Публикации
Гроупедия
Перейти к содержанию

Terpen

Гровер
  • Публикаций

    896
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

1,664 Доктор наук

8 Подписчиков

Информация о Terpen

  • Звание
    Супермодератор
  • День рождения 20/04/1971

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Город
    Africa
  • Интересы
    “When you smoke marijuana, you are in the moment and you are happy. You forget about any worries of the past or the future.” —Tommy Chong

Посетители профиля

585 просмотров профиля
  1. Перевели и озвучили для вас фундаментальное видео по основам и техникам тренировок каннабиса. Все теоретически обосновано и практически показано. Справедливо для фотопериодных растений. Статьи по теме: Подрезка vs FIMing Тренировки: топпинг автоцветов Прогрессивный гровинг Гроурепорт с применением подрезки на автоцвете Еще посмотреть: Автоцветы: От семечки до урожая 7 советов по выращиванию больших шишек и повышению урожайности Выращивание автоцветов на органике. Пошаговое руководство Просмотр полной Статья
  2. Статьи по теме: Подрезка vs FIMing Тренировки: топпинг автоцветов Прогрессивный гровинг Гроурепорт с применением подрезки на автоцвете Еще посмотреть: Автоцветы: От семечки до урожая 7 советов по выращиванию больших шишек и повышению урожайности Выращивание автоцветов на органике. Пошаговое руководство
  3. То, что упускают посторонние, проницательный (и, возможно, слегка покрасневший) глаз может найти повсюду. Число 420 есть на бонгах, футболках, нашивках и кофейных кружках. Это число можно найти повсюду, например, в программе «Субботний вечер» или в средствах массовой информации 20 апреля. Для многих стоунеров цифра 420 является путеводной звездой и вдохновением. По сути, для тех, кто осознает это, 420 — неотъемлемая часть их повседневной жизни. Сила 420 — весьма уникальна во многих отношениях, которые вдохновляют и культивируют идентичность людей, общность и даже их реальность. Трудно даже придумать другое числовое выражение для сравнения. 411 или 911? Счастливая 7? Демонические 666? ЛСД-25? Или даже бесконечное 3,1416?.. Хотя эти цифры и значительны, ни одно из этих чисел само по себе не охватывает и не отражает какое-либо сообщество людей в такой степени, как 420. Социология удивляет, когда она проливает новый свет на наше повседневное поведение и опыт. Все знают, что 420 — это особенное число. Наша цель — объяснить некоторые социологические причины особого статуса этого числа как общности всех курильщиков каннабиса. Изучение «Секретного кода» Большинство стоунеров сначала узнают о 420 от друзей из старшей школы или колледжа либо от братьев или сестёр. Один курильщик, например, узнал об этом от «хороших друзей в армии», которые «представили 4:20 вместо военного времени 1620». Другие объяснили, что они «стали частью «команды», набрав 420 очков, или узнали об этом, «делясь марихуаной с новыми друзьями» на рок-концертах. Один из первых уроков, усвоенных курильщиками, заключается в том, что, хотя значение 420 очевидно для инсайдеров как универсальный или международный символ марихуаны, это также их «секретный код» для того, чтобы пойти дунуть. Курильщики рассказывали комедийные истории, например, когда учитель средней школы спросил ученика, который час, и он ответил: «Четыре двадцать», вызвав смех одноклассников и недоумение своего учителя. Другие объяснили, что это позволяет им носить в школе вопиющие символы марихуаны (на шапках, рубашках, и т.п.), не сталкиваясь с негативными ситуациями. Третьи объяснили, что 420 как «секретный код» позволяет им безопасно и точно идентифицировать других, кто курит марихуану. Например, один курильщик объяснил: «Четыре-двадцать — это как тайный покупатель... хороший способ следить за теми, кто курит». СИЛА 420 Все это увлекательно для социолога, потому что секреты и юмор — очень эффективные средства для более тесной связи групп. Секреты создают социальную границу между посторонними и инсайдерами, заставляя инсайдеров чувствовать себя ближе друг к другу. Юмор, по крайней мере, для тех, кто в нём участвует, усиливает чувство расслабления и тепла. Вместе секреты и юмор культивируют близость, приверженность чему-либо и групповую солидарность. «ВРЕМЯ» 420 Курильщики объяснили, что 420 — это «время между днем и ночью, перерыв, хорошее время, чтобы расслабиться и пыхнуть». Другие говорили: «Если мы с друзьями когда-нибудь встаем в 4:20 утра, мы всегда празднуем тем, что курим бонг или косяк. Это просто оправданная причина, чтобы курнуть». Для новичков «420» мотивирует курение путем организации их времени. Новобранцы узнают, что 420 означает «время дунуть» и они так и делают. Например, курильщики объяснили, как они узнали, что 4:20 дня — это «лучшее время» для курильщиков, «счастливый час для курильщиков марихуаны», «лучшее время для курения» или «международное время курения». Один из них выразил общее мнение новичков: «Вы должны закурить в 4:20, если у вас есть трава». Курильщики объяснили, как они устанавливают свои будильники или как часы в целом служат напоминанием о том, что нужно курить в 4:20. Практически все курильщики согласились с тем, что для новичка 420 становится предлогом или поводом для курения. Это число является социологически значимым для них, поскольку является ключевым ингредиентом рецепта достижения их идентичности. Не обращая внимания на такую социологическую ценность этого числа, более опытные курильщики жаловались, что такое структурирование времени привело к «ритуальному использованию 420» или что «курение марихуаны превратилось в шутку» из за этого числа. Будь то новичок или опытный потребитель, почти все они согласны с тем, что 4:20 (PM или AM) это источник единства в сообществе курильщиков каннабиса. Это по-разному описывалось ими, как «время объединиться со всеми курильщиками», «клуб курильщиков» и способ «объединить потребителей каннабиса». Курильщики неоднократно заявляли, что «420» помогло создать общие узы между друзьями и однокурсниками. Они знают, что когда они поджигают травку в 4:20, тысячи, если не миллионы других людей делают то же самое по той же самой причине. Происхождение Большинство курильщиков марихуаны, вероятно, приняли бы как факт, что 420 родом из Сан-Рафаэла, Калифорния, где Стив Уолдо использовал выражение «420 Луи» в старшей школе. Уолдо использовал его как секретный код, чтобы напомнить друзьям о том, что нужно собраться для курения у статуи Луи Пастера. Однако независимо от того, знали ли об этом курильщики, с которыми мы разговаривали, они, как правило, не интересовались истинным происхождением 420. Один из них выразил типичную точку зрения: «Фактическое значение числа 420 или его происхождение кажется мне неважным по сравнению с ощущением нашей общности — это и есть истинное значение. Другой придерживался аналогичного мнения: «Большинство людей не хотят знать, откуда взялось 420, а скорее наслаждаются его культурным значением». Третий, рассмотрев ряд возможных теорий, объяснил: «Хотя некоторые из этих историй происхождения более правдоподобны, чем другие, все они показывают, насколько важно это число для сообщества марихуаны». Четвертый курильщик выразил общую мысль: «Я думаю, что наиболее достоверное значение 420 — это то, что вы его изучаете и знаете». Это очевидное противоречие стало более осмысленным, когда десятки обсуждаемых теорий, хотя часто неверные или недоказуемые, стали эквивалентны сто первому курсу культурной грамотности в отношении марихуаны. Как мне неоднократно говорили курильщики, обсуждение и споры важнее, чем открытие истины из-за лежащих в основе вещей, которым можно научиться. Курильщики узнают, например, о вызывающем отношении полиции к законам о каннабисе, а также о значении людей и вещей, таких как Джерри Гарсия и Grateful Dead, Чич и Чонг, Ямайка, Амстердам. Они служат предметом для многих глубоких философских и научных бесед. Курильщики сказали, что философские рассуждения Стоунера о происхождении были особенно значимы, когда они делили косяк или бонг друг с другом. Изучение, но не обязательно доказательство теорий происхождения даёт много важных уроков в культуре марихуаны. Другими словами, 420 служит хорошим, праздничным и часто юмористическим учителем для них. Наиболее распространенная теория происхождения, выдвигаемая курильщиками, заключается в том, что 420 — это был «полицейский кодекс Лос-Анджелеса, запрещающий курение марихуаны». Исследуя обоснованность этого утверждения, мы позвонили в полицейское управление Лос-Анджелеса и спросили, является ли 420 «настоящим» полицейским кодексом, запрещающим курение марихуаны. Отвечавший на вопросы офицер объяснил, что 420 в «штрафной книжке» относится к «предотвращению или препятствованию въезду или проходу через общественные земли». Затем я спросил, какой у них кодекс для «курения марихуаны». Они сказали, что номером Кодекса здоровья и безопасности Калифорнии для «любых наркотических средств», включая марихуану, является число 11350. Стив Уолдо, писавший в HIGH TIMES («4:20 и Grateful Dead», май 2001 г.), объяснил: «Хотя зачастую и ходят разные слухи, 420 не является полицейским кодексом для правоохранительных органов по борьбе с наркотиками. Обеспечение соблюдения законов о наркотиках в Калифорнии и Сан-Рафаэле является частью Кодекса здоровья и безопасности штата, в котором все разделы имеют пяти- и шестизначные числа, иногда разделенные десятичной точкой. Деятельность и нарушения, связанные с марихуаной, приходятся на число 11350». Теория происхождения полицейского кодекса, хотя и ложная, обращает внимание на тот факт, что марихуана является незаконным веществом, указывая на центральное ценностное различие между тем, что является законом, и тем, что ценится курильщиками марихуаны. Принять кодекс полиции как символ курения — значит научиться противостоять законам, запрещающим курение. Привлечь внимание к Калифорнии — значит узнать о штате, который является лидером в борьбе за легализацию использования марихуаны в медицинских целях. Вторая теория происхождения заключается в том, что 420 ссылается на ТГК (дельта-9-тетрагидроканнабинол) как на «количество химических веществ в ТГК», «количество молекул в марихуане» или «количество элементов в растении марихуаны». Скептически относясь к этим заявлениям о биохимии, мы запросили оценку у Питера Вебстера, редактора и обозревателя Международного журнала лекарственной политики, который ответил на наш вопрос следующим образом: «ТГК, или основной активный ингредиент каннабиса, представляет собой единое химическое соединение. Однако в каннабисе есть много других тесно связанных, но менее психоактивных химических веществ, некоторые из которых могут быть более важными в медицинских целях. Однако каждый из них является отдельным химическим веществом, поскольку его молекулярная структура уникальна. Опять же, ТГК — это лишь одно из химических веществ. Марихуана содержит, возможно, много тысяч различных молекулярных объектов, от пары сотен каннабиноидов, таких как ТГК, до хлорофилла — жиры и волокна, такие как лигнин и целлюлоза, сахара, ферменты и широкий спектр других органических химикатов. Есть ряд элементов: углерод, водород, кислород, азот, сера, хлор, натрий, калий, железо, магний, фосфор... фактически, большинство элементов первой части таблицы Менделеева и, возможно, даже следы тяжелых металлов — то есть всё, что есть в среде, в которой растет каннабис». В другом объяснении говорится, что 420 произошли от «даты, когда Хайле Селассие впервые посетил Ямайку». Покойный эфиопский император, почитаемый растафарианцами, как символ возрождения чёрного правления в Африке, посетил Ямайку на три дня в апреле 1966 года, но прибыл туда 21 числа. Таким образом, эта теория происхождения помогает курильщикам узнать о важности Амстердама — города, который терпимо относится к употреблению «лёгких наркотиков» и где марихуану можно свободно курить в кофейнях. Курильщики также утверждали, что 420 произошли от первого зарегистрированного употребления марихуаны. Изучая это утверждение, мы обнаружили, что 2737 год до нашей эры часто упоминается в академических текстах как самое раннее свидетельство об употреблении марихуаны. Однако Эрих Гуд (в «Наркотиках в американском обществе», 5-е изд.) сообщает нам, что «не существует определенной даты самого раннего зарегистрированного употребления марихуаны, хотя описания употребления каннабиса можно найти в древних текстах из Китая, Индии, Персии, Ассирии, Египта, Греции и Рима. Например, марихуана упоминается как «целебная трава» в «Классике Божественного земледельца из Materia Medica» примерно в первом или втором веке нашей эры. В 650 году до нашей эры употребление каннабиса упоминается в Персии и Ассирии. В 400 году до нашей эры употребление каннабиса упоминается в Риме». Возможно, самая креативная, но сомнительная теория времени состоит в том, что 420 возникло из положения «болтающегося косяка» во рту ямайца, выходящего с работы. Положение косяка напоминало стрелку аналоговых часов, указывающих на 4:20. Последнее, но не исчерпывающее объяснение состоит в том, что 420 произошли от дня рождения Адольфа Гитлера. Один курильщик объяснил: «Гитлер представляет собой резко противоположный контраст всего, за что выступает сообщество курильщиков марихуаны». Невозможно доказать, что эта теория верна, как и вышеприведенные теории, но все же имеет прямую ссылку на 420. И хотя Гитлер на самом деле родился 20 апреля 1889 года, нет никаких доказательств того, что 420 произошли именно от этой даты. Изучая теорию Гитлера, курильщики узнают о ценности ямайской марихуаны, а также о мирном, непринужденном духе среди курильщиков. Что наиболее важно, так это не определение истинного происхождения 420, а, скорее, участие в беседах и спорах, наполненных интересными историями для курильщиков каннабиса. Поскольку эти теории происхождения либо ошибочны, либо недоказуемы, они обеспечивают непрерывный диалог в компании стоунеров. Ценность историй происхождения 420 аналогичны пересказу историй в дружной семье. Истории — правдивые, ложные или приукрашенные — лишь укрепляют чувство принадлежности, идентичности и ценностей в семье потребителей каннабиса, сближая их. Даже если мы подозреваем, что тетя Люся или дядя Женя говорят неправду, это не мешает нам наслаждаться их старыми историями. Сам пересказ становится неким заветным ритуалом и средством передачи того, что ценится и важно для стоунеров. Праздник для смоукеров 20 апреля, а именно в 16:20 — это «праздник всех потребителей каннабиса», который также по-разному описывается как «Новый год для хиппи», «национальное время для курения», «национальный день курения каннабиса», или просто «праздник». «День признательности за травку», «праздничная смоук-сессия» или «день, посвящённый каннабису». Один заядлый курильщик сообщил: «У каждой группы или сообщества есть свои праздники, и курильщики марихуаны не исключение. 