ведут люди, которые нас поддерживают. В этом телеграм-канале каждую неделю публикуют график наших выездов — это важно, в основном, для людей, которые употребляют инъекционные вещества, им мы предоставляем шприцы, презервативы. Можно позвонить нам по телефону +7-926-88-79-087 с 10 до 22 часов по московскому времени.

 

У нас есть юристы, юристки, социальные работники, которые помогут обратиться за медицинской и социальной помощью. Мы часто занимаемся восстановлением документов, помогаем получить инвалидность и решить другие вопросы. У нас есть психологи и психиатры, которые консультируют бесплатно.

 

— Вы работаете ли только в Москве или у вас есть представительства в других городах России?

 

— Мы работаем только в Москве, но мы сотрудничаем с форумом людей, употребляющих наркотики. У этого форума есть участники и участницы из разных городов России, так что для решения каких-то вопросов, особенно юридических, мы можем найти в других городах наших коллег, которые смогут оказать помощь.

 

— Как много людей обращается к вам за помощью?

 

— Озвучу вам некоторые цифры 2020 года по нашей уличной социальной работе. Этот год был тяжелым из-за ковида не только, конечно, для нас, но и для всех. Нам приходилось менять формы работы, одно время мы не могли выезжать на улицы каждый день, как мы это делаем обычно.

 

Сначала расскажу, как выглядит эта уличная социальная работа. У нас есть микроавтобус и пешие социальные работницы. Мы каждый день выезжаем в разные точки Москвы: к аптекам, к местам, где собираются люди, употребляющие наркотики. Некоторые из этих точек мы посещаем давно, но все время появляются новые. Там стоим по нескольку часов, к нам подходят люди, берут материалы, тесты, могут получить помощь по юридическим, социальным, медицинским вопросам и так далее.

 

В 2020 году 3779 человек получили помощь от сотрудников фонда на улицах, было проведено 1017 тестов на ВИЧ, 256 участниц и участников проекта получили медицинскую помощь, 640 —  консультации по юридическим вопросам, 706 — консультации по лечению наркозависимости. Есть ещё один очень важный индикатор, которым мы очень гордимся — 758 жизней было спасено при помощи розданного нами препарата «Налоксон». Он помогает предотвратить смерть от опийной передозировки. Мы просим людей сообщать нам, если при помощи «Налоксона» им удалось кого-то спасти. И вот эти 758 — это только те, кто вернулся и рассказал нам о том, что им удалось спасти чью-то жизнь. Это очень большая цифра. В предыдущие годы у нас было 300–400 спасённых человек. Но сейчас, видимо, с одной стороны, растёт и распространенность опийных передозировок, а с другой — больше людей узнает о «Налоксоне» и обращаются к нам. Это те цифры, которые для нас особенно важны.

 

 

«Запрос на психологическую помощь постоянно растёт»

 

— Сколько в Фонде волонтёров и поддерживающих его людей? Как они приходят к вам?

 

— Есть около сорока человек, которые помогают нам в социальной работе. Регулярных волонтёров — человек двадцать. Есть те, кто работает с нами много лет, есть и другие, которые появляются и делают проекты, которые им интересны — таких достаточно много.

 

Про работу Фонда узнают обычно из СМИ. Мы — единственная организация в России, которая занимается и сервисом, и наркополитикой, поэтому люди, которые этим вопросом интересуются, знают о нас. Много молодых людей обращаются к нам, предлагают свою помощь, за что им огромное спасибо!

 

Ещё мы регулярно проводим «Школу волонтёров», и оттуда к нам тоже постоянно приходят люди. В прошлом году это было трудно сделать из-за ситуации с коронавирусом, но нам удалось провести онлайн «Школу правозащитников». Кроме того, нам часто пишут, что хотят помогать, спрашивают, что можно сделать. Одни приходят со своими проектами для совместных коллабов, другие просто приходят и учатся социальной работе. Сейчас мы как раз нашли координаторку волонтеров, чтобы эту работу систематизировать ещё больше. И плюс работа телеграм-канала «Друзья. Фонд Андрея Рылькова» — его, как и Инстаграм, тоже ведут волонтёры, которые на самом деле очень много делают в организации, и, надеюсь, это будет продолжаться и расширяться дальше.

 

— В каких специалистах Фонд испытывает наибольшую потребность?

 

— Хороший вопрос. Сильно увеличился запрос на помощь психологов. Это связано с ситуацией с ковидом, всем тяжело дался прошлый год, тем более людям, употребляющим вещества, и тем более людям, зависящим от веществ. Сейчас у нас есть два психолога, но запрос на психологическую помощь постоянно растёт.

 

Ещё мы начали проект помощи жертвам гендерного насилия: женщинам, пострадавшим от домашнего, полицейского, институционального насилия. Там тоже нужны специалистки со специфическим опытом. Сейчас мы пытаемся сами этому обучаться, но также стараемся выйти на связь со всеми организациями Москвы, которые этим занимаются. К сожалению, многие организации, которые могут предоставить шелтер (убежище — ред.) или другую помощь, не работают с женщинами, употребляющими вещества или зависимыми от веществ. Их можно понять: они не знают, что делать в такой ситуации. В России нет метадоновой заместительной терапии, которая во всем мире очень сильно помогает в таких ситуациях, чтобы люди могли спокойно жить, не думая постоянно о наркотиках. Но в России такой возможности нет, поэтому даже в шелтеры женщинам устроится сложно, и сейчас мы эти проблемы стараемся решать.

 

То есть сейчас у нас основной запрос — это специалистки в области насилия и люди, которые занимаются психическим здоровьем. Конечно, всё время есть потребность в юристах. Своих адвокатов своих нет, мы стараемся по возможности направлять к адвокатам, но если бы у нас появились свои — это было бы здорово.

 

 

«Статус иноагента — вещь неприятная. Но мы привыкли»

 

— Оказывают ли вам какую-то помощь и поддержку федеральные или региональные власти?

 

— Нет, мы не находим ни понимания, ни поддержки ни на каких уровнях — ни на федеральном, ни на региональном. На муниципальный уровень, в принципе, мы выйти особо и не пытались. Единственное — в прошлом году мы предлагали свои семинары отделениям полиции в тех местах, где проводим социальную работу. Потому что иногда к нам подходят сотрудники полиции, которым интересно узнать про профилактику ВИЧ и про то, чем мы занимаемся. У нас уже был опыт проведения таких семинаров. В прошлом году мы опять предложили их провести, но от них отказались, потому что мы организация — иностранный агент, и никакие муниципальные органы с нами работать не будут.

 

Мы и не ожидаем поддержки. Наоборот, наша деятельность подвергается гонениям, в основном, со стороны федеральных властей. Каждый год на нас накладывают всё новые и новые штрафы. В прошлом году один депутат устроил атаку на нас и пригрозил всеми возможными проверками. Нам пришлось закрыть наш веб-сайт, также из-за угроз репутации от сотрудничества с нами отказался один очень крупный частый фонд по борьбе со СПИДом.

