Публикации
Гроупедия
Перейти к содержанию

Поиск сообщества

Показаны результаты для тегов 'расследование'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип контента


Форумы

  • Администрация
    • ПРАВИЛА ФОРУМА
    • Обратная связь
  • Публикации
    • Новости
    • Тенденции
    • Интервью
    • Исследования
    • События
    • Ретроспектива
  • Растениеводство
    • Я – новичок
    • Жизненный цикл. От семечки до урожая
    • Вода, почва, удобрения
    • Проблемы растений
    • Гроубокс и оборудование
    • Аутдор
    • Гидропоника и кокосовый субстрат
    • Микрогров/стелс
    • Сорта, генетика, бридинг
    • DIY и гроухаки
    • Культура употребления
    • Видео и книги
    • Ситифермерство
    • Техническое коноплеводство
    • Шруминг
    • English Growers Area
  • Гроурепорты
  • Конкурсы
  • Семена
  • Оборудование и удобрения
  • Девайсы для курения
  • Грибы
  • Свободное общение

Категории

  • Все публикации
    • Новости
    • Тенденции
    • Интервью
    • События
    • Дайджест
    • Истории
    • Конкурсы
    • Видео
  • О нас
  • Важное
  • Акции гроурынка
  • Гроупедия
    • Гроупедия
    • Я - новичок
    • Жизненный цикл
    • Вода и водоподготовка
    • Почва и субстраты
    • Удобрения/стимуляторы
    • Сорта и генетика
    • Проблемы растений
    • Тренировка растений
    • Гроубокс / Гроурум / Микро / Стелс
    • Освещение
    • Гидропоника
    • Органика
    • Открытый грунт (Аутдор)
    • Своими руками (Handmade / DIY)
    • Культура употребления
    • Видеотека
    • Энтеогены
    • Библиотека
    • Кулинария
    • Медицина
    • Топы / подборки
    • Лайфстайл
    • Исследования
    • Ситифермерство
    • Гроухаки
    • История
    • Экстракты
    • Юридическая безопасность
    • Техническое коноплеводство
    • Другое
    • Все статьи
  • Шпаргалка
  • Архив лунного календаря
  • Оборудование и удобрения
    • Онлайн гроушопы
    • Физические магазины
    • Оборудование
    • Удобрения
    • Магазины оборудования и удобрений в странах СНГ
  • Семена
    • Сидшопы
    • Сидбанки
  • Гороскоп
  • Девайсы
  • Грибы

Поиск результатов в...

Поиск контента, содержащего...


Дата создания

  • Начало

    Конец


Дата обновления

  • Начало

    Конец


Фильтр по количеству...