20 апреля — день поклонения этому растению, который отмечают курильщики по всему миру». Другой сказал: «Приятно знать, что сотни, даже тысяч других людей поджигают косяк вместе со мной 20 апреля. Речь идет о сообществе курильщиков каннабиса». «Потребители каннабиса — как братья и сестры, связаны более тесно, чем любая другая ассоциация». Другой курильщик выразил предвкушение и радость праздника: «В 16:19 все внезапно затихли, и начался обратный отсчет. Когда время показало 4:20, это было похоже на Новый год. Все аплодировали и кричали, прыгали, обнимались и, конечно же, курили. Это действительно было невероятно. Я чувствовал себя связанным не только с людьми вокруг меня, но и всем остальными в мире, кто делал то же самое в этот самый момент». Празднование 420 дает курильщикам ощущение всемирного сообщества, но также укрепляет старые дружеские отношения или помогает завести новых друзей. Друзья путешествуют на большие расстояния, даже по стране, чтобы вместе повеселиться. В результате дружба обновляется или «становится сильнее, чем когда-либо». А люди, которые могли бы быть незнакомцами в других условиях, связаны общей преданностью марихуане. Ещё один курильщик объяснил: «Это время, когда вы можете подходить к людям, которых вы на самом деле не знаете, и вместе с ними курить травку. Вы заводите дружбу с людьми из-за вашей общей идеи и преданности растению, именно 20 апреля в 16:20». Ощущение всемирной «причастности» и дружба, завязанная во время празднования 420, во многом объясняется тем, что 20 апреля является общественным форумом для борьбы за легализацию. Курильщик объяснил: «Это проявление солидарности: все курильщики марихуаны собираются вместе, чтобы покурить, а полиция совершенно бессильна и не может что-либо с этим поделать». Один из курильщиков, разделяя мнение других, сказал, что «4/20 в 4:20 — время собраться вместе, поделиться своим стилем жизни с другими, которые чувствуют то же самое, собраться вместе и стать сильными и гордыми за каннабис». В целях эффективного сдерживания массовых беспорядков полиция и университетские власти обычно терпят короткие и редко опасные ежегодные публичные заявления курильщиков марихуаны. Один курильщик сказал, что не только 4/20 — время гордиться марихуаной, но и что «это день терпимости, и власти позволяют нам повеселиться и покурить травку». Другой с гордым лицом сказал: «Произносится как «четыре двадцать», это день неисполнения полицией законов о наркотиках в определенных областях, и день празднования ритуала, который пережил тысячелетия!.. Курить травку на публике и не бояться быть пойманным — одно из самых великолепных чувств». Опыт такого праздника дает курильщикам надежду и вдохновение — или видение — будущего, когда они будут освобождены от репрессивных законов о каннабисе. 420 В общем, окончательное социологическое удивление или очарование 420 заключается в том, что одно это выражение обладает уникальной и мощной способностью культивировать, поддерживать и укреплять идентичность, общность, солидарность и реальность курильщика марихуаны. Статья была опубликована в журнале High Times 1 мая 2003 года. Автор текста — Карен Беттез Халнон, доктор философии, доцент социологии в Государственном университете Пенсильвании, занимается исследованиями в области девиантности, популярной культуры и шоковых СМИ (от шок-метала, рока и рэпа до профессионального рестлинга и телевидения). Источник: High Times Перевел: @Terpen Еще почитать: История возникновения 420 10 лучших праздников 420 со всего мира Ретроспектива High Times: Интервью с Уильямом Берроузом от 1979 года Легенды High Times: Эд Розенталь Страх и ненависть в канна-движении: Хантер С. Томпсон
  4. Любители каннабиса, как и члены других сплоченных групп, говорят на своем собственном сленге. И часто люди, не употребляющие каннабис, попросту не понимают, о чём же идёт речь, когда слышат все эти странные nugs, dank, wake'n'bake, blunt, , Rastafarian, палыч, шиха, косой, дудка и т.д. Зачастую посторонние до сих пор не обращают внимания на самое особенное словосочетание «Четыре двадцать». То, что упускают посторонние, проницательный (и, возможно, слегка покрасневший) глаз может найти повсюду. Число 420 есть на бонгах, футболках, нашивках и кофейных кружках. Это число можно найти повсюду, например, в программе «Субботний вечер» или в средствах массовой информации 20 апреля. Для многих стоунеров цифра 420 является путеводной звездой и вдохновением. По сути, для тех, кто осознает это, 420 — неотъемлемая часть их повседневной жизни. Сила 420 — весьма уникальна во многих отношениях, которые вдохновляют и культивируют идентичность людей, общность и даже их реальность. Трудно даже придумать другое числовое выражение для сравнения. 411 или 911? Счастливая 7? Демонические 666? ЛСД-25? Или даже бесконечное 3,1416?.. Хотя эти цифры и значительны, ни одно из этих чисел само по себе не охватывает и не отражает какое-либо сообщество людей в такой степени, как 420. Социология удивляет, когда она проливает новый свет на наше повседневное поведение и опыт. Все знают, что 420 — это особенное число. Наша цель — объяснить некоторые социологические причины особого статуса этого числа как общности всех курильщиков каннабиса. Изучение «Секретного кода» Большинство стоунеров сначала узнают о 420 от друзей из старшей школы или колледжа либо от братьев или сестёр. Один курильщик, например, узнал об этом от «хороших друзей в армии», которые «представили 4:20 вместо военного времени 1620». Другие объяснили, что они «стали частью «команды», набрав 420 очков, или узнали об этом, «делясь марихуаной с новыми друзьями» на рок-концертах. Один из первых уроков, усвоенных курильщиками, заключается в том, что, хотя значение 420 очевидно для инсайдеров как универсальный или международный символ марихуаны, это также их «секретный код» для того, чтобы пойти дунуть. Курильщики рассказывали комедийные истории, например, когда учитель средней школы спросил ученика, который час, и он ответил: «Четыре двадцать», вызвав смех одноклассников и недоумение своего учителя. Другие объяснили, что это позволяет им носить в школе вопиющие символы марихуаны (на шапках, рубашках, и т.п.), не сталкиваясь с негативными ситуациями. Третьи объяснили, что 420 как «секретный код» позволяет им безопасно и точно идентифицировать других, кто курит марихуану. Например, один курильщик объяснил: «Четыре-двадцать — это как тайный покупатель... хороший способ следить за теми, кто курит». СИЛА 420 Все это увлекательно для социолога, потому что секреты и юмор — очень эффективные средства для более тесной связи групп. Секреты создают социальную границу между посторонними и инсайдерами, заставляя инсайдеров чувствовать себя ближе друг к другу. Юмор, по крайней мере, для тех, кто в нём участвует, усиливает чувство расслабления и тепла. Вместе секреты и юмор культивируют близость, приверженность чему-либо и групповую солидарность. «ВРЕМЯ» 420 Курильщики объяснили, что 420 — это «время между днем и ночью, перерыв, хорошее время, чтобы расслабиться и пыхнуть». Другие говорили: «Если мы с друзьями когда-нибудь встаем в 4:20 утра, мы всегда празднуем тем, что курим бонг или косяк. Это просто оправданная причина, чтобы курнуть». Для новичков «420» мотивирует курение путем организации их времени. Новобранцы узнают, что 420 означает «время дунуть» и они так и делают. Например, курильщики объяснили, как они узнали, что 4:20 дня — это «лучшее время» для курильщиков, «счастливый час для курильщиков марихуаны», «лучшее время для курения» или «международное время курения». Один из них выразил общее мнение новичков: «Вы должны закурить в 4:20, если у вас есть трава». Курильщики объяснили, как они устанавливают свои будильники или как часы в целом служат напоминанием о том, что нужно курить в 4:20. Практически все курильщики согласились с тем, что для новичка 420 становится предлогом или поводом для курения. Это число является социологически значимым для них, поскольку является ключевым ингредиентом рецепта достижения их идентичности. Не обращая внимания на такую социологическую ценность этого числа, более опытные курильщики жаловались, что такое структурирование времени привело к «ритуальному использованию 420» или что «курение марихуаны превратилось в шутку» из за этого числа. Будь то новичок или опытный потребитель, почти все они согласны с тем, что 4:20 (PM или AM) это источник единства в сообществе курильщиков каннабиса. Это по-разному описывалось ими, как «время объединиться со всеми курильщиками», «клуб курильщиков» и способ «объединить потребителей каннабиса». Курильщики неоднократно заявляли, что «420» помогло создать общие узы между друзьями и однокурсниками. Они знают, что когда они поджигают травку в 4:20, тысячи, если не миллионы других людей делают то же самое по той же самой причине. Происхождение Большинство курильщиков марихуаны, вероятно, приняли бы как факт, что 420 родом из Сан-Рафаэла, Калифорния, где Стив Уолдо использовал выражение «420 Луи» в старшей школе. Уолдо использовал его как секретный код, чтобы напомнить друзьям о том, что нужно собраться для курения у статуи Луи Пастера. Однако независимо от того, знали ли об этом курильщики, с которыми мы разговаривали, они, как правило, не интересовались истинным происхождением 420. Один из них выразил типичную точку зрения: «Фактическое значение числа 420 или его происхождение кажется мне неважным по сравнению с ощущением нашей общности — это и есть истинное значение. Другой придерживался аналогичного мнения: «Большинство людей не хотят знать, откуда взялось 420, а скорее наслаждаются его культурным значением». Третий, рассмотрев ряд возможных теорий, объяснил: «Хотя некоторые из этих историй происхождения более правдоподобны, чем другие, все они показывают, насколько важно это число для сообщества марихуаны». Четвертый курильщик выразил общую мысль: «Я думаю, что наиболее достоверное значение 420 — это то, что вы его изучаете и знаете». Это очевидное противоречие стало более осмысленным, когда десятки обсуждаемых теорий, хотя часто неверные или недоказуемые, стали эквивалентны сто первому курсу культурной грамотности в отношении марихуаны. Как мне неоднократно говорили курильщики, обсуждение и споры важнее, чем открытие истины из-за лежащих в основе вещей, которым можно научиться. Курильщики узнают, например, о вызывающем отношении полиции к законам о каннабисе, а также о значении людей и вещей, таких как Джерри Гарсия и Grateful Dead, Чич и Чонг, Ямайка, Амстердам. Они служат предметом для многих глубоких философских и научных бесед. Курильщики сказали, что философские рассуждения Стоунера о происхождении были особенно значимы, когда они делили косяк или бонг друг с другом. Изучение, но не обязательно доказательство теорий происхождения даёт много важных уроков в культуре марихуаны. Другими словами, 420 служит хорошим, праздничным и часто юмористическим учителем для них. Наиболее распространенная теория происхождения, выдвигаемая курильщиками, заключается в том, что 420 — это был «полицейский кодекс Лос-Анджелеса, запрещающий курение марихуаны». Исследуя обоснованность этого утверждения, мы позвонили в полицейское управление Лос-Анджелеса и спросили, является ли 420 «настоящим» полицейским кодексом, запрещающим курение марихуаны. Отвечавший на вопросы офицер объяснил, что 420 в «штрафной книжке» относится к «предотвращению или препятствованию въезду или проходу через общественные земли». Затем я спросил, какой у них кодекс для «курения марихуаны». Они сказали, что номером Кодекса здоровья и безопасности Калифорнии для «любых наркотических средств», включая марихуану, является число 11350. Стив Уолдо, писавший в HIGH TIMES («4:20 и Grateful Dead», май 2001 г.), объяснил: «Хотя зачастую и ходят разные слухи, 420 не является полицейским кодексом для правоохранительных органов по борьбе с наркотиками. Обеспечение соблюдения законов о наркотиках в Калифорнии и Сан-Рафаэле является частью Кодекса здоровья и безопасности штата, в котором все разделы имеют пяти- и шестизначные числа, иногда разделенные десятичной точкой. Деятельность и нарушения, связанные с марихуаной, приходятся на число 11350». Теория происхождения полицейского кодекса, хотя и ложная, обращает внимание на тот факт, что марихуана является незаконным веществом, указывая на центральное ценностное различие между тем, что является законом, и тем, что ценится курильщиками марихуаны. Принять кодекс полиции как символ курения — значит научиться противостоять законам, запрещающим курение. Привлечь внимание к Калифорнии — значит узнать о штате, который является лидером в борьбе за легализацию использования марихуаны в медицинских целях. Вторая теория происхождения заключается в том, что 420 ссылается на ТГК (дельта-9-тетрагидроканнабинол) как на «количество химических веществ в ТГК», «количество молекул в марихуане» или «количество элементов в растении марихуаны». Скептически относясь к этим заявлениям о биохимии, мы запросили оценку у Питера Вебстера, редактора и обозревателя Международного журнала лекарственной политики, который ответил на наш вопрос следующим образом: «ТГК, или основной активный ингредиент каннабиса, представляет собой единое химическое соединение. Однако в каннабисе есть много других тесно связанных, но менее психоактивных химических веществ, некоторые из которых могут быть более важными в медицинских целях. Однако каждый из них является отдельным химическим веществом, поскольку его молекулярная структура уникальна. Опять же, ТГК — это лишь одно из химических веществ. Марихуана содержит, возможно, много тысяч различных молекулярных объектов, от пары сотен каннабиноидов, таких как ТГК, до хлорофилла — жиры и волокна, такие как лигнин и целлюлоза, сахара, ферменты и широкий спектр других органических химикатов. Есть ряд элементов: углерод, водород, кислород, азот, сера, хлор, натрий, калий, железо, магний, фосфор... фактически, большинство элементов первой части таблицы Менделеева и, возможно, даже следы тяжелых металлов — то есть всё, что есть в среде, в которой растет каннабис». В другом объяснении говорится, что 420 произошли от «даты, когда Хайле Селассие впервые посетил Ямайку». Покойный эфиопский император, почитаемый растафарианцами, как символ возрождения чёрного правления в Африке, посетил Ямайку на три дня в апреле 1966 года, но прибыл туда 21 числа. Таким образом, эта теория происхождения помогает курильщикам узнать о важности Амстердама — города, который терпимо относится к употреблению «лёгких наркотиков» и где марихуану можно свободно курить в кофейнях. Курильщики также утверждали, что 420 произошли от первого зарегистрированного употребления марихуаны. Изучая это утверждение, мы обнаружили, что 2737 год до нашей эры часто упоминается в академических текстах как самое раннее свидетельство