 

— Насколько осложнил работу Фонда статус иноагента?

 

— Этот статус очень увеличил административную нагрузку. Нам нужно сдавать много отчетов, проводить аудит, и всё это в очень сжатые сроки. И плюсом, из-за того, что мы иноагенты, к нам проявляют повышенное внимание. Уже несколько раз приходили штрафы, не связанные с «иноагентством»: за пропаганду наркотиков или по закону о нежелательных организациях, за какие-то гиперссылки на сайте нежелательной организации, которую вообще очень трудно найти невооруженным взглядом. Ну и, конечно, статус иноагента — вещь неприятная. Но мы с 2016 года уже привыкли к этому.

 

Очень ограничивает то, что мы не можем распространять информацию, потому что маркировать каждый твит нереально. Недавно наших коллег в Тольятти оштрафовали за то, что у них Вконтакте не были промаркированы посты 2019 года, а оштрафовали их в 2021, в общей сложности на 400 тысяч. Поэтому мы просто стерли наши соцсети, чтобы не подвергать себя такому риску. За каждый пост денег не напасешься.

 

У нас уже был огромный штраф. Его нам впаяли за то, что мы опубликовали на нашем веб-сайте газету для людей, употребляющих наркотики. В этой газете была статья о снижении вреда от мефедрона. И вот за публикацию статьи, которая говорит про вред от мефедрона и как его снижать для людей, которые его уже употребляют, нам впаяли штраф 800 тысяч. Было очень сложно собрать эти деньги, спасибо всем, кто помог! Но каждый раз на такое приключение идти не хочется.

 

Отсутствие у нас социальных сетей, отсутствие сайта, который нам пришлось снести из-за слишком большого риска с точки зрения законодательства, — это, конечно, очень большое ограничение для нас, с которым нам приходится мириться. Но, с другой стороны, сейчас можно найти много полезной информации в разных источниках. Люди знают, где искать, в этом плане для молодежи дефицита информации нет.

 

 

«У нас нет положительных моделей, как нужно помогать людям, у которых проблемы с наркотиками»

 

— Чувствуете ли вы поддержку со стороны обычных людей в России? Влияет ли на отношение к вам стигматизация наркотиков и наркопотребителей в обществе?

 

— Несмотря на все сложности, мы ощущаем очень большую и растущую поддержку нашей работе. Обычно о ней узнают друзья друзей на Facebook или где-то ещё. И если в целом в обществе царит наркофобия, страх по отношению к веществам и людям, которые их употребляют, то в нашем пузыре всё тихо-мирно, все нас поддерживают, понимают, и этот пузырь всё расширяется. Уходят из употребления слова «наркоман» и «торчок», ко мне обращаются с просьбой проверить тексты на наркофобную лексику. Люди все внимательнее следят за тем, чтобы не наркофобить в каких-то своих публичных высказываниях. Это актуальная для России проблема, потому что у нас нет положительных моделей, как нужно помогать людям, у которых проблемы с наркотиками, но мне кажется, что это понимание всё больше и больше распространяется в обществе.

 

Негативные представления о людях, употребляющих наркотики — это результат пропаганды. Война с наркотиками — это сознательные инвестиции в распространение определенной модели понимания того, что такое психоактивные вещества. Я уже говорила, что война с наркотиками зародилась в 60–70-е годы прошлого века в США. Это была сознательная пропагандистская работа, направленная на создание у населения представление о том, что наркотики — это враг, что единственный способ бороться с наркотиками — это война, милитаристские интервенции, полиция, тюрьмы и так далее. Однако за те 50 лет, что эта война ведётся, стало понятно, что такой подход абсолютно неэффективен.

 

 

Планировалось, что к 1998 году мы будем жить в мире без наркотиков, но к сегодняшнему дню стало понятно, что война с наркотиками не приближает нас к миру без наркотиков (или к миру с наркотиками), однако при этом было принесено огромное число человеческих жертв. От этой войны пострадали и погибли многие люди, были разрушены целые сообщества, но при этом население продолжает верить в то, что это единственный подход к вопросу наркотиков.

 

К сожалению, у нас не столько ресурсов, как у пропагандистской государственной машины. Мы можем дотянуться только до небольшого большого числа людей. К счастью, благодаря суперпрофессиональным журналистам, в последние годы удаётся понемногу менять общественное представление о том, что можно делать.

 

— Можете ли вы рассказать истории людей, которым Фонд оказал поддержку? Насколько изменилась их жизнь?

 

— Есть очень много людей, которым мы оказали поддержку. Насколько изменилась их жизнь? Вот пара случаев.

 

Елена была задержана сотрудниками Росгвардии в ноябре 2020 года и направлена на экспертизу, которая выявила в её анализах следы наркотиков (марихуана, альфа-ПВП). В отношении Елены было возбуждено дело об административном правонарушении за употребление наркотиков в общественном месте. Елена обратилась в Фонд за юридической помощью, и её защиту в суде представлял юрист Тимур Мадатов.

 

В судебных заседаниях были допрошены сотрудники полиции, которые сообщили, что не могут точно сказать, употребляла ли в момент задержания Елена наркотические вещества или же нет.

 

Елена дала показания, что является наркозависимой и, естественно, ввиду этого в её биоматериале есть следы наркотиков, однако это не значит, что она употребляла их в общественном месте. Скорее всего, в тот день она употребляла их у себя дома. В результате в феврале 2021 года суд вынес решение о прекращении дела и признал Елену невиновной.

 

Ещё один из недавних случаев: Виталий был осужден за сбыт наркотиков к лишению свободы и помещен в тюрьму, которая находится вдали от места проживания его родителей, поэтому они не могли его навещать. Виталий подавал ходатайство о том, чтобы его перевели в тюрьму, которая расположена в том же регионе, где проживают его родители, но ему было отказано. Он обратился в Фонд, и юристом Фонда был подан административный иск о признании отказа незаконным.

 

Суд первой инстанции отказал нам, однако апелляционный суд отменил это решение и постановил, что отказ в переводе является незаконным, и ФСИН должна снова рассмотреть ходатайство Виталия о переводе в тюрьму в регионе, где проживают его родители. ФСИН обжаловала это решение в порядке кассации, но июле 2021 года кассационный суд отказался удовлетворять жалобу ФСИН и оставил решение апелляционного суда в силе.

 

 

«Декриминализация сразу освобождает людей»

 

— Считаете ли вы возможным декриминализацию наркотиков и легализацию некоторых наркотиков (например, марихуаны) в России?

 

— Я считаю, что декриминализация наркотиков в России может состояться уже сейчас. Под этим я понимаю, прежде всего, декриминализацию хранения для личного употребления и так называемый социальный сбыт, когда человек покупает наркотики для себя и для друзей и передает их друзьям, а потом его сажают на восемь лет за сбыт. Конечно, это не должно входить в сферу уголовной ответственности, и это может быть декриминализовано уже сейчас. Нашу адвокативную деятельность и деятельность по судебным тяжбам мы в основном пытаемся направлять именно в отношении декриминализации.