Регистрация

  • Начало

    Конец


Группа


Telegram


Сайт


ICQ


Jabber


Skype


Город


Интересы

  1. Проверенные генетики, легендарные сорта, десятки престижнейших наград, отличная репутация и доброе имя — так в течение многих лет ковалась слава Dinafem, одного из самых популярных европейских сидбанков. Баски, владеющие канна-дистрибьютором Lamota и сидбанками Dinafem и Humboldt, ворвались в отрасль более 20 лет назад, демонстрируя деловую хватку и серьёзные намерения: крупные скидки, лучшие условия, собственные сорта. Казалось, эта музыка будет вечной, но осенью прошлого года что-то пошло не так… В сентябре сайт Dinafem сообщил своим посетителям: «Мы не можем обрабатывать заказы до дальнейшего уведомления. Дорогие клиенты, С сожалением сообщаем вам, что против нашей воли мы теперь не можем заниматься какой-либо коммерческой деятельностью. Мы круглосуточно работаем над тем, чтобы как можно скорее возобновить нормальную деятельность, но до сих пор не знаем, когда сможем нормально работать. Мы будем держать вас в курсе любых событий. Большое спасибо за доверие.» Аналогичные уведомления вывесили сайты Humboldt Seeds и La Mota, и стало окончательно понятно, что, очевидно, речь идёт не об обычных затруднениях бизнеса в коронавирусную эпоху. С чего всё началось Немного света на произошедшее пролил портал El Diario Vasco. По сообщению издания, по меньшей мере 15 человек были задержаны агентами Гражданской гвардии в ходе операции по борьбе с наркотиками, проведенной в Гипускоа. «Операция, которая всё ещё продолжается, началась вчера (16 сентября 2020 года — ред.) в Сан-Себастьяне, где агенты обыскали склад известной компании, специализирующейся на продаже семян марихуаны и продуктов их выращивания». Гражданская гвардия обыскивает склад. Фото diariovasco.com Источники издания уточнили, что полицейская операция проводилась из-за возможного совершения преступлений против здоровья населения, организации преступного сообщества и отмывания денег. Позднее появилась информация о том, что расследование началось после обнаружения нарушений в деятельности компании Pot Sistemak, которой принадлежат Dinafem, Lamota и Humboldt. В опубликованном спустя несколько дней пресс-релизе Гражданской гвардии говорится: «Во время операции 14 человек были арестованы, ещё 8 находятся под следствием. В провинциях Гипускоа и Наварра было проведено 12 обысков домов и производственных помещений, где было обнаружено в общей сложности 2100 растений каннабиса на разных стадиях развития, 20 миллионов феминизированных семян и более 207 000 евро наличными». Было обнаружено несколько участков с незаконным подключением к электричеству, а также учебные пособия, пояснительные видеоролики, поощряющие выращивание или потребление каннабиса, которые, очевидно, также будут использованы обвинением против Pot Sistemak. Компания отрицает обвинения 24 сентября компания Pot Sistemak официально заявила: «Наша компания находится под судебным расследованием по состоянию на 16 сентября 2020 года. В связи с этим мы хотели бы объяснить ситуацию, в которой мы находимся на сегодняшний день, и её наиболее непосредственные последствия. Мы всё ещё не уверены в масштабах этого судебного разбирательства, но на сегодняшний день всё указывает на то, что причина расследования сосредоточена на продаже семян каннабиса нашим поставщикам. В результате этого судебного вмешательства финансовые ресурсы компании были временно заблокированы, что вынудило нас прекратить нашу деятельность до дальнейшего уведомления». В сообщении также указано, что были приостановлены все научные исследования, которые Pot Sistemak проводили в партнерство с Университетом Страны Басков. Несмотря на тяжесть предъявленных обвинений, компания Pot Sistemak заявляет о своей невиновности: «Мы хотели бы заверить вас в том, что мы твёрдо верим в нашу невиновность и полностью доверяем системе правосудия. Мы должны подчеркнуть, что Pot Sistemak S. L. работает с полной прозрачностью в течение 21 года, являясь одной из ведущих фирм в этом секторе. В результате только за последний налоговый год мы предоставили в государственную казну 900 тыс. евро в виде социального обеспечения и 2,2 миллиона евро в виде корпоративного налога и трудовых доходов. Наша юридическая команда работает круглосуточно, чтобы мы могли возобновить нормальную деятельность как можно скорее, и мы полностью доверяем ясности и законности бизнес-модели, которую мы разработали за столько лет». Один из менеджеров компании, арестованный во время полицейского рейда, провел 33 часа в казармах гражданской гвардии в Сан-Себастьяне, и также заявил, что это вмешательство не имеет оправдания: «Мы не преступники. Мы покупаем семена и продаем их. Мы занимаемся этим 21 год. Мы являемся одним из самых важных семенных банков в Испании и Европе, и мы занимаемся продажей более ста брендов. Мы обязаны проходить аудит, потому что у нас оборот более десяти миллионов евро, и аудит никогда не выявлял ничего, мы платим налоги каждый год, мы участвуем в международных ярмарках по всему миру, чтобы выставлять наши семена в течение 17 лет... Все мы просим справедливости». На сцену выходит Европол Очевидно, команде юристов Pot Sistemak в поисках справедливости потребуются как минимум пара-тройка дополнительных часов в сутках, поскольку спустя ещё месяц стало известно, что неприятности Pot Sistemak выходят за пределы отдельно взятой Испании. В конце ноября 2020 года Европол сообщил: «В прошлом месяце испанская национальная полиция вместе с голландской полицией и бельгийской федеральной полицией и Европолом захватили более 34 000 растений марихуаны и арестовали 17 человек в серии скоординированных рейдов по трём странам. По оценкам, украденная электроэнергия, используемая для питания незаконных закрытых плантаций, составила более полутора миллионов евро». Как выяснилось, рейдом полиции в Испании дело не ограничилось. К одиннадцати арестованным в Испании добавились ещё четверо в Нидерландах и один в Бельгии, а также было демонтировано пять закрытых плантаций каннабиса, обыскано 63 дома, изъято 14 автомобилей, одно заряженное ружьё, наличные деньги и множество поддельных удостоверений личности. В сообщении Европол заявлял: «Сеть организованной преступности, состоящая в основном из граждан Албании, размещала и оборудовала здания в тихих районах в пригороде Барселоны, Испания, для крупномасштабного производства марихуаны (3–4 урожая в год). Преступники подключили электричество и воду, чтобы незаконно выращивать растения в помещении. После сбора спрятанная в поддоны марихуана была отправлена на грузовиках в Нидерланды. Преступники широко использовали зашифрованные средства связи. Европол поддерживал это дело с момента его начала в декабре 2019 года, способствуя обмену информацией между всеми вовлеченными странами и обеспечивая разработку разведывательных данных для определения ключевых целей.» Как отреагировало мировое канна-сообщество Операция против одного из основных семенных банков Европы не только вызвала удивление и беспокойство в отрасли, но и подняла волну солидарности со стороны значительной части канна-движения во всем мире. Первым своё возмущение эскалацией полицейских и судебных преследований выразили предприниматели Испании, которые находится в правовом вакууме из-за отсутствия регулирования их деятельности. По их мнению, произошедшие события уже негативно сказались на потребителях марихуаны как внутри страны, так и в Европе в целом. Наиболее настойчивой была Федерация ассоциаций потребителей каннабиса Эускади (EUSFAC), выступившая с заявлением, в котором продемонстрировала «свою глубокую озабоченность по поводу некоторых вмешательств полиции, имевших место в последние недели», которые, по её словам, были разработаны с «намеренной жестокостью». В том же заявлении говорится, что «администрация в целом игнорирует социальное большинство, которое требует изменения политики в отношении регулирования каннабиса, предпочитая не замечать тот факт, что у неё есть проблема в социальной сфере». Уго Мадера, представитель Европейской обсерватории по потреблению и выращиванию каннабиса, считает юридическое вмешательство в работу Dinafem и La Mota неожиданным, потому что, по его словам, это «дебаты, которые уже прошли» с момента публикации Верховным судом доклада прокуратуры в 2003 году; с 1999 года, когда производители начали платить НДС за свою коммерческую деятельность; и после того, как Единая конвенция о наркотических средствах исключила семена марихуаны из своих контрольных списков. По словам Мадеры, одним из самых удивительных аспектов информационной записки, выпущенной Главным управлением гражданской гвардии по поводу расследования, состоит в том, что в ней даются технические рекомендации членов Агентства по лекарственным средствам Министерства здравоохранения (AEMPS). Из-за этой консультативной роли в расследовании против Pot Sistemak Мадера считает AEMPS «вредной и токсичной» организацией, которая никак не продвигает регуляторную политику в отношении каннабиса, подобную той, которая проводится в других европейских странах. «У AEMPS есть проблема с реальностью, они всё ещё в ХХ веке, а мы уже в XXI веке», — заключает он. Что будет дальше? Многие другие компании, занятые в отрасли, обеспокоены тем, что атака на Pot Sistemak может быть лишь верхушкой айсберга, сигнализирующей о грядущих масштабных изменениях. По прогнозам агентства Data Bridge Market Research, в период с 2020 по 2027 год рынок семян каннабиса будет прирастать в среднем на 19,4% в год, достигнув к 2027 году 34,69 миллиардов долларов. Исходя из этого, становится очевидно, что ключевые игроки отрасли представляют весьма лакомую добычу. Главный вопрос: будет ли крах Pot Sistemak первым эпизодом из многих или же останется единственным трофеем правоохранителей на долгие годы? Придётся ли в ближайшем будущем более мелким поставщикам, семенным банкам и розничным торговцам испытать пристальное внимание со стороны полиции и судов, и если да, то чем закончится это противостояние? Некоторые предполагают, что всё это часть гораздо более крупной шахматной игры, которая приведет к «очевидной легализации» под невероятно строгим контролем правительства. Если это так, то нет реального способа узнать, что это означает для будущего семенных банков, какими мы их знаем. Эксперты говорят, что уже есть некоторые предварительные шаги в направлении отрасли, которая игнорирует тех, кто построил её с нуля, в пользу новых компаний, тесно связанных с правительством. Однако единственный вывод, который можно сделать со всей определённостью, — это то, что оставшиеся в наличии семена Dinafem и Humboldt будут сметены с прилавков сидшопов. Материал подготовлен при поддержке сидшопа RastaRasha Ещё почитать: Каннатренды 2021: по всем направлениям Конопля «в законе»: Аграрии борются за право выращивать рентабельную культуру Табачные компании нацелились на рынок каннабис Просмотр полной Статья
  2. В американской канна-индустрии широко распространена коррупция среди сотрудников лабораторий, которые определяют концентрацию ТГК в каннабисе. Происходит это по одной простой причине — чем больше процент ТГК указан на этикетке, тем дороже и быстрее товар можно распродать. Деньги никогда не бывают лишними, поэтому грех не подкрутить чуть-чуть цифры. Разницы всё равно почти никто не замечает. Кигану Скиту было 26 лет, когда он бросил аспирантуру в Калифорнийском университете и остался один на один со своим студенческим долгом на 50 тысяч долларов. К счастью, ему довольно быстро удалось найти работу. Компания Praxis, которая занималась проверками каннабиса на безопасность и измерениями уровня каннабиноидов, была не против взять к себе Скита лаборантом-аналитиком. Первые несколько месяцев работы прошли для Скита неплохо, а вот дальше началась чертовщина. Вход в The Praxis Laboratory в Сентрейлии, штат Вашингтон В одну из ночных смен к нему подошла встревоженная коллега-лаборантка и рассказала, что заметила нечто странное в своей электронной таблице с результатами проведённых тестов. По её словам, кто-то поменял результаты измерения уровня ТГК — те, что она вписывала раньше, были гораздо ниже. Ради интереса Скит проверил и свою таблицу. Значения в ней тоже были отредактированы. Это странное открытие Скит сделал весной 2018 года. Тогда он ещё не подозревал, что через пару лет снова останется без работы, а полиция выдвинет против него обвинение в совершении уголовного преступления. Скит также не подозревал, что он стал одним из немногих, кто лицом к лицу столкнулся с самой острой проблемой легальной канна-индустрии — с коррупцией в лабораториях, которые зарабатывают деньги на манипуляциях результатами тестов. Необходимость контроля Распространение фальсифицированной продукции ни к чему хорошему не приводит. И иногда это кончается крайне плохо. В первой половине прошлого века, когда в США действовал сухой закон, люди погибали от употребления поддельного алкоголя, в который был подмешан метиловый спирт, а совсем недавно десятки молодых людей погибали от эпидемии EVALI, которая вызвана подмешиванием ацетата витамина E в поддельные картриджи с ТГК. Очевидно, что для недопущения подобных ситуаций необходимо устанавливать и соблюдать стандарты качества для всего, что касается или попадает внутрь человеческого тела — только так можно гарантировать, что потребитель будет оставаться в безопасности. В бурно развивающейся американской канна-индустрии полномочия по соблюдению стандартов отданы на откуп частным коммерческим лабораториям. Законы штатов, легализовавших каннабис, обязывают производителей перед продажей товара заказывать у таких лабораторий экспертизу — необходимо проверить партии на отсутствие, например, плесени, кишечной палочки или того хуже. Помимо этого им необходимо установить концентрацию активных каннабиноидов в образцах — чтобы покупатели знали, за что именно они платят. От результатов экспертизы зависит не только то, разрешат ли партии каннабиса попасть на прилавок, но то, насколько быстро она будет распродана и сколько производитель за неё выручит. Поэтому стимулы к мошенничеству с тестами очень велики — в особенности с тестами на уровень ТГК. Тетрагидроканнабиноловая игла Исследование 31 миллиона сделок с каннабисом, совершённых в штате Вашингтон с 2014 по 2016 год, показало, что указанный на этикетке уровень ТГК напрямую зависит от того, какой будет цена продукта. В среднем повышение ТГК на один процентный пункт в этом регионе ведёт к увеличению цены за грамм на один-два процентных пункта. Исследование также показало, что 92,5% проданного каннабиса имело уровень ТГК выше 15%. Такая же «одержимость ТГК» наблюдается и в остальных штатах. В Калифорнии, например, грамм каннабиса с самым высоким уровнем ТГК и вовсе стоит в полтора раза дороже, чем с самым низким. Не трудно догадаться, почему это происходит — продукция с высоким содержанием ТГК считается массами более мощной, а потому и спрос на неё выше всего. Поклонники каннабиса, впрочем, настаивают, что содержание ТГК не может считаться показателем хорошего качества — никто ведь не выбирает себе вино или пиво, исходя исключительно из процентного содержания алкоголя. Отдельные юзеры также отмечают, что трава со сравнительно малым содержанием ТГК тоже способна неплохо так поменять сознание. С ними соглашаются и учёные из Колорадского университета в Боулдере, опубликовавшие в прошлом году исследование, в котором была опровергнута корреляция между высоким содержанием ТГК и сильными субъективными эффектами. Но наука это наука, а рынок это рынок. Если партия не пройдёт проверку качества — её придётся уничтожить. Если партия покажет слишком малое количество ТГК — её почти никто не купит (придётся отправлять её на производство концентратов, например). Поэтому нет ничего удивительного в том, что коррупция в сфере тестирования широко распространена. И действительно, лаборатории уже неоднократно ловили на том, что они завышают реальный уровень ТГК, выдают плесневелый каннабис за безопасный или даже полностью выдумывают результаты. Конкретно в штате Вашингтон, где работал Скит, об этой проблеме было известно уже давно. Во многом это стало возможным благодаря тому, что результаты лабораторных анализов хранятся в открытом доступе. Один из исследователей, Джим Макрей, использовал эту особенность для того, чтобы наблюдать за тем, как индустрия тестирования влияет на весь рынок каннабиса. В конце 2015 года он опубликовал исследование, которое показало — 4 из 14 лабораторий штата Вашингтон в течение первых трёх месяцев 2015 года протестировали десятки тысяч образцов и ни разу не обнаружили при этом микробного загрязнения (в остальных лабораториях такое загрязнение обнаружили в 45% образцов). Позже одну из выявленных Макреем лабораторий власти закрыли. Ну, точнее, временно приостановили её деятельность, пока она не исправит все косяки. Через пару лет Макрей выпустил ещё одно исследование — на этот раз он решил изучить причину внезапного успеха одной из новых лабораторий, которой понадобился всего год, чтобы захватить аж 20% рынка тестирования каннабиса. Оказалось, лаборатория постоянно выдавала самые высокие в штате результаты тестирования на уровень ТГК — и неизвестно, то ли производители ей платили за это, то ли она сама вела такую политику. Её работу, впрочем, власти также приостановили спустя некоторое время после публикации Макрея. Один на один с системой Но вернёмся к истории Скита. После того, как аналитик обнаружил подмену, ему предстояло сделать сложный выбор — либо уйти из компании и перестать обманывать людей, либо продолжить работать и копить на оплату долга. По итогу Скит выбрал второе, но с твёрдым намерением полностью разобраться в ситуации. Он продолжал работать, не разглашая своих подозрений, и вскоре получил должность разработчика программного обеспечения. Он создал для компании программу для упрощения обмена информацией, которая имеется в распоряжении лаборатории. Его программа также включала в себя систему контроля версий для отслеживания каждого изменения в электронных документах. Разумеется, об этом дополнении никто не знал. К лету 2020 года Скит провёл анализ совершённых изменений и подтвердил то, что давно подозревал: научный директор и владелец лаборатории Дастин Ньюман фальсифицировал тесты и делал это сотнями. Для этого он слегка менял исходное значение веса образцов — с 2,5555 до 2,555 грамм, например, отчего происходил перерасчёт ТГК в сторону его увеличения. Скит тайно скопировал документы и их изменения, и передал данные в Управление по контролю за алкоголем и каннабисом штата Вашингтон (WSLCB). Там этими данными очень заинтересовались и решили организовать внеплановую проверку. 3 сентября 2020 года агенты WSLCB вломились в лабораторию с обыском, изучили документы компании, а также проверили оборудование. Выяснилось, что оно всегда фиксирует только четыре цифры после запятой, а не три, как отмечено в документах. Ньюман не смог найти этому объяснений, и через пять дней после обыска объявил властям, что уходит в отставку. Сам Скит продолжал приходить на работу, как ни в чём не бывало — руководство даже не выкупало, как именно произошло разоблачение. Киган Скит Но спустя ещё неделю до Ньюмана всё дошло. Он вызвал Скита к себе в офис, где потребовал выдать рабочий компьютер и сообщить пароли от облачного хранилища компании, через которое работала программа. Скит отказался, поскольку не был уверен, что полиция собрала достаточно доказательств, чтобы обвинить Ньюмана в коррупции, и подозревал, что таким образом он хочет стереть единственные следы своих преступлений. После того, как Скит покинул кабинет (возвращаться в который ему уже никогда не придётся), Ньюман сам подал на Скита жалобу в полицию — якобы тот украл собственность компании. Ньюманоохранительные органы признали жалобу справедливой и направили обвинение в окружную прокуратуру. Арест Скита мог произойти в любой день. До самого декабря Скит находился в тревожном состоянии, пока власти, наконец, не издали постановление о временной приостановке деятельности лаборатории. Спустя ещё несколько месяцев они и вовсе потребовали отозвать у лаборатории лицензию за фальсификацию лабораторных записей. Ньюман все обвинения отверг — по его словам, в отношении лаборатории не было проведено полного расследования, а сам Скит предоставленные агентам данные подделал, потому что и так был близок к увольнению. Ньюман даже попытался обжаловать решение властей и подал апелляцию, но в мае 2021 года её отозвал. Что касается обвинения Скита в краже, то в прокуратуре заявили, что обвинение против него решили пока не выдвигать. При этом ему пригрозили всё же принять меры, если появятся доказательства его вины. Сейчас Скит работает над собственным стартапом по разработке программного обеспечения для канна-компаний и лабораторий по тестированию каннабиса. И кто знает, может вскоре он действительно сможет предложить рынку программное решение, которое позволит решить проблему с подменой лабораторных анализов. Опыт как-никак есть. Источник: Five Thirty Eight Подготовил: Hunter Melrose Еще почитать: Каннабизнес в США: Сколько стоит открыть бизнес по производству марихуаны ТГК имеет право на использование в медицине точно так же, как и КБД Конец War on Drugs: Как от этого выиграет канна-индустрия США Просмотр полной Статья