об употреблении марихуаны. Однако Эрих Гуд (в «Наркотиках в американском обществе», 5-е изд.) сообщает нам, что «не существует определенной даты самого раннего зарегистрированного употребления марихуаны, хотя описания употребления каннабиса можно найти в древних текстах из Китая, Индии, Персии, Ассирии, Египта, Греции и Рима. Например, марихуана упоминается как «целебная трава» в «Классике Божественного земледельца из Materia Medica» примерно в первом или втором веке нашей эры. В 650 году до нашей эры употребление каннабиса упоминается в Персии и Ассирии. В 400 году до нашей эры употребление каннабиса упоминается в Риме». Возможно, самая креативная, но сомнительная теория времени состоит в том, что 420 возникло из положения «болтающегося косяка» во рту ямайца, выходящего с работы. Положение косяка напоминало стрелку аналоговых часов, указывающих на 4:20. Последнее, но не исчерпывающее объяснение состоит в том, что 420 произошли от дня рождения Адольфа Гитлера. Один курильщик объяснил: «Гитлер представляет собой резко противоположный контраст всего, за что выступает сообщество курильщиков марихуаны». Невозможно доказать, что эта теория верна, как и вышеприведенные теории, но все же имеет прямую ссылку на 420. И хотя Гитлер на самом деле родился 20 апреля 1889 года, нет никаких доказательств того, что 420 произошли именно от этой даты. Изучая теорию Гитлера, курильщики узнают о ценности ямайской марихуаны, а также о мирном, непринужденном духе среди курильщиков. Что наиболее важно, так это не определение истинного происхождения 420, а, скорее, участие в беседах и спорах, наполненных интересными историями для курильщиков каннабиса. Поскольку эти теории происхождения либо ошибочны, либо недоказуемы, они обеспечивают непрерывный диалог в компании стоунеров. Ценность историй происхождения 420 аналогичны пересказу историй в дружной семье. Истории — правдивые, ложные или приукрашенные — лишь укрепляют чувство принадлежности, идентичности и ценностей в семье потребителей каннабиса, сближая их. Даже если мы подозреваем, что тетя Люся или дядя Женя говорят неправду, это не мешает нам наслаждаться их старыми историями. Сам пересказ становится неким заветным ритуалом и средством передачи того, что ценится и важно для стоунеров. Праздник для смоукеров 20 апреля, а именно в 16:20 — это «праздник всех потребителей каннабиса», который также по-разному описывается как «Новый год для хиппи», «национальное время для курения», «национальный день курения каннабиса», или просто «праздник». «День признательности за травку», «праздничная смоук-сессия» или «день, посвящённый каннабису». Один заядлый курильщик сообщил: «У каждой группы или сообщества есть свои праздники, и курильщики марихуаны не исключение. 20 апреля — день поклонения этому растению, который отмечают курильщики по всему миру». Другой сказал: «Приятно знать, что сотни, даже тысяч других людей поджигают косяк вместе со мной 20 апреля. Речь идет о сообществе курильщиков каннабиса». «Потребители каннабиса — как братья и сестры, связаны более тесно, чем любая другая ассоциация». Другой курильщик выразил предвкушение и радость праздника: «В 16:19 все внезапно затихли, и начался обратный отсчет. Когда время показало 4:20, это было похоже на Новый год. Все аплодировали и кричали, прыгали, обнимались и, конечно же, курили. Это действительно было невероятно. Я чувствовал себя связанным не только с людьми вокруг меня, но и всем остальными в мире, кто делал то же самое в этот самый момент». Празднование 420 дает курильщикам ощущение всемирного сообщества, но также укрепляет старые дружеские отношения или помогает завести новых друзей. Друзья путешествуют на большие расстояния, даже по стране, чтобы вместе повеселиться. В результате дружба обновляется или «становится сильнее, чем когда-либо». А люди, которые могли бы быть незнакомцами в других условиях, связаны общей преданностью марихуане. Ещё один курильщик объяснил: «Это время, когда вы можете подходить к людям, которых вы на самом деле не знаете, и вместе с ними курить травку. Вы заводите дружбу с людьми из-за вашей общей идеи и преданности растению, именно 20 апреля в 16:20». Ощущение всемирной «причастности» и дружба, завязанная во время празднования 420, во многом объясняется тем, что 20 апреля является общественным форумом для борьбы за легализацию. Курильщик объяснил: «Это проявление солидарности: все курильщики марихуаны собираются вместе, чтобы покурить, а полиция совершенно бессильна и не может что-либо с этим поделать». Один из курильщиков, разделяя мнение других, сказал, что «4/20 в 4:20 — время собраться вместе, поделиться своим стилем жизни с другими, которые чувствуют то же самое, собраться вместе и стать сильными и гордыми за каннабис». В целях эффективного сдерживания массовых беспорядков полиция и университетские власти обычно терпят короткие и редко опасные ежегодные публичные заявления курильщиков марихуаны. Один курильщик сказал, что не только 4/20 — время гордиться марихуаной, но и что «это день терпимости, и власти позволяют нам повеселиться и покурить травку». Другой с гордым лицом сказал: «Произносится как «четыре двадцать», это день неисполнения полицией законов о наркотиках в определенных областях, и день празднования ритуала, который пережил тысячелетия!.. Курить травку на публике и не бояться быть пойманным — одно из самых великолепных чувств». Опыт такого праздника дает курильщикам надежду и вдохновение — или видение — будущего, когда они будут освобождены от репрессивных законов о каннабисе. 420 В общем, окончательное социологическое удивление или очарование 420 заключается в том, что одно это выражение обладает уникальной и мощной способностью культивировать, поддерживать и укреплять идентичность, общность, солидарность и реальность курильщика марихуаны. Статья была опубликована в журнале High Times 1 мая 2003 года. Автор текста — Карен Беттез Халнон, доктор философии, доцент социологии в Государственном университете Пенсильвании, занимается исследованиями в области девиантности, популярной культуры и шоковых СМИ (от шок-метала, рока и рэпа до профессионального рестлинга и телевидения). Источник: High Times Перевел: @Terpen Еще почитать: История возникновения 420 10 лучших праздников 420 со всего мира Ретроспектива High Times: Интервью с Уильямом Берроузом от 1979 года Легенды High Times: Эд Розенталь Страх и ненависть в канна-движении: Хантер С. Томпсон Просмотр полной Статья
  5. Нам пришлось хорошенько попотеть, чтобы добиться встречи с ним, где мы и обсудили преимущества того, чтобы быть гиком, его творческий процесс и важность поиска измененных состояний сознания (интервью было записано в ноябре 2012 года — прим. Dzagi). — Вы начали свою карьеру в индустрии компьютерных игр как программист и писатель, это же две очень разные профессии. — В Беркли я изучал программирование, но всё больше и больше интересовался творческим написанием сценариев. Я участвовал в нескольких конкурсах рассказов и тому подобном, и тогда работа казалась идеальной. Они называли нас «болтунами», и мы были в самом низу на этом «тотемном столбе», но это не имело для нас значения. — Вы работали на студию Lucas Arts, которая в то время доминировала в компьютерных играх. Каково было работать с Джорджем Лукасом? — Помимо того, что это было на ранчо Скайуокера, я поистине восхищался компьютерными играми. Мы не знали, над чем мы будем работать. Нас было всего четверо, четверо молодых парней в одной комнате, и мы потихоньку практиковали свои навыки. Они просто учили нас использовать этот язык разработчиков — SCUMM. — Первой игрой, над которой вы работали, была The Secret of Monkey Island. — Рон Гилберт, один из наших учителей, обучавших нас языку SCUMM, приходил после обеда и смотрел, что мы смогли сделать. Из нас четверых он выбрал меня и Дэйва Гроссмана для совместной работы над The Secret of Monkey Island. — Почему он выбрал именно вас двоих? — Я не знаю, может быть потому, что мы создавали самые глупые шутки. Есть что-то особенное в шутках и креативности, с которыми вы встречаетесь в играх, когда вы не задумываетесь, что это вообще имеет значение, и в том, что это помогает расслабиться. Если вы даже не представляете, что то, что вы делаете, будет использоваться кем-либо в играх, то вы можете освободить себя и своё воображение, чтобы пробовать создать безумные и глупые вещи, которые иногда оказываются очень забавными и прикольными. Я предполагал, что Рон придёт и всё забракует, но он сказал: «Нет, нет, это хорошо, мы воспользуемся этим». Многие уроки, которые я извлек в этой отрасли, касались того, чтобы не париться и не беспокоиться о многих вещах... Все стены в студии Double Fine увешаны концептуальными рисунками персонажей из видеоигр — У большинства людей вся их сила сосредоточена либо в технической, либо в творческой сфере. Как вы думаете, что для вас послужило стимулом для развития сразу обоих навыков? — Я люблю компьютеры! Я просто видел в них ещё один инструмент, чтобы развлекать других людей. Как и рисование картин, это способ взять что-то своё и использовать это, чтобы развлечь кого-то ещё, или запечатлеть это и поделиться этим с другими. Видеоигры — всего лишь ещё один способ сделать это. Это было очень полезно и важно, когда я писал диалоги, чтобы иметь возможность программировать, потому что вы могли заставить диалог работать в различных интерактивных возможностях, которые происходят в игре. Понимаете, если вы играете одним персонажем, и он хочет что-то сказать, а игра должна выяснить, есть ли у вас в сумке определенный предмет инвентаря или встретили ли вы нужного вам персонажа. Или если вы решили быть персонажем женского пола или мужского, написание фраз должно измениться, чтобы всё работало, а программирование и помогало нам создать правильное написание текстов для каждого типа персонажей. Для меня очень важно, чтобы все игры работали правильно. — Что, по-вашему мнению, повлияло на вас прежде всего? Текстовые, приключенческие игры? — Ага. Я очень любил их. Я вырос, играя в текстовые приключения, такие как Zork, Deadline, Hitchhiker's Guide to the Galaxy, Wishbringer и другие. Я любил эти игры. Я мог играть в них на своем Atari весь день! — Оказало ли на вас какое-либо влияние творчество, например, комиков или тех личностей, чей юмор пересекается с вашими произведениями? — В детстве я любил комедийные пластинки. Я нашел их в комнате моего брата, эти старые пластинки Билла Косби и Джорджа Карлина. Я полюбил их, просто услышав смех публики во время этих записей, в них было что-то действительно волшебное. Но затем чтение таких персонажей, как Курт Воннегут, оказало на меня весьма большое влияние. Просто его способ рассказывать истории был очень смешным и грустным одновременно. Причём это было очень удивительно и непредсказуемо с его стороны. — Юмор, кажется, является основной частью повествования в ваших играх. Это не значит, что им не хватает эмоциональной глубины — иногда они сосредотачиваются на более тёмных аспектах нашей человечности и природы существования. Как вы думаете, важно находить юмор в этих тёмных аспектах жизни? — Я чувствую, что это больше похоже на то, что время от времени я просто добавляю некие мрачные вещи в разные юмористические ситуации. Когда я пишу, я думаю не о поиске шуток, а о том, чтобы начать с того, где находятся эти персонажи. Я ищу их источник — что ими движет, какова их предыстория. Как и всякая жизнь, мы все здесь, но, может быть, много лет назад с нами случилось что-то ужасное. Это не значит, что мы здесь все сломлены из-за этого, но всё же это что-то для нас значит. И это означает, что во всём, что мы делаем, скрывается и тёмная сторона, и вам удаётся повеселиться и получить хорошие эмоции, даже если вы и пережили что-то плохое в прошлом. Всё это часть нашей жизни, смесь трагедии и комедии, и одно не исключает другого, и ни одно из них не является панацеей от другого. Такие вещи просто всегда сосуществуют и находятся рядом. — Многие разработчики делают эти по-настоящему серьёзные игры, лишь с небольшим количеством юмора или вообще без него. Что вы думаете об этих типах игр? — Знаешь, я люблю всё серьёзное. Конечно, для меня это было бы очень сложной задачей. Я часто начинаю с какой-либо серьезной концепции, а затем, когда я обсуждаю структуру, все эти путешествия персонажей становятся ещё более серьёзными. Ну а уже потом, когда я приступаю к написанию сцен и самих диалогов, зачастую нужно заполнить много пустых промежутков времени, и оно почему-то всегда наполняется шутками. Вы знаете, что на микроуровне это больше шутка, чем на более высоком уровне. Как и в «Grim Fandango», четырёхлетнее путешествие души по Стране мертвых — это вовсе не комедийная постановка, но когда вы в игре, а демон с большим языком высовывается изо рта, происходят очень забавные вещи. — Вы добились огромного успеха на Kickstarter. Целью было 400 000 долларов, и вы собрали на 3 миллиона долларов больше. Что же это значит для игры, которую вы создаете? — Это означает невероятную свободу для нас, потому что деньги пришли без каких-либо условий, за исключением нашей собственной приверженности делу и спонсоров, которыми являются наши самые ярые поклонники и лучшие геймеры. И это те, кому мы в любом случае хотим угодить! Когда мы делаем игру, мы всегда думаем о том, чтобы сделать этих ребят максимально счастливыми, так что это всё, что нам нужно сделать. Нам не нужно беспокоиться о том, что издатель, инвестор или кто-то ещё скажет нам, что нужно делать. Это совершенно иной способ создания игр, чем когда вы работаете на чужие деньги и идеи. — Как вы думаете, этот эксперимент окажет долгосрочное влияние на отрасль, или это может быть простой случайностью? — Я думаю, это постоянное изменение. Это открыло для нас новую дверь, которая останется открытой всегда. Будущее определённо будет полностью цифровым, поэтому вам не нужно беспокоиться о распространении ваших материалов. Это просто убирает ещё один из этих стереотипов, и дает вам понять, что вам не обязательно нужен кто-то для получения финансирования. Вы можете просто пойти и обратиться к вашей аудитории. Если у вас есть интересная идея, и вы можете представить себя интересным человеком для них, который может сделать интересный проект весьма интересным способом, то можно с легкостью получить деньги в Интернете. — Говоря об «открытии дверей», ходят слухи, что вы хотели добавить взаимодействия с пейотом (мескалиновый кактус) в Full Throttle... — Да, но я и сам подвергал это цензуре, потому что знал, что не смогу добиться одобрения от руководства. Джордж Лукас немного похож на Диснея в этом плане, потому что он производитель игр для всей семьи, в том числе и детей. Я думал об этом, но отложил многие идеи, которые пошли на создание Psychonauts. Меня всегда интересовали психология и человеческий разум, а также то, что