 

Что касается легализации марихуаны, мне сложно делать прогнозы. Кажется, два года назад были разговоры о том, что в России собирались легализовать или исследовать вопрос о медицинской марихуане. Главный нарколог минздрава Евгений Брюн говорил о своих исследованиях в области медицинской марихуаны. Эта работа была направлена на то, чтобы извлечь из ТГК компонент тревожности, ну, я думаю, все учёные мира пытаются этим заниматься, дай бог, у Брюна получится. Какой-то интерес в отношении медицинской марихуаны был озвучен на официальном уровне, но после этого никаких новостей мы не слышали. Наверно, на сегодняшний день в контексте консервативной и репрессивной наркополитики сложно будет продвигать легализацию марихуаны, учитывая то, что Россия является ярой сторонницей таких международных соглашений, как Конвенция 1961 года, которая не позволяет легализовывать марихуану не в медицинских целях.

 

 

Что касается декриминализации, мне кажется, этого можно было бы добиться. Были даже подвижки в этом направлении. В Госдуме была создана рабочая группа, которая рассматривала вопрос декриминализации хранения без цели сбыта. К сожалению, после дела Ивана Голунова эта работа прекратилась, потому что Путин сказал — нет, никаких смягчений в области уголовного законодательства у нас не будет.

 

— Насколько значимы были бы такие изменения для подопечных вашего Фонда?

 

— Для участников и участниц нашего фонда это было бы очень важно. Декриминализация сразу освобождает людей, даёт доступ к медицинским услугам, освобождает от ежедневного стресса, связанного с приобретением веществ, высвобождает огромные ресурсы правоохранительных органов. Правда, не понятно, чем будут заниматься, если это произойдет, потому что сейчас самая легкая добыча для них — это люди, которые употребляют вещества или занимаются мелким сбытом. Но для наших участников и участниц это было бы жизненно важно, потому что в корне изменило бы всё, дало бы возможность жить, процветать, не бояться каждый день полицию, а заниматься каким-то важными вещами, работать и развиваться.

 

 

«Всё больше людей поддерживают нашу работу»

 

— Анна, как вы вообще оказались в этой сфере деятельности?

 

— Я начала работать в программе «Снижение вреда» в 1998 году. Несколько моих друзей, которые употребляли вещества, начали сотрудничать с нидерландской организацией «Врачи без границ». Эта организация делала первый проект «Снижение вреда» в Москве по примеру Нидерландов, где эта деятельность развивалась с конца 80-х — начала 90-х годов.

 

Это была такая комьюнити-движуха, когда люди, сами употребляющие вещества, вели уличную работу, разъясняли, что такое ВИЧ, что такое гепатиты, консультировали по вопросам здоровья, юридическим вопросам и так далее. Я начала с ними работать. Это было так интересно, так здорово и необычно, что я втянулась в эту работу и начала заниматься ей дальше.

 

Конец 90-х годов был очень тяжёлым временем, очень много людей погибало от наркотиков, от передозировок или самоубийств, связанных с наркотиками. Потом начали умирать от СПИДа, туберкулеза, и это тоже коснулось моих друзей, поэтому тема была очень, очень актуальной.

 

— Как изменилась ваша жизнь, ваши взгляды, ваше окружение за годы работы в Фонде?

 

— Моя жизнь изменилась, я стала старше (смеется)... На самом деле, изменилась ситуация вокруг меня, изменилась политическая ситуация в России. Когда я начинала работать в 1998 году, ситуация была гораздо более либеральная. Минздрав поддерживал работу по снижению вреда. Например, была программа обучения, которую мы проводили во всех регионах России в сотрудничестве с минздравом. Было гораздо больше веры в то, что здравый смысл победит, что такие программы будут во всей России, что они станут обычными программами здравоохранения, как в странах Европы, США, Австралии. Собственно, во многих странах мира программы снижения вреда являются медицинским мейнстримом, но в России этого не произошло.

 

 

Изменилось отношение. Если раньше мы работали с надеждой на то, что когда-нибудь восторжествует здравый смысл, то сейчас мы вытаскиваем раненых с поля боя, как сказал кто-то о нашей работе. Действительно, война с наркотиками становится более жестокой в России, и приходится вкладывать больше сил, чтобы работать в такой отчаянной ситуации, к которой, впрочем, мы уже привыкли. С одной стороны, работать становится сложнее, с другой стороны — легче, потому что всё больше людей поддерживают нашу работу. Всё больше волонтеров, СМИ, обычных людей понимают, зачем это нужно.

 

— Поддерживают ли вас родные и близкие?

 

— И мои родные, и мои близкие, тоже, слава богу, понимают, зачем нужна моя работа. У меня никогда не было конфликтов с родителями. Моя мама может переживать, что я курю марихуану, потому что она считает марихуану страшным наркотиком. Но в том, что моя работа нужна и важна, мои родители и друзья поддерживали меня всегда.

 

Очень приятно, что появляются люди, которые нас поддерживают, которые разделяют нашу позицию и пытаются добиться гуманизации наркополитики и какого-то здравого смысла в этой области. Надеюсь, что легализация марихуаны, как абсурдно это ни звучало в России, будет продвигаться по всему миру, и мы неизбежно к ней придем. Надеюсь, что и все другие вещества будут регулироваться более разумно и с меньшими людскими потерями, чем это делается сейчас.

 

 

Контакты Фонда имени Андрея Рылькова:

Телефон +79268879087 с 10 до 22 часов по московскому времени

Телеграм-канал t.me/farfond

Информационный бот @far_supportbot

Бот @far_supportbot с актуальным расписанием!

 

Поиск по рубрикам на канале:

#голос_улиц — рубрика наркофольклора

#снижениевреда — советы по снижению вреда от употребления

#Полиция — советы по взаимодействию с полицией

#ПИО — советы по лечению пост инъекционных осложнений

#ВИЧ — памятка о ВИЧ

#Здоровье — все рекомендации для заботы о своём здоровье

#Чтиво — книжная рубрика

#Киноклуб — советуем фильмы

#тикток_вечерок — забавные видео из ТикТок

#моментыпозитива — фотографии участников фонда с выставки «Моменты позитива»

 

Фото: инстраграм Анны Саранг, Фонд имени Андрея Рылькова, открытые источники

 

Ещё интервью:

Легенды Dzagi: интервью с HHitch Интервью главреда Dzagi Интервью с создателем RAW: «Трудно чувствовать себя плохо, когда за плечами столько жизней

 

Каннабидиол «буквально взорвал мировую Health&Beauty индустрию» в 2017 году, гласят результаты маркетингового исследования, проведённого российской консалтинговой компанией «Smart Consult». За прошедшие четыре года мировой рынок косметики на основе этого каннабиноида вырос более чем в 10 раз, а в отдельных странах, таких как США и Канада, прирост составил 15-20 раз.