  3. Кигану Скиту было 26 лет, когда он бросил аспирантуру в Калифорнийском университете и остался один на один со своим студенческим долгом на 50 тысяч долларов. К счастью, ему довольно быстро удалось найти работу. Компания Praxis, которая занималась проверками каннабиса на безопасность и измерениями уровня каннабиноидов, была не против взять к себе Скита лаборантом-аналитиком. Первые несколько месяцев работы прошли для Скита неплохо, а вот дальше началась чертовщина. Вход в The Praxis Laboratory в Сентрейлии, штат Вашингтон В одну из ночных смен к нему подошла встревоженная коллега-лаборантка и рассказала, что заметила нечто странное в своей электронной таблице с результатами проведённых тестов. По её словам, кто-то поменял результаты измерения уровня ТГК — те, что она вписывала раньше, были гораздо ниже. Ради интереса Скит проверил и свою таблицу. Значения в ней тоже были отредактированы. Это странное открытие Скит сделал весной 2018 года. Тогда он ещё не подозревал, что через пару лет снова останется без работы, а полиция выдвинет против него обвинение в совершении уголовного преступления. Скит также не подозревал, что он стал одним из немногих, кто лицом к лицу столкнулся с самой острой проблемой легальной канна-индустрии — с коррупцией в лабораториях, которые зарабатывают деньги на манипуляциях результатами тестов. Необходимость контроля Распространение фальсифицированной продукции ни к чему хорошему не приводит. И иногда это кончается крайне плохо. В первой половине прошлого века, когда в США действовал сухой закон, люди погибали от употребления поддельного алкоголя, в который был подмешан метиловый спирт, а совсем недавно десятки молодых людей погибали от эпидемии EVALI, которая вызвана подмешиванием ацетата витамина E в поддельные картриджи с ТГК. Очевидно, что для недопущения подобных ситуаций необходимо устанавливать и соблюдать стандарты качества для всего, что касается или попадает внутрь человеческого тела — только так можно гарантировать, что потребитель будет оставаться в безопасности. В бурно развивающейся американской канна-индустрии полномочия по соблюдению стандартов отданы на откуп частным коммерческим лабораториям. Законы штатов, легализовавших каннабис, обязывают производителей перед продажей товара заказывать у таких лабораторий экспертизу — необходимо проверить партии на отсутствие, например, плесени, кишечной палочки или того хуже. Помимо этого им необходимо установить концентрацию активных каннабиноидов в образцах — чтобы покупатели знали, за что именно они платят. От результатов экспертизы зависит не только то, разрешат ли партии каннабиса попасть на прилавок, но то, насколько быстро она будет распродана и сколько производитель за неё выручит. Поэтому стимулы к мошенничеству с тестами очень велики — в особенности с тестами на уровень ТГК. Тетрагидроканнабиноловая игла Исследование 31 миллиона сделок с каннабисом, совершённых в штате Вашингтон с 2014 по 2016 год, показало, что указанный на этикетке уровень ТГК напрямую зависит от того, какой будет цена продукта. В среднем повышение ТГК на один процентный пункт в этом регионе ведёт к увеличению цены за грамм на один-два процентных пункта. Исследование также показало, что 92,5% проданного каннабиса имело уровень ТГК выше 15%. Такая же «одержимость ТГК» наблюдается и в остальных штатах. В Калифорнии, например, грамм каннабиса с самым высоким уровнем ТГК и вовсе стоит в полтора раза дороже, чем с самым низким. Не трудно догадаться, почему это происходит — продукция с высоким содержанием ТГК считается массами более мощной, а потому и спрос на неё выше всего. Поклонники каннабиса, впрочем, настаивают, что содержание ТГК не может считаться показателем хорошего качества — никто ведь не выбирает себе вино или пиво, исходя исключительно из процентного содержания алкоголя. Отдельные юзеры также отмечают, что трава со сравнительно малым содержанием ТГК тоже способна неплохо так поменять сознание. С ними соглашаются и учёные из Колорадского университета в Боулдере, опубликовавшие в прошлом году исследование, в котором была опровергнута корреляция между высоким содержанием ТГК и сильными субъективными эффектами. Но наука это наука, а рынок это рынок. Если партия не пройдёт проверку качества — её придётся уничтожить. Если партия покажет слишком малое количество ТГК — её почти никто не купит (придётся отправлять её на производство концентратов, например). Поэтому нет ничего удивительного в том, что коррупция в сфере тестирования широко распространена. И действительно, лаборатории уже неоднократно ловили на том, что они завышают реальный уровень ТГК, выдают плесневелый каннабис за безопасный или даже полностью выдумывают результаты. Конкретно в штате Вашингтон, где работал Скит, об этой проблеме было известно уже давно. Во многом это стало возможным благодаря тому, что результаты лабораторных анализов хранятся в открытом доступе. Один из исследователей, Джим Макрей, использовал эту особенность для того, чтобы наблюдать за тем, как индустрия тестирования влияет на весь рынок каннабиса. В конце 2015 года он опубликовал исследование, которое показало — 4 из 14 лабораторий штата Вашингтон в течение первых трёх месяцев 2015 года протестировали десятки тысяч образцов и ни разу не обнаружили при этом микробного загрязнения (в остальных лабораториях такое загрязнение обнаружили в 45% образцов). Позже одну из выявленных Макреем лабораторий власти закрыли. Ну, точнее, временно приостановили её деятельность, пока она не исправит все косяки. Через пару лет Макрей выпустил ещё одно исследование — на этот раз он решил изучить причину внезапного успеха одной из новых лабораторий, которой понадобился всего год, чтобы захватить аж 20% рынка тестирования каннабиса. Оказалось, лаборатория постоянно выдавала самые высокие в штате результаты тестирования на уровень ТГК — и неизвестно, то ли производители ей платили за это, то ли она сама вела такую политику. Её работу, впрочем, власти также приостановили спустя некоторое время после публикации Макрея. Один на один с системой Но вернёмся к истории Скита. После того, как аналитик обнаружил подмену, ему предстояло сделать сложный выбор — либо уйти из компании и перестать обманывать людей, либо продолжить работать и копить на оплату долга. По итогу Скит выбрал второе, но с твёрдым намерением полностью разобраться в ситуации. Он продолжал работать, не разглашая своих подозрений, и вскоре получил должность разработчика программного обеспечения. Он создал для компании программу для упрощения обмена информацией, которая имеется в распоряжении лаборатории. Его программа также включала в себя систему контроля версий для отслеживания каждого изменения в электронных документах. Разумеется, об этом дополнении никто не знал. К лету 2020 года Скит провёл анализ совершённых изменений и подтвердил то, что давно подозревал: научный директор и владелец лаборатории Дастин Ньюман фальсифицировал тесты и делал это сотнями. Для этого он слегка менял исходное значение веса образцов — с 2,5555 до 2,555 грамм, например, отчего происходил перерасчёт ТГК в сторону его увеличения. Скит тайно скопировал документы и их изменения, и передал данные в Управление по контролю за алкоголем и каннабисом штата Вашингтон (WSLCB). Там этими данными очень заинтересовались и решили организовать внеплановую проверку. 3 сентября 2020 года агенты WSLCB вломились в лабораторию с обыском, изучили документы компании, а также проверили оборудование. Выяснилось, что оно всегда фиксирует только четыре цифры после запятой, а не три, как отмечено в документах. Ньюман не смог найти этому объяснений, и через пять дней после обыска объявил властям, что уходит в отставку. Сам Скит продолжал приходить на работу, как ни в чём не бывало — руководство даже не выкупало, как именно произошло разоблачение. Киган Скит Но спустя ещё неделю до Ньюмана всё дошло. Он вызвал Скита к себе в офис, где потребовал выдать рабочий компьютер и сообщить пароли от облачного хранилища компании, через которое работала программа. Скит отказался, поскольку не был уверен, что полиция собрала достаточно доказательств, чтобы обвинить Ньюмана в коррупции, и подозревал, что таким образом он хочет стереть единственные следы своих преступлений. После того, как Скит покинул кабинет (возвращаться в который ему уже никогда не придётся), Ньюман сам подал на Скита жалобу в полицию — якобы тот украл собственность компании. Ньюманоохранительные органы признали жалобу справедливой и направили обвинение в окружную прокуратуру. Арест Скита мог произойти в любой день. До самого декабря Скит находился в тревожном состоянии, пока власти, наконец, не издали постановление о временной приостановке деятельности лаборатории. Спустя ещё несколько месяцев они и вовсе потребовали отозвать у лаборатории лицензию за фальсификацию лабораторных записей. Ньюман все обвинения отверг — по его словам, в отношении лаборатории не было проведено полного расследования, а сам Скит предоставленные агентам данные подделал, потому что и так был близок к увольнению. Ньюман даже попытался обжаловать решение властей и подал апелляцию, но в мае 2021 года её отозвал. Что касается обвинения Скита в краже, то в прокуратуре заявили, что обвинение против него решили пока не выдвигать. При этом ему пригрозили всё же принять меры, если появятся доказательства его вины. Сейчас Скит работает над собственным стартапом по разработке программного обеспечения для канна-компаний и лабораторий по тестированию каннабиса. И кто знает, может вскоре он действительно сможет предложить рынку программное решение, которое позволит решить проблему с подменой лабораторных анализов. Опыт как-никак есть. Источник: Five Thirty Eight Подготовил: Hunter Melrose Еще почитать: Каннабизнес в США: Сколько стоит открыть бизнес по производству марихуаны ТГК имеет право на использование в медицине точно так же, как и КБД Конец War on Drugs: Как от этого выиграет канна-индустрия США
  4. Баски, владеющие канна-дистрибьютором Lamota и сидбанками Dinafem и Humboldt, ворвались в отрасль более 20 лет назад, демонстрируя деловую хватку и серьёзные намерения: крупные скидки, лучшие условия, собственные сорта. Казалось, эта музыка будет вечной, но осенью прошлого года что-то пошло не так… В сентябре сайт Dinafem сообщил своим посетителям: «Мы не можем обрабатывать заказы до дальнейшего уведомления. Дорогие клиенты, С сожалением сообщаем вам, что против нашей воли мы теперь не можем заниматься какой-либо коммерческой деятельностью. Мы круглосуточно работаем над тем, чтобы как можно скорее возобновить нормальную деятельность, но до сих пор не знаем, когда сможем нормально работать. Мы будем держать вас в курсе любых событий. Большое спасибо за доверие.» Аналогичные уведомления вывесили сайты Humboldt Seeds и La Mota, и стало окончательно понятно, что, очевидно, речь идёт не об обычных затруднениях бизнеса в коронавирусную эпоху. С чего всё началось Немного света на произошедшее пролил портал El Diario Vasco. По сообщению издания, по меньшей мере 15 человек были задержаны агентами Гражданской гвардии в ходе операции по борьбе с наркотиками, проведенной в Гипускоа. «Операция, которая всё ещё продолжается, началась вчера (16 сентября 2020 года — ред.) в Сан-Себастьяне, где агенты обыскали склад известной компании, специализирующейся на продаже семян марихуаны и продуктов их выращивания». Гражданская гвардия обыскивает склад. Фото diariovasco.com Источники издания уточнили, что полицейская операция проводилась из-за возможного совершения преступлений против здоровья населения, организации преступного сообщества и отмывания денег. Позднее появилась информация о том, что расследование началось после обнаружения нарушений в деятельности компании Pot Sistemak, которой принадлежат Dinafem, Lamota и Humboldt. В опубликованном спустя несколько дней пресс-релизе Гражданской гвардии говорится: «Во время операции 14 человек были арестованы, ещё 8 находятся под следствием. В провинциях Гипускоа и Наварра было проведено 12 обысков домов и производственных помещений, где было обнаружено в общей сложности 2100 растений каннабиса на разных стадиях развития, 20 миллионов феминизированных семян и более 207 000 евро наличными». Было обнаружено несколько участков с незаконным подключением к электричеству, а также учебные пособия, пояснительные видеоролики, поощряющие выращивание или потребление каннабиса, которые, очевидно, также будут использованы обвинением против Pot Sistemak. Компания отрицает обвинения 24 сентября компания Pot Sistemak официально заявила: «Наша компания находится под судебным расследованием по состоянию на 16 сентября 2020 года. В связи с этим мы хотели бы объяснить ситуацию, в которой мы находимся на сегодняшний день, и её наиболее непосредственные последствия. Мы всё ещё не уверены в масштабах этого судебного разбирательства, но на сегодняшний день всё указывает на то, что причина расследования сосредоточена на продаже семян каннабиса нашим поставщикам. В результате этого судебного вмешательства финансовые ресурсы компании были временно заблокированы, что вынудило нас прекратить нашу деятельность до дальнейшего уведомления». В сообщении также указано, что были приостановлены все научные исследования, которые Pot Sistemak проводили в партнерство с Университетом Страны Басков. Несмотря на тяжесть предъявленных обвинений, компания Pot Sistemak заявляет о своей невиновности: «Мы хотели бы заверить вас в том, что мы твёрдо верим в нашу невиновность и полностью доверяем системе правосудия. Мы должны подчеркнуть, что Pot Sistemak S. L. работает с полной прозрачностью в течение 21 года, являясь одной из ведущих фирм в этом секторе. В результате только за последний налоговый год мы предоставили в государственную казну 900 тыс. евро в виде социального обеспечения и 2,2 миллиона евро в виде корпоративного налога и трудовых доходов. Наша юридическая команда работает круглосуточно, чтобы мы могли возобновить нормальную деятельность как можно скорее, и мы полностью доверяем ясности и законности бизнес-модели, которую мы разработали за столько лет». Один из менеджеров компании, арестованный во время полицейского рейда, провел 33 часа в казармах гражданской гвардии в Сан-Себастьяне, и также заявил, что это вмешательство не имеет оправдания: «Мы не преступники. Мы покупаем семена и продаем их. Мы занимаемся этим 21 год. Мы являемся одним из самых важных семенных банков в Испании и Европе, и мы занимаемся продажей более ста брендов. Мы обязаны проходить аудит, потому что у нас оборот более десяти миллионов евро, и аудит никогда не выявлял ничего, мы платим налоги каждый год, мы участвуем в международных ярмарках по всему миру, чтобы выставлять наши семена в течение 17 лет... Все мы просим справедливости». На сцену выходит Европол Очевидно, команде юристов Pot Sistemak в поисках справедливости потребуются как минимум пара-тройка дополнительных часов в сутках, поскольку спустя ещё месяц стало известно, что неприятности Pot Sistemak выходят за пределы отдельно взятой Испании. В конце ноября 2020 года Европол сообщил: «В прошлом месяце испанская национальная полиция вместе с голландской полицией и бельгийской федеральной полицией и Европолом захватили более 34 000 растений марихуаны и арестовали 17 человек в серии скоординированных рейдов по трём странам. По оценкам, украденная электроэнергия, используемая для питания незаконных закрытых плантаций, составила более полутора миллионов евро». Как выяснилось, рейдом полиции в Испании дело не ограничилось. К одиннадцати арестованным в Испании добавились ещё четверо в Нидерландах и один в Бельгии, а также было демонтировано пять закрытых плантаций каннабиса, обыскано 63 дома, изъято 14 автомобилей, одно заряженное ружьё, наличные деньги и множество поддельных удостоверений личности. В сообщении Европол заявлял: «Сеть организованной преступности, состоящая в основном из граждан Албании, размещала и оборудовала здания в тихих районах в пригороде Барселоны, Испания, для крупномасштабного производства марихуаны (3–4 урожая в год). Преступники подключили электричество и воду, чтобы незаконно выращивать растения в помещении. После сбора спрятанная в поддоны марихуана была отправлена на грузовиках в Нидерланды. Преступники широко использовали зашифрованные средства связи. Европол поддерживал это дело с момента его начала в декабре 2019 года, способствуя обмену информацией между всеми вовлеченными странами и обеспечивая разработку разведывательных данных для определения ключевых целей.» Как отреагировало мировое канна-сообщество Операция против одного из основных семенных банков Европы не только вызвала удивление и беспокойство в отрасли, но и подняла волну солидарности со стороны значительной части канна-движения во всем мире. Первым своё возмущение эскалацией полицейских и судебных преследований выразили предприниматели Испании, которые находится в правовом вакууме из-за отсутствия регулирования их деятельности. По их мнению, произошедшие события уже негативно сказались на потребителях марихуаны как внутри страны, так и в Европе в целом. Наиболее настойчивой была Федерация ассоциаций потребителей каннабиса Эускади (EUSFAC), выступившая с заявлением, в котором продемонстрировала «свою глубокую озабоченность по поводу некоторых вмешательств полиции, имевших место в последние недели», которые, по её словам, были разработаны с «намеренной жестокостью». В том же заявлении говорится, что «администрация в целом игнорирует социальное большинство, которое требует изменения политики в отношении регулирования каннабиса, предпочитая не замечать тот факт, что у неё есть проблема в социальной сфере». Уго Мадера, представитель Европейской обсерватории по потреблению и выращиванию каннабиса, считает юридическое вмешательство в работу Dinafem и La Mota неожиданным, потому что, по его словам, это «дебаты, которые уже прошли» с момента публикации Верховным судом доклада прокуратуры в 2003 году; с 1999 года, когда производители начали платить НДС за свою коммерческую деятельность; и после того, как Единая конвенция о наркотических средствах исключила семена марихуаны из своих контрольных списков. По словам Мадеры, одним из самых удивительных аспектов информационной записки, выпущенной Главным управлением гражданской гвардии по поводу расследования, состоит в том, что в ней даются технические рекомендации членов Агентства по лекарственным средствам Министерства здравоохранения (AEMPS). Из-за этой консультативной роли в расследовании против Pot Sistemak Мадера считает AEMPS «вредной и токсичной» организацией, которая никак не продвигает регуляторную политику в отношении каннабиса, подобную той, которая проводится в других европейских странах. «У AEMPS есть проблема с реальностью, они всё ещё в ХХ веке, а мы уже в XXI веке», — заключает он. Что будет дальше? Многие другие компании, занятые в отрасли, обеспокоены тем, что атака на Pot Sistemak может быть лишь верхушкой айсберга, сигнализирующей о грядущих масштабных изменениях. По прогнозам агентства Data Bridge Market Research, в период с 2020 по 2027 год рынок семян каннабиса будет прирастать в среднем на 19,4% в год, достигнув к 2027 году 34,69 миллиардов долларов. Исходя из этого, становится очевидно, что ключевые игроки отрасли представляют весьма лакомую добычу. Главный вопрос: будет ли крах Pot Sistemak первым эпизодом из многих или же останется единственным трофеем правоохранителей на долгие годы? Придётся ли в ближайшем будущем более мелким поставщикам, семенным банкам и розничным торговцам испытать пристальное внимание со стороны полиции и судов, и если да, то чем закончится это противостояние? Некоторые предполагают, что всё это часть гораздо более крупной шахматной игры, которая приведет к «очевидной легализации» под невероятно строгим контролем правительства. Если это так, то нет реального способа узнать, что это означает для будущего семенных банков, какими мы их знаем. Эксперты говорят, что уже есть некоторые предварительные шаги в направлении отрасли, которая игнорирует тех, кто построил её с нуля, в пользу новых компаний, тесно связанных с правительством. Однако единственный вывод, который можно сделать со всей определённостью, — это то, что оставшиеся в наличии семена Dinafem и Humboldt будут сметены с прилавков сидшопов. Материал подготовлен при поддержке сидшопа RastaRasha Ещё почитать: Каннатренды 2021: по всем направлениям Конопля «в законе»: Аграрии борются за право выращивать рентабельную культуру Табачные компании нацелились на рынок каннабис
  5. Журналисты «Важных историй» и «Медузы» провели свое расследование и выяснили, что во многих уголовных делах о наркотиках фигурируют одни и те же понятые. Исследовав документы московских судов, журнаисты нашли в них более 140 «штатных» понятых, которые регулярно свидетельствовали в судах по наркотическим статьям. Это не проходившие мимо граждане, а знакомые полицейских или те, кто находится от них в зависимости. Несмотря на грубое нарушение закона при привлечении таких понятых, судьи с их помощью отправляют людей за решетку. Подробнее о расследовании можно почитать на официальном сайте «Медузы». Также по теме: Совфед отклонил закон, ужесточающий порядок возбуждения уголовных дел по наркосбыту «Выручай». Искусство в помощь жертвам наркополитики Менты-закладчики или «Как повысить раскрываемость дел» Просмотр полной Статья
  6. Исследовав документы московских судов, журнаисты нашли в них более 140 «штатных» понятых, которые регулярно свидетельствовали в судах по наркотическим статьям. Это не проходившие мимо граждане, а знакомые полицейских или те, кто находится от них в зависимости. Несмотря на грубое нарушение закона при привлечении таких понятых, судьи с их помощью отправляют людей за решетку. Подробнее о расследовании можно почитать на официальном сайте «Медузы». Также по теме: Совфед отклонил закон, ужесточающий порядок возбуждения уголовных дел по наркосбыту «Выручай». Искусство в помощь жертвам наркополитики Менты-закладчики или «Как повысить раскрываемость дел»