мы делаем в измененных состояниях сознания. Этих состояний можно достичь множеством разных способов: это может быть медитация, это могут быть наркотики, это может быть встреча австралийских аборигенов или, например, просто сон. Трехмерный шарж одного из фанатов на Тима Шейфера — А как насчет сновидений? — Я прошел целый курс психологии сновидений, это очень вдохновило меня при создании Psychonauts. Большая часть этого была о том, как люди создают в своих снах вещи, отражающие эмоциональные события, происходящие в их жизни. Вы знаете, людям снится медведь, когда они действительно боятся своего отца или чего-то в этом роде. Они обмениваются метафорами, как поэты или писатели. Это обычные люди, которые не считают себя опытными поэтами, но создают красивые символы для этих эмоциональных вещей. У каждого в голове есть способность сочинять стихи, и они делают это, когда мечтают. — Итак, как вы думаете, для лучшего понимания нашего разума важно найти эти измененные состояния сознания? — Я определенно думаю, что вам нужно каким-то образом выйти из своего повседневного состояния ума, потому что иногда вы попадаете в ту колею, в которой вам нужно что-то, что встряхнёт вас, заставит увидеть вещи по-другому, расслабиться и быть счастливым. Я думаю, что если у вас на протяжении всего дня будет этот повторяющийся умственный цикл, и вы принесёте его домой, то он просто поселится в вашем сердце, и вы умрёте молодым. Итак, пейот... Я никогда не принимал мескалин, но... давайте посмотрим, что я могу сказать по этому поводу... Да, я планировал реализовать эту идею. — Понятно. Как вы думаете, какую роль в индустрии играют такие вещи, как каннабис, с точки зрения концептуализации идей и даже подхода к программированию? — У меня был друг, который сказал, что чувствовал себя весь день очень странно, как будто он долго бегал по своей библиотеке в своей голове, опрокидывая все полки, опрокидывая книги, и просто продолжал бежать. Затем он сел в конце дня и покурил косяк — и это было как раскладывание всех книги обратно на полки, он разобрался в своих мыслях и со всем справился. Для всех это по-разному, но для некоторых это просто ещё одна из тех вещей, которые могут немного освободить ваш разум и позволить вам думать более ясно и открыто. — Не все из наших читателей играют в видеоигры. Как объяснить кому-то, какую художественную ценность они несут и насколько веселыми они могут быть? — Для меня это как литература, такая же, как книги и фильмы, ведь в мире игр творится такое же великое искусство. Я думаю, это как в комиксах, где есть хорошие и плохие, а иногда полезно иметь гида или кого-то, кто много о них знает. Но я думаю, что это искусство будет лишь развиваться, а игры станут чаще касаться эмоциональных тем и тому подобного, ведь они могут принести ту же пользу, что и книги и фильмы, которые помогают вам провести своего рода тренировку в некоторых эмоциональных ситуациях. Вы знаете, когда вы читаете отличный роман, он помогает вам эмоционально развиваться, потому что вы видите предзнаменование ситуаций, которые помогают вам подготовиться, когда что-то подобное происходит в вашей жизни. Игры в целом могут делать то же самое, ставя вас в ситуации, которые помогают визуализировать то, что небезопасно в вашей реальной жизни или к чему вы ещё не готовы. Игры могут перенести вас в медитативное состояние, которое полезно для здоровья и развития. Они очень похожи на осознанные сны. Источник: High Times Перевел: @Terpen Список самых легендарных игр от Тима Шейфера: The Secret of Monkey Island – 1990 год Monkey Island 2: LeChuck's Revenge – 1991 год Day of the Tentacle – 1993 год Full Throttle – 1995 год Curse of Monkey Island -1997 год Grim Fandango – 1998 год Psychonauts -2005 год Brütal Legend – 2009 год Stacking – 2011 год The Cave – 2013 год Broken Age -2014 год Grim Fandango Remastered – 2015 год Еще почитать: Легенды High Times: Чарльз Буковски Страх и ненависть в канна-движении: Хантер С. Томпсон Ретроспектива High Times: Интервью с Уильямом Берроузом от 1979 года Интервью High Times с B-Real из Cypress Hill Интервью с REDMAN из WU-TANG CLAN
  6. Когда-то к видеоиграм относились как к хобби, которое поддерживает лишь общество гиков. Но с появлением новых компьютерных технологий и новых поколений геймеров, индустрия компьютерных игр стала более прибыльной, чем кино, музыка и другой развлекательный бизнес. В результате в этой индустрии появились свои художники и творцы! Один из таких художников — Тим Шейфер, которого пользователи считают одним из самых бунтарских и творческих умов в игровой отрасли. Он так же известен созданием сценариев для классических игр, таких как Secret Of Monkey Island и Full Throttle, когда он работал в студии LUCASARTS. Его репутация помогла ему запустить свою студию по созданию видеоигр в 2000 году — DOUBLE FINE PRODUCTIONS. Нам пришлось хорошенько попотеть, чтобы добиться встречи с ним, где мы и обсудили преимущества того, чтобы быть гиком, его творческий процесс и важность поиска измененных состояний сознания (интервью было записано в ноябре 2012 года — прим. Dzagi). — Вы начали свою карьеру в индустрии компьютерных игр как программист и писатель, это же две очень разные профессии. — В Беркли я изучал программирование, но всё больше и больше интересовался творческим написанием сценариев. Я участвовал в нескольких конкурсах рассказов и тому подобном, и тогда работа казалась идеальной. Они называли нас «болтунами», и мы были в самом низу на этом «тотемном столбе», но это не имело для нас значения. — Вы работали на студию Lucas Arts, которая в то время доминировала в компьютерных играх. Каково было работать с Джорджем Лукасом? — Помимо того, что это было на ранчо Скайуокера, я поистине восхищался компьютерными играми. Мы не знали, над чем мы будем работать. Нас было всего четверо, четверо молодых парней в одной комнате, и мы потихоньку практиковали свои навыки. Они просто учили нас использовать этот язык разработчиков — SCUMM. — Первой игрой, над которой вы работали, была The Secret of Monkey Island. — Рон Гилберт, один из наших учителей, обучавших нас языку SCUMM, приходил после обеда и смотрел, что мы смогли сделать. Из нас четверых он выбрал меня и Дэйва Гроссмана для совместной работы над The Secret of Monkey Island. — Почему он выбрал именно вас двоих? — Я не знаю, может быть потому, что мы создавали самые глупые шутки. Есть что-то особенное в шутках и креативности, с которыми вы встречаетесь в играх, когда вы не задумываетесь, что это вообще имеет значение, и в том, что это помогает расслабиться. Если вы даже не представляете, что то, что вы делаете, будет использоваться кем-либо в играх, то вы можете освободить себя и своё воображение, чтобы пробовать создать безумные и глупые вещи, которые иногда оказываются очень забавными и прикольными. Я предполагал, что Рон придёт и всё забракует, но он сказал: «Нет, нет, это хорошо, мы воспользуемся этим». Многие уроки, которые я извлек в этой отрасли, касались того, чтобы не париться и не беспокоиться о многих вещах... Все стены в студии Double Fine увешаны концептуальными рисунками персонажей из видеоигр — У большинства людей вся их сила сосредоточена либо в технической, либо в творческой сфере. Как вы думаете, что для вас послужило стимулом для развития сразу обоих навыков? — Я люблю компьютеры! Я просто видел в них ещё один инструмент, чтобы развлекать других людей. Как и рисование картин, это способ взять что-то своё и использовать это, чтобы развлечь кого-то ещё, или запечатлеть это и поделиться этим с другими. Видеоигры — всего лишь ещё один способ сделать это. Это было очень полезно и важно, когда я писал диалоги, чтобы иметь возможность программировать, потому что вы могли заставить диалог работать в различных интерактивных возможностях, которые происходят в игре. Понимаете, если вы играете одним персонажем, и он хочет что-то сказать, а игра должна выяснить, есть ли у вас в сумке определенный предмет инвентаря или встретили ли вы нужного вам персонажа. Или если вы решили быть персонажем женского пола или мужского, написание фраз должно измениться, чтобы всё работало, а программирование и помогало нам создать правильное написание текстов для каждого типа персонажей. Для меня очень важно, чтобы все игры работали правильно. — Что, по-вашему мнению, повлияло на вас прежде всего? Текстовые, приключенческие игры? — Ага. Я очень любил их. Я вырос, играя в текстовые приключения, такие как Zork, Deadline, Hitchhiker's Guide to the Galaxy, Wishbringer и другие. Я любил эти игры. Я мог играть в них на своем Atari весь день! — Оказало ли на вас какое-либо влияние творчество, например, комиков или тех личностей, чей юмор пересекается с вашими произведениями? — В детстве я любил комедийные пластинки. Я нашел их в комнате моего брата, эти старые пластинки Билла Косби и Джорджа Карлина. Я полюбил их, просто услышав смех публики во время этих записей, в них было что-то действительно волшебное. Но затем чтение таких персонажей, как Курт Воннегут, оказало на меня весьма большое влияние. Просто его способ рассказывать истории был очень смешным и грустным одновременно. Причём это было очень удивительно и непредсказуемо с его стороны. — Юмор, кажется, является основной частью повествования в ваших играх. Это не значит, что им не хватает эмоциональной глубины — иногда они сосредотачиваются на более тёмных аспектах нашей человечности и природы существования. Как вы думаете, важно находить юмор в этих тёмных аспектах жизни? — Я чувствую, что это больше похоже на то, что время от времени я просто добавляю некие мрачные вещи в разные юмористические ситуации. Когда я пишу, я думаю не о поиске шуток, а о том, чтобы начать с того, где находятся эти персонажи. Я ищу их источник — что ими движет, какова их предыстория. Как и всякая жизнь, мы все здесь, но, может быть, много лет назад с нами случилось что-то ужасное. Это не значит, что мы здесь все сломлены из-за этого, но всё же это что-то для нас значит. И это означает, что во всём, что мы делаем, скрывается и тёмная сторона, и вам удаётся повеселиться и получить хорошие эмоции, даже если вы и пережили что-то плохое в прошлом. Всё это часть нашей жизни, смесь трагедии и комедии, и одно не исключает другого, и ни одно из них не является панацеей от другого. Такие вещи просто всегда сосуществуют и находятся рядом. — Многие разработчики делают эти по-настоящему серьёзные игры, лишь с небольшим количеством юмора или вообще без него. Что вы думаете об этих типах игр? — Знаешь, я люблю всё серьёзное. Конечно, для меня это было бы очень сложной задачей. Я часто начинаю с какой-либо серьезной концепции, а затем, когда я обсуждаю структуру, все эти путешествия персонажей становятся ещё более серьёзными. Ну а уже потом, когда я приступаю к написанию сцен и самих диалогов, зачастую нужно заполнить много пустых промежутков времени, и оно почему-то всегда наполняется шутками. Вы знаете, что на микроуровне это больше шутка, чем на более высоком уровне. Как и в «Grim Fandango», четырёхлетнее путешествие души по Стране мертвых — это вовсе не комедийная постановка, но когда вы в игре, а демон с большим языком высовывается изо рта, происходят очень забавные вещи. — Вы добились огромного успеха на Kickstarter. Целью было 400 000 долларов, и вы собрали на 3 миллиона долларов больше. Что же это значит для игры, которую вы создаете? — Это означает невероятную свободу для нас, потому что деньги пришли без каких-либо условий, за исключением нашей собственной приверженности делу и спонсоров, которыми являются наши самые ярые поклонники и лучшие геймеры. И это те, кому мы в любом случае хотим угодить! Когда мы делаем игру, мы всегда думаем о том, чтобы сделать этих ребят максимально счастливыми, так что это всё, что нам нужно сделать. Нам не нужно беспокоиться о том, что издатель, инвестор или кто-то ещё скажет нам, что нужно делать. Это совершенно иной способ создания игр, чем когда вы работаете на чужие деньги и идеи. — Как вы думаете, этот эксперимент окажет долгосрочное влияние на отрасль, или это может быть простой случайностью? — Я думаю, это постоянное изменение. Это открыло для нас новую дверь, которая останется открытой всегда. Будущее определённо будет полностью цифровым, поэтому вам не нужно беспокоиться о распространении ваших материалов. Это просто убирает ещё один из этих стереотипов, и дает вам понять, что вам не обязательно нужен кто-то для получения финансирования. Вы можете просто пойти и обратиться к вашей аудитории. Если у вас есть интересная идея, и вы можете представить себя интересным человеком для них, который может сделать интересный проект весьма интересным способом, то можно с легкостью получить деньги в Интернете. — Говоря об «открытии дверей», ходят слухи, что вы хотели добавить взаимодействия с пейотом (мескалиновый кактус) в Full Throttle... — Да, но я и сам подвергал это цензуре, потому что знал, что не смогу добиться одобрения от руководства. Джордж Лукас немного похож на Диснея в этом плане, потому что он производитель игр для всей семьи, в том числе и детей. Я думал об этом, но отложил многие идеи, которые пошли на создание Psychonauts. Меня всегда интересовали психология и человеческий разум, а также то, что мы делаем в измененных состояниях сознания. Этих состояний можно достичь множеством разных способов: это может быть медитация, это могут быть наркотики, это может быть встреча австралийских аборигенов или, например, просто сон. Трехмерный шарж одного из фанатов на Тима Шейфера — А как насчет сновидений? — Я прошел целый курс психологии сновидений, это очень вдохновило меня при создании Psychonauts. Большая часть этого была о том, как люди создают в своих снах вещи, отражающие эмоциональные события, происходящие в их жизни. Вы знаете, людям снится медведь, когда они действительно боятся своего отца или чего-то в этом роде. Они обмениваются метафорами, как поэты или писатели. Это обычные люди, которые не считают себя опытными поэтами, но создают красивые символы для этих эмоциональных вещей. У каждого в голове есть способность сочинять стихи, и они делают это, когда мечтают. — Итак, как вы думаете, для лучшего понимания нашего разума важно найти эти измененные состояния сознания? — Я определенно думаю, что вам нужно каким-то образом выйти из своего повседневного состояния ума, потому что иногда вы попадаете в ту колею, в которой вам нужно что-то, что встряхнёт вас, заставит увидеть вещи по-другому, расслабиться и быть счастливым. Я думаю, что если у вас на протяжении всего дня будет этот повторяющийся умственный цикл, и вы принесёте его домой, то он просто поселится в вашем сердце, и вы умрёте молодым. Итак, пейот... Я никогда не принимал мескалин, но... давайте посмотрим, что я могу сказать по этому поводу... Да, я планировал реализовать эту идею. — Понятно. Как вы