 

Причина успеха зарубежных производителей, по мнению аналитиков, кроется в себорегулирующих, противовоспалительных и восстанавливающих свойствах КБД, благодаря чему его применение в линейках anti-ance, anti-oil и pro-health косметики наиболее актуально. Ещё одной причиной стало позиционирование КБД-косметики как "богемной", благодаря чему она завоевала любовь миллениалов, которые увлечены pro-health философией, органикой и ЗОЖ.

 

«В России CBD экстракт в косметических средствах для наружного употребления не запрещен для использования при условии наличия подтверждающих сертификатов о разрешённой концентрации ТГК менее 0,1%. В то же время использование каннабидиола БАДах и фармацевтических препаратах по состоянию на август 2021 года не разрешено», — пишет Анна Валуева, ведущий автор исследования.

 

Несмотря на то, что КБД имеет «фактически легальный статус» для использования в косметике, сегодня российские рынок таких товаров насыщен не более чем на 1%, уверены в «Smart Consult». Ранее Dzagi проводили собственный анализ предложения КБД-продукции в России, в результате чего выяснилось, что 8 из 11 присутствующих на рынке канна-компаний (почти все открыты в 2020 году) продают косметику на основе этого каннабиноида, а 5 из них сосредоточены исключительно на косметике.

 

Smart Consult» отмечает, что по итогам прошлого года объём потребления такой косметики составил от 1,8 до 18 миллионов рублей — и это с учётом нелегальной несертифицированной продукции. В дальнейшем, как считает компания, рынок будет развиваться. К 2025 году продажи косметики вырастут до 1,8 миллиардов рублей, а к 2035 превысят 15,4 миллиарда.

 

Во многом на развитие рынка будет влиять пропаганда beauty-свойств КБД, а также популяризация здорового и экологичного образа жизни среди жителей России. Немалую роль сыграет рыночная ситуация в странах Восточной Европы, в особенности Польши, потребительское поведение населения которых в значительной степени схоже с российским.

 

Автор: Hunter Melrose

 

Еще почитать:

Легальные продукты из КБД дошли до России CBD как бизнес Может ли КБД повлиять на результат теста на наркотики?

 

3 августа генерал-майор полиции Кирилл Смуров, который временно исполняет обязанности начальника Главного управления МВД по контролю за оборотом наркотиков, дал интервью изданию «Интерфакс». Формально оно приурочено к 30-летию со дня образования силовых структур по борьбе с наркотиками, а неформально оно представляет собой демонстрацию позиции властей России на тему того, как с их точки зрения должна выглядеть здоровая и правильная наркополитика.

 

«Российская Федерация категорически отвергает любую легализацию наркотиков и продолжит применять уже установленные меры контроля», — прямо заявил Смуров в ответ на вопрос интервьюера о его отношении к решению ООН исключить каннабис из списка особо опасных наркотиков и перенести его в список веществ, разрешённых к использованию в медицине.

 

В дальнейшем Смуров попытался обосновать эту позицию, чем только сильнее её дискредитировал. Чтобы не выглядеть голословным, он ссылался на различные документы, якобы подтверждающие его правоту. Но порой эти документы либо оказывались уже не актуальными, либо сам Смуров неверно их интерпретировал. Ниже мы приводим два заблуждения, которое силовик транслировал на широкую аудиторию, и объясняем, почему он не прав.

 

Фейк: легалайз делает хуже

 

«Отдельными государствами легализуются некоторые виды наркотиков, предпринимаются попытки навязывания нам сомнительных, а точнее вредоносных концепций, — уверен Смуров. — Вместе с тем опыт этих стран показывает, что их нарколиберальная политика в среднесрочной и долгосрочной перспективе негативно сказывается на наркоситуации». 

 

В подтверждение своих слов Смуров сослался на опубликованный в начале 2018 года «доклад полиции Нидерландов». Российский силовик утверждает: «В этом докладе особо отмечено, что правоохранительные органы не располагают ресурсами для противодействия наркопреступности, прежде всего кадровыми, а мягкость наказания для наркопреступников превосходит все ожидания». Смуров также намекнул, что такая ситуация сложилась прежде всего из-за того, что в Нидерландах «с 70-х годов прошлого столетия разрешено потребление марихуаны».

 

Кирилл Смуров

 

В действительности же этот доклад опубликовал профсоюз нидерландской полиции, а не орган исполнительной власти. Но не суть. В этом документе, который представляет собой социологический опрос 400 следователей уголовного розыска, ничего не говорится о превосходящей все ожидания мягкости наказаний для наркоторговцев и в нём нет ни слова о том, что к печальной наркоситуации привела именно либеральная наркополитика.

 

В то же время следователи действительно испытывают проблемы с противодействием организованной преступности, в том числе и бандам торговцев наркотиками. Однако основная причина тому — отсутствие реформ правоохранительной системы. У следователей банально не хватает времени на проведение расследований, им мало платят, с ними отказываются сотрудничать полицейские из других стран. Ещё одна причина кроется в повсеместной коррупции — преступники стали сильнее полицейских и обладают гораздо большим влиянием на общество, чиновников и СМИ. Насколько на ухудшение криминальной обстановки повлиял легалайз, в докладе не раскрывается.

 

Фейк: легалайз не работает

 

Это не единственный документ, которым Смуров манипулирует для того, чтобы навязать своё мнение. Со ссылкой на доклад МККН за 2019 год он говорит, что «легализация потребления марихуаны в Канаде и некоторых штатах США не способствовала сокращению ее незаконного оборота. Учитывая более высокую стоимость каннабиноидов в местах их легальной продажи и действующие ограничения по возрасту потребителей, нелегальный рынок наркотиков данного вида процветает».

 

Однако, как следует из последних данных Статистического управления Канады, опубликованных в мае 2021 года, ещё с самого начала легализации каннабиса в этой стране незаконная торговля шла на спад. Более того, в 2020 году канадская канна-индустрия отметила своего рода праздник — белый рынок окончательно начал доминировать над чёрным. Иными словами, утверждение Смурова о процветании нелегального рынка — обыкновенный вымысел. 

 

Синий — объём нелегального рынка каннабиса, жёлтый — легального рекреационного, розовый — легального медицинского

 

В США подобного события всё ещё не произошло, и львиная доля канна-индустрии пока что приходится на нелегальный сектор экономики. Несмотря на это, продажи легального каннабиса растут, а аналитики отмечают постепенное снижение доли чёрного рынка. 

 

К тому же, в этой стране постоянно проводятся реформы, упрощающие доступ к каннабису. Причём не только на законотворческом уровне, но и на уровне корпораций — чего только стоит решение Apple о допуске сервисов по доставке каннабиса в свой магазин приложений?

 

Конечно, индустрию каннабиса США нельзя назвать безупречной, у неё немало своих проблем. Но тенденция к уменьшению чёрного рынка видна даже невооружённым гуглом глазом.