  7. Поездка в Подмосковье за закладкой с пятью граммами марихуаны ноябрьским утром 2018 года обернулась для 27-летнего Алексея Завицкого стрельбой, ранениями и 11 годами строгого режима. Однако такой срок он получил не за марихуану, а за полкило амфетамина, сверток с которым полицейские подмосковного города Видное обнаружили в его рюкзаке, забытом в машине. Завицкий убеждал следствие и суд, что наркотики ему подбросили. Би-би-си изучила обстоятельства дела. 1 8 ноября 2018 года в Москве было пасмурно. 27-летний Алексей Завицкий и его девушка, 26-летняя Анна Клименко проснулись в небольшой двухкомнатной квартире, которую они снимали в многоэтажке в Южном Чертаново, и пошли гулять со своей собакой - двухлетним французским бульдогом Дэнни. На тот момент Завицкий с Клименко были вместе больше трех лет. Клименко работала хореографом в балете. Завицкий, строитель по образованию, в последнее время занимался поставками металлических контейнеров (например, для раздевалок или гримерок) на массовые мероприятия. Готовил инфраструктуру к чемпионату мира по футболу 2018 года, строил стадион "Спартак". Его зарплата варьировалась в зависимости от времени года и количества работы - летом он мог зарабатывать 100-150 тысяч рублей, а зимой, когда заказов не так много, - 40-70 тысяч. Завицкий старался помогать родителям, отправлял им деньги. Они постоянно были на связи, созванивались, Он часто ездил их навещать в деревню Селижарово Тверской области - его отец Николай Завицкий занимается там фермерством. У Завицкого с Клименко было много планов, они хотели путешествовать, смотреть мир. Но так как у Завицкого не было загранпаспорта, пока что им удалось побывать только в Абхазии - они ездили туда летом втроем, вместе с Дэнни. Осенью Завицкий как раз собирался делать себе паспорт, собирал документы. Клименко, переехавшая в Москву из Украины в начале 2010-х годов, очень хотела показать ему свою родину. "Моя мама даже сделала ему приглашение, потому что русским парням очень сложно попасть в Украину, - рассказывает Аня. - Конечно, у нас с ним были планы. Мне с ним было весело, как с другом. Это, наверно, единственный человек, который меня по-настоящему любил". В четверг, 8 ноября, их жизнь изменилась. Накануне Завицкий купил в даркнете пять граммов марихуаны. Заказ он оплатил в тот же вечер - спустился из дома до ближайшего магазина с терминалом и перевел деньги. Употребление наркотиков в России противозаконно, но не считается преступлением и влечет административную, а не уголовную ответственность. Так же обстоит дело и с хранением наркотиков в незначительном с точки зрения законодательства размере. Утром 8 ноября, погуляв с Дэнни, Завицкий открыл компьютер посмотреть данные заказа и скинул себе на телефон координаты закладки. Судя по карте, она должна была лежать в Подмосковье, в лесу рядом с дорогой, которая ведет от Каширского шоссе в деревню Калиновка. Он забронировал каршеринг - ближайшая машина стояла в километре от их дома. Он сел за руль, Клименко поехала с ним. На заднее сиденье Леша бросил свой рюкзак. Было примерно 11 часов утра. 2 Минут через 40 они доехали до места - Завицкий остановился напротив узкой лесополосы, в которой должна была быть закопана закладка, и пошел ее забирать. Листва с деревьев уже почти опала, и видимость была хорошая - место закладки он нашел быстро, рассказывал он потом на допросе. Она лежала в упавших листьях рядом со сломанным березовым бревном. Подняв небольшой черный пакетик, Завицкий положил его в правый карман куртки и направился обратно к дороге, где стояла машина. Клименко все это время ждала его внутри. Вокруг не было ни души, вспоминает она, мимо проехал только один автомобиль. Как только Завицкий показался из леса, она увидела, что со стороны дороги ему навстречу идёт человек. Клименко не видела его лица, но запомнила, что он был лысый и одет в черную кожаную куртку, - похожий человек как раз сидел за рулем автомобиля, который проехал мимо, пока она ждала Завицкого. Мужчина подошел к Завицкому, они стали о чем-то разговаривать - о чем именно, она не слышала. Через два месяца, во время допроса, она вспомнит, что мужчина стоял примерно в метре от их машины и каких-либо документов или удостоверений не показывал. Их разговор, по ее словам, продлился около 15 секунд. "Ко мне подошел этот человек и с напором начал требовать документы. Я попытался спросить - зачем, на каком основании - но он мне ничего не ответил на мой вопрос. Только "давай документы, а то будет хуже". Я в тот момент испугался, и единственное, что пришло мне в голову - я побежал через дорогу. Я побежал и услышал вслед слова: "Стой, сука, стрелять буду", - так Завицкий описал эту встречу спустя год, во время допроса в суде. Он побежал в сторону леса, лысый мужчина в кожаной куртке достал пистолет и начал стрелять ему вслед. Леша услышал выстрелы, уже когда добежал от дороги до лесополосы. Он не остановился. "Я испугался за себя и за девушку, которая сидела в машине, и решил увести его подальше от машины", - рассказывал Завицкий в суде. Клименко в это время сидела в машине и смотрела, как неизвестный мужчина стреляет из пистолета в ее убегающего в лес парня: "Я такого в жизни никогда не видела. Даже сейчас я это вспоминаю, и у меня мурашки по коже. Непонятно, что это за человек, кто он такой. Леша убегает, и он бежит за ним и стреляет. Я слышу эти выстрелы, у меня срабатывает инстинкт самосохранения, и я понимаю, что мне тоже надо валить", - рассказывает она. Водить Клименко не умела, и прав у нее не было, поэтому уехать она не могла. Она выскочила из машины и побежала в сторону, противоположную той, куда побежал Завицкий. Машина осталась открытой. В ней на заднем сиденье остался рюкзак. От страха Клименко про него даже не вспомнила. 3 "Я, наверно, так быстро никогда в жизни не бегала, - вспоминает она, - У меня все в голове было затуманено. Я просто бежала, я падала - помню, упала в лужу. Мне казалось, что за мной тоже бегут, но я не оборачивалась. Я просто бежала, потому что мне было страшно". Она не помнит, сколько бежала. В какой-то момент ей позвонил Завицкий. Они поговорили быстро - рассказали друг другу, что оба убежали, и он попросил ее скинуть ему в WhatsApp свои координаты. Клименко находилась в поле. "Я посмотрел, где находится ближайшая к ней деревня, сказал дойти дотуда и вызвать такси", - рассказывал Завицкий в суде. Пока Клименко шла - по ее воспоминаниям, до деревни она прошла еще километра два-три - Завицкий открыл карту и нашел на ней кафе на берегу реки в деревне Калиновка, скинул ей адрес и попросил ее забрать его оттуда на такси. Сам он находился в лесу неподалеку. Завицкий вышел к реке и направился вдоль нее в сторону кафе. Пакетик с марихуаной он выбросил в реку - на всякий случай. Примерно в тот же момент он заметил, что у него ранена левая нога. Он дошел до кафе, примерно через полчаса подъехала Клименко. Когда он сел в машину, она заметила, что он был весь в крови. В такси ехали молча. 4 Дома они увидели, что стрелявший мужчина попал в Завицкого дважды - в ягодицу и в икру левой ноги. Раны сильно кровоточили и по форме походили на глубокие кратеры - пистолет был травматическим. В больницу обращаться не стали - побоялись, что врачи вызовут полицию. Клименко сходила в аптеку, купила бинты и заживляющие антибиотики. Раны Завицкого она обработала самостоятельно. Клименко не помнит, что именно Завицкий ей рассказывал в тот вечер о том, что произошло у лесополосы. Вероятно, он понял, что стрелявший был полицейским, несмотря на то, что тот не представился и не показал удостоверение, говорит она. Девушка переживала из-за того, что произошло, и уговаривала Завицкого куда-нибудь уехать, хотя бы в Тверскую область к его родителям. Он ее успокаивал и говорил, что ничего не случится, ведь от наркотиков он избавился. "Я ему говорила: может, давай куда-то поедем, потому что я беспокоюсь. Хотя бы к родителям, куда-нибудь. Он отвечал: да не переживай, все нормально, это же шишки! Подумаешь, максимум на 15 суток может меня посадят и все", - вспоминает Клименко. Шишками на сленге называют марихуану. Завицкий знал, что по российским законам пять граммов этого наркотика - незначительный размер, наказание за хранение такого веса - штраф до пяти тысяч рублей или 15 суток ареста. Уголовная ответственность за хранение марихуаны начинается с шести граммов. Больше Завицкий переживал за то, что убежал от подошедшего к нему мужчины в лес. Последние поисковые запросы в его телефоне были такими: "убежал от полиции", "штраф за погоню от полиции", "что будет, если скрылся от полиции", "в каких случаях полицейский может стрелять". Про забытый в машине рюкзак они вспомнили уже дома. "Когда все заварилось, я себя очень долго винила в том, что в тот момент я про него забыла, если бы тогда его забрала, то всего, что было дальше, возможно бы и не случилось", - признается Клименко. 5 На следующий день они проснулись около 10 утра. Клименко обработала Завицкому раны и пошла гулять с Дэнни. Из дома они так и не вышли - внизу в подъезде их ждали оперативники. Среди них был и лысый мужчина, который накануне стрелял в Завицкого у лесополосы. "Не помню, сколько их было - то ли четверо, то ли пятеро. Они меня просто завернули и сказали: иди, показывай, где он. Они мне начали сразу угрожать: в твоих интересах с нами сотрудничать, потому что потом увидишь, что будет. Все это прямо в лифте началось, когда мы ехали на 23-й этаж", - рассказывает Клименко. "Я захожу, я просто в шоке, - продолжает она. - Они надевают на Лешу наручники. Он был в одних шортах, когда они пришли, и они даже не дали ему нормально одеться. Я им говорила: пожалуйста, снимите наручники, дайте ему хотя бы футболку нормально надеть. Я ему помогала одеваться уже с наручниками на руках". По словам Клименко, оперативники вели себя "очень жестко", "быковали". "Мы их спрашивали - по какой причине они вломились и что хотят. Они сказали, и то больше говорили не мне, а моей девушке, что "незаконный оборот наркотиков", - описывал Завицкий свое задержание во время допроса в суде. "Его начали уводить, я спрашиваю их: а куда вы его повезете-то? Они даже этого не сказали, просто забрали его и ушли", - рассказывает Клименко. Когда Завицкого увели, Клименко в панике позвонила своим друзьям, и те приехали к ней домой, чтобы она не оставалась одна. Они начали обзванивать ближайшие отделы полиции. "Спрашивали: такой-то такой-то у вас есть? Нет. Нигде его не было", - вспоминает она. В районе шести вечера Завицкий позвонил ей сам: "Он позвонил уже с телефона следователя и прям по телефону сказал: "Малыш, ищи адвоката, мне подкинули наркотики в рюкзак". 6 Лысым мужчиной в кожаной куртке, который стрелял в Завицкого у лесополосы рядом с Каширским шоссе, оказался оперуполномоченный отдела по по контролю за оборотом наркотиков (ОНК) управления МВД по Ленинскому району Подмосковья Дмитрий Белов. Когда он вошел в квартиру, Завицкий сразу его узнал. Вместе с Беловым задерживать Завицкого приехали начальник отдела по контролю за оборотом наркотиков УМВД по Ленинскому району Иван Емельянов, еще один оперативник и свидетель Алексей Якушин. Завицкого в наручниках вывели из дома и посадили в стоявший у подъезда черный Range Rover. Через три месяца на допросе следователю он расскажет, а позже повторит в суде, что как только они сели в машину, в его сторону посыпались угрозы. "Мы тронулись, и мне сразу начали говорить: ты рюкзак оставил в машине, и мы в него положили полкилограмма амфетамина. Объяснили, что меня ждет, и сразу же напрямую начали узнавать: моя ли квартира - я сказал, что снимали; чем занимаются родители - я сказал, что отец фермер, а мать - домохозяйка; есть ли богатые друзья", - описывал Завицкий то, что происходило в машине, в суде. "Мне предлагали взять на себя 500 граммов амфетамина и начать сотрудничать, тогда бы мне грозил условный срок наказания, либо предложили решить вопрос взяткой", - рассказывал он. "Я отказался, все игнорировал, если честно, не верил, что так нагло можно упечь человека", - признался Завицкий в суде. Как он понял, сотрудничество, которое ему предлагали, заключалось в работе штатным свидетелем вместе с Якушиным, приехавшим с оперативниками на его задержание. Кроме него этого разговора в машине никто из присутствовавших больше не запомнил. 7 Провозив Завицкого несколько часов в машине, его доставили в отдел полиции подмосковного города Видное. "Меня завели в кабинет. Емельянов достал из сейфа в этом кабинете прозрачный пакет, в котором был порошок. Он мне сказал: вот что было у меня в рюкзаке, бросил на стол и приказал своим сотрудникам быстро меня оформлять", - говорил он в суде. В пакете было 493 грамма амфетамина. После этого Завицкого отвели к следователю. Та подписала постановление о возбуждении в отношении него уголовного дела по статье о покушении на сбыт наркотиков в особо крупном размере (часть 3 статьи 30, часть 5 статьи 228.1 УК РФ). Максимальное наказание по ней - пожизненное лишение свободы. У Завицкого было право на звонок, и он позвонил своей девушке. "Он сказал, что будет обыск, и попросил постараться найти к этому времени адвоката. Я начала искать адвоката, звонить всем-всем возможным. Где-то к 10 вечера я успела найти адвоката, он приехал к нам домой. И он был у нас дома, когда пришли с обыском. Обыск был в тот же день, когда его задержали, поздно вечером", - рассказывает Клименко. Когда пришли с обыском, в квартире находились четыре человека - она, двое ее друзей и адвокат. "Слава богу, что со мной тогда были мои друзья. Потому что мне даже сам адвокат сказал: если бы вы были одна, то вам бы по-любому еще что-то подкинули в квартиру. Мы все у них над душой стояли, когда они все обыскивали, чтобы они ничего не подкинули", - говорит Клименко. Во время обыска у них дома ничего не нашли. На следующий день Видновский суд избирал Завицкому меру пресечения. "Мы поехали, я уже не помню, что там было, потому что я тогда просто не могла остановиться и постоянно рыдала. Со мной были друзья, но что происходило после этих двух дней - все как в тумане", - рассказывает Клименко. Видновский суд заключил Завицкого под стражу. 8 Николай Завицкий узнал об аресте сына уже постфактум. Он сначала не хотел волновать родителей, думал, что все обойдется, объясняет Клименко: "Его родителям я позвонила, когда Леша дал добро. Он позвонил и сказал: Ань, так и так, звони папе". "На мере пресечения я не был, даже не знал. После этого Аня мне позвонила, говорит: Николай Алексеевич, Леше подкинули наркотики и арестовали. И мы начали разговаривать. У меня сначала истерика была, я поэтому половину из того, что она рассказывала, плохо помню, - признается Николай Завицкий. - Она говорит: Николай Алексеевич, когда мы туда приехали, в Лешу стреляли. Я не понял сначала. Я в истерике говорю: как стреляли?! Не могу понять". После звонка Клименко он приехал из Тверской области к ним домой, в Москву. Там же был и адвокат, которого Аня наняла в день задержания Завицкого. "Аня рассказывает: Николай Алексеевич, у нас был обыск, но все нормально. Я спрашиваю: а что искали-то? Наркотики искали. Адвокат объясняет: они весы подкинуть хотели. Я говорю: какие весы? Я-то не понимаю, что за весы, представил весы, чтоб мясо вешать, - смеется Николай. - А он говорит, что нет, бывают еще маленькие весы, с ноготок, - взвешивать наркотики" (в делах о покушении на сбыт наркотиков следователи часто используют наличие дома у обвиняемого маленьких весов как косвенное доказательство его преступных намерений - прим. Би-би-си). Завицкие до сих пор благодарны этому первому адвокату, которого наняла Клименко, хотя потом и сменили его. Николай убежден, что во время обыска у сына в квартире ничего не нашли именно потому, что там присутствовал адвокат: "Он за ними наблюдал, сразу их юридически на место поставил. Подкинули бы 100%, но там был адвокат и поэтому ничего не получилось". Николай попросил адвоката ходить к Завицкому каждый день: "Знаете, когда адвокат приходит, он же видит изменения или еще что. И мы первое время держали адвоката только чтобы он каждый день ходил к сыну. Мы боялись, что сына будут бить". Поговорить с сыном Николаю Завицкому удалось, уже когда прошло больше месяца с его ареста - на свидании в СИЗО. "С него сначала просили деньги. После задержания его с утра до вечера катали в машине, хотели взятку 400 или 500 тысяч. Я сыну говорил: "Сынок, позвонил бы мне. Я привез бы". Он молодой, с полицией никогда дел не имел, отвечал мне: "Пап, ну это несправедливо, это нечестно, за что мне 400 тысяч им давать, я не хотел тебя беспокоить. По закону [пять граммов марихуаны] - это штраф", - описывает Николай свой разговор с сыном. - Я говорю: "Сынок, и вот видишь, к чему привело твое вот это "по закону"?! Никаких законов здесь нет". 9 Спустя неделю после ареста Завицкому предъявили обвинение в сговоре с целью продажи крупной партии амфетамина. В материалах дела говорится, что в сговор он вступил в неустановленное время, при неустановленных обстоятельствах и с неустановленным лицом. По версии следствия, неустановленный сообщник Завицкого поместил сверток с 493 граммами амфетамина в тайник, сделанный в 30 метрах от дороги, ведущей от Каширского шоссе в деревню Калиновка, а затем сообщил Завицкому координаты тайника - каким способом, следствие не установило. По версии следствия, 8 ноября Завицкий приехал к тайнику, забрал из него сверток с амфетамином и положил его в рюкзак, который взял с собой. Однако довести начатое до конца ему не удалось, так его задержали сотрудники наркоконтроля управления МВД по Ленинскому району Московской области, которые проводили в той местности оперативно-розыскное мероприятие (ОРМ) "Наблюдение", утверждает следствие. Во время задержания Завицкий оказал сопротивление сотрудникам полиции и попытался избавиться от свертка с амфетамином, бросив рюкзак на землю - в ходе осмотра места происшествия этот сверток был обнаружен и впоследствии изъят, заключила старший следователь следственного управления УМВД по Ленинскому району, майор юстиции Мухтарова. 10 9 ноября, уже после того как Завицкого задержали и доставили в отдел, начальник местного наркоконтроля Иван Емельянов написал в рапорте, что сотрудники его отдела проводили операцию "Наблюдение", поскольку у них были оперативные данные о месте закладки свертка с амфетамином и о приметах молодого человека, который должен был ее забрать в этот день: "Возраст на вид 25-30 лет, рост примерно 180 сантиметров, худощавого телосложения, одет в темные брюки, куртку зеленого цвета, с рюкзаком черного цвета на спине". По словам Емельянова, согласно их оперативным данным, сверток амфетамина Завицкому собирался через интернет-магазин передать мужчина по имени Дамир. Установить его личность оперативники, судя по всему, даже не пытались: 9 ноября Емельянов в другом своем рапорте написал, что это не представилось возможным, так как Завицкий воспользовался 51-й статьей Конституции и в день своего задержания отказался давать какие-либо показания. В операции "Наблюдение" 8 ноября, по утверждению полицейских, участвовали четыре человека: Емельянов, его подчиненный Дмитрий Белов, а также два человека, которых сотрудники полиции попросили поучаствовать в мероприятии в качестве незаинтересованных лиц - Рустам Мусин и Алексей Якушин. Во время допросов они рассказали примерно одно и тоже. 8 ноября Мусин и Якушин, проживающие в Москве и, по их словам, не знакомые друг с другом, одновременно - в 9:20 утра - оказались на улице Школьная в городе Видное, где к ним обоим подошли сотрудники полиции и попросили поучаствовать в ОРМ "Наблюдение" в качестве незаинтересованных лиц и быть понятыми при задержании. 9 ноября Мусина и Якушина допросила следователь Мухтарова. Протоколы их допросов идентичны и совпадают практически слово в слово. Оба сказали, что участвовали вместе с полицейскими в ОРМ "Наблюдение" и наблюдали за предположительным местом закладки, когда примерно в 14:50 мск к этому месту подошел мужчина и "начал что-то искать в траве, несколько раз наклонялся к земле, затем поднял что-то с земли и положил это в рюкзак черного цвета, который был при нем". После этого, как запомнили Мусин и Якушин, примерно в 15:00 мужчина вышел из леса и направился к дороге, после чего к нему подошел полицейский Белов. "Когда к нему подошел сотрудник полиции, молодой человек нанес ему несколько ударов по лицу и грудной клетке, потом толкнул его и перебежал дорогу в сторону леса, после чего он с правого плеча снял рюкзак и бросил его на землю. Сотрудник полиции достал травматический пистолет, предупредил о его применении молодого человека, но он продолжил бежать вглубь леса. Сотрудник полиции два раза выстрелил в воздух, однако молодой человек продолжил бежать, сотрудник полиции бежал за ним, однако молодой человек скрылся", - эти события Мусин и Якушин, согласно протоколам, пересказали на допросе слово в слово. Полицейские и понятые говорят, что Завицкий бросил рюкзак в лесу, когда убегал. Леша с Аней утверждают, что рюкзак он оставил в каршеринге. До приезда следственной группы рюкзак находился в распоряжении полицейских 5-7 часов Все четверо - Белов, Емельянов, Якушин и Мусин - рассказали, что во время ОРМ "Наблюдение" находились в машине. Клименко же утверждает, что кроме Белова там никого не было. "Когда Алексей зашел в лес, я видела автомобиль, который проезжал по полосе встречного движения, типа джип, темного или серого цвета. Этот автомобиль ехал медленно, и через лобовое стекло я видела, что за рулем сидит мужчина, который впоследствии подходил к Алексею и стрелял в него. Никого в салоне джипа я больше не заметила, ни на переднем пассажирском, ни на заднем сиденье никого не было", - рассказала она во время допроса. Завицкий не брал с собой рюкзак, когда пошел за закладкой, он остался на заднем сиденье каршеринговой машины, утверждала его девушка. 11 После ареста Завицкого Клименко ходила с дрожащими руками. "Я каждый день выходила из дома как параноик, мне было реально страшно. Я сидела на успокоительных", - говорит она. Из квартиры в Южном Чертаново, которую они снимали с Лешей, ей пришлось съехать - она не могла платить за аренду одна, и с квартирой стали связаны тяжелые воспоминания. Вместе с Дэнни она переехала к своей подруге в Медведково: "Одна я бы с ума сошла. Мне подруга сказала: все, едешь ко мне, и без вариантов. Она меня буквально вытянула из этого состояния, не давала мне пасть духом капитально, потому что я была на грани". О возможных проблемах Аню предупреждал адвокат, вспоминает она: "Он говорил: Аня, будь осторожна. Старайся одна из дома не выходить. Потому что могут встретить у подъезда, что-то подкинуть. Например, чтобы Леха взял вину на себя, чтобы меня спасти". На допрос к следователю она пошла в конце января. Примерно в то же время адвокаты Завицкого (на тот момент в дело вступили адвокаты Андрей Лайков и Андрей Заикин, которые потом защищали Лешу в суде) пожаловались на неправомерные действия полицейских в управление собственной безопасности (УСБ) МВД. После этого Клименко вызвали еще и на допрос в УСБ, сотрудникам которого нужно было провести проверку по факту жалобы. Уже после допроса ей позвонили - было 5 февраля. По ее словам, позвонил ей сотрудник УСБ: "Он начал угрожать: что ты же понимаешь, что тебе сейчас лучше все сразу сказать и с нами сотрудничать, потому что тебе потом будет пипец, ты же понимаешь, что тебе светит. С таким намеком что-то было". "Ей угрожал кто-то из сотрудников УСБ, звонили ей. После того, как мы пожаловались. Знаете, Аня тогда была тоже в истерике страшной. На нее наехали по телефону, я ей говорю: Анют, ты не записала? Она отвечает: дядь Коль, я не смогла, я не сообразила. Понимаете, это надо опытным в таких делах быть, чтоб телефон всегда на записи держать", - говорит Николай Завицкий. После звонка с угрозами адвокат посоветовал Клименко уехать из России. То же самое ей сказал Завицкий-старший: "Я ей говорю: Ань, тебя щас посадят, а мне вас двоих не вытянуть. Мне и одного не вытянуть, а так я же не брошу ее, чужой ребенок, девушка моего сына. И как мне? Я бы с ума сошел бы. Я говорю ей: лучше уедь. Потому что иначе будет плохо", - рассказывает он. 7 февраля следователь Мухтарова написала рапорт, в котором сообщила, что во время осмотра мобильного телефона Завицкого в нем была обнаружена переписка с Клименко, в которой "имеется информация о том, что Клименко совместно с Завицким в неустановленных местах осуществляют "закладки" запрещенных веществ". "На основании изложенного полагаю необходимым провести дополнительную проверку по данному факту", - написала следователь. Клименко собрала вещи и 9 февраля уехала из России. С Завицким они последний раз виделись на заседании по продлению его ареста. 