думаете, какую роль в индустрии играют такие вещи, как каннабис, с точки зрения концептуализации идей и даже подхода к программированию? — У меня был друг, который сказал, что чувствовал себя весь день очень странно, как будто он долго бегал по своей библиотеке в своей голове, опрокидывая все полки, опрокидывая книги, и просто продолжал бежать. Затем он сел в конце дня и покурил косяк — и это было как раскладывание всех книги обратно на полки, он разобрался в своих мыслях и со всем справился. Для всех это по-разному, но для некоторых это просто ещё одна из тех вещей, которые могут немного освободить ваш разум и позволить вам думать более ясно и открыто. — Не все из наших читателей играют в видеоигры. Как объяснить кому-то, какую художественную ценность они несут и насколько веселыми они могут быть? — Для меня это как литература, такая же, как книги и фильмы, ведь в мире игр творится такое же великое искусство. Я думаю, это как в комиксах, где есть хорошие и плохие, а иногда полезно иметь гида или кого-то, кто много о них знает. Но я думаю, что это искусство будет лишь развиваться, а игры станут чаще касаться эмоциональных тем и тому подобного, ведь они могут принести ту же пользу, что и книги и фильмы, которые помогают вам провести своего рода тренировку в некоторых эмоциональных ситуациях. Вы знаете, когда вы читаете отличный роман, он помогает вам эмоционально развиваться, потому что вы видите предзнаменование ситуаций, которые помогают вам подготовиться, когда что-то подобное происходит в вашей жизни. Игры в целом могут делать то же самое, ставя вас в ситуации, которые помогают визуализировать то, что небезопасно в вашей реальной жизни или к чему вы ещё не готовы. Игры могут перенести вас в медитативное состояние, которое полезно для здоровья и развития. Они очень похожи на осознанные сны. Источник: High Times Перевел: @Terpen Список самых легендарных игр от Тима Шейфера: The Secret of Monkey Island – 1990 год Monkey Island 2: LeChuck's Revenge – 1991 год Day of the Tentacle – 1993 год Full Throttle – 1995 год Curse of Monkey Island -1997 год Grim Fandango – 1998 год Psychonauts -2005 год Brütal Legend – 2009 год Stacking – 2011 год The Cave – 2013 год Broken Age -2014 год Grim Fandango Remastered – 2015 год Еще почитать: Легенды High Times: Чарльз Буковски Страх и ненависть в канна-движении: Хантер С. Томпсон Ретроспектива High Times: Интервью с Уильямом Берроузом от 1979 года Интервью High Times с B-Real из Cypress Hill Интервью с REDMAN из WU-TANG CLAN Просмотр полной Статья
  7. Ходят легенды, что в скандинавской мифологии Локи был богом развлечений и знатным обманщиком. Несмотря на это, компания Loki Vapes создала инновационный, качественный и надежный вапорайзер, под названием Loki Touch. Этот прибор точно станет вашим лучшим другом для удовольствия! Вапорайзер Loki Touch — это новый цифровой вапорайзер с сенсорным дисплеем, который выпаривает стафф ну просто идеально. Он может испарять как травку, так и экстракты, при этом вы всегда можете выбрать идеальную для вас температуру выпаривания. Дизайнеры компании Loki Vapes сделали всё возможное, чтобы этот вапорайзер стал очень надёжным и максимально технологичным. Американская компания Loki Vape была основана в Калифорнии в 2014 году, она специализируется на создании высококачественных вапорайзеров по вполне доступным ценам. Бренд так же обещает обеспечить быстрое и качественное обслуживание клиентов. Портативный вапорайзер Loki Touch Loki Touch стал вторым по счету творением от компании Loki Vapes. Он был создан для того, чтобы его владельцы наслаждались чистыми и ароматными парами каннабиса. Комплектация Вапорайзер сразу готов к использованию, как только вы достали его из коробки. Всё необходимое для работы с устройством уже входит в комплект поставки, так что в первое время вам точно ничего не придется заказывать дополнительно. Что входит в комплект: фильтры для мундштука, 2 шт.; фильтры для камеры, 2 шт.; щётка для чистки; зарядное устройство; подушечка для маслянистых субстанций; силиконовый чехол; инструкция по эксплуатации. Отличный дизайн Это довольно футуристичный девайс в плане дизайна. Размеры вапорайзера — 12,7 см в высоту и 3,8 см в ширину. Корпус вапорайзера изготовлен из термостойкого пластика и имеет приятную на ощупь прорезиненную поверхность. По бокам вапорайзера есть специальные изгибы. Силиконовая крышка камеры испарителя позволяет девайсу удобно поместиться в вашей руке. На вапорайзере Loki Touch всего лишь одна кнопка для активации девайса, а всеми остальными функциями устройства нужно управлять с помощью сенсорного экрана. Управление с его помощью очень простое и интуитивное. Отличительные особенности Loki Touch Сенсорный дисплей позволяет управлять температурой с точностью до одного градуса, а также показывает оставшийся срок службы батареи. Вапорайзер оснащен функцией автоматического отключения экрана. Экран гаснет через десять секунд. Чтобы включить его обратно, нужно вновь нажать на кнопку питания. Нагрев устройства происходит за тридцать секунд. Это довольно быстро позволит вам насладиться дарами Джа. Батареи хватает примерно на три часа в автономном режиме. Так же вапорайзер оснащён функцией автоматического отключения после пяти минут бездействия. Температурные настройки Вапорайзер Loki Vaporizer отличается от своих ближайших собратьев точным контролем температуры в диапазоне от 0 до 226°C. Как и многие портативные выпариватели, модель Loki Touch выдает лучшие испарения в низкотемпературных режимах. Оптимальным считается интервал 180-220°C. Более высокие температуры понадобятся для даб-сессий, так как для выпаривания концентратов требуется большее количество тепла. Для управления температурой нагрева нужно просто нажать на «+» или «-». Для того, чтобы быстро изменить температуру нагрева, нужно просто нажать и удерживать те же «+» или «-». Текущая температурная будет отображаться на дисплее. Для того, чтобы переключить отображение температуры из градусов Фаренгейта в градусы Цельсия и наоборот, нужно дважды нажать на копку питания. Нагревательная камера у вапорайзера Loki Touch находится в нижней части устройства. Чтобы наполнить камеру выпаривания каннабисом или его экстрактом, просто снимите нижнюю крышку вапорайзера. После того как вы поместите туда свой стафф, установите крышку на место и наденьте силиконовый чехол обратно. После включения на дисплее отображается логотип Loki, а через три секунды появляется основное меню. Сразу же после включения вапорайзер начинает автоматически нагреваться до заданной на дисплее температуры. Цвет светодиодного индикатора изменится с красного на синий, когда вапорайзер достигнет указанной вами температуры. Средняя смоук-сессия составляет пять минут. Спустя пять минут устройство автоматически отключится для сбережения заряда батареи и предотвращения перегрева. Даббинг с Loki Touch Еще одним большим плюсом вапорайзера является то, что он может испарять не только сухую травку, но и экстракты. Чтобы использовать устройство для даббинга, просто используйте сетчатую подушечку для концентратов, которая поставляется в базовом комплекте. Затем нагрейте ваш вапорайзер до 215°C, а уже потом нанесите концентрат на подушечку и поместите её в отсек для выпаривания. Все гениальное – просто! Ресурс аккумулятора Мощная встроенная литий-ионная батарея емкостью 1200 мАч позволяет работать до трёх часов в автономном режиме и 45 минут при непрерывном использовании вапорайзера. В комплекте с вапорайзером поставляется зарядное устройство с выходом USB на micro USB для удобной зарядки, где бы вы ни находились. Для продления жизни батареи вапорайзера важно вовремя отключать его от зарядки и не оставлять его подключённым к сети надолго. Гарантия На вапорайзер Loki Touch предоставляется годовая гарантия прямо от производителя. Компания гарантирует, что в этот период ваш девайс точно будет вам верным и полезным другом. А как вам такой вапорайзер, друзья? Или, может, у вас уже есть такой девайс? Поделитесь своим мнением в комментариях ниже. Источник: duda.com Подготовил: Terpen Еще обзоры вапорайзеров: Топ портативных девайсов–2020 Обзор DynaVap Hydravong-XLS Pax 3 vs Firefly 2+: сравнение девайсов Сравнение Pax 2 и Pax 3. Стоит ли апргейдиться? Обзор вейпов: Mighty vs Ghost MV1 Лучшие настольные испарители каннабиса Сравнение четырёх безбатареечных вапорайзера Просмотр полной Статья
  8. Вапорайзер Loki Touch — это новый цифровой вапорайзер с сенсорным дисплеем, который выпаривает стафф ну просто идеально. Он может испарять как травку, так и экстракты, при этом вы всегда можете выбрать идеальную для вас температуру выпаривания. Дизайнеры компании Loki Vapes сделали всё возможное, чтобы этот вапорайзер стал очень надёжным и максимально технологичным. Американская компания Loki Vape была основана в Калифорнии в 2014 году, она специализируется на создании высококачественных вапорайзеров по вполне доступным ценам. Бренд так же обещает обеспечить быстрое и качественное обслуживание клиентов. Портативный вапорайзер Loki Touch Loki Touch стал вторым по счету творением от компании Loki Vapes. Он был создан для того, чтобы его владельцы наслаждались чистыми и ароматными парами каннабиса. Комплектация Вапорайзер сразу готов к использованию, как только вы достали его из коробки. Всё необходимое для работы с устройством уже входит в комплект поставки, так что в первое время вам точно ничего не придется заказывать дополнительно. Что входит в комплект: фильтры для мундштука, 2 шт.; фильтры для камеры, 2 шт.; щётка для чистки; зарядное устройство; подушечка для маслянистых субстанций; силиконовый чехол; инструкция по эксплуатации. Отличный дизайн Это довольно футуристичный девайс в плане дизайна. Размеры вапорайзера — 12,7 см в высоту и 3,8 см в ширину. Корпус вапорайзера изготовлен из термостойкого пластика и имеет приятную на ощупь прорезиненную поверхность. По бокам вапорайзера есть специальные изгибы. Силиконовая крышка камеры испарителя позволяет девайсу удобно поместиться в вашей руке. На вапорайзере Loki Touch всего лишь одна кнопка для активации девайса, а всеми остальными функциями устройства нужно управлять с помощью сенсорного экрана. Управление с его помощью очень простое и интуитивное. Отличительные особенности Loki Touch Сенсорный дисплей позволяет управлять температурой с точностью до одного градуса, а также показывает оставшийся срок службы батареи. Вапорайзер оснащен функцией автоматического отключения экрана. Экран гаснет через десять секунд. Чтобы включить его обратно, нужно вновь нажать на кнопку питания. Нагрев устройства происходит за тридцать секунд. Это довольно быстро позволит вам насладиться дарами Джа. Батареи хватает примерно на три часа в автономном режиме. Так же вапорайзер оснащён функцией автоматического отключения после пяти минут бездействия. Температурные настройки Вапорайзер Loki Vaporizer отличается от своих ближайших собратьев точным контролем температуры в диапазоне от 0 до 226°C. Как и многие портативные выпариватели, модель Loki Touch выдает лучшие испарения в низкотемпературных режимах. Оптимальным считается интервал 180-220°C. Более высокие температуры понадобятся для даб-сессий, так как для выпаривания концентратов требуется большее количество тепла. Для управления температурой нагрева нужно просто нажать на «+» или «-». Для того, чтобы быстро изменить температуру нагрева, нужно просто нажать и удерживать те же «+» или «-». Текущая температурная будет отображаться на дисплее. Для того, чтобы переключить отображение температуры из градусов Фаренгейта в градусы Цельсия и наоборот, нужно дважды нажать на копку питания. Нагревательная камера у вапорайзера Loki Touch находится в нижней части устройства. Чтобы наполнить камеру выпаривания каннабисом или его экстрактом, просто снимите нижнюю крышку вапорайзера. После того как вы поместите туда свой стафф, установите крышку на место и наденьте силиконовый чехол обратно. После включения на дисплее отображается логотип Loki, а через три секунды появляется основное меню. Сразу же после включения вапорайзер начинает автоматически нагреваться до заданной на дисплее температуры. Цвет светодиодного индикатора изменится с красного на синий, когда вапорайзер достигнет указанной вами температуры. Средняя смоук-сессия составляет пять минут. Спустя пять минут устройство автоматически отключится для сбережения заряда батареи и предотвращения перегрева. Даббинг с Loki Touch Еще одним большим плюсом вапорайзера является то, что он может испарять не только сухую травку, но и экстракты. Чтобы использовать устройство для даббинга, просто используйте сетчатую подушечку для концентратов, которая поставляется в базовом комплекте. Затем нагрейте ваш вапорайзер до 215°C, а уже потом нанесите концентрат на подушечку и поместите её в отсек для выпаривания. Все гениальное – просто! Ресурс аккумулятора Мощная встроенная литий-ионная батарея емкостью 1200 мАч позволяет работать до трёх часов в автономном режиме и 45 минут при непрерывном использовании вапорайзера. В комплекте с вапорайзером поставляется зарядное устройство с выходом USB на micro USB для удобной зарядки, где бы вы ни находились. Для продления жизни батареи вапорайзера важно вовремя отключать его от зарядки и не оставлять его подключённым к сети надолго. Гарантия На вапорайзер Loki Touch предоставляется годовая гарантия прямо от производителя. Компания гарантирует, что в этот период ваш девайс точно будет вам верным и полезным другом. А как вам такой вапорайзер, друзья? Или, может, у вас уже есть такой девайс? Поделитесь своим мнением в комментариях ниже. Источник: duda.com Подготовил: Terpen Еще обзоры вапорайзеров: Топ портативных девайсов–2020 Обзор DynaVap Hydravong-XLS Pax 3 vs Firefly 2+: сравнение девайсов Сравнение Pax 2 и Pax 3. Стоит ли апргейдиться? Обзор вейпов: Mighty vs Ghost MV1 Лучшие настольные испарители каннабиса Сравнение четырёх безбатареечных вапорайзера