 

Автор: Hunter Melrose

 

Еще почитать:

Десять причин, почему каннабис должен быть легализован во всем мире Как легализация марихуаны может изменить мир: пять сторон правды Почему шерифы выступают против легализации марихуаны? Употребление марихуаны среди молодежи осталось стабильным после ее легализации Последствия легализации: новые профессии и новые рабочие места

Осенью в Омске начнутся три суда. На скамьях подсудимых окажутся три росгвардейца, один оперативник и одна следователь. Их обвинят в хранении наркотиков, получении взяток, превышении полномочий и подделке документов. Между собой эти дела никак связаны. Объединяет их фигурантов другое: все они, так или иначе, участвовали в деле Дмитрия Федорова - музыканта из Омска, покончившего с собой в декабре 2019 года, через 10 дней задержания по обвинению в торговле наркотиками.

Начальник росгвардейцев приезжал на место задержания Федорова - позже у него в гараже нашли наркотики. Оперативник проводил незаконный, по мнению адвоката, обыск - теперь он сидит в СИЗО. Следователь возбуждала против Федорова уголовное дело - сейчас ее обвиняют в подделке документов.

Дело самого 25-летнего Федорова сейчас слушается в омском суде - посмертно. Вместе с ним закладчиками просят признать еще пятерых молодых людей и осудить их как организованную группу наркоторговцев. Судя по материалам дела, оказавшимся в распоряжении Би-би-си, перед адвокатами живых подсудимых стоит сложная задача. Телефонные переписки, изъятые наркотики и оперативная слежка выглядят весомыми доказательствами.

Дмитрий Федоров

Профессия наркокурьера в регионах стала так популярна, что ей занимаются и студенты, и полицейские. Средний заработок в том же Омске - около 28 тысяч рублей. Зарплата следователя редко достигает 60 тысяч. Пара, которая, по мнению прокурора из дела Федорова, хранила и фасовала в своей квартире килограммы мефедрона, получала около 300 тысяч рублей в месяц.

Немудрено, что две трети заключенных в российских СИЗО - люди, по-прежнему обвиняемые по 228-й статье уголовного кодекса (хранение и сбыт наркотиков), говорит бывший сотрудник уголовного розыска. "Даже если взять вместе все остальные статьи УК РФ - по ним будет меньше обвиняемых, чем по 228-й, - говорит юрист. - Причем за хранение и попытку сбыта сроки часто будут выше, чем за убийство".

"А потом его сдают. Как сдают у нас 90% закладчиков"

О том, сколько лет тюрьмы ему грозит, в декабре 2019 после проведенной в отделе полиции ночи размышлял и 25-летний барабанщик Федоров. Как следует из обвинительного заключения, его задержали с 18 граммами мефедрона, расфасованного в 18 пакетиков, 13 из которых он успел разложить вдоль гаражей за домами на улице Химиков.

Тем вечером он взял всю вину на себя, подписав явку с повинной, протокол допроса, 15 чистых протоколов осмотра места происшествия, отказ от адвоката и много других бумаг. Но позже Федоров категорически отрицал, что делал закладки. Он плакал в отделении полиции, где его допрашивал оперативник Николай Корнейчик, плакал дома, где жил с невестой Людмилой, плакал на приеме у адвоката Игоря Суслина.

В новом 2020 году Федоров планировал записать первый альбом, защитить диплом и жениться. Ему нужны были деньги. В свободное от репетиций время он подрабатывал и менеджером в "Евросети", и водителем Uber, и преподавателем в "Школе барабанов". А в ноябре сказал друзьям и невесте, что устроился менеджером в компанию, которая устанавливает системы "умный дом". Правда, ни адреса его офиса, ни контактов его начальника, ни имен клиентов никто не знал. Алиби, которому корреспонденты Би-би-си зимой 2020 года не нашли подтверждения, таким и осталось.

 

Задержавшие Федорова росгвардейцы позвонили своему капитану - главе четвертого взвода Андрею Муромскому, а тот связался с оперативником Николаем Корнейчиком и попросил его помочь с оформлением документов. Никто из них не сообщил о происходящем в дежурную часть. "Устроили такой междусобойчик", - говорит адвокат Федорова.

По показаниям Федорова, записанным на видео, один из полицейских отвел его в сторону и сказал: "Расклад такой: ты закладчик. 15 закладок ты уже сделал, пять у тебя на кармане. Сейчас приедут понятые, будем под камеру проводить личный досмотр. На вопрос: "Имеете ли при себе запрещенные вещества?" должен будешь ответить: "Имею, с целью распространения".

"Сказал, мол, если откажусь - отправлюсь сразу в СИЗО, а оттуда - сразу в тюрьму. А так - "на первый раз получишь условку, если не будешь ******** [сопротивляться]", - рассказывал музыкант на опросе у адвоката.

Телефон музыканта полицейский забрал и положил в карман своей куртки. По закону телефон должны были упаковать и опечатать, но этого, по словам Федорова во время опроса у адвоката, никто не сделал.

Полиция отказалась комментировать Би-би-си ситуацию с задержанием музыканта. "Он в признач пошел, вот они на формальности и забили. Это по омскоментовски абсолютно", - пояснял тогда близкий к оперативникам собеседник Би-би-си.

Адвокат Игорь Суслин поверил в невиновность Федорова после 10 часов опроса

После ночи в участке Федоров с Корнейчиком вернулся на место задержания. По словам музыканта, полицейский якобы показывал ему, в каких местах Федоров должен найти закладки во время следственного эксперимента: у гаража, в трубе, под камнем, у дерева. "Смотри и запоминай. Потом покажешь. Это зачтут как сотрудничество со следствием. Откажешься - сейчас же поедешь в СИЗО", - цитировал его слова Федоров адвокату.

"Когда оперативники откроют ваш телефон, вы уверены, что они не найдут там никаких доказательств преступления? Там есть хоть какие-то переписки?" - несколько раз спрашивал Суслин у музыканта. Федоров клялся, что в мобильнике ничего нет.

Решив пойти ва-банк, Федоров записал и выложил в соцсети ролик с рассказом о том, что наркотики ему подбросили. Рассчитывали, что реакция будет сильнее, признается его невеста Людмила, но внимание обратило только одно местное СМИ.

На десятый день после задержания Федоров пропал. Его тело нашли в пяти минутах ходьбы от его дома, на железнодорожных путях. По словам машинистов электрички на маршруте Омск-Татарка, они увидели человека, стоявшего рядом с путями, в 18:10 вечера. Начали ему сигналить и тормозить, рассказывает источник Би-би-си в Следственном комитете. Но мужчина, говорится в показаниях машинистов, повернулся лицом к поезду, обхватил голову руками и не реагировал на гудки. Они успели сбросить скорость с 45 км/ч до 30 км/ч. Остановиться не успели.

 

"Эти дела легко клепают. Находят нулевых типов, как Федоров, который сам никогда не употреблял и недавно устроился закладчиком, - объясняет источник, близко знакомый с работой наркополицейских. - Он в "Телеграме" отправляет фотку с паспортом - это типа гарантия, что ты никого не сдашь и что тебя легко найти. Делает он несколько закладок. А потом его сдают. Как сдают у нас 90% закладчиков. Барыги так делают палки полиции, и полиция не **** [сношает] им мозги дальше".