12 После задержания 9 ноября Завицкого отправили на медосвидетельствование. Его анализы показали положительную реакцию на марихуану. Следов амфетамина в них не нашли. Следователь Мухтарова изучила телефон Завицкого и приобщила к делу скриншоты его переписок с Клименко за полгода, в которых речь шла о наркотиках. Там были сообщения вроде "А я клад нашел", "Щас буду выезжать через 10 мин. Мы просто так **** [указывается способ употребления марихуаны - Би-би-си], Аня к барыге съездила", "Если стремно, то лучше даже не пробуйте. И если что, ты помнишь, все выкидывай". В переписке не было ни одного упоминания амфетамина. Следователь нашла в их переписке фотографии из разных общественных мест, на которых стрелочками были указаны - вероятно - места закладок: "под люком", "возле камня", "под кустиком", "под крышкой бачка", несколько сообщений с координатами - вероятно - закладок, одну фотографию бонга (устройство для употребление марихуаны), фото с нарезанным на доске гашишем. Следователь изучила историю поисковых запросов Завицкого. Там помимо координат она обнаружила, что один раз он заинтересовался выращиванием дома псилоцибиновых грибов и гуглил, легальны ли их споры. В истории его поисковых запросов не было ни одного упоминания амфетамина. 11 декабря, спустя месяц после ареста Завицкого, следователь Мухтарова назначила по его делу психиатрическую экспертизу. Ее проводили психиатры Центральной клинической психиатрической больницы Московской области. Врачи заключили, что в его случае имело место "пагубное, с вредными последствиями употребление каннабиноидов". Сам Завицкий признавал, что периодически употреблял марихуану, и настаивал на том, что к лесу рядом с Каширским шоссе приехал забирать закладку именно с ней. Причастность к амфетамину он отрицал и на стадии следствия, и во время судебного процесса. - Амфетамин не ваш? - спрашивала его судья Видновского городского суда Маргарита Волчихина. - Нет, - отвечал Завицкий. - Вы полагаете, что вам его подкинули? - задавала вопрос судья Волчихина. - Да, - соглашался Завицкий. - А вы употребляли только марихуану? - продолжала задавать вопросы судья Волчихина. - Да, - говорил Завицкий. - По вашим показаниям следует, что в лес вы пошли за? - уточняла судья Волчихина. - Марихуаной, - закончил за ней предложение Завицкий. 13 Статья о покушении на сбыт наркотиков в особо крупном размере, по которой обвинили Завицкого, предполагает наказание вплоть до пожизненного лишения свободы, поэтому у него было право на рассмотрение дела с участием присяжных. Но вскоре после того как адвокаты Завицкого подали ходатайство о рассмотрении его дела с участием присяжных, ему переквалифицировали обвинение с покушения на сбыт на более легкую статью - хранение наркотиков в особо крупном размере (часть 3 статьи 228). Наказание по ней тоже суровое - от 10 до 15 лет лишения свободы, а вот возможности суда присяжных она не предполагает. Адвокаты Завицкого считают, что обвинение переквалифицировали специально, чтобы не допустить суда присяжных. По их мнению, из-за огромного количества нарушений и нестыковок в деле присяжные бы обязательно оправдали Завицкого. "Если бы был суд присяжных, сын бы уже давно был дома", - уверен Николай Завицкий. Завицкому не сделали смывы рук на предмет наличия на них следов наркотиков. Не сделали смывы с образцов волос. Не сделали срезы ногтевых пластин. Не стали исследовать его одежду. Рюкзак, в который Завицкого, по версии следствия, положил сверток с амфетамином, его девушке вернули еще во время обыска у них дома 9 ноября. Следователь Мухтарова решила, что он не представляет интереса для следствия и признавать его вещдоком нецелесообразно. "Адвокаты задают вопрос: там же земля, следы земли там, где он якобы копал. Если он в рюкзак положил, там же должно было что-то остаться? Я еще засмеялся с сыном на суде, когда фотографии показывали. Я говорю: "Сынок, ты че, с лопатой ходил туда?". Там правда все раскопано было, как будто кабаны все изрыли. И ты в любом случае эту землю найдешь - и на рюкзаке, и на руках, везде ты найдешь эту землю", - рассуждает Николай Завицкий. 14 Отпечатки пальцев - адвокат Завицкого Андрей Лайков, бывший следователь, называет их наличие железным доказательством вины в делах о наркотиках - с изъятого свертка брать не стали. Лайков еще на стадии следствия просил Мухтарову назначить и провести дактилоскопическую экспертизу - на предмет наличия на свертке отпечатков Завицкого, - и биологическую экспертизу - на предмет наличия на свертке его пото-жировых выделений. Она отказала. В постановлении об отказе в удовлетворении его ходатайства она написала, что проводить такие экспертизы нецелесообразно, потому что сверток несколько раз вскрывали. Аналогичное ходатайство Лайков заявлял и во время судебного процесса: он просил суд провести дактилоскопическую, биологическую и геномномолекулярную экспертизы свертка. Прокурор Кравченко была против. Она тоже сказала, что проводить эти экспертизы нецелесообразно, потому что сверток трогало много людей без перчаток, вследствие чего одни отпечатки на нем наложились на другие. "На суде, когда они сказали, что там все заляпано, мне просто плохо стало. Вы судьбу человека решаете, и вы заляпали доказательство его вины?!" - возмущается Николай Завицкий. Лайков убежден, что даже в таком случае следы Завицкого на свертке, если они там действительно были, обнаружить было возможно. "Даже если этот пакет все потрогали, можно было выделить геном определенного человека", - сказал он Би-би-си. 15 В основу обвинения Завицкого легли показания полицейских - Емельянова и Белова - и свидетелей Мусина и Якушина. Но, по словам Лайкова, так и не доказано, были ли они в тот день на месте преступления - суд отказался запросить информацию о перемещениях автомобиля полицейских и детализацию телефонных звонков. Емельянов на допросе сказал, что попросил понятых оставить мобильные телефоны в отделе полиции, но сам телефон взял. В суде полицейский говорил, что именно по мобильному телефону он вызвал следственно-оперативную группу для осмотра места происшествия после того, как Завицкий убежал. По словам полицейских, Завицкий приехал на место приблизительно в 14:50, а уже через 10 минут поднял закладку и, как они утверждают, положил в рюкзак. Соответственно, следствие указывает, что преступление было совершено в 15:00. Сверток с 493 граммами амфетамина, который обнаружили в рюкзаке Завицкого. Отпечатки с него снимать не стали Сам Завицкий утверждал, что приехал к лесополосе на три часа раньше - к 12:00. Это подтверждает биллинг его телефона и переписка с Аней в вотсапе - в 12:45 она уже скинула ему фотографию поля, в котором оказалась после того, как сбежала с места происшествия. То, что Завицкий был на месте уже в 12:00, подтверждает и предоставленный защитой суду ответ из каршеринговой компании. В нем говорится, что Завицкий в тот день взял автомобиль в аренду в 10:45 утра. При этом из материалов дела следует, что следственно-оперативная группа приехала на место в 20:00, когда уже было темно - следователи осматривали место происшествия с фонарями. Белов объяснял это в суде тем, что группа долго добиралась до лесополосы. В то же время следователь Анастасия Казакова, которая тогда была дежурной, сказала в суде, что следственно-оперативная группа всегда выезжает на место незамедлительно. В любом случае получается, что рюкзак был в распоряжении оперативников как минимум пять часов. Они утверждают, что не трогали рюкзак и не открывали его. "Никто его не трогал. Были приняты меры по охране вещественных доказательств", - сказал в суде Белов. По словам Емельянова, первые три часа после того как Завицкий убежал, они вместе с Беловым бегали по лесу и искали его. Где в этот момент были понятые, он вспомнить не смог. После этого, рассказал свидетель Мусин, они ждали следственно-оперативную группу в машине. Все четверо выходили из машины покурить и отлучались в лес в туалет. Свидетель Якушин вспомнил, что автомобиль, в котором они сидели, находился на расстоянии около 100 метров от места, где, по версии следствия, Завицкий бросил рюкзак. На следующий день после происшествия в лесу свидетель Якушин поехал вместе с оперативниками домой к Завицкому на его задержание. "Просто ему было интересно, как и что", - объяснил Емельянов, зачем его взяли с собой. Из слов Якушина и Мусина следовало, что полицейских, которые подошли к ним на улице Школьная и попросили быть понятыми, они не знали. Однако адвокаты Завицкого обнаружили в интернете фотографию (она есть у Би-би-си), сделанную за много лет до этих событий, на которой Мусин и Емельянов проводят время в одной компании. Заикин заявлял об этом в суде. После ареста сына Николай Завицкий узнал, что в СИЗО по статьям о наркотиках сидят и другие молодые люди, у которых понятыми были либо Мусин, либо Якушин. Он утверждает, что они участвовали в качестве понятых по меньшей мере в пяти уголовных делах в Видном. "Сама следователь сказала нам, что они уже выносили на руководство этот вопрос, что сколько ж можно, одни и те же свидетели. По пяти эпизодам были те же свидетели. Потому что когда Леша уже сидел, посадили других ребят, и эти двое были свидетелями", - рассказывает он. Би-би-си в открытых источниках удалось обнаружить одно такое дело - о покушении на сбыт гашиша в особо крупном размере. Полицейским, который давал показания по делу, был Дмитрий Белов. Понятым - Алексей Якушин. На допросе он заявил, что в 8:20 утра шел по городу Видное, когда его остановили сотрудники полиции и попросили быть понятым. Это было 16 ноября 2018 года - спустя неделю после задержания Завицкого. 16 Адвокаты считают, что интернет-магазин, в котором Завицкий купил марихуану, сотрудничал с правоохранительными органами и передал им данные его заказа, поэтому полицейский Дмитрий Белов знал координаты закладки и 8 ноября целенаправленно приехал туда ждать человека, который за ней приедет. На место приехала машина Завицкого, он ушел за закладкой, поднял ее и пошел к дороге, где его остановил Белов. Завицкий оттолкнул его и побежал, Белов начал в него стрелять. Установлено, что Белов стрелял не из табельного оружия, а из личного травматического пистолета. Адвокат Заикин считает, что полиции надо было как-то объяснить применение оружия в ситуации, когда подозреваемый сбежал, а никаких наркотиков найти не удалось. Защиту удивило, что следственно-оперативную группу даже исходя из версии следствия ждали пять часов (а по версии защиты - еще дольше), а один из понятых явно был знаком с полицейским, что прямо противоречит закону. Установить личность Завицкого полицейским было легко, думает Лайков. Незадолго до этих событий у бульдога Дэнни открылась межпозвоночная грыжа, и впоследствии отказали задние лапки. Завицкий с Клименко возили его в ветеринарную клинику, где ему сделали операцию. В рюкзаке Завицкого, который нашли полицейские, лежал ветеринарный паспорт Дэнни и документы из ветеринарки. В них были указаны фамилия, имя и отчество Завицкого, его мобильный телефон и фактический адрес проживания. Видновский городской суд начал рассматривать дело Алексея Завицкого 3 октября 2019 года. 20 декабря состоялось последнее заседание. Прокурор Кравченко попросила суд приговорить Завицкого к 11 годам колонии строгого режима. Завицкий просил суд его оправдать. Судья Волчихина вынесла приговор в тот же день - 11 лет колонии строгого режима. 17 На апелляции даже прокуратура попросила суд отменить этот приговор и направить дело на новое рассмотрение. Заместитель видновского городского прокурора Ольга Борисова подала в Мособлсуд жалобу на приговор, в которой назвала его "незаконным, необоснованным, несправедливым". В жалобе она обратила внимание на существенные расхождения во времени в показаниях свидетелей обвинения, которым судья Волчихина не придала значения. Также Борисова указала, что Аня Клименко была единственным свидетелем, помимо самого Завицкого, которая сказала, что рюкзак он оставил в машине, и что Белов был на месте один. Но судья Волчихина в приговоре даже не стала давать оценку ее показаниям, указала прокурор. Мособлсуд посчитал виновность Завицкого доказанной и оставил приговор без изменений. Еще до начала рассмотрения дела в Видновском суде адвокаты Завицкого, помимо УСБ, жаловались в областную прокуратуру и в управление СК - на невыполнение следственных мероприятий, подтверждающих его виновность либо невиновность. "Там большие были жалобы, начиная с отпечатков пальцев, осмотра места происшествия, неустановления телефонов свидетелей. На то, что следствие ничего из этого не сделало", - рассказывает Лайков. Родители Завицкого написали письмо президенту Владимиру Путину. "Мы искали спасения, куда только не писали жалобы. Мы везде, куда могли залезть, пытались. Даже Путину написали письмо", - рассказывает Николай Завицкий. Все их жалобы спускались обратно в Видное, откуда отвечали, что они не подлежат удовлетворению. После апелляции родители Завицкого обратились к правозащитникам - вышли на Московскую Хельсинскую группу. Там им посоветовали обратиться в международную правозащитную группу "Агора". В мае этого года "Агора" с правозащитниками из "Зоны права" запустили совместный проект "Фабрика 228" - для оказания юридической помощи тем, кто столкнулся с произволом по делам о наркотиках. Куратор проекта, адвокат "Агоры" Ирина Хрунова в конце августа направила жалобу в Европейский суд по правам человека, в которой указала, что в деле Завицкого было нарушено его право на справедливый суд (пункт 1 статьи 6 Европейской конвенции по защите прав и свобод человека). До этого Европейский суд неоднократно выносил решения в пользу осужденных в России по делам о сбыте наркотиков, а вот по делам о хранении наркотиков есть только один известный случай, когда ЕСПЧ встал на сторону заявителя. Летом прошлого года он присудил 5,2 тысячи евро компенсации морального вреда москвичу Александру Борисову, которого в России осудили на 4,5 года колонии по обвинению в хранении 1,2 грамма амфетамина, которые ему, по его утверждению, подбросили. В результате Верховный суд направил его дело на пересмотр, и Борисова освободили с правом на реабилитацию. Хрунова посчитала, что у дела Завицкого есть перспектива обжалования в ЕСПЧ, потому что у суда уже была соответствующая практика - в частности, жалоба Борисова. Однако суд жалобу Завицкого регистрировать не стал. Суд посчитал, что в ней приведено недостаточно доводов того, что Россия в его деле нарушила конвенцию о правах человека, а оценку решений национальных судов он не дает. Оспорить это решение или переподать жалобу уже нельзя, пояснила Хрунова. 18 По статистике ФСИН, которую в марте этого года приводил ТАСС, осужденные за преступления, связанные с оборотом наркотиков, составляют самую массовую категорию заключенных в российских колониях. По данным ведомства, в 2019 году в колониях за наркопреступления отбывали наказание 120 тысяч человек - это 28% всех заключенных. В первую очередь под угрозой стать жертвой полицейской провокации находятся сами наркопотребители, говорит адвокат "Агоры" Ирина Хрунова: "В отношении наркозависимых, как правило, существует очень большая стигма со стороны юридического сообщества. То есть если у наркозависимого человека нашли наркотики, уже ни один юрист не поверит, что эти наркотики ему были подброшены. Он же наркозависимый, значит у него при себе должны быть наркотики". Понятия наркозависимый и наркопотребитель при этом не разграничиваются, добавляет она: "Согласно российской наркологии, если человек курит хотя бы раз в месяц, то у него зависимость". Родители Завицкого уже третий год пытаются добиться справедливости для своего сына. Французский бульдог Дэнни сейчас живет с ними. Задние лапки у него так и не работают. Аня Клименко сейчас живет на Украине, работает хореографом. В Россию она возвращаться не хочет: "После того что произошло, у меня такие воспоминания [связаны с Россией]. И опасения тоже есть. Учитывая то, как поступили с Лешей, я просто уже ничему не удивлюсь". Иван Емельянов больше не работает в УМВД по Ленинскому району. Как рассказал Би-би-си источник, знакомый с кадровыми перестановками в управлении, Емельянова уволили летом 2019 года после того как стало известно, что он якобы вымогал деньги у задержанного. Дмитрий Белов больше не работает в отделе по борьбе с наркотиками. Он перешел в ГИБДД и стал инспектором ДПС. 26-летний свидетель Алексей Якушин стал полицейским. Когда он давал показания в суде по делу Завицкого осенью 2019 года, он был младшим инспектором линейного управления МВД России в аэропорту Домодедово. 29-летний Алексей Завицкий сейчас находится в исправительной колонии №6 в Липецкой области. Осталось две инстанции, в которых у него есть шанс доказать свою невиновность - Кассационный суд и Верховный суд. Уже после публикации текста стало известно, что 23 декабря Первый кассационный суд общей юрисдикции в Саратове рассмотрел кассационную жалобу Завицкого и оставил приговор без изменений. Близкое по теме: Полицейские вымогали деньги, угрожая подбросить наркотики Правозащитники пытаются остановить полицейский беспредел в России Полиция довела пенсионера до суицида из-за конопли Источник: bbc.com Просмотр полной Статья
  8. Поездка в Подмосковье за закладкой с пятью граммами марихуаны ноябрьским утром 2018 года обернулась для 27-летнего Алексея Завицкого стрельбой, ранениями и 11 годами строгого режима. Однако такой срок он получил не за марихуану, а за полкило амфетамина, сверток с которым полицейские подмосковного города Видное обнаружили в его рюкзаке, забытом в машине. Завицкий убеждал следствие и суд, что наркотики ему подбросили. Би-би-си изучила обстоятельства дела. 1 8 ноября 2018 года в Москве было пасмурно. 27-летний Алексей Завицкий и его девушка, 26-летняя Анна Клименко проснулись в небольшой двухкомнатной квартире, которую они снимали в многоэтажке в Южном Чертаново, и пошли гулять со своей собакой - двухлетним французским бульдогом Дэнни. На тот момент Завицкий с Клименко были вместе больше трех лет. Клименко работала хореографом в балете. Завицкий, строитель по образованию, в последнее время занимался поставками металлических контейнеров (например, для раздевалок или гримерок) на массовые мероприятия. Готовил инфраструктуру к чемпионату мира по футболу 2018 года, строил стадион "Спартак". Его зарплата варьировалась в зависимости от времени года и количества работы - летом он мог зарабатывать 100-150 тысяч рублей, а зимой, когда заказов не так много, - 40-70 тысяч. Завицкий старался помогать родителям, отправлял им деньги. Они постоянно были на связи, созванивались, Он часто ездил их навещать в деревню Селижарово Тверской области - его отец Николай Завицкий занимается там фермерством. У Завицкого с Клименко было много планов, они хотели путешествовать, смотреть мир. Но так как у Завицкого не было загранпаспорта, пока что им удалось побывать только в Абхазии - они ездили туда летом втроем, вместе с Дэнни. Осенью Завицкий как раз собирался делать себе паспорт, собирал документы. Клименко, переехавшая в Москву из Украины в начале 2010-х годов, очень хотела показать ему свою родину. "Моя мама даже сделала ему приглашение, потому что русским парням очень сложно попасть в Украину, - рассказывает Аня. - Конечно, у нас с ним были планы. Мне с ним было весело, как с другом. Это, наверно, единственный человек, который меня по-настоящему любил". В четверг, 8 ноября, их жизнь изменилась. Накануне Завицкий купил в даркнете пять граммов марихуаны. Заказ он оплатил в тот же вечер - спустился из дома до ближайшего магазина с терминалом и перевел деньги. Употребление наркотиков в России противозаконно, но не считается преступлением и влечет административную, а не уголовную ответственность. Так же обстоит дело и с хранением наркотиков в незначительном с точки зрения законодательства размере. Утром 8 ноября, погуляв с Дэнни, Завицкий открыл компьютер посмотреть данные заказа и скинул себе на телефон координаты закладки. Судя по карте, она должна была лежать в Подмосковье, в лесу рядом с дорогой, которая ведет от Каширского шоссе в деревню Калиновка. Он забронировал каршеринг - ближайшая машина стояла в километре от их дома. Он сел за руль, Клименко поехала с ним. На заднее сиденье Леша бросил свой рюкзак. Было примерно 11 часов утра. 2 Минут через 40 они доехали до места - Завицкий остановился напротив узкой лесополосы, в которой должна была быть закопана закладка, и пошел ее забирать. Листва с деревьев уже почти опала, и видимость была хорошая - место закладки он нашел быстро, рассказывал он потом на допросе. Она лежала в упавших листьях рядом со сломанным березовым бревном. Подняв небольшой черный пакетик, Завицкий положил его в правый карман куртки и направился обратно к дороге, где стояла машина. Клименко все это время ждала его внутри. Вокруг не было ни души, вспоминает она, мимо проехал только один автомобиль. Как только Завицкий показался из леса, она увидела, что со стороны дороги ему навстречу идёт человек. Клименко не видела его лица, но запомнила, что он был лысый и одет в черную кожаную куртку, - похожий человек как раз сидел за рулем автомобиля, который проехал мимо, пока она ждала Завицкого. Мужчина подошел к Завицкому, они стали о чем-то разговаривать - о чем именно, она не слышала. Через два месяца, во время допроса, она вспомнит, что мужчина стоял примерно в метре от их машины и каких-либо документов или удостоверений не показывал. Их разговор, по ее словам, продлился около 15 секунд. "Ко мне подошел этот человек и с напором начал требовать документы. Я попытался спросить - зачем, на каком основании - но он мне ничего не ответил на мой вопрос. Только "давай документы, а то будет хуже". Я в тот момент испугался, и единственное, что пришло мне в голову - я побежал через дорогу. Я побежал и услышал вслед слова: "Стой, сука, стрелять буду", - так Завицкий описал эту встречу спустя год, во время допроса в суде. Он побежал в сторону леса, лысый мужчина в кожаной куртке достал пистолет и начал стрелять ему вслед. Леша услышал выстрелы, уже когда добежал от дороги до лесополосы. Он не остановился. "Я испугался за себя и за девушку, которая сидела в машине, и решил увести его подальше от машины", - рассказывал Завицкий в суде. Клименко в это время сидела в машине и смотрела, как неизвестный мужчина стреляет из пистолета в ее убегающего в лес парня: "Я такого в жизни никогда не видела. Даже сейчас я это вспоминаю, и у меня мурашки по коже. Непонятно, что это за человек, кто он такой. Леша убегает, и он бежит за ним и стреляет. Я слышу эти выстрелы, у меня срабатывает инстинкт самосохранения, и я понимаю, что мне тоже надо валить", - рассказывает она. Водить Клименко не умела, и прав у нее не было, поэтому уехать она не могла. Она выскочила из машины и побежала в сторону, противоположную той, куда побежал Завицкий. Машина осталась открытой. В ней на заднем сиденье остался рюкзак. От страха Клименко про него даже не вспомнила. 