  9. Невозможно представить легализацию каннабиса без Лестера Гринспуна. В 1960-х годах доктор Гринспун, на тот момент являющийся профессором медицинской школы Гарварда, обратил внимание на то, что его друг астроном Карл Саган курил слишком много травки. «Карл, это же может плохо влиять на тебя», — заявлял тогда доктор Гринспун. «Лестер, — ответил ему Карл Саган, — я думаю, ты должен пересмотреть свои взгляды». Лестер согласился, обратив внимание на отсутствие любых доказательств по этому вопросу. До доктора Лестера каннабис являлся опасным наркотиком в глазах людей, а все кто его употреблял, были просто наркоманами. Но после выхода его работ и исследований, каннабис стал лекарством, а его потребители – пациентами. О том, какой путь пришлось проделать для этого, он рассказал в интервью журналу High Times в 2014 году. — Вы были вовлечены во всё это с самого начала, не так ли? Вы в теме уже 45 лет? — Ага, с 1967-го. Где-то так. С 1967 года у нас прошло 33 года и плюс еще 14... то есть уже 47 лет. — Ух ты! — Это почти полвека! [От души смеется] Вау! Какой же я настойчивый! — Вы должны получать огромное удовлетворение и удовольствие от текущих событий. — О да! Знаете, в последней главе «Переосмысления марихуаны» я предсказывал, что запрет будет снят через 10 лет. И Карл Саган, читавший мою рукопись, сказал: «Лестер, это отличная книга, но вы сделали одну большую ошибку». Я спросил: «Какую, Карл?». «Вы сказали, что на снятие запрета потребуется 10 лет». Поэтому я спросил его, сколько времени, по его мнению, это займет. Он сказал: «Два года... примерно». Так или иначе, в этом я был более дальновидным, чем Карл Саган. — Похоже на то! — Ага! Ага! [Смеётся] Но пришли 70-е, затем 80-е и 90-е, и я думаю: «Господи, это же смешно! Похоже, этого не случится при моей жизни». Но я думаю то, что мы наблюдаем прямо сейчас, — это западная культура, пытающаяся найти нужное место для этого «новенького в нашем районе» (про каннабис). Так сказать, «кошку уже никогда не посадят обратно в клетку». Приятно лицезреть происходящее — вскоре 23 штата начнут экспериментировать с каннабисом с медицинской точки зрения, а теперь у нас даже есть два штата, которые легализовали каннабис полностью (так было на момент интервью в 2014 году). Так что вы можете с уверенностью сказать, что это всего лишь вопрос времени, но я думаю, что это происходит вот прямо сейчас! Мне кажется, что потребуется очень много усилий, чтобы завершить это дело правильно и найти те точки опоры, когда люди могли бы чувствовать себя комфортно с этим, без угрызения совести и не нарушая закон. — В вашей книге «Переосмысление марихуаны» есть глава, посвященная истории каннабиса как лекарства, в которой в основном восстанавливается информация, которая была засекречена или утеряна, а вы возвращаете её в общий фонд знаний человечества. — Да. Абсолютно верно. — Вы когда-нибудь задумывались о том, какой удивительной и полезной может стать медицинская марихуана? — Да, так как я уже очень давно нашел по этой теме около ста полезных статей. О'Шонесси вернулся из Индии и опубликовал свою первую статью — это статья 1848 года. И, знаете, некоторые из тех статей были довольно хорошими. У многих ребят были весьма неплохие идеи, но им мешал тот факт, что никто не знал, что это будет законно и полезно для людей. Каннабис не растворяется в воде, поэтому раньше его добавляли в спирт, и существовали запатентованные средства, такие как «Экстракт Тилдена», который был распространен в нашей стране, и врач говорил: «Принимайте четыре чайные ложки — примерно каждые шесть часов по одной ложке или около того». Что ж, у этих парней в XIX веке не было биохимических анализов, невозможно было сказать, насколько сильными были эти вещества. Создавалось впечатление, что они совершали большую ошибку — извините за каламбур, — потому что, если эти средства принять внутрь, потребуется примерно полтора-два часа, чтобы почувствовать облегчение. Если у пациента был отит, инфекция среднего уха, распространенная в XIX веке, который был ну очень болезненным, и нужно было ждать так долго (два часа), чтобы эффект действительно наступил, а боль действительно уменьшилась — то это безумие! При многих заболеваниях обезболивающий эффект каннабиса не устраняет боль, а лишь отодвигает её на задний план. — Медицинская марихуана превратилась в невероятно огромную индустрию… — Да, именно так. Вот почему я считаю важным использовать термин «каннабинопатическая медицина» (cannabinopathic medicine). — Не могли бы вы объяснить эту концепцию? — Давайте обратимся к остеопатии: сначала это были некие манипуляции с массажем камнями. Но теперь есть и другие школы остеопатии, которые были приняты в новую медицинскую программу. Например, у меня есть друг, жена которого не смогла поступить в медицинский институт, но всё же поступила в одну из лучших школ остеопатической медицины. Она получила лицензию, и теперь она учится в аспирантуре, чтобы стать сертифицированным неврологом. Итак, остеопатия была поглощена аллопатической [западной] медициной, и я верю, что в конечном итоге это произойдет и с каннабисом. — Почему? — Потому что каннабинопатическая медицина развивается очень стремительно и быстро, а аллопатическая медицина просто стоит и топчется на месте. Недавно я увидел опрос, проведенный одной из ведущих больниц Гарвардской медицинской школы. Какой процент врачей, по вашему мнению, был бы готов написать необходимое письмо или справку для своих пациентов, чтобы они получали каннабис в диспансерах? — Пятнадцать процентов? — Семьдесят семь процентов! [Смеется] Это безумие! В 1995 году я опубликовал статью в журнале Американской Медицинской Ассоциации, призывая врачей начать рассматривать каннабис как лекарство и организовывать курсы НМО (непрерывного медицинского образования), потому что это становится всё более актуальным. Представляете, редактор, который меня привел, был уволен — были и другие причины, но марихуана была прощальным «поцелуем смерти» для его работы. Так что пройдет некоторое время, прежде чем медицина поймет, насколько необычайно полезно это вещество — настолько оно мягкое и универсальное в борьбе с любым количеством симптомов и синдромов. Эта сфера будет расти и развиваться, но фармацевтические компании не собираются выступать в роли первопроходцев. Они могут придумать такие вещи, как поиск точного обратного агониста к эффекту от каннабиса, который вызывает желание поесть, чтобы создать средство для подавления аппетита — я думаю, что нечто подобное возможно, — но многие настоящие разработки будут по-прежнему исходить от того, что я называю каннабинопатической медициной. — Согласуется ли ваша концепция каннабинопатической медицины с вашим предыдущим представлением о фармацевтике? — Да. — Как связаны эти две концепции? — Что ж, они взаимосвязаны, потому что фармацевтические компании не могут это пока отнести к фармацевтике. Фармацевтика марихуаны — это попытка фармацевтических компаний вытеснить марихуану в плане лекарства, и единственная компания, добившаяся определенного успеха, — это GW Pharmaceuticals [в Англии]. Но они сделали это так: основатель GW Pharmaceuticals пошел к министру внутренних дел и сказал: «Как и я, вы знаете, что это хорошее лекарство, но, как и я, вы боитесь опасных аспектов: ведь когда человек заболевает, его лёгкие и так находятся в опасности». Эти утверждения не точны, но на этом основан успех GW. Они производят «жидкую марихуану» — вот что такое Sativex. Это то, в чём они хороши, но они не сделали ничего такого, чего не делали бы мы с каннабисом. Посмотрите на синдром Драве — это катастрофическая форма детской эпилепсии, которая значительно смягчается при помощи медицинской марихуаны. Посмотрите, какое значение имеет каннабис для этих детей и их родителей. Это открытие было сделано при помощи каннабинопатической медицины, а не стандартной аллопатической медицины. И это великое благо! И, кроме того, недавно были объявлены результаты первых больших исследований Sativex при рассеянном склерозе. Все вокруг об этом говорят. Итак, откуда у них появилась идея использовать Sativex при рассеянном склерозе, откуда эта уверенность, что их исследования будут успешными? Они получили эту идею от каннабинопатической медицины — от людей вроде меня и многих других, таких как Тод Микиюра. Мы давно знали, что это полезно при рассеянном склерозе, и часто писали об этом. И они собираются протестировать и другие виды расстройств, которые, как было обнаружено каннабинопатической медициной, чувствительны к каннабису. Они не собираются пробовать это при подагре или чём-то, что ещё никому не удавалось, то есть они уже основываются на чьих-то данных. — Они собираются использовать случайные свидетельства каннабинопатии? — Точно. У нас есть гора таких «случайных» свидетельств! Мы знаем, что каннабис безопасен — а проводить двойное слепое исследование с ним, это тоже самое, что провести такие исследования с аспирином или пенициллином. Эти наркотики были включены в «Закон о контролируемых веществах». Будут и другие подобные разработки, и я думаю, что аллопатическая медицина отстает от реалий и упускает кучу реальных возможностей. Но для меня это уже стало нормой, пока мы продолжаем вести наши разработки. — Так как же будет выглядеть финал? — Что ж, я рад, что наше движение уже добивается такого прогресса, но я думаю, что в конечном итоге это останется на усмотрение всех штатов. Я думаю, что федеральное правительство скажет, что они прекратят эту криминализацию, и они выйдут из этого бизнеса, но, как и с алкоголем, они оставят эти проблемы на плечах каждого из штатов. Проблема с медицинской марихуаной и нежелание большинства врачей рекомендовать её будет решена лишь с окончанием запрета, который становится всё ближе к нам. — Прямо сейчас у нас странный промежуточный период — уже после запрета, но ещё до легализации. — В середине XXI века — а может быть, на это уйдёт и больше времени — кто-нибудь напишет эту историю в духе классической книги Чарльза Маккея «Чрезвычайно популярные заблуждения и безумие толпы». Это действительно удивительное явление. Сейчас это не может восприниматься как таковое, потому что мы не находимся в той точке, где все согласятся и скажут: «Что за безумная суета творится?». Но именно так это будет рассматриваться исторически — как одно из тех великих отклонений, когда люди верили в то, что было в реальности далеко от истины, и чего для них это стоило. — Вам дважды отказали в заслуженном звании профессора Гарвардской медицинской школы — без сомнения, из-за того, что вы выступали за реформу закона о марихуане. Однажды я спросил вас: «А стоит ли оно того?». Вы сказали: «Вы можете оценить карьеру врача по тому, сколько похвальных отзывов он получил и насколько далеко он продвинулся в своей карьере — это первое. Но если определить карьеру врача по тому, сколько боли и страданий он облегчил...» — Да, помню, я так говорил. Это было моим утешением, так как все в Гарварде считали меня чудаком. А многие и до сих пор так считают. — Но как же так? — С одной стороны, я сделал то, что понравилось Гарвардской медицинской школе, например, написал «Гарвардское письмо о психическом здоровье» (Harvard Mental Health Letter). Они заработали на этом миллионы долларов. Но в основном, я думаю, они считали, что я не в себе, как псих, и я был, так сказать, изолирован в Гарварде. Частично это было моим личным делом, потому что они хотели знать, буду ли я и дальше делать большие работы, такие как моё семилетнее исследование шизофрении, или я посвящу себя написанию Marihuana Reconsidered («Переосмысление марихуаны»)? И я был так зол, что сказал себе: «Я интеллектуальный блуждающий огонь, поэтому я не могу ответить на этот вопрос». — Получается, что «Переосмысление марихуаны» взяло своё. Вы победили. Ваша настойчивость окупилась! — [Пауза] Верно. — Этого не должно было случиться? — Некоторые говорят, что это было глупо. [Смеется] Но другие восхищаются этим. [Смеется ещё громче]. Думаю, это зависит от вашего отношения к определению того, что такое врач. Источник: High Times Перевод: @Terpen Еще почитать: Интервью Доктора Гринспуна Сеть Шарлотты: История происхождения КБД Легенды High Times: Эд Розенталь Просмотр полной Статья
  10. До доктора Лестера каннабис являлся опасным наркотиком в глазах людей, а все кто его употреблял, были просто наркоманами. Но после выхода его работ и исследований, каннабис стал лекарством, а его потребители – пациентами. О том, какой путь пришлось проделать для этого, он рассказал в интервью журналу High Times в 2014 году. — Вы были вовлечены во всё это с самого начала, не так ли? Вы в теме уже 45 лет? — Ага, с 1967-го. Где-то так. С 1967 года у нас прошло 33 года и плюс еще 14... то есть уже 47 лет. — Ух ты! — Это почти полвека! [От души смеется] Вау! Какой же я настойчивый! — Вы должны получать огромное удовлетворение и удовольствие от текущих событий. — О да! Знаете, в последней главе «Переосмысления марихуаны» я предсказывал, что запрет будет снят через 10 лет. И Карл Саган, читавший мою рукопись, сказал: «Лестер, это отличная книга, но вы сделали одну большую ошибку». Я спросил: «Какую, Карл?». «Вы сказали, что на снятие запрета потребуется 10 лет». Поэтому я спросил его, сколько времени, по его мнению, это займет. Он сказал: «Два года... примерно». Так или иначе, в этом я был более дальновидным, чем Карл Саган. — Похоже на то! — Ага! Ага! [Смеётся] Но пришли 70-е, затем 80-е и 90-е, и я думаю: «Господи, это же смешно! Похоже, этого не случится при моей жизни». Но я думаю то, что мы наблюдаем прямо сейчас, — это западная культура, пытающаяся найти нужное место для этого «новенького в нашем районе» (про каннабис). Так сказать, «кошку уже никогда не посадят обратно в клетку». Приятно лицезреть происходящее — вскоре 23 штата начнут экспериментировать с каннабисом с медицинской точки зрения, а теперь у нас даже есть два штата, которые легализовали каннабис полностью (так было на момент интервью в 2014 году). Так что вы можете с уверенностью сказать, что это всего лишь вопрос времени, но я думаю, что это происходит вот прямо сейчас! Мне кажется, что потребуется очень много усилий, чтобы завершить это дело правильно и найти те точки опоры, когда люди могли бы чувствовать себя комфортно с этим, без угрызения совести и не нарушая закон. — В вашей книге «Переосмысление марихуаны» есть глава, посвященная истории каннабиса как лекарства, в которой в основном восстанавливается информация, которая была засекречена или утеряна, а вы возвращаете её в общий фонд знаний человечества. — Да. Абсолютно верно. — Вы когда-нибудь задумывались о том, какой удивительной и полезной может стать медицинская марихуана? — Да, так как я уже очень давно нашел по этой теме около ста полезных статей. О'Шонесси вернулся из Индии и опубликовал свою первую статью — это статья 1848 года. И, знаете, некоторые из тех статей были довольно хорошими. У многих ребят были весьма неплохие идеи, но им мешал тот факт, что никто не знал, что это будет законно и полезно для людей. Каннабис не растворяется в воде, поэтому раньше его добавляли в спирт, и существовали запатентованные средства, такие как «Экстракт Тилдена», который был распространен в нашей стране, и врач говорил: «Принимайте четыре чайные ложки — примерно каждые шесть часов по одной ложке или около того». Что ж, у этих парней в XIX веке не было биохимических анализов, невозможно было сказать, насколько сильными были эти вещества. Создавалось впечатление, что они совершали большую ошибку — извините за каламбур, — потому что, если эти средства принять внутрь, потребуется примерно полтора-два часа, чтобы почувствовать облегчение. Если у пациента был отит, инфекция среднего уха, распространенная в XIX веке, который был ну очень