Такой оброк, говорит один из полицейских в Пермском крае, распространен во всех регионах: отправляя в суд дела курьеров, полицейские, довольные статистикой, не копают дальше и не ловят никого выше.

"А тут какой-то Федоров. Ну кому он нужен, кто за него впишется?" - говорит источник Би-би-си в МВД. По его словам, есть предположение, что Федорова сдал сотрудник УВД - он мог сообщить росгвардейцам, что вечером в определенном районе некий человек будет делать закладку.

Но, как уверены несколько адвокатов, знакомых с делом, гвардейцы поторопились - и взяли Федорова, не удостоверившись, что это действительно он будет раскладывать наркотики.

Поэтому выглядят подозрительными указанные в протоколе 23 минуты, за которые Федоров якобы успел разложить 15 закладок вдоль нескольких улиц на три километра по колено в снегу. Поэтому, возможно, в суде свидетель обвинения не может сказать, кто видел, как Федоров делал закладки. Поэтому, как рассказывал Федоров, оперативнику и пришлось ходить с ним и показывать места закладок. И поэтому же позиция его адвоката Суслина не меняется: его клиент тем декабрьским вечером не закладывал наркотики.

"Стоять у колодца и не напиться - невозможно"

Через десять месяцев приезжавший на место задержания Муромский и его подчиненные поменялись с Федоровым ролями. В октябре 2020 года их в похожий снежный вечер на улице Королева задержали сотрудники омского управления ФСБ - поставили лицом к стене и обвинили в хранении наркотиков.

 

"Одна группа делала закладки. Вторая собирала деньги с курьеров, которые работали не с ними - чтобы не возбуждать на них уголовку. Задержали сначала и тех, и вторых, а потом поехали к начальнику", - рассказали Би-би-си два источника в силовых структурах, знакомые с материалами дела.

Откупиться от задержания для закладчиков стоило от 25 тысяч рублей. "Они там оборзели уже. У росгвардейцев есть базы всех наркоманов и контакты всех, кто распространяет по району. Все известно и контролируется, - говорит источник Би-би-си в МВД. - Вот по ним они и отжимали деньги у людей. Где-то подкидывали, где-то запугивали. А сами во время патрулирования раскладки делали. Они же в погонах, за ними же никто не смотрит… Кто группу задержания заподозрит, что они делают закладки во время патрулирования?"

Средняя зарплата росгвардейца в Омске - 40-45 тысяч рублей. Начальник батальона получает около 60 тысяч. Работа оперативника регламентируется законом об оперативно-разыскной деятельности. "То есть фактически ничем - так этот закон широк, - говорит один из омских юристов. - Контролировать оперативника невозможно. Эти 60 тысяч - это не зарплата, а плата за доступ к свободе действий".

 

По словам одного из бывших силовиков, так было и раньше: "У меня была зарплата 4200 рублей, ехать за ней с другого конца города не имело никакого смысла. Менеджер в "Евросети" получал 34 тысячи. И тогда не было шуткой, что вот у тебя удостоверение - дальше крутись как хочешь".

"А сейчас с наркотой начальник может получать и 500 тысяч в месяц, пацанам он платит по 100 штук к зарплате, - объясняет местный журналист-расследователь Евгений Долганев. - Вот я не пойду торговать, и ты не пойдешь, потому что мы знаем, что рано или поздно мы будем на месте Федорова. А они про это не думают. Ни студенты, ни менты. Они делают это ради бабла. Им не страшно. Условный росгвардеец поработал в системе, он знает начальника УВД, начальника следствия, ему кажется, что он договорится. Но вообще сейчас в Омске уже сложно договориться, хотя здесь годами была выстроена суперсистема торговли наркотиками".

Один из обвиняемых по 228-й статье в Омске - организатор магазина, торгующего наркотиками - в суде оценивал оборот за три месяца торговли в 78 млн рублей, а прибыль - в 39 млн рублей.

"Средняя зарплата в городе - 30 тысяч рублей. Можно на эти деньги какие-то проистекающие из телевизора мечты осуществить? Нет, - вздыхает один из специализирующихся на делах по наркотикам омских юристов. - Что произойдет при столкновении рядового из оперативного подразделения с той системой, которая генерирует за три месяца 39 млн рублей прибыли? При этом столкновении происходит жизнь".

 

Существует много приговоров в отношении сотрудников Росгвардии, которые раскладывали закладки, говорит один из омских адвокатов, в прошлом работавший в уголовном розыске. Так, в Челябинске недавно осудили двух бойцов Росгвардии, год торговавших мефедроном. "Начальник подразделения легко может выстроить свою собственную сеть, взяв в оборот своих же подчиненных. С моей точки зрения, это абсолютное безумие, конечно. С другой стороны, наша же пословица говорит - стоять у колодца и не напиться - невозможно", - объясняет юрист.

"Все усиленно договаривались"

Командира взвода Росгвардии Андрея Муромского задержали сотрудники омского УФСБ . Как говорит источник в Следственном комитете, на его команду вышли еще за три месяца до задержания Федорова - силовики получили анонимку, что один из сотрудников Росгвардии распространяет наркотики в Советском районе Омска.

За полицейскими 7-го отдела полиции и росгвардейцами, работающими по Советскому округу, начали следить. Заметили, как начальник ездит в свой личный гараж в рабочее время - во время ночного или дневного дежурства - заходит туда, но выходит всегда без машины. Когда Муромского привезли в гараж на обыск, там нашли около 70 граммов разных наркотиков.

Муромского в октябре отправили под домашний арест. В апреле 2021 меру пресечения сменили на запрет выходить из дома с 8 вечера до 8 утра, а в июне суд - по ходатайству следователя - отказался и от этого. Причина таких мягких решений неизвестна. Адвокат и жена командира росгвардейцев от комментариев отказались. Подчиненные Муромского с октября 2020 года сидят в СИЗО.

 

Дело возбудили по 290-й (получение взятки должностными лицами по предварительному сговору или организованной группой) и по 228-й статьям УК РФ (незаконное хранение наркотических средств в крупном размере). Будет ли в суде рассматриваться попытка сбыта, выяснить не удалось.

Сразу после задержания гвардейцев в Омск приехали с проверками начальники Росгвардии из Москвы. По словам источника Би-би-си в МВД, сначала речь шла о восьми подозреваемых сотрудниках Росгвардии. Потом их стало пять. До суда осенью 2021 года дойдут всего трое - два рядовых бойца и командир взвода Муромский. На вопрос о том, куда делись остальные пятеро, источник помахал рукой в воздухе: "Ну там все усиленно договаривались. Как могли".

"Просто цирк, что все эти фамилии связаны с делом Федорова"

Через три месяца после скандала с росгвардейцами в управлении по контролю за оборотом наркотиков УМВД по Омской области сменился начальник. А еще через два месяца, на майских праздниках, сотрудники ФСБ задержали другого полицейского, участвовавшего в деле Федорова - оперативного сотрудника отдела полиции номер 7 Николая Корнейчика. Того самого, которого Федоров обвинял в инсценировке закладок.