3 "Я, наверно, так быстро никогда в жизни не бегала, - вспоминает она, - У меня все в голове было затуманено. Я просто бежала, я падала - помню, упала в лужу. Мне казалось, что за мной тоже бегут, но я не оборачивалась. Я просто бежала, потому что мне было страшно". Она не помнит, сколько бежала. В какой-то момент ей позвонил Завицкий. Они поговорили быстро - рассказали друг другу, что оба убежали, и он попросил ее скинуть ему в WhatsApp свои координаты. Клименко находилась в поле. "Я посмотрел, где находится ближайшая к ней деревня, сказал дойти дотуда и вызвать такси", - рассказывал Завицкий в суде. Пока Клименко шла - по ее воспоминаниям, до деревни она прошла еще километра два-три - Завицкий открыл карту и нашел на ней кафе на берегу реки в деревне Калиновка, скинул ей адрес и попросил ее забрать его оттуда на такси. Сам он находился в лесу неподалеку. Завицкий вышел к реке и направился вдоль нее в сторону кафе. Пакетик с марихуаной он выбросил в реку - на всякий случай. Примерно в тот же момент он заметил, что у него ранена левая нога. Он дошел до кафе, примерно через полчаса подъехала Клименко. Когда он сел в машину, она заметила, что он был весь в крови. В такси ехали молча. 4 Дома они увидели, что стрелявший мужчина попал в Завицкого дважды - в ягодицу и в икру левой ноги. Раны сильно кровоточили и по форме походили на глубокие кратеры - пистолет был травматическим. В больницу обращаться не стали - побоялись, что врачи вызовут полицию. Клименко сходила в аптеку, купила бинты и заживляющие антибиотики. Раны Завицкого она обработала самостоятельно. Клименко не помнит, что именно Завицкий ей рассказывал в тот вечер о том, что произошло у лесополосы. Вероятно, он понял, что стрелявший был полицейским, несмотря на то, что тот не представился и не показал удостоверение, говорит она. Девушка переживала из-за того, что произошло, и уговаривала Завицкого куда-нибудь уехать, хотя бы в Тверскую область к его родителям. Он ее успокаивал и говорил, что ничего не случится, ведь от наркотиков он избавился. "Я ему говорила: может, давай куда-то поедем, потому что я беспокоюсь. Хотя бы к родителям, куда-нибудь. Он отвечал: да не переживай, все нормально, это же шишки! Подумаешь, максимум на 15 суток может меня посадят и все", - вспоминает Клименко. Шишками на сленге называют марихуану. Завицкий знал, что по российским законам пять граммов этого наркотика - незначительный размер, наказание за хранение такого веса - штраф до пяти тысяч рублей или 15 суток ареста. Уголовная ответственность за хранение марихуаны начинается с шести граммов. Больше Завицкий переживал за то, что убежал от подошедшего к нему мужчины в лес. Последние поисковые запросы в его телефоне были такими: "убежал от полиции", "штраф за погоню от полиции", "что будет, если скрылся от полиции", "в каких случаях полицейский может стрелять". Про забытый в машине рюкзак они вспомнили уже дома. "Когда все заварилось, я себя очень долго винила в том, что в тот момент я про него забыла, если бы тогда его забрала, то всего, что было дальше, возможно бы и не случилось", - признается Клименко. 5 На следующий день они проснулись около 10 утра. Клименко обработала Завицкому раны и пошла гулять с Дэнни. Из дома они так и не вышли - внизу в подъезде их ждали оперативники. Среди них был и лысый мужчина, который накануне стрелял в Завицкого у лесополосы. "Не помню, сколько их было - то ли четверо, то ли пятеро. Они меня просто завернули и сказали: иди, показывай, где он. Они мне начали сразу угрожать: в твоих интересах с нами сотрудничать, потому что потом увидишь, что будет. Все это прямо в лифте началось, когда мы ехали на 23-й этаж", - рассказывает Клименко. "Я захожу, я просто в шоке, - продолжает она. - Они надевают на Лешу наручники. Он был в одних шортах, когда они пришли, и они даже не дали ему нормально одеться. Я им говорила: пожалуйста, снимите наручники, дайте ему хотя бы футболку нормально надеть. Я ему помогала одеваться уже с наручниками на руках". По словам Клименко, оперативники вели себя "очень жестко", "быковали". "Мы их спрашивали - по какой причине они вломились и что хотят. Они сказали, и то больше говорили не мне, а моей девушке, что "незаконный оборот наркотиков", - описывал Завицкий свое задержание во время допроса в суде. "Его начали уводить, я спрашиваю их: а куда вы его повезете-то? Они даже этого не сказали, просто забрали его и ушли", - рассказывает Клименко. Когда Завицкого увели, Клименко в панике позвонила своим друзьям, и те приехали к ней домой, чтобы она не оставалась одна. Они начали обзванивать ближайшие отделы полиции. "Спрашивали: такой-то такой-то у вас есть? Нет. Нигде его не было", - вспоминает она. В районе шести вечера Завицкий позвонил ей сам: "Он позвонил уже с телефона следователя и прям по телефону сказал: "Малыш, ищи адвоката, мне подкинули наркотики в рюкзак". 6 Лысым мужчиной в кожаной куртке, который стрелял в Завицкого у лесополосы рядом с Каширским шоссе, оказался оперуполномоченный отдела по по контролю за оборотом наркотиков (ОНК) управления МВД по Ленинскому району Подмосковья Дмитрий Белов. Когда он вошел в квартиру, Завицкий сразу его узнал. Вместе с Беловым задерживать Завицкого приехали начальник отдела по контролю за оборотом наркотиков УМВД по Ленинскому району Иван Емельянов, еще один оперативник и свидетель Алексей Якушин. Завицкого в наручниках вывели из дома и посадили в стоявший у подъезда черный Range Rover. Через три месяца на допросе следователю он расскажет, а позже повторит в суде, что как только они сели в машину, в его сторону посыпались угрозы. "Мы тронулись, и мне сразу начали говорить: ты рюкзак оставил в машине, и мы в него положили полкилограмма амфетамина. Объяснили, что меня ждет, и сразу же напрямую начали узнавать: моя ли квартира - я сказал, что снимали; чем занимаются родители - я сказал, что отец фермер, а мать - домохозяйка; есть ли богатые друзья", - описывал Завицкий то, что происходило в машине, в суде. "Мне предлагали взять на себя 500 граммов амфетамина и начать сотрудничать, тогда бы мне грозил условный срок наказания, либо предложили решить вопрос взяткой", - рассказывал он. "Я отказался, все игнорировал, если честно, не верил, что так нагло можно упечь человека", - признался Завицкий в суде. Как он понял, сотрудничество, которое ему предлагали, заключалось в работе штатным свидетелем вместе с Якушиным, приехавшим с оперативниками на его задержание. Кроме него этого разговора в машине никто из присутствовавших больше не запомнил. 7 Провозив Завицкого несколько часов в машине, его доставили в отдел полиции подмосковного города Видное. "Меня завели в кабинет. Емельянов достал из сейфа в этом кабинете прозрачный пакет, в котором был порошок. Он мне сказал: вот что было у меня в рюкзаке, бросил на стол и приказал своим сотрудникам быстро меня оформлять", - говорил он в суде. В пакете было 493 грамма амфетамина. После этого Завицкого отвели к следователю. Та подписала постановление о возбуждении в отношении него уголовного дела по статье о покушении на сбыт наркотиков в особо крупном размере (часть 3 статьи 30, часть 5 статьи 228.1 УК РФ). Максимальное наказание по ней - пожизненное лишение свободы. У Завицкого было право на звонок, и он позвонил своей девушке. "Он сказал, что будет обыск, и попросил постараться найти к этому времени адвоката. Я начала искать адвоката, звонить всем-всем возможным. Где-то к 10 вечера я успела найти адвоката, он приехал к нам домой. И он был у нас дома, когда пришли с обыском. Обыск был в тот же день, когда его задержали, поздно вечером", - рассказывает Клименко. Когда пришли с обыском, в квартире находились четыре человека - она, двое ее друзей и адвокат. "Слава богу, что со мной тогда были мои друзья. Потому что мне даже сам адвокат сказал: если бы вы были одна, то вам бы по-любому еще что-то подкинули в квартиру. Мы все у них над душой стояли, когда они все обыскивали, чтобы они ничего не подкинули", - говорит Клименко. Во время обыска у них дома ничего не нашли. На следующий день Видновский суд избирал Завицкому меру пресечения. "Мы поехали, я уже не помню, что там было, потому что я тогда просто не могла остановиться и постоянно рыдала. Со мной были друзья, но что происходило после этих двух дней - все как в тумане", - рассказывает Клименко. Видновский суд заключил Завицкого под стражу. 8 Николай Завицкий узнал об аресте сына уже постфактум. Он сначала не хотел волновать родителей, думал, что все обойдется, объясняет Клименко: "Его родителям я позвонила, когда Леша дал добро. Он позвонил и сказал: Ань, так и так, звони папе". "На мере пресечения я не был, даже не знал. После этого Аня мне позвонила, говорит: Николай Алексеевич, Леше подкинули наркотики и арестовали. И мы начали разговаривать. У меня сначала истерика была, я поэтому половину из того, что она рассказывала, плохо помню, - признается Николай Завицкий. - Она говорит: Николай Алексеевич, когда мы туда приехали, в Лешу стреляли. Я не понял сначала. Я в истерике говорю: как стреляли?! Не могу понять". После звонка Клименко он приехал из Тверской области к ним домой, в Москву. Там же был и адвокат, которого Аня наняла в день задержания Завицкого. "Аня рассказывает: Николай Алексеевич, у нас был обыск, но все нормально. Я спрашиваю: а что искали-то? Наркотики искали. Адвокат объясняет: они весы подкинуть хотели. Я говорю: какие весы? Я-то не понимаю, что за весы, представил весы, чтоб мясо вешать, - смеется Николай. - А он говорит, что нет, бывают еще маленькие весы, с ноготок, - взвешивать наркотики" (в делах о покушении на сбыт наркотиков следователи часто используют наличие дома у обвиняемого маленьких весов как косвенное доказательство его преступных намерений - прим. Би-би-си). Завицкие до сих пор благодарны этому первому адвокату, которого наняла Клименко, хотя потом и сменили его. Николай убежден, что во время обыска у сына в квартире ничего не нашли именно потому, что там присутствовал адвокат: "Он за ними наблюдал, сразу их юридически на место поставил. Подкинули бы 100%, но там был адвокат и поэтому ничего не получилось". Николай попросил адвоката ходить к Завицкому каждый день: "Знаете, когда адвокат приходит, он же видит изменения или еще что. И мы первое время держали адвоката только чтобы он каждый день ходил к сыну. Мы боялись, что сына будут бить". Поговорить с сыном Николаю Завицкому удалось, уже когда прошло больше месяца с его ареста - на свидании в СИЗО. "С него сначала просили деньги. После задержания его с утра до вечера катали в машине, хотели взятку 400 или 500 тысяч. Я сыну говорил: "Сынок, позвонил бы мне. Я привез бы". Он молодой, с полицией никогда дел не имел, отвечал мне: "Пап, ну это несправедливо, это нечестно, за что мне 400 тысяч им давать, я не хотел тебя беспокоить. По закону [пять граммов марихуаны] - это штраф", - описывает Николай свой разговор с сыном. - Я говорю: "Сынок, и вот видишь, к чему привело твое вот это "по закону"?! Никаких законов здесь нет". 9 Спустя неделю после ареста Завицкому предъявили обвинение в сговоре с целью продажи крупной партии амфетамина. В материалах дела говорится, что в сговор он вступил в неустановленное время, при неустановленных обстоятельствах и с неустановленным лицом. По версии следствия, неустановленный сообщник Завицкого поместил сверток с 493 граммами амфетамина в тайник, сделанный в 30 метрах от дороги, ведущей от Каширского шоссе в деревню Калиновка, а затем сообщил Завицкому координаты тайника - каким способом, следствие не установило. По версии следствия, 8 ноября Завицкий приехал к тайнику, забрал из него сверток с амфетамином и положил его в рюкзак, который взял с собой. Однако довести начатое до конца ему не удалось, так его задержали сотрудники наркоконтроля управления МВД по Ленинскому району Московской области, которые проводили в той местности оперативно-розыскное мероприятие (ОРМ) "Наблюдение", утверждает следствие. Во время задержания Завицкий оказал сопротивление сотрудникам полиции и попытался избавиться от свертка с амфетамином, бросив рюкзак на землю - в ходе осмотра места происшествия этот сверток был обнаружен и впоследствии изъят, заключила старший следователь следственного управления УМВД по Ленинскому району, майор юстиции Мухтарова. 10 9 ноября, уже после того как Завицкого задержали и доставили в отдел, начальник местного наркоконтроля Иван Емельянов написал в рапорте, что сотрудники его отдела проводили операцию "Наблюдение", поскольку у них были оперативные данные о месте закладки свертка с амфетамином и о приметах молодого человека, который должен был ее забрать в этот день: "Возраст на вид 25-30 лет, рост примерно 180 сантиметров, худощавого телосложения, одет в темные брюки, куртку зеленого цвета, с рюкзаком черного цвета на спине". По словам Емельянова, согласно их оперативным данным, сверток амфетамина Завицкому собирался через интернет-магазин передать мужчина по имени Дамир. Установить его личность оперативники, судя по всему, даже не пытались: 9 ноября Емельянов в другом своем рапорте написал, что это не представилось возможным, так как Завицкий воспользовался 51-й статьей Конституции и в день своего задержания отказался давать какие-либо показания. В операции "Наблюдение" 8 ноября, по утверждению полицейских, участвовали четыре человека: Емельянов, его подчиненный Дмитрий Белов, а также два человека, которых сотрудники полиции попросили поучаствовать в мероприятии в качестве незаинтересованных лиц - Рустам Мусин и Алексей Якушин. Во время допросов они рассказали примерно одно и тоже. 8 ноября Мусин и Якушин, проживающие в Москве и, по их словам, не знакомые друг с другом, одновременно - в 9:20 утра - оказались на улице Школьная в городе Видное, где к ним обоим подошли сотрудники полиции и попросили поучаствовать в ОРМ "Наблюдение" в качестве незаинтересованных лиц и быть понятыми при задержании. 9 ноября Мусина и Якушина допросила следователь Мухтарова. Протоколы их допросов идентичны и совпадают практически слово в слово. Оба сказали, что участвовали вместе с полицейскими в ОРМ "Наблюдение" и наблюдали за предположительным местом закладки, когда примерно в 14:50 мск к этому месту подошел мужчина и "начал что-то искать в траве, несколько раз наклонялся к земле, затем поднял что-то с земли и положил это в рюкзак черного цвета, который был при нем". После этого, как запомнили Мусин и Якушин, примерно в 15:00 мужчина вышел из леса и направился к дороге, после чего к нему подошел полицейский Белов. "Когда к нему подошел сотрудник полиции, молодой человек нанес ему несколько ударов по лицу и грудной клетке, потом толкнул его и перебежал дорогу в сторону леса, после чего он с правого плеча снял рюкзак и бросил его на землю. Сотрудник полиции достал травматический пистолет, предупредил о его применении молодого человека, но он продолжил бежать вглубь леса. Сотрудник полиции два раза выстрелил в воздух, однако молодой человек продолжил бежать, сотрудник полиции бежал за ним, однако молодой человек скрылся", - эти события Мусин и Якушин, согласно протоколам, пересказали на допросе слово в слово. Полицейские и понятые говорят, что Завицкий бросил рюкзак в лесу, когда убегал. Леша с Аней утверждают, что рюкзак он оставил в каршеринге. До приезда следственной группы рюкзак находился в распоряжении полицейских 5-7 часов Все четверо - Белов, Емельянов, Якушин и Мусин - рассказали, что во время ОРМ "Наблюдение" находились в машине. Клименко же утверждает, что кроме Белова там никого не было. "Когда Алексей зашел в лес, я видела автомобиль, который проезжал по полосе встречного движения, типа джип, темного или серого цвета. Этот автомобиль ехал медленно, и через лобовое стекло я видела, что за рулем сидит мужчина, который впоследствии подходил к Алексею и стрелял в него. Никого в салоне джипа я больше не заметила, ни на переднем пассажирском, ни на заднем сиденье никого не было", - рассказала она во время допроса. Завицкий не брал с собой рюкзак, когда пошел за закладкой, он остался на заднем сиденье каршеринговой машины, утверждала его девушка. 11 После ареста Завицкого Клименко ходила с дрожащими руками. "Я каждый день выходила из дома как параноик, мне было реально страшно. Я сидела на успокоительных", - говорит она. Из квартиры в Южном Чертаново, которую они снимали с Лешей, ей пришлось съехать - она не могла платить за аренду одна, и с квартирой стали связаны тяжелые воспоминания. Вместе с Дэнни она переехала к своей подруге в Медведково: "Одна я бы с ума сошла. Мне подруга сказала: все, едешь ко мне, и без вариантов. Она меня буквально вытянула из этого состояния, не давала мне пасть духом капитально, потому что я была на грани". О возможных проблемах Аню предупреждал адвокат, вспоминает она: "Он говорил: Аня, будь осторожна. Старайся одна из дома не выходить. Потому что могут встретить у подъезда, что-то подкинуть. Например, чтобы Леха взял вину на себя, чтобы меня спасти". На допрос к следователю она пошла в конце января. Примерно в то же время адвокаты Завицкого (на тот момент в дело вступили адвокаты Андрей Лайков и Андрей Заикин, которые потом защищали Лешу в суде) пожаловались на неправомерные действия полицейских в управление собственной безопасности (УСБ) МВД. После этого Клименко вызвали еще и на допрос в УСБ, сотрудникам которого нужно было провести проверку по факту жалобы. Уже после допроса ей позвонили - было 5 февраля. По ее словам, позвонил ей сотрудник УСБ: "Он начал угрожать: что ты же понимаешь, что тебе сейчас лучше все сразу сказать и с нами сотрудничать, потому что тебе потом будет пипец, ты же понимаешь, что тебе светит. С таким намеком что-то было". "Ей угрожал кто-то из сотрудников УСБ, звонили ей. После того, как мы пожаловались. Знаете, Аня тогда была тоже в истерике страшной. На нее наехали по телефону, я ей говорю: Анют, ты не записала? Она отвечает: дядь Коль, я не смогла, я не сообразила. Понимаете, это надо опытным в таких делах быть, чтоб телефон всегда на записи держать", - говорит Николай Завицкий. После звонка с угрозами адвокат посоветовал Клименко уехать из России. То же самое ей сказал Завицкий-старший: "Я ей говорю: Ань, тебя щас посадят, а мне вас двоих не вытянуть. Мне и одного не вытянуть, а так я же не брошу ее, чужой ребенок, девушка моего сына. И как мне? Я бы с ума сошел бы. Я говорю ей: лучше уедь. Потому что иначе будет плохо", - рассказывает он. 7 февраля следователь Мухтарова написала рапорт, в котором сообщила, что во время осмотра мобильного телефона Завицкого в нем была обнаружена переписка с Клименко, в которой "имеется информация о том, что Клименко совместно с Завицким в неустановленных местах осуществляют "закладки" запрещенных веществ". "На основании изложенного полагаю необходимым провести дополнительную проверку по данному факту", - написала следователь. Клименко собрала вещи и 9 февраля уехала из России. С Завицким они последний раз виделись на заседании по продлению его ареста. 12 После задержания 9 ноября Завицкого отправили на медосвидетельствование. Его анализы показали положительную реакцию на марихуану. Следов амфетамина в них не нашли. Следователь Мухтарова изучила телефон Завицкого и приобщила к делу скриншоты его переписок с Клименко за полгода, в которых речь шла о наркотиках. Там были сообщения вроде "А я клад нашел", "Щас буду выезжать через 10 мин. Мы просто так **** [указывается способ употребления марихуаны - Би-би-си], Аня к барыге съездила", "Если стремно, то лучше даже не пробуйте. И если что, ты помнишь, все выкидывай". В переписке не было ни одного упоминания амфетамина. Следователь нашла в их переписке фотографии из разных общественных мест, на которых стрелочками были указаны - вероятно - места закладок: "под люком", "возле камня", "под кустиком", "под крышкой бачка", несколько сообщений с координатами - вероятно - закладок, одну фотографию бонга (устройство для употребление марихуаны), фото с нарезанным на доске гашишем. Следователь изучила историю поисковых запросов Завицкого. Там помимо координат она обнаружила, что один раз он заинтересовался выращиванием дома псилоцибиновых грибов и гуглил, легальны ли их споры. В истории его поисковых запросов не было ни одного упоминания амфетамина. 11 декабря, спустя месяц после ареста Завицкого, следователь Мухтарова назначила по его делу психиатрическую экспертизу. Ее проводили психиатры Центральной клинической психиатрической больницы Московской области. Врачи заключили, что в его случае имело место "пагубное, с вредными последствиями употребление каннабиноидов". Сам Завицкий признавал, что периодически употреблял марихуану, и настаивал на том, что к лесу рядом с Каширским шоссе приехал забирать закладку именно с ней. Причастность к амфетамину он отрицал и на стадии следствия, и во время судебного процесса. - Амфетамин не ваш? - спрашивала его судья Видновского городского суда Маргарита Волчихина. - Нет, - отвечал Завицкий. - Вы полагаете, что вам его подкинули? - задавала вопрос судья Волчихина. - Да, - соглашался Завицкий. - А вы употребляли только марихуану? - продолжала задавать вопросы судья Волчихина. - Да, - говорил Завицкий. - По вашим показаниям следует, что в лес вы пошли за? - уточняла судья Волчихина. - Марихуаной, - закончил за ней предложение Завицкий. 13 Статья о покушении на сбыт наркотиков в особо крупном размере, по которой обвинили Завицкого, предполагает наказание вплоть до пожизненного лишения свободы, поэтому у него было право на рассмотрение дела с участием присяжных. Но вскоре после того как адвокаты Завицкого подали ходатайство о рассмотрении его дела с участием присяжных, ему переквалифицировали обвинение с покушения на сбыт на более легкую статью - хранение наркотиков в особо крупном размере (часть 3 статьи 228). Наказание по ней тоже суровое - от 10 до 15 лет лишения свободы, а вот возможности суда присяжных она не предполагает. Адвокаты Завицкого считают, что обвинение переквалифицировали специально, чтобы не допустить суда присяжных. По их мнению, из-за огромного количества нарушений и нестыковок в деле присяжные бы обязательно оправдали Завицкого. "Если бы был суд присяжных, сын бы уже давно был дома", - уверен Николай Завицкий. Завицкому не сделали смывы рук на предмет наличия на них следов наркотиков. Не сделали смывы с образцов волос. Не сделали срезы ногтевых пластин. Не стали исследовать его одежду. Рюкзак, в который Завицкого, по версии следствия, положил сверток с амфетамином, его девушке вернули еще во время обыска у них дома 9 ноября. Следователь Мухтарова решила, что он не представляет интереса для следствия и признавать его вещдоком нецелесообразно. "Адвокаты задают вопрос: там же земля, следы земли там, где он якобы копал. Если он в рюкзак положил, там же должно было что-то остаться? Я еще засмеялся с сыном на суде, когда фотографии показывали. Я говорю: "Сынок, ты че, с лопатой ходил туда?". Там правда все раскопано было, как будто кабаны все изрыли. И ты в любом случае эту землю найдешь - и на рюкзаке, и на руках, везде ты найдешь эту землю", - рассуждает Николай Завицкий. 