болезненным, и нужно было ждать так долго (два часа), чтобы эффект действительно наступил, а боль действительно уменьшилась — то это безумие! При многих заболеваниях обезболивающий эффект каннабиса не устраняет боль, а лишь отодвигает её на задний план. — Медицинская марихуана превратилась в невероятно огромную индустрию… — Да, именно так. Вот почему я считаю важным использовать термин «каннабинопатическая медицина» (cannabinopathic medicine). — Не могли бы вы объяснить эту концепцию? — Давайте обратимся к остеопатии: сначала это были некие манипуляции с массажем камнями. Но теперь есть и другие школы остеопатии, которые были приняты в новую медицинскую программу. Например, у меня есть друг, жена которого не смогла поступить в медицинский институт, но всё же поступила в одну из лучших школ остеопатической медицины. Она получила лицензию, и теперь она учится в аспирантуре, чтобы стать сертифицированным неврологом. Итак, остеопатия была поглощена аллопатической [западной] медициной, и я верю, что в конечном итоге это произойдет и с каннабисом. — Почему? — Потому что каннабинопатическая медицина развивается очень стремительно и быстро, а аллопатическая медицина просто стоит и топчется на месте. Недавно я увидел опрос, проведенный одной из ведущих больниц Гарвардской медицинской школы. Какой процент врачей, по вашему мнению, был бы готов написать необходимое письмо или справку для своих пациентов, чтобы они получали каннабис в диспансерах? — Пятнадцать процентов? — Семьдесят семь процентов! [Смеется] Это безумие! В 1995 году я опубликовал статью в журнале Американской Медицинской Ассоциации, призывая врачей начать рассматривать каннабис как лекарство и организовывать курсы НМО (непрерывного медицинского образования), потому что это становится всё более актуальным. Представляете, редактор, который меня привел, был уволен — были и другие причины, но марихуана была прощальным «поцелуем смерти» для его работы. Так что пройдет некоторое время, прежде чем медицина поймет, насколько необычайно полезно это вещество — настолько оно мягкое и универсальное в борьбе с любым количеством симптомов и синдромов. Эта сфера будет расти и развиваться, но фармацевтические компании не собираются выступать в роли первопроходцев. Они могут придумать такие вещи, как поиск точного обратного агониста к эффекту от каннабиса, который вызывает желание поесть, чтобы создать средство для подавления аппетита — я думаю, что нечто подобное возможно, — но многие настоящие разработки будут по-прежнему исходить от того, что я называю каннабинопатической медициной. — Согласуется ли ваша концепция каннабинопатической медицины с вашим предыдущим представлением о фармацевтике? — Да. — Как связаны эти две концепции? — Что ж, они взаимосвязаны, потому что фармацевтические компании не могут это пока отнести к фармацевтике. Фармацевтика марихуаны — это попытка фармацевтических компаний вытеснить марихуану в плане лекарства, и единственная компания, добившаяся определенного успеха, — это GW Pharmaceuticals [в Англии]. Но они сделали это так: основатель GW Pharmaceuticals пошел к министру внутренних дел и сказал: «Как и я, вы знаете, что это хорошее лекарство, но, как и я, вы боитесь опасных аспектов: ведь когда человек заболевает, его лёгкие и так находятся в опасности». Эти утверждения не точны, но на этом основан успех GW. Они производят «жидкую марихуану» — вот что такое Sativex. Это то, в чём они хороши, но они не сделали ничего такого, чего не делали бы мы с каннабисом. Посмотрите на синдром Драве — это катастрофическая форма детской эпилепсии, которая значительно смягчается при помощи медицинской марихуаны. Посмотрите, какое значение имеет каннабис для этих детей и их родителей. Это открытие было сделано при помощи каннабинопатической медицины, а не стандартной аллопатической медицины. И это великое благо! И, кроме того, недавно были объявлены результаты первых больших исследований Sativex при рассеянном склерозе. Все вокруг об этом говорят. Итак, откуда у них появилась идея использовать Sativex при рассеянном склерозе, откуда эта уверенность, что их исследования будут успешными? Они получили эту идею от каннабинопатической медицины — от людей вроде меня и многих других, таких как Тод Микиюра. Мы давно знали, что это полезно при рассеянном склерозе, и часто писали об этом. И они собираются протестировать и другие виды расстройств, которые, как было обнаружено каннабинопатической медициной, чувствительны к каннабису. Они не собираются пробовать это при подагре или чём-то, что ещё никому не удавалось, то есть они уже основываются на чьих-то данных. — Они собираются использовать случайные свидетельства каннабинопатии? — Точно. У нас есть гора таких «случайных» свидетельств! Мы знаем, что каннабис безопасен — а проводить двойное слепое исследование с ним, это тоже самое, что провести такие исследования с аспирином или пенициллином. Эти наркотики были включены в «Закон о контролируемых веществах». Будут и другие подобные разработки, и я думаю, что аллопатическая медицина отстает от реалий и упускает кучу реальных возможностей. Но для меня это уже стало нормой, пока мы продолжаем вести наши разработки. — Так как же будет выглядеть финал? — Что ж, я рад, что наше движение уже добивается такого прогресса, но я думаю, что в конечном итоге это останется на усмотрение всех штатов. Я думаю, что федеральное правительство скажет, что они прекратят эту криминализацию, и они выйдут из этого бизнеса, но, как и с алкоголем, они оставят эти проблемы на плечах каждого из штатов. Проблема с медицинской марихуаной и нежелание большинства врачей рекомендовать её будет решена лишь с окончанием запрета, который становится всё ближе к нам. — Прямо сейчас у нас странный промежуточный период — уже после запрета, но ещё до легализации. — В середине XXI века — а может быть, на это уйдёт и больше времени — кто-нибудь напишет эту историю в духе классической книги Чарльза Маккея «Чрезвычайно популярные заблуждения и безумие толпы». Это действительно удивительное явление. Сейчас это не может восприниматься как таковое, потому что мы не находимся в той точке, где все согласятся и скажут: «Что за безумная суета творится?». Но именно так это будет рассматриваться исторически — как одно из тех великих отклонений, когда люди верили в то, что было в реальности далеко от истины, и чего для них это стоило. — Вам дважды отказали в заслуженном звании профессора Гарвардской медицинской школы — без сомнения, из-за того, что вы выступали за реформу закона о марихуане. Однажды я спросил вас: «А стоит ли оно того?». Вы сказали: «Вы можете оценить карьеру врача по тому, сколько похвальных отзывов он получил и насколько далеко он продвинулся в своей карьере — это первое. Но если определить карьеру врача по тому, сколько боли и страданий он облегчил...» — Да, помню, я так говорил. Это было моим утешением, так как все в Гарварде считали меня чудаком. А многие и до сих пор так считают. — Но как же так? — С одной стороны, я сделал то, что понравилось Гарвардской медицинской школе, например, написал «Гарвардское письмо о психическом здоровье» (Harvard Mental Health Letter). Они заработали на этом миллионы долларов. Но в основном, я думаю, они считали, что я не в себе, как псих, и я был, так сказать, изолирован в Гарварде. Частично это было моим личным делом, потому что они хотели знать, буду ли я и дальше делать большие работы, такие как моё семилетнее исследование шизофрении, или я посвящу себя написанию Marihuana Reconsidered («Переосмысление марихуаны»)? И я был так зол, что сказал себе: «Я интеллектуальный блуждающий огонь, поэтому я не могу ответить на этот вопрос». — Получается, что «Переосмысление марихуаны» взяло своё. Вы победили. Ваша настойчивость окупилась! — [Пауза] Верно. — Этого не должно было случиться? — Некоторые говорят, что это было глупо. [Смеется] Но другие восхищаются этим. [Смеется ещё громче]. Думаю, это зависит от вашего отношения к определению того, что такое врач. Источник: High Times Перевод: @Terpen Еще почитать: Интервью Доктора Гринспуна Сеть Шарлотты: История происхождения КБД Легенды High Times: Эд Розенталь
  11. О даббинге мы пишем не так часто, хотя этот способ употребления концентратов медленно, но верно завоёвывает популярность в мире. Сегодня мы поговорим о том, что пригодится вам для даббинга. Dab Rigs Меньшие по размеру бонги и бабблеры отлично подходят для тех, кто хочет получить более «прямой» вдох дыма. Дым в таком бонге попросту не имеет шансов застояться. Маленькие камеры для воды у мини-бонгов обеспечивают слегка меньшую фильтрацию дыма, что приводит к меньшему накоплению смолы на стенках. По факту вы и вдыхаете больше дыма, чем при использовании бонга с большим количеством воды, потому что в маленьких бабблерах дым фильтруется меньше. Меньшее количество остатков означает, что такие бонги легче чистить и содержать. Дополнительным преимуществом таких небольших бабблеров является удобство их хранения. Бонги большего размера отлично подходят для потребителей, которые хотят делать затяжки значительного размера. Больше воды и различных фильтров в бонге обеспечивают дополнительную фильтрацию дыма, а это даёт положительный эффект, нанося меньше вреда нашу организму. Такие бабблеры отлично подходят для электронных напасниц (их ещё называют «гвоздями») и бесконечных возможностей, которые они открывают для потребления. Большие установки отлично подходят для совместного использования на собраниях или вечеринках, потому что они легко становятся центральным элементом разговора. Bangers & Nails Титановые гвозди — самые прочные из напасниц. Они способны выдерживать перегрев и повреждения при падениях. Кварцевая тарелка и набор титановых гвоздей улучшат аромат и ощущение дыма. Керамические гвозди способны дольше сохранять тепло, чем стеклянные, но и дольше нагреваются. Поскольку керамика дольше сохраняет температуру, она может испарить большее количество концентрата за один раз. Керамические гвозди старше кварцевых напасниц, но всё же имеют огромную фанатскую аудиторию. Кварцевые напасницы — это более новое и более распространенное приспособление, которое вы можете увидеть в продаже. Их преимущество в том, что они служат дольше, чем традиционные стеклянные напасницы. Кварц нагревается быстрее, чем титан и керамика. Кварц также обеспечивает лучший вкус концентрата по сравнению с керамикой или титаном. Курение концентратов при более низких температурах позволяет раскрыть аромат полностью. Carb & Bubble Caps Карбоновые и стеклянные колпачки используются для управления воздушным потоком, поступающим на гвоздь. Такие колпачки помогают более равномерно и полностью испарить весь концентрат, ограничивая количество воздуха и меняя его направление. Колпачок помещается на напас, после того как вы добавили концентрат и нагрели напасницу. Убедитесь, что вы выбрали подходящий колпачок, который точно вам подойдет по размеру! Dab Tool Даб тул (dab tool) необходим для работы с концентратом и его транспортировкой в напасницу. Даб тулы бывают разных размеров и форм и из разных материалов, но наиболее часто изготавливаются из титана и стекла. Стеклянные даб тулы более изысканы, чем титановые. Стекло даёт возможность художникам создавать разные тематические и забавные даб тулы. Стеклянные изделия могут похвастаться гораздо большим разнообразием форм и дизайнов по сравнению с металлическими. Для даб тулов из титана характерно большое разнообразие наконечников с двух рабочих сторон. Преимущество титана в том, что он очень прочный и может выдерживать неограниченное количество падений и других неприятных случаев. Газовая горелка Газовая горелка необходима для нагрева напасницы. С помощью такой горелки вы довольно быстро сможете добиться нужной вам температуры. Пламя горелки легко регулируется, чтобы приспособить его именно для вашей напасницы. Горелки также удобно использовать для чистки инструментов, для протирки титана или стекла. Все очень просто: после короткого обжига инструментов попросту сотрите горелые остатки салфеткой или бумажным полотенцем. Источник: dankstop.com Перевод: Terpen Еще почитать: Что такое даббинг? Как правильно потреблять экстракты Концентраты каннабиса: будущее за чистым ТГК Как сделать качественный Bubble hash из шишек или трима Просмотр полной Статья
  12. Dab Rigs Меньшие по размеру бонги и бабблеры отлично подходят для тех, кто хочет получить более «прямой» вдох дыма. Дым в таком бонге попросту не имеет шансов застояться. Маленькие камеры для воды у мини-бонгов обеспечивают слегка меньшую фильтрацию дыма, что приводит к меньшему накоплению смолы на стенках. По факту вы и вдыхаете больше дыма, чем при использовании бонга с большим количеством воды, потому что в маленьких бабблерах дым фильтруется меньше. Меньшее количество остатков означает, что такие бонги легче чистить и содержать. Дополнительным преимуществом таких небольших бабблеров является удобство их хранения. Бонги большего размера отлично подходят для потребителей, которые хотят делать затяжки значительного размера. Больше воды и различных фильтров в бонге обеспечивают дополнительную фильтрацию дыма, а это даёт положительный эффект, нанося меньше вреда нашу организму. Такие бабблеры отлично подходят для электронных напасниц (их ещё называют «гвоздями») и бесконечных возможностей, которые они открывают для потребления. Большие установки отлично подходят для совместного использования на собраниях или вечеринках, потому что они легко становятся центральным элементом разговора. Bangers & Nails Титановые гвозди — самые прочные из напасниц. Они способны выдерживать перегрев и повреждения при падениях. Кварцевая тарелка и набор титановых гвоздей улучшат аромат и ощущение дыма. Керамические гвозди способны дольше сохранять тепло, чем стеклянные, но и дольше нагреваются. Поскольку керамика дольше сохраняет температуру, она может испарить большее количество концентрата за один раз. Керамические гвозди старше кварцевых напасниц, но всё же имеют огромную фанатскую аудиторию. Кварцевые напасницы — это более новое и более распространенное приспособление, которое вы можете увидеть в продаже. Их преимущество в том, что они служат дольше, чем традиционные стеклянные напасницы. Кварц нагревается быстрее, чем титан и керамика. Кварц также обеспечивает лучший вкус концентрата по сравнению с керамикой или титаном. Курение концентратов при более низких температурах позволяет раскрыть аромат полностью. Carb & Bubble Caps Карбоновые и стеклянные колпачки используются для управления воздушным потоком, поступающим на гвоздь. Такие колпачки помогают более равномерно и полностью испарить весь концентрат, ограничивая количество воздуха и меняя его направление. Колпачок помещается на напас, после того как вы добавили концентрат и нагрели напасницу. Убедитесь, что вы выбрали подходящий колпачок, который точно вам подойдет по размеру! Dab Tool Даб тул (dab tool) необходим для работы с концентратом и его транспортировкой в напасницу. Даб тулы бывают разных размеров и форм и из разных материалов, но наиболее часто изготавливаются из титана и стекла. Стеклянные даб тулы более изысканы, чем титановые. Стекло даёт возможность художникам создавать разные тематические и забавные даб тулы. Стеклянные изделия могут похвастаться гораздо большим разнообразием форм и дизайнов по сравнению с металлическими. Для даб тулов из титана характерно большое разнообразие наконечников с двух рабочих сторон. Преимущество титана в том, что он очень прочный и может выдерживать неограниченное количество падений и других неприятных случаев. Газовая горелка Газовая горелка необходима для нагрева напасницы. С помощью такой горелки вы довольно быстро сможете добиться нужной вам температуры. Пламя горелки легко регулируется, чтобы приспособить его именно для вашей напасницы. Горелки также удобно использовать для чистки инструментов, для протирки титана или стекла. Все очень просто: после короткого обжига инструментов попросту сотрите горелые остатки салфеткой или бумажным полотенцем. Источник: dankstop.com Перевод: Terpen Еще почитать: Что такое даббинг? Как правильно потреблять экстракты Концентраты каннабиса: будущее за чистым ТГК Как сделать качественный Bubble hash из шишек или трима