Как рассказывает Би-би-си источник в МВД Омской области, сына бывшего главы Одесского района Омска Корнейчика обвинили в превышении должностных полномочий.

По мнению следователей, он изобрел такую схему: выбрал судимого омича, зависимого от наркотиков, и заставлял его воровать мобильные телефоны, а потом сдавать их в магазин, торгующий подержанной техникой. Адрес магазина преступник сообщал своему ментору, тот изымал ворованный телефон из продажи, тем самым раскрывая дело и повышая положительную статистику в своей работе. В материалах дела есть минимум три таких эпизода, отчасти перекликающихся с методами, которые Корнейчику вменял Федоров.

Телефонный вор, уходивший без уголовного дела, в награду получал наркотики. При задержании Корнейчика у него в кабинете нашли меньше 10 граммов граммов "соли" или мефедрона, вспоминает источник Би-би-си. Так в его деле появилась еще и 228-я статья. Откуда у Корнейчика были запрещенные вещества, в МВД пояснить не смогли.

Адвокат бывшего оперативника Лариса Писаренко опровергнуть эти обвинения не смогла. С Би-би-си она общаться отказалась: "Что вы уцепились за это дело, вам что, других дел мало? Ничего мы пояснять не собираемся. Не вздумайте ничего писать! Иначе мы предъявим вам иск!"

Сейчас Корнейчик сидит в омском СИЗО. В начале августа суд снова будет решать, оставлять ли оперативника в изоляторе или выпускать его под домашний арест.

Следователь Екатерина Чайка с 20 мая 2021 года живет в Омске под подпиской о невыезде. Ее уголовное дело сейчас передают в прокуратуру. Она обвиняется в том, что подделала протокол обыска в квартире у Федорова.

По мнению следствия, Чайка дала подозреваемому подписать пустые бумажки, сама поставила свою подпись, а дом его обыскивать не поехала. Об этом говорил и сам Федоров. Отдельно в документах подчеркивается, что "о фальсификации доказательств стало известно СМИ, так что преступление Чайки повлекло за собой дискредитацию и подрыв авторитета суда, органов прокуратуры и внутренних дел, формирование отрицательного общественного мнения о сотрудниках полиции". По третьей части статьи 303 УК РФ 30-летней Чайке грозит до семи лет колонии.

Оперативники, знакомые с ходом следствия, сами удивляются обилию совпадений в этой истории: "Это просто цирк, что все эти фамилии - и в деле росгвардейцев, и в деле Корнейчика - связаны с делом Федорова. Специально в связи с его делом ни за кем не следили. Ну, Чайку показательно решили привлечь, она ведь этой историей с обыском под сомнение поставила все остальные доказательства по делу, в том числе переписку в не по правилам изъятом телефоне".

Грустные мужчины в штатском

Ни в МВД, ни в Следственном комитете, ни в местном управлении ФСБ официально говорить об этих уголовных делах не стали. Зато какие-то люди, представлявшиеся сотрудниками правоохранительных органов, связывались с теми, с кем я назначала интервью, и просили записать разговор.

Или звонили тем, кто договаривался со мной о встречах, со словами: "Вы встречались сегодня с Олесей Герасименко? Как нет, вот у нас в отчете написано - вы провели два часа в баре гостиницы IBIS, а она там живет. И что она вам говорила?"

Еще одного собеседника вечером сразу после разговора со мной остановил на улице патруль ГИБДД. Проверяли, не угнана ли машина - белый внедорожник Lexus последней модели, не пьян ли сам водитель. "Олесь, меня 15 лет здесь так не останавливали. Извини, помочь не смогу", - вздыхал он на следующее утро.

Заседание по делу Федорова, которое должно было идти в тот же день после обеда, отменили за полчаса до начала, прислав адвокату смс-сообщение о внезапно объявленном в СИЗО карантине из-за коронавируса.

Сразу несколько моих собеседников утверждали, что заметили грустных мужчин в штатском, по очереди следящих за мной, пока я работала в Омске.

В городе не любят дело Федорова - именно потому, что оно типовое, и если бы не его смерть и не публикации в СМИ, к оперативникам и следователям ни у кого не было бы вопросов. "Да мы обычно так и работаем", - признается один из бывших сотрудников уголовного розыска. Приговоры торговавшим наркотиками полицейским, по его словам, тоже не редкость, но такие дела стараются максимально скрыть от внимания журналистов.

"Кто не употребляет - тот садится за распространение"

"Если вы знаете дело Федорова - вы знаете все дела по 228-й в российских регионах", - говорит один из омских адвокатов.

Все обвиняемые, которых прокурор сейчас просит признать подельниками Федорова, не старше 25 лет. Только один из них сидит в СИЗО - Соловьев, который, по версии следствия, привозил в свою квартиру килограммы наркотиков и фасовал их там вместе со своей девушкой Еленой Кучковской.

В обвинительном заключении говорится, что вместе они зарабатывали 250-300 тысяч рублей в месяц. Остальные обвиняемые - закладчики, не знакомые между собой. По их показаниям, работу они сами не искали, им предложили ее через сообщения во "ВКонтакте".

После короткой переписки с анонимом они отправляли свое фото с кодовым словом, написанном на листе бумаги. Потом от кого-то просили фото паспорта, от кого-то - видео квартиры, где он живет, от кого-то - залог в 5 тысяч рублей. И присылали точку, где можно было забрать первую партию товара. Обещали и карьерный рост - до должности "оператора", который рассылает адреса для закладок, или курьера-кладовщика, который хранит крупные партии наркотиков. В случае невыхода на работу - штраф 5 тысяч рублей, за потерю закладки - 2,2 тысячи.

В материалах дела Федорова говорится, что он не успел проработать и месяца, так и не получив свой гонорар наркокурьера. "Часто они и не получают первый заработок. Не успевают они получить свои деньги, их берут через первый же месяц", - рассказывает адвокат Ольга Михайлова из независимой омской коллегии адвокатов "Закон и право".

"Для Омска, как, думаю, и для других регионов, статья 228 - самая "молодая", от 16 до 25 лет основные клиенты по ней", - продолжает ее коллега Виталий Кириченко.

Спустя год или месяц - кому как повезет - после первой закладки к адвокатам приходят заплаканные родители курьеров. Юристы перебирают в памяти недавних клиентов: две девочки 14 лет, школьник 15 лет, 16-летний старшеклассник, который, который "закладывал последние три года". Ребенок при маме божился, что только недавно попробовал так заработать.

"Я услал маму из кабинета под каким-то предлогом. Он мне тогда говорит, мол, я уверен, в мобильнике все самоликвидировалась, мне обещали, - вспоминает адвокат. - А выяснилось, что следователи в телефоне нашли переписку с дилерами за последние три года. Я отказался защищать. Вот ребенок, вот наркотик, вот отпечатки на наркотике, вот переписка в телефоне, которая, как ему сказал анонимный дилер, удаляется навсегда".