14 Отпечатки пальцев - адвокат Завицкого Андрей Лайков, бывший следователь, называет их наличие железным доказательством вины в делах о наркотиках - с изъятого свертка брать не стали. Лайков еще на стадии следствия просил Мухтарову назначить и провести дактилоскопическую экспертизу - на предмет наличия на свертке отпечатков Завицкого, - и биологическую экспертизу - на предмет наличия на свертке его пото-жировых выделений. Она отказала. В постановлении об отказе в удовлетворении его ходатайства она написала, что проводить такие экспертизы нецелесообразно, потому что сверток несколько раз вскрывали. Аналогичное ходатайство Лайков заявлял и во время судебного процесса: он просил суд провести дактилоскопическую, биологическую и геномномолекулярную экспертизы свертка. Прокурор Кравченко была против. Она тоже сказала, что проводить эти экспертизы нецелесообразно, потому что сверток трогало много людей без перчаток, вследствие чего одни отпечатки на нем наложились на другие. "На суде, когда они сказали, что там все заляпано, мне просто плохо стало. Вы судьбу человека решаете, и вы заляпали доказательство его вины?!" - возмущается Николай Завицкий. Лайков убежден, что даже в таком случае следы Завицкого на свертке, если они там действительно были, обнаружить было возможно. "Даже если этот пакет все потрогали, можно было выделить геном определенного человека", - сказал он Би-би-си. 15 В основу обвинения Завицкого легли показания полицейских - Емельянова и Белова - и свидетелей Мусина и Якушина. Но, по словам Лайкова, так и не доказано, были ли они в тот день на месте преступления - суд отказался запросить информацию о перемещениях автомобиля полицейских и детализацию телефонных звонков. Емельянов на допросе сказал, что попросил понятых оставить мобильные телефоны в отделе полиции, но сам телефон взял. В суде полицейский говорил, что именно по мобильному телефону он вызвал следственно-оперативную группу для осмотра места происшествия после того, как Завицкий убежал. По словам полицейских, Завицкий приехал на место приблизительно в 14:50, а уже через 10 минут поднял закладку и, как они утверждают, положил в рюкзак. Соответственно, следствие указывает, что преступление было совершено в 15:00. Сверток с 493 граммами амфетамина, который обнаружили в рюкзаке Завицкого. Отпечатки с него снимать не стали Сам Завицкий утверждал, что приехал к лесополосе на три часа раньше - к 12:00. Это подтверждает биллинг его телефона и переписка с Аней в вотсапе - в 12:45 она уже скинула ему фотографию поля, в котором оказалась после того, как сбежала с места происшествия. То, что Завицкий был на месте уже в 12:00, подтверждает и предоставленный защитой суду ответ из каршеринговой компании. В нем говорится, что Завицкий в тот день взял автомобиль в аренду в 10:45 утра. При этом из материалов дела следует, что следственно-оперативная группа приехала на место в 20:00, когда уже было темно - следователи осматривали место происшествия с фонарями. Белов объяснял это в суде тем, что группа долго добиралась до лесополосы. В то же время следователь Анастасия Казакова, которая тогда была дежурной, сказала в суде, что следственно-оперативная группа всегда выезжает на место незамедлительно. В любом случае получается, что рюкзак был в распоряжении оперативников как минимум пять часов. Они утверждают, что не трогали рюкзак и не открывали его. "Никто его не трогал. Были приняты меры по охране вещественных доказательств", - сказал в суде Белов. По словам Емельянова, первые три часа после того как Завицкий убежал, они вместе с Беловым бегали по лесу и искали его. Где в этот момент были понятые, он вспомнить не смог. После этого, рассказал свидетель Мусин, они ждали следственно-оперативную группу в машине. Все четверо выходили из машины покурить и отлучались в лес в туалет. Свидетель Якушин вспомнил, что автомобиль, в котором они сидели, находился на расстоянии около 100 метров от места, где, по версии следствия, Завицкий бросил рюкзак. На следующий день после происшествия в лесу свидетель Якушин поехал вместе с оперативниками домой к Завицкому на его задержание. "Просто ему было интересно, как и что", - объяснил Емельянов, зачем его взяли с собой. Из слов Якушина и Мусина следовало, что полицейских, которые подошли к ним на улице Школьная и попросили быть понятыми, они не знали. Однако адвокаты Завицкого обнаружили в интернете фотографию (она есть у Би-би-си), сделанную за много лет до этих событий, на которой Мусин и Емельянов проводят время в одной компании. Заикин заявлял об этом в суде. После ареста сына Николай Завицкий узнал, что в СИЗО по статьям о наркотиках сидят и другие молодые люди, у которых понятыми были либо Мусин, либо Якушин. Он утверждает, что они участвовали в качестве понятых по меньшей мере в пяти уголовных делах в Видном. "Сама следователь сказала нам, что они уже выносили на руководство этот вопрос, что сколько ж можно, одни и те же свидетели. По пяти эпизодам были те же свидетели. Потому что когда Леша уже сидел, посадили других ребят, и эти двое были свидетелями", - рассказывает он. Би-би-си в открытых источниках удалось обнаружить одно такое дело - о покушении на сбыт гашиша в особо крупном размере. Полицейским, который давал показания по делу, был Дмитрий Белов. Понятым - Алексей Якушин. На допросе он заявил, что в 8:20 утра шел по городу Видное, когда его остановили сотрудники полиции и попросили быть понятым. Это было 16 ноября 2018 года - спустя неделю после задержания Завицкого. 16 Адвокаты считают, что интернет-магазин, в котором Завицкий купил марихуану, сотрудничал с правоохранительными органами и передал им данные его заказа, поэтому полицейский Дмитрий Белов знал координаты закладки и 8 ноября целенаправленно приехал туда ждать человека, который за ней приедет. На место приехала машина Завицкого, он ушел за закладкой, поднял ее и пошел к дороге, где его остановил Белов. Завицкий оттолкнул его и побежал, Белов начал в него стрелять. Установлено, что Белов стрелял не из табельного оружия, а из личного травматического пистолета. Адвокат Заикин считает, что полиции надо было как-то объяснить применение оружия в ситуации, когда подозреваемый сбежал, а никаких наркотиков найти не удалось. Защиту удивило, что следственно-оперативную группу даже исходя из версии следствия ждали пять часов (а по версии защиты - еще дольше), а один из понятых явно был знаком с полицейским, что прямо противоречит закону. Установить личность Завицкого полицейским было легко, думает Лайков. Незадолго до этих событий у бульдога Дэнни открылась межпозвоночная грыжа, и впоследствии отказали задние лапки. Завицкий с Клименко возили его в ветеринарную клинику, где ему сделали операцию. В рюкзаке Завицкого, который нашли полицейские, лежал ветеринарный паспорт Дэнни и документы из ветеринарки. В них были указаны фамилия, имя и отчество Завицкого, его мобильный телефон и фактический адрес проживания. Видновский городской суд начал рассматривать дело Алексея Завицкого 3 октября 2019 года. 20 декабря состоялось последнее заседание. Прокурор Кравченко попросила суд приговорить Завицкого к 11 годам колонии строгого режима. Завицкий просил суд его оправдать. Судья Волчихина вынесла приговор в тот же день - 11 лет колонии строгого режима. 17 На апелляции даже прокуратура попросила суд отменить этот приговор и направить дело на новое рассмотрение. Заместитель видновского городского прокурора Ольга Борисова подала в Мособлсуд жалобу на приговор, в которой назвала его "незаконным, необоснованным, несправедливым". В жалобе она обратила внимание на существенные расхождения во времени в показаниях свидетелей обвинения, которым судья Волчихина не придала значения. Также Борисова указала, что Аня Клименко была единственным свидетелем, помимо самого Завицкого, которая сказала, что рюкзак он оставил в машине, и что Белов был на месте один. Но судья Волчихина в приговоре даже не стала давать оценку ее показаниям, указала прокурор. Мособлсуд посчитал виновность Завицкого доказанной и оставил приговор без изменений. Еще до начала рассмотрения дела в Видновском суде адвокаты Завицкого, помимо УСБ, жаловались в областную прокуратуру и в управление СК - на невыполнение следственных мероприятий, подтверждающих его виновность либо невиновность. "Там большие были жалобы, начиная с отпечатков пальцев, осмотра места происшествия, неустановления телефонов свидетелей. На то, что следствие ничего из этого не сделало", - рассказывает Лайков. Родители Завицкого написали письмо президенту Владимиру Путину. "Мы искали спасения, куда только не писали жалобы. Мы везде, куда могли залезть, пытались. Даже Путину написали письмо", - рассказывает Николай Завицкий. Все их жалобы спускались обратно в Видное, откуда отвечали, что они не подлежат удовлетворению. После апелляции родители Завицкого обратились к правозащитникам - вышли на Московскую Хельсинскую группу. Там им посоветовали обратиться в международную правозащитную группу "Агора". В мае этого года "Агора" с правозащитниками из "Зоны права" запустили совместный проект "Фабрика 228" - для оказания юридической помощи тем, кто столкнулся с произволом по делам о наркотиках. Куратор проекта, адвокат "Агоры" Ирина Хрунова в конце августа направила жалобу в Европейский суд по правам человека, в которой указала, что в деле Завицкого было нарушено его право на справедливый суд (пункт 1 статьи 6 Европейской конвенции по защите прав и свобод человека). До этого Европейский суд неоднократно выносил решения в пользу осужденных в России по делам о сбыте наркотиков, а вот по делам о хранении наркотиков есть только один известный случай, когда ЕСПЧ встал на сторону заявителя. Летом прошлого года он присудил 5,2 тысячи евро компенсации морального вреда москвичу Александру Борисову, которого в России осудили на 4,5 года колонии по обвинению в хранении 1,2 грамма амфетамина, которые ему, по его утверждению, подбросили. В результате Верховный суд направил его дело на пересмотр, и Борисова освободили с правом на реабилитацию. Хрунова посчитала, что у дела Завицкого есть перспектива обжалования в ЕСПЧ, потому что у суда уже была соответствующая практика - в частности, жалоба Борисова. Однако суд жалобу Завицкого регистрировать не стал. Суд посчитал, что в ней приведено недостаточно доводов того, что Россия в его деле нарушила конвенцию о правах человека, а оценку решений национальных судов он не дает. Оспорить это решение или переподать жалобу уже нельзя, пояснила Хрунова. 18 По статистике ФСИН, которую в марте этого года приводил ТАСС, осужденные за преступления, связанные с оборотом наркотиков, составляют самую массовую категорию заключенных в российских колониях. По данным ведомства, в 2019 году в колониях за наркопреступления отбывали наказание 120 тысяч человек - это 28% всех заключенных. В первую очередь под угрозой стать жертвой полицейской провокации находятся сами наркопотребители, говорит адвокат "Агоры" Ирина Хрунова: "В отношении наркозависимых, как правило, существует очень большая стигма со стороны юридического сообщества. То есть если у наркозависимого человека нашли наркотики, уже ни один юрист не поверит, что эти наркотики ему были подброшены. Он же наркозависимый, значит у него при себе должны быть наркотики". Понятия наркозависимый и наркопотребитель при этом не разграничиваются, добавляет она: "Согласно российской наркологии, если человек курит хотя бы раз в месяц, то у него зависимость". Родители Завицкого уже третий год пытаются добиться справедливости для своего сына. Французский бульдог Дэнни сейчас живет с ними. Задние лапки у него так и не работают. Аня Клименко сейчас живет на Украине, работает хореографом. В Россию она возвращаться не хочет: "После того что произошло, у меня такие воспоминания [связаны с Россией]. И опасения тоже есть. Учитывая то, как поступили с Лешей, я просто уже ничему не удивлюсь". Иван Емельянов больше не работает в УМВД по Ленинскому району. Как рассказал Би-би-си источник, знакомый с кадровыми перестановками в управлении, Емельянова уволили летом 2019 года после того как стало известно, что он якобы вымогал деньги у задержанного. Дмитрий Белов больше не работает в отделе по борьбе с наркотиками. Он перешел в ГИБДД и стал инспектором ДПС. 26-летний свидетель Алексей Якушин стал полицейским. Когда он давал показания в суде по делу Завицкого осенью 2019 года, он был младшим инспектором линейного управления МВД России в аэропорту Домодедово. 29-летний Алексей Завицкий сейчас находится в исправительной колонии №6 в Липецкой области. Осталось две инстанции, в которых у него есть шанс доказать свою невиновность - Кассационный суд и Верховный суд. Уже после публикации текста стало известно, что 23 декабря Первый кассационный суд общей юрисдикции в Саратове рассмотрел кассационную жалобу Завицкого и оставил приговор без изменений. Близкое по теме: Полицейские вымогали деньги, угрожая подбросить наркотики Правозащитники пытаются остановить полицейский беспредел в России Полиция довела пенсионера до суицида из-за конопли Источник: bbc.com
  9. Некоторые очень влиятельные люди пытаются загнать в угол рынок легальной марихуаны и превратить свою компанию в "Monsanto" канабиса. Кто они такие? И можно ли их остановить? Поиск скрытых сил, которые вскоре могли бы контролировать марихуановую промышленность, начался, как и многие дикие путешествия, в Лас-Вегасе. Проходил крупнейший в году съезд бизесменов канабис индустрии - неделя разнообразных конференций. На одном из декадентских вечеров, в пентхаусе с люстрами и мебелью из темного дерева, мне случилось встретить человека похожего на фавна, прилизительно лет сорока с небольшим, названного в честь персонажа из Книги Джуглей: Маугли Холмс. По выражению лица Холмса было ясно, что он встревожен чем-то, что большую часть года не давало ему спать по ночам. Он говорил тихо, но с такой искренней обеспокоенностью, что я решила выслушать его. Могла ли я представить тогда, что этот разговор отправит меня в многомесячный поиск неизвестной компании, потенциально стоящей сотни миллионов долларов? Компании с которой связаны известные ученые и мировые эксперты по каннабису? Мне предстоит попытка раскрыть дерзкий заговор, грозящий серьезными последствиями для одного из крупнейших сельскохозяйственных продуктов страны. Повсюду вокруг нас бывшие наркоторговцы болтали с финансистами, передавая друг другу вейпы травкой. Каждый из них пытался убедить остальных в своем неординарном уме и таланте, а заодно и попытаться выудить немного полезной информации. Люди в этой комнате боролись за то, чтобы стать крупными игроками в индустрии марихуаны, которая разросталась все больше с каждым днем. Чувство неизбежности легализации скружила всем голову, но мало кто понимал, что самые большие испытания еще впереди. Холмс вытащил свой телефон и показал мне то, о чем он думал когда смотрел на массу этих людей, работающих с марихуаной: это была трехмерная визуализация, которую он создал для того, чтобы наглядно проиллюстрировать тысячи видов травки, которые сейчас присутствуют на рынке. Оказалось, что мистер Холмс имел степень доктора философии, полученную Колумбийском университете и управлял лабораторией в Портленде, штат Орегон.Там он составлял генетическую карту каждого сорта марихуаны, который он только мог заполучить. Он указал на группу штаммов, которые по вкусу напоминают мандарин, а затем на те, которые обеспечивают успокаивающее высокое состояние без какой-либо умственной тревоги. Здесь были широко известные сорта, такие как Sour Diesel и Blue Dream, а также малоизвестные сорта, выведенные различными бридерами из подполья. Но все это изобилее данных о ДНК каннабиса, изображенных на этой "карте" - очень конкретный момент времени, момент, который, как полагал Холмс, скоро закончится. Эпоха кустарного производства марихуаны, возможно, уже достигла своего пика, и на ее смену подходила эпоха корпораций. Заинтригованная, я встретилась с ним на следующий день, чтобы услышать больше подробностей. Первое, что он сказал, было: “Начинай нервничать”. Холмс рассказал, что существует таинственная компания под названием BioTech Institute LLC, которая начала регистрировать патенты на разновидности каннабиса. Три патента им уже удалось заполучить, и еще несколько ждут своей очереди как в США, так и на международном уровне. И речь идет не об узких патентах на отдельные штаммы, как например Sour Diesel. Это патенты на изобретение, самая сильная защита интеллектуальной собственности, доступная в отрасли сельскохозяйственных культур. Такие патенты на продукцию сельского хозяйства настолько строги, что почти каждый, кто имеет дело с таким растением, может столкнуться с необходимостью платить лицензионные взносы: это касается не только фермеров и продавцов, но и любого, кто хочет разводить новые сорта или проводить исследования. Даже после того, как кто-то олачивает необходимые взносы, он не может использовать семена, произведенные растениями, которые он выращивает. Продажу семян правооблатель оставляет исключительно за собой. Марихуана - это отрасль стоимостью более 40 миллиардов долларов, что делает ее второй по ценности культурой в США после кукурузы. И даже несмотря на то, что растение все еще запрещено федеральным законом, создается стойкое впечатление, будто тот, кто стоит за BioTech Institute, провел последние несколько лет за тайными маневрами, чтобы схватить за яйца каждого ученого, фермера и продавца травки. Таким образом, как только марихуана станет законной, все, что им нужно будет сделать - сильнее сжать руку. И деньги польются рекой. Очень высокие ставки "Что действительно очень странно - никто не знает, кто за этим стоит или когда они планируют применить то, что у них есть", - сказал Холмс. Еще хуже, патенты могут повлиять на возможности изучения терапевтического потенциала каннабиса. Со всеми другими культурами, от сои до моркови, введение патентов на полезные культуры привело к угрозе сокращения генетического разнообразия. Каждое растение содержит свою собственную смесь соединений. Некоторые штаммы подавляют ваш аппетит, а другие заставляют без остановки. Некоторые из них поднимают вас высоко, а некоторые приковывают вас к креслу. Многие сорта - обладают невероятными целебными свойствами. Исследования, к примеру на мышах показали, что соединения канабиноидов, с которыми мы лучше всего знакомы, могут делать все: от увеличения плотности костной ткани до сокращения опухолей. Но мы едва ли поцарапали поверхность на менее распространенных соединениях. - Золотые рудники медицины, которые мы стараемся найти, находятся в случайных разновидностях, которые распространены вокруг, - сказал Холмс. Как и многие люди, он надеялся, что легализация приведет к клиническим испытаниям, чтобы доказать, все преимущества и потенциал марихуаны. Но он опасается, что одна компания, контролирующая доступ к такому большому количеству видов марихуаны, резко ограничит исследования. И учитывая, как долго вид мог быть незаконным и подпольным, было бы смешно утверждать, что все эти штаммы были действительно новыми, как требует того патентное право. - Я хочу, чтобы кто-то оспорил патенты, доказал, что все эти штаммы существовали раньше. - Он моргнул и уставился на меня горящими глазами. Вот тут-то и началась его рекламная кампания. Оспаривание действительности патентов потребует сотрудничества людей со всех уголков мира марихуаны. У него была база данных по штаммам, его генетическая карта, но он не думал, что этого будет достаточно. Может быть, я помогу ему донести эту новость, чтобы больше людей знали о BioTech Institute? Я не смогла ничего ответить. А потом, Холмс просто ушел. Это было безумие. Разве нет? С одной стороны, мне казалось что он либо выдумывал, либо преувеличивал рассказанное точно. Но с другой стороны, у меня появилось параноидальное ощущение того, что он прав и эти патенты действительно очень много значат. Я чувствовала себя обкуренной или околдованной. Но если то, что говорил Холмс, было правдой, то история весьма взрывоопасна. Чтобы как-то расставить все по местам в своей голове, решила пройтись по коридору. Мне повстречалась моя знакомая, которая занимается серьезной медицинской работой. Когда я спросила ее о BioTech Institute, она ахнула и переслала мне по электронной почте письмо, которое циркулировало среди влиятельных в отрасли людей в течение уже пары месяцев. Это был анализ и объяснение попыток BioTech Institute захватить рынок марихуаны, письмо было написано специалистом в области генетики, Реджи Гаудино. Он подсчитал, что в совокупности все желаемые патенты компании будут стоить сотни миллионов долларов и в конечном итоге cмогут влиять на каждый штамм марихуаны, который в настоящее время выращивается. Каждый сорт. Вернувшись из Вегаса, я старалась поднять на обсуждение эту историю с каждым человеком, кто как-то компетентен в этом вопросе, которого я встречала .