"Вербуемому объясняют, что он в безопасности. Ему дают ложный метод проверки, - сокрушается юрист из другого бюро. - Давай скажем, что есть прога, которая все удалит. Человек с клиповым мышлением, непрофессионал, перепроверять ничего не будет".

Бывший сотрудник угрозыска, он в 90-х откачивал на улицах героиновых наркоманов и помнит, как в первых собранных на скорую руку местными ОПГ "рехабах" наркоманы делали тротуарную плитку.

Теперь адвокат вспоминает, что последний раз защищал профессионала, который всерьез занимался торговлей наркотиков, пять лет назад. Их с подельником даже и взяли случайно - дорожный патруль остановил для проверки документов. Наркотиков в машине не было, но зато были девять глушителей радиосигнала, рукописные карты города с нанесенными углами охвата видеокамер и складной снегоход. "Остальное - место склада и финансовый центр - из них выбили пытками. Но больше с тех пор ко мне такие не приходили. Сейчас это обычные люди, которые не умеют ничего, конспирации их никто не учит", - рассказывает юрист.

Сами курьеры редко употребляют наркотики. Вербовщики торговлю ими обычно преподносят как бизнес, сами они чувствуют и называют себя предпринимателями. Это чувствуется и в разговорах, которые Би-би-си вела с кураторами нарко-шопов, об этом говорят и ловившие их полицейские. Курьеры, особенно юные, легко поддаются на такие манипуляции, считают, что наконец-то могут себя проявить "по серьезке", а не на уроке в школе.

"В итоге у нас кто не употребляет - тот садится за распространение. Молодежь исчезает на глазах", - вздыхает один из оперативников управления по борьбе с наркотиками из Перми. Он подтверждает, что все причины и схемы, работающие в Омске, характерны и для других регионов.

"Они все думают - со мной это не случится. Многие еще и не знают, какие сроки за это предусмотрены", - объясняет адвокат Михайлова. А те, кто знает, уверены, что их не поймают.

"Оправдательный приговор по 228-й, считай, невозможен. Можно только снизить сроки, - говорит Кириченко. - Так что родителей приходится потихоньку готовить: мол, даже если дадут шесть-восемь лет, то может быть замена вида лишения свободы или УДО. Готовьтесь подождать три года".

Для "первоходов" есть отдельная колония в ямальском поселке Лабытнанги, куда отправляют ранее не судимых, но приговоренных к строгому режиму. По закону таких людей нельзя сажать в колонию с уже сидевшими зэками. В итоге зона в Лабытнанги оказалась чуть ли не специализированной: подавляющее большинство заключенных сидит там по статье 228 - вместе с теми, кого осудили за квалифицированный разбой и терроризм.

Федоров, судя по его разговорам в последние дни жизни, думал о колонии, но не думал о возможном смягчении сроков. Его уверенность, что он сядет на 25 лет, и необходимость объясняться с семьей довела его до срыва, считают юристы. "В таком деле, как у Федорова, нет ничего важнее доверителю сказать следующее: послушай, тебе сейчас 25. Даже если судья сойдет с ума и даст 20, что невозможно, то когда ты выйдешь - даже без УДО - тебе будет 45. Посмотри на меня, мне 39, и поверь мне, жить хочется сильнее, чем в 20. И жить в общем-то прикольнее".

"Можно ли не преследовать курьеров? Нельзя, цена на наркотики упадет"

"Я вообще был бы рад погрустить и сказать, насколько в Омске все плохо и нет работы, и что остается только торговать солью, но, черт, это не так, - говорит один из адвокатов. - Выйти ночью и раскидать пакетики - это легче, чем тяжело работать каждый месяц. Так что жадность людей и их лень - причины, о которых не сказать нельзя. И еще это вопрос не бедности, а правильного предложения и доступности".

С доступностью, действительно, проблем нет. Я хожу по центру Омска вдоль закрашенных граффити, обещающих подработку от 60 тысяч рублей в месяц, зная, что скоро на их месте появятся новые. В большинстве наркомагазинов существует отдельная должность и оклад для трафаретчиков.

Вспоминаю, как в прошлый приезд в Омск смс-сообщения с предложением такой работы приходили моим собеседникам во время разговора. "Нужна подработка? Стремление повысить ЗП в три раза больше областной! Контроль доставки от склада к покупателю. Четыре часа в сутки. Неопытных обучим всему", - говорилось в них.

"Почему так несправедливо происходит? Почему садятся бедолаги, которые, положа руку на сердце, минимальную опасность для общества представляют? Очень просто - потому что капитализм так устроен. Прибыль рассредоточивается на самом верху, а все риски перекладываются в самый низ", - пытается объяснить систему бывший сотрудник уголовного розыска работающий теперь адвокатом.

"В нулевых фасовщики начали получать зарплату, а не гонорар. А как только прибыль превращается в заработную плату - значит, появился капиталист, который зарабатывает на чужом труде. Тогда я с ужасом понял, что это сеть федеральная. Может, их несколько, а может, она вообще одна", - размышляет он.

Управленчески, по его словам, в таких сетях все устроено "просто и гениально". "В страну каким-то образом заезжает 100 тонн наркотиков. Кстати, как через границу протащить фуру наркотиков в тот же Омск? В 2006 году город в сутки потреблял 60 кг наркотиков. Москва сколько тогда употребляла - страшно посчитать. Сказки о том, что все это провезли одиночные курьеры в анальном проходе - просто смешно", - считает юрист.

Дальше, рассказывает он о преступной схеме, зовут доверенного человека: мол, вот там тебя ждет "Газель", везешь "соль" на такую-то квартиру и делаешь там кульки по 50 кг. "Получаешь деньги и уезжаешь, на этом роль твоя закончена. Следующий из 50 делает 10 кг и снова уезжает и так далее. Ни один из них не получает прибыль от торговли, только зарплату. И таким каскадом, через такую дисперсию пакетик в 5 грамм попадает на самый нижний уровень - это к курьерам-закладчикам. Они не значат вообще ничего. Они никогда не смогут сдать никого", - говорит юрист.

"Можно ли снизить срок для людей, имеющих операции с наркотиками? Нельзя, тогда цена на них упадет. Можно ли их не преследовать? Тоже нельзя, цена упадет. Я вообще уверен в том, что высокие тюремные сроки - это единственное, что позволяет основателям наркосетей зарабатывать на наркотиках", - считает он.

Наркотики обеспечивают одну из самых высоких норм прибыли в криминальном бизнесе. По данным журнала "Финансовая безопасность", который издает Росфинмониторинг, от куста коки в Андах до продажи кокаина на городских улицах накрутка составляет около 30 тысяч процентов.

Отец Федорова вышел на пенсию и работает в Омске таксистом. Ему нужно платить за ипотеку - за год до смерти сына родители купили ему квартиру - и за адвоката. Он все еще надеется доказать в суде невиновность сына. Лапшичная на улице Ленина, где Федоров встречался с друзьями, разорилась. Его группа Insomnia больше не репетирует. За могилой Федорова появилось четыре новых ряда крестов.

Источник: bbc.com

Еще почитать:

  • Создать...