Большинство из них понятия не имели, о чем я говорю. Но по-настоящему меня встревожили те, кто понимал о чем я. Глаза их расширялись. Голоса становились либо приглушенными, либо громкими и сердитыми. А общаясь на эту тему в интернете, моим приятелям вдруг понадобилось подтвердить, что переписка не для протокола. За четыре года наблюдения за рынком канабиса я никогда не сталкивалась с ситуацией, которая вызывала страх и ярость в сердцах стольких людей. Невидимая компания Вне этих патентов BioTech Institute будто не существует. Компания не имеет никакого веб-сайта, не производит какой-либо продукции и не владеет магазинами. Холмс слышал лишь то, что она принадлежит какому-то миллиардеру, который желает сохранять инкогнито. Публичный архив BioTech Institute вывел на два Лос-Анджелесских адреса, оба они вели к адвокатам, которые не хотели разговаривать. Источник, знакомый с процессом патентования BioTech Institute, подсчитал, что компания потратила по меньшей мере $250 000 на исследования и юридические сборы по каждому из своих патентов. Я знала, что если бы я могла выяснить, кто платил за патенты, я могла бы узнать, кто держит ключи к будущему индустрии марихуаны. Но я даже не знала, с чего мне стоило бы начать. В общем говоря, людей в индустрии можно разделить на три группы, основываясь на времени, в которое они решили начать работать с травкой. Во-первых - внезаконники. Это наркоторговцы или люди, которые сознательно выбрали так называемую преступную жизнь, часто потому, что они не любят основное общество или верят в духовные и физические преимущества каннабиса. Затем идут зеленые бегуны - финансисты или предприниматели, которые вмешались только тогда, когда поняли, что страна неумолимо движется к легализации. Многие из них любят накуриться, но большинство из них в первую очередь связаны с зарабатыванием денег. Они, как правило, пытаются взять на себя как можно меньше юридического риска, что часто означает открытие бизнеса, который относится к марихуане, но никак не связан с самим растением. Банки попадают под действие федерального закона, поэтому любой, кто открывает аптеку, может быть арестован. Наконец, есть люди, о которых я думаю как о шифровальщиках. Большинство шифровальщиков связалось с канабисом еще тогда, когда экономика была неустойчива, и граница между черным рынком и рынком медицинской марихуаны, была гораздо более размыта. Шифровальщики видели легалайз на горизонте и, возможно, имели опыт в юридиспруденции, но все еще были вынуждены сталкиваться с теневыми сделками и полицейскими рейдами. Они научились говорить на языке внезаконников, но также знали, как выглядеть профессионалом перед бегунами, что давало им мощную (и прибыльную) способность переключаться между мирами сменяя шифр. Самым известным изобретателем патентов BioTech Institute является шифровальщик по имени Майкл Бэкс, известная фигура в калифорнийских марихуановых кругах. Некоторые называют его Морфеус, под таким именем он известен в интернет порталах. Бэкс является соучредителем одного из законных медицинских марихуановых диспансеров в Лос-Анджелесе и специализируется на редких штаммах со всего мира. Я написала Бэксу по электронной почте. Он отказался говорить и сказал, что больше не работает с BioTech Institute. Дальнейшие поиски привели меня к нескольким компаниям, основанными из тех же двух адвокатских контор, и управляемыми людьми, связанными с BioTech Institute: BHC Consultants, NaPro Research, и самое интересное - Phytecs. Phytecs имеет веб-сайт, но пока ничего не продает и никогда не использует слова “марихуана” или “каннабис” - классический шаг зеленого бегуна. Это делается чтобы минимизировать юридический риск. Вместо этого, Phytecs говорит о "продуктах и методах лечения, направленных на эндоканнабиноидную систему", имея в виду рецепторы в организме, которые реагируют на первичные соединения травки. Работа с каннабиноидами обычно более законна, чем работа с каннабисом, потому что они могут быть синтезированы в лаборатории или извлечены из других растений. Я был ошеломлен, увидев что команда Phytecs включала в себя два величайших эксперта по каннабису в мире: легендарный биохимик, который обнаружил что то, что поднимает вас высоко называется THC - Рафаэль Мешулам, и невролог по имени Итан Руссо, который помог разработать первые современные лекарства на основе канабиса. По телефону Руссо сказал мне, что Phytecs - это “очень маленькая, ограниченная, направленная на исследования и разработки компания” с планами производить продукты как с каннабисом, так и без него. - У нас есть очень активная программа в области дерматологии. Наша компания работает с соединениями из целого ряда источников, как натуральных, так и полусинтетических, - сказал Руссо, потенциально вовлекая как рецептурные продукты, так и безрецептурную косметику. Итак, были ли Phytecs и BioTech Institute частью единого, более крупного предприятия? К сожалению, за ответами на мои вопросы о деловых операциях и патентах он направил меня юристам. - Некоторые из этих вещей очень деликатны. Очевидно, мы занимаемся бизнесом, законность которого, ну... У нас появилась новая администрация... - Руссо сказал, и задавался вопросом вслух, что произойдет с каннабисом при Трампе, заключая: - Вы должны быть осмотрительны. Жадность внезаконников Примерно в это же время я начала исключать возможность того, что за BioTech Institute стоит внезаконник. Все слишком поддавалось обычной деловой логике. BioTech Institute, казалось, следовал по стопам компаний агрогигантов, таких как Pioneer и Monsanto, которые начали приобретать патенты на сельскохозяйственные культуры в 1980-х годах, когда патенты на растения стали законными. Сначала эти компании использовали патенты для защиты ГМО культур, на разработку которых ушли годы и миллионы долларов, таких как кукуруза, содержащая пестициды. Но со временем приобретение патентов на полезные растения преобрело принцип "кто успел, тот и съел". В одном случае компания, производитель семян, получила патент на желтую фасоль, широко распространенную и выращиваемую в Мексике сотни лет. Потребовалось почти десять лет, чтобы окончательно опровергнуть это утверждение и аннулировать патент. Имя компании Monsanto, в частности, стала синонимом для хищнического капитализма и корпоративного влияния на государственную политику - синонимом именно того, чего пыталось избежать большинство внезаконников, выращивая марихуану подпольно. Я отправилась в горы Северной Калифорнии, где десятки тысяч фермеров марихуаны жили с 1970-х гг. Однажды я завтракала в кафе Eel River и мне удалось побеседовать с двумя мужчинами в возрасте 50 лет, которые выращивали травку большую часть своей жизни: Кевин Джодри, владелец питомника конопли, и его друг Зигги. Джодри утверждает, что клоны его питомника производят марихуану на сумму от $150 млн до $200 млн. В последнее время он убеждает фермеров отправлять образцы своих штаммов Маугли Холмсу, ученому из Портленда. Своей борьбой против патентов на полезные культуры, Холмс создал возможность для производителей помещать их свои генетические разновидности в свою базу, делая из них общественное достояние. - Я пытаюсь заставить всех, кого знаю, зарегистрировать каждый eбаный куст, который у них есть, - сказал Джодри поедая кусочки яичницы и картофельных оладий. - Таким образом, никто не сможет прийти на мою ферму и пытаться говорить мне: Вы должны заплатить мне за выращивание этого сорта. Это просто ростовщичество. Только четверть фермеров, с которыми он разговаривал, обнародовали свои генетические данные. Многие относились к Холмсу с подозрением. В конце концов, он тоже занимался бизнесом. Его компания планировала использовать генетические данные, чтобы помочь лучше развести коноплю. Таким образом, Холмс также мог бы в конечном итоге продать семена марихуаны, и патенты в конечном итоге могли бы повлиять на его конечный результат. Другие внезаконники говорили Джодри, что надеются получить свои собственные патенты. Я начала видеть дыры в ностальгическом представлении о том, что все, кто выращивал травку, были альтруистичными богемцами, которые распространяли любовь. Наркоторговля прибыльна: именно поэтому люди идут на огромный риск, чтобы сделать это. Возьмем, к примеру, Зигги и Джодри. Они хотят остановить BioTech Institute, конечно, но к методам компании они относятся с уважением. - Если бы я увидел доллары, которые были доступны в каннабисе, и у меня было финансирование, чтобы сделать подпольный проект, который дал мне развить свою монополию, конечно, я бы делал также - сказал Зигги. - Это хороший бизнес, - согласился Джодри и погрозил пальцем, обращаясь к изобретателям патентов. - Если ты думаешь, что мы не будем ссориться, то ты сумасшедший. Погоня за иллионерами и миллиардерами По всей вероятности, люди, стоявшие за BioTech Institute, были зелеными бегунами, которые оставались анонимными, чтобы избежать квази-юридических преступлений. Если то, что слышал Холмс, было правдой, и инвестор действительно был миллиардером, одним из очевидных кандидатов был бы Шон Паркер. Вы можете вспомнить его как парня, который был соучредителем Napster и которого играл Джастин Тимберлейк в фильме "Социальные сети". В 2016 году технологический магнат выделил более $ 7 миллионов на кампанию по легализации марихуаны в Калифорнии. Паркер настаивает на том, что его пожертвования были чисто филантропическими, что подпитывает предположения, что у него есть тайные планы инвестирования в каннабис. Учитывая, насколько дорогими стали патентные баталии в Силиконовой долине, опытный технический инвестор знал бы, что необходимо закреплять за собой интеллектуальную собственность в мире марихуаны. Представитель Паркера заявил, что он не участвует в BioTech Institute, и у него нет никаких инвестиций в промышленность каннабиса. Инвестор не обязательно был миллиардером. Есть тонны зеленых бегунов, чье состояние состовляет десятки или сотни миллионов долларов, каждый из которых может позволить себе совершить затею, такую как BioTech Institute. Множество богатых людей Силиконовой долины, соблазнены относительно разрешительной и профессиональной экономикой марихуаны в районе залива, среди которых десятки крутых голливудских продюсеров, популярных хип-хоп артистов и бывших профессиональных спортсменов. Титаны алкогольной и фармацевтической промышленности, предвидели грядущую смену и думали: Если мы не можете победить их, то присоединимся к ним. Действительно, инвестором может быть кто угодно. По счастливой случайности, именно тогда, когда я начала выслеживать потенциальных плутократов в индустрии, меня пригласили на ужин для инвесторов в каннабис, который организовал бывший трейдер Bear Stearns по имени Грег Шрайбер. -Это чрезвычайно высококлассное мероприятие, - сказал мне Шрайбер. - Это не миллионеры. Это же миллиардеры! Миллиардеры! Он выпалил имена состоятельных людей, которые будут там присутствовать. Толпа состояла в основном из седовласых белых мужчин в пиджаках или кашемировых свитерах. Гостям подавали шампанское, вино и блюда с марихуаной - серию из четырех блюд, покрытых ликующими завитушками соуса, которые находились на двух длинных столах со свечами и украшениями из веточек и тюльпанов. Какой-то парень играл соло на виолончели в углу. Там было так много зеленых бегунов и я решила, что кто-то должен что-то знать. Я встретила инвестора в костюме и бейсболке задом наперед, который играл в профессиональное поло. Когда я заговорила о патентах на травку, он подумал, что я имею в виду товарные знаки, такие как логотипы и фирменные наименования. Я подходила к одному человеку за другим, спрашивая с привычной небрежностью, знает ли кто-нибудь кого-нибудь, кто инвестирует в патенты на марихуану, но никто не знал. Разочарованная, я решила, что большинство зеленых бегунов были слишком, ну, зелеными, чтобы создать что-то вроде BioTech Institute. Так что, если внезаконники знали слишком много, а зеленые бегуны слишком мало, то, возможно, люди, которых я искала находятся где-то по середине. И действительно, была одна многообещающая зацепка, которую мне нужно было проверить, и с этой зацепкой связан очень приметный шифровальщик. Подсказка Монтеля Уильямса Расследование приняло сюрреалистический оборот в другой день, когда я провела послеобеденный час в вестибюле отеля Ritz-Carlton в центре Лос-Анджелеса, нервничая и ожидая знаменитость, которая опаздывала. Мое вынюхивание привело к довольно неожиданной личности: бывшему ведущему дневного ток-шоу Монтелу Уильямсу. В отличие от Вупи Голдберг или Вилли Нельсона, зеленых бегунов, которые прыгнули в игру с травкой только недавно, Уильямс был предпринимателем марихуаны задолго до того, как это стало модным — истинный шифровальщик. Я стала подозревать, что Уильямс может быть причастен к патентам, потому что в 2011 году он помог основать в Сакраменто марихуановый диспансер под названием Abatin Wellness Center, в котором работал ключевой персонал из BioTech Institute. В 2012 году Бэкс был описан в интервью как "руководитель исследований и разработок для Abatin", а в 2016 году адвокат, который связан с BioTech Institute и Phytecs, был назван президентом Abatin. По какому-то наитию я позвонила нынешнему руководителю амбулатории Сакраменто, Аундре Спесиале, которыая сказала, что она все еще работает с Бэксом, хотя сама она не является сотрудником BioTech Institute или Phytecs. Уильямс упоминал в интервью 2013 года, что он больше не работает с Abatin, но казалось вполне возможным, что у него есть деньги и ноу-хау для финансирования BioTech Institute. В конце концов, этот человек рабоал на телевидении в течение 17 лет, и ему за агрессивную рекламу всего: от блендеров до кредитования. Я должна была поговорить с ним. В отель Ritz, Уильямс прибыл одетый в сиреневую рубашку с белым воротником, и в несколько блестящих, возможно, инкрустированных бриллиантами украшений. Он сразу объявил, что ему нужно смыть макияж и исчез, а я осталась с Джонатаном Фрэнксом, котрый был правой рукой Уильямса. Фрэнкс потягивая энергетический напиток, стал обсуждать на стойке регистрации, чтобы для нас нашли немного места, чтобы поговорить в спокойной обстановке. Таким образом, мы устроились в ресторане Wolfgang Puck на 24-м этаже, с панорамныи окнами и видом на автостраду. Проповедовать преимущества медицинской марихуаны Уильямс начал с тех пор, как в 1999 году у него диагностировали рассеянный склероз. Сейас он приехал в Лос-Анджелес для того, чтобы продвигать свою новую линию конопляного масла Lenitiv Labs на мероприятии, которое проходило в тот вечер и называлось CannaCool Lounge. Вскоре после того, как звезда плюхнулась в кресло напротив меня, стало очевидно, что он относится к большей части своей повседневной жизни так, будто он снимает рекламный ролик. Он почти не отрывал взгляда, имел обаяние уровня Билла Клинтона и пользовался сленгом и текучестью слов, присущих любителям покурить. Он определенно знал о марихуане больше, чем кто-либо из зеленых бегунов на той вечеринке. Уильямс постоянно упоминал о своих правах собсвенника. Я спросила, приобрел ли он какие-нибудь патенты. Он ответил отрицательно. В какой-то момент разговоре упомянулось имя медицинского директора Phytecs Итана Руссо, и я спросила Уильямса, работают ли они вместе. Он сказал, что в прошлом, когда он занимался центром Abatin, им доводилось сотрудничать. Я была удивлена тому, что Уильямс связывает Руссо с Abatin. Ведь сам Руссо отрицал, что когда-либо работал с Abatin. Я спросила Уильямса, работал ли он с Майклом Бэксом в Abatin: - Да, работали. А потом, я вроде как совсем отстранился от этих ребят, а потом и вовсе вышел из бизнеса, - сказал он. На вопрос почему, и следующие вопросы он предпочел не отвечать. Таким образом, я выяснила что Уильямс не финансировал патенты. Но все это выглядело так, будто люди, стоящие за Abatin, Phytecs и BioTech Institute, в течении какого-то времени работали вместе. После интервью я уже ждала камердинера, когда Фрэнкс вдруг начал рассказывать мне, почему Уильямс покинул Abatin. - Это мешало ему спать по ночам, - сказал он. - И, честно говоря, у инвестора тоже пропал сон. Ведь у него есть семья - жена и двое детей. Были времена, когда за 18 месяцв он стал выглядеть так, будто постарел на десять лет. Ага! Инвестор. Один. У которого двое детей. Теперь мы кое-что выяснили. Это вполне мог быть тот же человек, который финансировал BioTech Institute. Через несколько часов я приехала в бар CannaCool Lounge, полная решимости заставить Фрэнкса рассказать мне больше. В банкетном зале, окруженном искусственно позолоченными колоннами, находилось несолько сотен зеленых бегунов. Официанты то и дело проносили на серебряных блюдах мимо них поленты с марихуаной, булочки со свининой и фруктовый лед. Уильямс, одетый в черную водолазку и черные джинсы, делал то, что у него получается лучше всего - общался с поклонниками и пускался во все тяжкие чтобы продать свой продукт. - Нажмите вот на эту кнопку, - велел он пожилой женщине, протягивая ей вапорайзер. Нажав куда следует, она сделала затяжку. - Леди, у вас хорошая тяга, - сказал он. - Будто бы вакуум! От таких комплиментов женщина едва не падала в оборок от восторга. К тому времени, как я нашла Фрэнкса, с его лица градом лил пот. Я спросила его про инвестора, он ухмыльнулся и ответил: - Ты никогда его не найдешь. В интернете нет никаких его следов. Итак, Паркер окончательно выходит из моего подозрения. Каждое его движение, от Napster и Facebook до роскошной свадьбы в лесу, было публичным. Тогда я спросила об отношениях между Abatin и другими компаниями. - У этих компаний было так много имен, - сказал Фрэнкс. - Но только у одного парня есть деньги. - Ну и как же он заработал свои деньги? - Спросила я его. - Косметика. - Сказал он. Мне вспомнились слова Руссо о компании Phytec, разрабатывающей средства по уходу за кожей. - Я работал на него некоторое время, - добавил Фрэнкс. - Он живет в Беверли-Хиллз. Они совсем не плохие ребята. Я попросила уточнить подробности, но Фрэнкс отказался. - Ладно, если ты не можешь сказать мне имя инвестора, может быть, ты сможешь сказать мне, где найти его самостоятельно? Фрэнкс на минуту задумался. Еще одна огромная капля пота скатилась по его щеке. - Abatin пытался открыть диспансер в Вашингтоне, округ Колумбия, - сказал он. - Попробуй поискать там. Раскрытие заговора Через месяц я получила серию электронных писем из Департамента здравоохранения Вашингтона, округ Колумбия. В соответствии с Законом свободе информации, я сделала запрос на данные о заявках по программе медицинской марихуаны, теперь я могла ознакомится с результатами. Компании Abatin не удалось получить лицензию диспансера, но им была одобрен лицензия для культивационного центра, который в настоящее время выращивает каннабис для пациентов округа Колумбия. Я нашла документы Abatin и стала просматривать их. На первой же странице, в списке участников товарищества или общества с ограниченной ответственностью, стояло имя Монтель Б. Уильямс, а следом за ним было имя человека, который жил в Беверли-Хиллз и делал деньги на косметике - Шон Седагхат. После всех этих поисков, разве это мог быть какой-то случайный парень? В том, что о Седагхате невозможно найти информацию в интернете, Фрэнкс ошибался. Как только я узнала его имя, мне удалось кое-что узнать. По данным газеты The L. A. Times, Седагхат продал свою семейную косметическую компанию за 255 миллионов долларов в 1997 году. С тех пор он основал еще как минимум два косметических бизнеса. А его особняк стоимостью $ 10,3 млн в Беверли-Хиллз был показан в музыкальном клипе для Бритни Спирс на песню Slumber Party. Я также обнаружила, что Бэкс, в конце своей книги Cannabis Pharmacy, одним из первых людей поблагодарил Шона за его "несравненное видение". Источник, знакомый с работой Бэкса, упомянул, что его исследование финансировалось ближневосточным человеком, который управлял косметической компанией. А Фред Гарднер, редактор журнала о медицинской марихуане O'Shaughnessy's, сказал, что один из других владельцев патентов BioTech Institute представил ему человека по имени Шон на фестивале каннабиса в 2014 или 2015 году. Но был ли Седагхат действительно миллиардером? В 2011 году Abatin подали заявку на открытие диспансера в Нью-Джерси, но неудачно. Письмо из банка гласило: Шон Седагхат и его партнеры поддерживают баланс в восьми цифрах " — то есть почти $100 млн. Вскоре я узнала, что нынешний косметический концерн Седагхата, Yonwoo/PKG, имеет офис в том же небоскребе, что Phytecs и BioTech Institute. Yonwoo/PKG находится занимает офис 2240. Офис 2250 принадлежит Гэри Хиллеру, юристу, который управляет Phytecs и BioTech Institute. Каждый раз, когда я приезжала туда, мне говорили, что и Хиллер, и Седагхат уехали из города. Однажды дверь в офисе Хиллера мне открыл известный активист по борьбе с марихуаной Дон Дункан, и сказал, что работает на BHC Consultants. Я задумалась - был ли кто-нибудь, кто не был вовлечен в эту паутину? Дункан говорил что предприятия разные, но все они принадлежат одной семье. Это определенно начинало выглядеть так, как будто Хиллер и Седагхат были позади скрытого конгломерата. Позже я нашла по меньшей мере семь компаний с именами и адресами Хиллера и Седагхата, шесть из которых подали заявки на продление за последние два года. Исследователь каннабиса, к которому обратился кто-то из сотрудников BioTech Institute, сказал мне: Я уверен сто процентов, это одна группа людей, работающих вместе под несколькими именами. Хиллер сказал, что Седагхат не был главным инвестором, и что BioTech Institute, Phytecs, NaPro и BHC Consultants не имеют не имеют друг к другу никакого отношения кроме того, что я сотрудничаю с каждой из этих компаний, не смотря на то, что отдельные лица из некоторых этих компаний время от времени сотрудничали друг с другом. Адвокат Седагхата подтвердил, что он является инвестором в Phytecs и является инвестором в ряд международных публичных компаний не связанных с канабисом. Эти компании, возможно принимали или в настоящее время принимают некоторое участие в обеспечении защиты интеллектуальной собственности, компаний связанных с каннабисом. Кроме этого, адвокат заявил, что с 2015 года Седакхат не был инвестором и никак не связан с каким либо бизнесом связанным с канабисом. Теперь все стало более запутанным, чем когда-либо. О каких международных публичных компаниях говорил адвокат Седагхата? По всей видимости, он допускал вероятность того, что в этом пространстве может быть более широкая сеть инвесторов и компаний. Так или иначе, почти никто не обращал внимания на того кто стоял за BioTech Institute, и совершил блестящий и якобы законный захват. Я все еще не знала, собираются ли они начать взимать лицензионные сборы, и если да, то позволят ли они проводить исследования по доступной цене. Внезапно я стала понимать высокую вероятность того, что даже если США легализут марихуану на федеральном уровне, ожидаемый бум клинических испытаний и медицинских открытий может никогда не состояться. Потенциальная революция в области здоровья и хорошего самочувствия может стать иллюзией, а ограничительные положения патентов сделают какие либо инновации невозможными. Но в BioTech Institute так не считали. Хиллер сказал, что работа компании будет непосредственно способствовать исследованиям в области каннабиса, что ранее было невозможно. Фармацевтические компании действительно используют прибыль от своих запатентованных лекарств для финансирования исследований и разработок новых методов лечения. Возможно, BioTech Institute станет универсальным магазином для каждой возможной перестановки медицинских полезных продуктов марихуаны. Тем не менее, всеохватывающие последствия того, что было достигнуто людьми, работающими абсолютно тайно - были ошеломляющими. Если остальные патенты будут одобрены, и они останутся законными, BioTech Institute может получить монополию на важнейшую интеллектуальную собственность продукта. Растения, обладающего эффектами от успокоения до изменения сознания, уже приеняемого в некоторых областях медицины, и потенциал которого раскрыт далеко не полностью - делают его более ценным, чем пшеница. Если бы внезаконники в остальной части индустрии каннабиса не взяли перерыв, в борьбе друг с другом, для того чтобы работать вместе против патентов, BioTech Institute мог бы загнать рынок в угол в ближайшие нескольких лет. Компания могла бы контролировать доступ к канабису, который, как было показано, уменьшает тремор у пациентов с паркинсонизмом, помогает ветеранам перестать зависать во флэшбэках, облегчает тошноту любого столкнувшегося с химиотерапией. Они могли бы брать сколько им вздумается. И никто ничего больше не смог бы с этим поделать. Автор статьи: Аманда Чикаго Льюис Перевод и оформление статьи: STEYone Источник: GQ
  • Создать...

Успех! Новость принята на премодерацию. Совсем скоро ищите в ленте новостей!