  13. А ещё B-Real является обладателем награды «Стоунер года» от High Times, и в 2017 году журнал опубликовал интервью с B-Real, которое и сейчас читается на одном дыхании. Тот факт, что 50-летнему реперу нравиться закручивать и курить жирнющие косяки, вовсе не означает того, что его радикальные политические взгляды ограничены только каннабисом. — Сколько травки вы курите в день? — [Смеется] Слишком много. Слишком много, но для моего же блага. — Какой способ курения вы предпочитаете? — Раньше я был фанатом бонга, но теперь мне нравится курить косяки. И я скажу, что единственный способ сделать косяк поистине качественным — это использовать Phuncky Feel Tips. В течение многих лет люди крутили косяки этими картонными типсами, но для меня это уже прошлый век, понимаете? Так вот мы и пришли к идее создать высококачественный мундштук (типс), и мы её реализовали. Вот как я вновь вернулся к курению косячков… — Помогло ли курение каннабиса сблизиться с кем-нибудь из других артистов? — Думаю, да. Время от времени, когда другой артист, которого вы знаете, тоже курит, вы, скорее всего, подружитесь с ним, разделив с ним, например, качественный джоинт. Одним это помогает снять стресс, други — достичь новых высот в творчестве. — Это весьма интересно, мне кажется, что тут всё дело в осознанности и возможности катарсического высвобождения. — Да, именно. Это пробуждает мысли, пробуждает людей — не для враждебности, а для осознания и участия в этом «политическом» процессе. Нужно быть частью этих перемен. Как всегда говорил Том Морелло: «Мир не изменится сам по себе — вам нужно встать и что-то с этим сделать». Цель нашей музыки — вдохновить людей и в то же время развлечь их. — Вы выступали с группой Prophets of Rage в Кливленде, в ночь Республиканского национального собрания. На что это было похоже? — Мы выступали рядом с Республиканским съездом, устроили там мирную демонстрацию и марш. Все было круто — люди говорили то, что хотели, а полиция разрешала нам мирно проводить свою демонстрацию. Главное — мы донесли своё сообщение, что и было важно для нас. — Я думаю, что в нынешнее время действительно нужна такая группа, как Prophets of Rage. — Опасные времена требуют опасной музыки. Мы должны разбудить людей и сказать им: «Эй, времена меняются прямо сейчас, и кто же знает, в каком дальше направлении это будет развиваться. Вам точно нужно принять участие и стать частью этого процесса». — Мне кажется, что музыка, которую вы сделали с группой Prophets of Rage, весьма интересна благодаря её составу: ты и Чак Ди из Public Enemy представляете хип-хоп-часть этого уравнения, в то время как Тим Коммерфорд, Брэд Уилк и Том Морелло из Rage Against the Machine исходят из гораздо более рок-ориентированной перспективы. Между прочим, Cypress Hill довольно свободно чередует эти два жанра. В некотором смысле, вы и создаёте это единство. — Да, возможно так и есть. Наши группы были реально связаны друг с другом в той или иной форме на протяжении 20 лет или около того. Так что, это очень здорово, что мы смогли собраться вместе и сделать это, придав огласку нашему посланию, что в свою очередь помогло возродить эту музыку и снова распространить её. Мы очень весело провели время, пока всё это делали. Наша группа, Cypress Hill, определенно находилась под влиянием творчества Public Enemy, ну а потом, когда появились Rage Against the Machine, мы стали их поклонниками. Так что возможность объединиться с обеими группами, которые мы так сильно любим и уважаем — это был поистине сценарий мечты. — Cypress Hill и раньше писали музыку с Томом Морелло, верно? — Да, на самом деле Том даже спродюсировал две песни для нашего альбома Rise Up. Он спродюсировал Shut 'Em Down и Rise Up — так что, как я уже сказал, у нас за плечами уже более 20 лет дружбы. Также мы работали с Брэдом Уилком из Rage над нашим альбомом Skull & Bones. Там он играл на барабанах, в песне Can't Get the Best of Me. Мы все очень довольны тем, как всё сложилось. Было действительно здорово выступать всем вместе и стать настоящей группой, а не просто создавать какие-либо разовые проекты. — Итак, теперь, когда Prophets of Rage выпустили свой EP — The Party's Over, стоит ли ждать полноценный альбом? — Да! Мы планируем поработать над новой музыкой, когда этот тур закончится и мы сможем взять небольшой перерыв. Так сказать, нам нужно не упустить шанс наверстать упущенное дома и хотя бы немного побыть с нашими семьями. Но мы действительно намереваемся попытаться сотворить альбом с крутыми и оригинальными песнями. Люди хорошо оценили наш EP, поэтому я думаю, что многие захотят услышать то, что мы сделали бы во всем альбоме нашей оригинальной музыки. И я тоже хотел бы это услышать, потому что я и сам фанат парней, с которыми я сейчас в группе. — Как бы вы определили понятие «политический хип-хоп»? — До выхода Public Enemy и Boogie Down Productions, был еще и Мелле Мел из Grandmaster Flash and the Furious Five. Затем от него это перешло к Чаку Ди и KRS-One. Это было очень вдохновляюще: это поистине разбудило людей в хип-хопе, и заставило всех задуматься о том, кем они являются в этой культуре и чего они хотят в будущем, понимаете? Это помогло привить гордость и чувство собственного достоинства у наших сообществ. А когда появилась группа Rage Against the Machine, они сделали то же самое, всё одно и то же, уже в миллионный раз, понимаете, о чём я? Я думаю, что люди жаждали именно этого! И, как я думаю, именно поэтому люди так реагируют на Prophets of Rage — потому что мы возвращаем это самое чувство, это самое отношение, эту сущность…. — Как, по вашему мнению, изменились ли люди и их желания с тех пор, как вышел первый альбом Cypress Hill? — Что ж, что точно изменилось, так это технологии, в значительной степени они сделали некоторые вещи лучше, а некоторые ухудшили. То насилие, жестокость и несправедливость, которые мы несём в своем творчестве, начиная с нашего первого альбома, ничуть не изменились. Просто на сегодняшний день, благодаря технологиям, мы становимся всё больше и чаще подвержены различным изменениям, чем когда-либо до этого. — Мне кажется, что группа Cypress Hill не получает должного признания и внимая, когда люди говорят о политическом рэпе. Вы были первой латиноамериканской рэп-группой, получившей платиновый статус, да и вообще одной из первых латиноамериканских рэп-групп. Вы, ребята, стали суперзвездами, просто сказав: «Эй, мы латиноамериканцы — мы говорим то, что хотим сказать, мы говорим это так, как хотим, и вам это должно понравиться». Это уже как политическое заявление само по себе. — Ага. Но дело в том, что раньше, в то время, мы так не считали. Мы восприняли это всё так, как будто мы просто такие, какие мы есть — без каких-либо изменений, без цензуры — и для нас вообще не имело малейшего значения, что другие люди думали о нас в тот момент. По сей день это всё почти так же, но это и было нашей идеей: мы собирались сказать то, что хотели сказать. И многие люди не понимают, что такое Cypress Hill. Некоторые люди всегда думали, что мы просто банда и всё, о чём мы говорим, — это курение марихуаны, но это вовсе не так. Я имею в виду, если вы возьмете любой альбом Cypress Hill, то там всего один или два, ну может быть, три трека о марихуане или культуре марихуаны. Остальное — о жизни, которой вы живете на улице, в обществе, о том, как люди живут в этой жизни и в это время. Мы говорим о жизненном опыте, но многое из этого скрывается за тем, кем мы являемся, потому что мы — активисты легализации. Но вы правы: мы стоим между Public Enemy и Rage Against the Machine и просто заполняем эти пробелы между ними — потому что мы делаем хип-хоп и делаем металл. И то, о чём мы все говорим, очень схоже, просто это не так сильно бросается в глаза. — Вы упомянули, что люди часто видят группу Cypress Hill, как «ребят, которые просто любят пыхнуть». Чувствуете ли вы себя прикованным к этому термину? — Дело в том, что мы выступаем за легализацию марихуаны. Более того, травка — это то, что всегда приковывает внимание людей в первую очередь. — Это неоспоримый факт, что группа Cypress Hill сыграла свою роль в актуализации каннабис-культуры. — Мы рискнули и поговорили о нашей страсти — мы верим в легализацию, поэтому мы придали этому движению огласку. Мы связались с активистами, такими как Джек Херер, которые научили нас, что значит реально быть защитником этой культуры. Мы получили очень полезные знания, которые он нам дал, и распространили их, помогая этой культуре дальше двигаться вперед, вместо того, чтобы оставаться подавленными в тени. — Если провести черту прямо через всю историю хип-хопа, то там почти везде можно найти имя B-Real. После того, как вы стали пионером группы Cypress Hill, вы попали на проект Доктора Дре East Coast Killas / West Coast Killas, который объединил всех знаменитых артистов с Востока и Запада, прямо во время невероятно кровавой вражды между побережьями. — Честно говоря, я был удивлен, когда мне позвонил Дре… Док! Хирург! — и когда он сказал мне, что он хочет сделать, я был на 100 процентов «за». Я имею в виду, вы никогда не откажете Доктору Дре. Итак, я залетел к нему на студию, и ему понравился мой куплет, и прежде чем вы его услышали, он был синглом. Уже потом песня стала большой, поэтому нам пришлось снимать видео. А потом, прикиньте, они решили сделать меня красным в этом видео [смеется]. Я никогда раньше не заставлял кого-либо наносить на меня краску для тела или что-то в этом роде — но опять же, как вы скажете «нет» доктору Дре? — Вы также оказали огромное влияние на парней нынешнего поколения хип-хопа, таких как A$AP Ferg и Дэнни Браун, с которыми вы записали совместные треки. — Скажу честно, что как по мне, то это они оказали мне честь, пригласив меня на совместку и это просто чертовски круто, потому что я фанат их обоих. Я люблю творчество A$AP Ferg — оно каждый раз разное, и он всегда придумывает что-нибудь новенькое. То же самое и с Дэнни Брауном. Когда я слышу их «дерьмо», я просто ору: «Б***! Эти парни крутые!» — Какой твой любимый альбом, чтобы получить от него кайф? — Мой любимый альбом, чтобы выкурить травку? Хммм... Pink Floyd — The Dark Side Of The Moon. — А как насчет любимого политического альбома? — Боб Марли и Wailers – Exodus. — Помимо Prophets of Rage и Cypress Hill, вы также входите в группу под названием Serial Killers с Xzibit и Demrick, и вы сделали два альбома с Bemer. — Знаешь, я всю жизнь пытался заниматься сольной карьерой [смеется]. Да я просто прикалываюсь, чувак. Мне посчастливилось приземлиться в довольно крутых ситуациях. Cypress Hill — это мой фундамент, здесь всё началось. Записи, которые я сделал с Serial Killers, являются одними из моих любимых, и работать с Бернером так весело, потому что он отлично подбирает рок музыку. Я попал в приятное стечение обстоятельств, и вот я с Prophets of Rage, это одна из этих величайших ситуаций – это даже заставляет меня чувствовать, будто я сплю и мне все это снится. — Вы не просто сторонник культуры марихуаны, вы активный участник и гровер. Вы даже выпустили такие известные сорта, как Tangie и Jet Fuel от Dr.Greenthumb, а так же вы открываете диспансер в Санта-Ане. — Мой партнер и я выиграли в городе лотерею на лицензию, поэтому нам теперь разрешено открыть свой диспансер. Прямо сейчас мы работаем, смотрим на чертежи, собираем бизнес и планируем его открытие. Мы хотим открыть его в первом квартале 2017 года. P.S. А вот кстати и видео с его открытия : BREALTV Источник: High Times Еще почитать: Интервью с REDMAN из WU-TANG CLAN Интервью с создателем RAW Интервью Майка Тайсона: Как он переписывает свою историю вместе с каннабисом
  14. С тех пор, как группа CYPRESS HILL выпустила свой первый альбом в 1991 году, эта калифорнийская хип-хоп группа стала самым ярким представителем и пропагандистом каннабиса, выпуская такие треки как Dr. Greenthumb, Hits from bong, Stoned is the way of the walk, ну и, конечно же, High Times. Уникальным звучанием группа обязана продюсеру DJ Muggs и отличному вокалу от B-Real. А ещё B-Real является обладателем награды «Стоунер года» от High Times, и в 2017 году журнал опубликовал интервью с B-Real, которое и сейчас читается на одном дыхании. Тот факт, что 50-летнему реперу нравиться закручивать и курить жирнющие косяки, вовсе не означает того, что его радикальные политические взгляды ограничены только каннабисом. — Сколько травки вы курите в день? — [Смеется] Слишком много. Слишком много, но для моего же блага. — Какой способ курения вы предпочитаете? — Раньше я был фанатом бонга, но теперь мне нравится курить косяки. И я скажу, что единственный способ сделать косяк поистине качественным — это использовать Phuncky Feel Tips. В течение многих лет люди крутили косяки этими картонными типсами, но для меня это уже прошлый век, понимаете? Так вот мы и пришли к идее создать высококачественный мундштук (типс), и мы её реализовали. Вот как я вновь вернулся к курению косячков… — Помогло ли курение каннабиса сблизиться с кем-нибудь из других артистов? — Думаю, да. Время от времени, когда другой артист, которого вы знаете, тоже курит, вы, скорее всего, подружитесь с ним, разделив с ним, например, качественный джоинт. Одним это помогает снять стресс, други — достичь новых высот в творчестве. — Это весьма интересно, мне кажется, что тут всё дело в осознанности и возможности катарсического высвобождения. — Да, именно. Это пробуждает мысли, пробуждает людей — не для враждебности, а для осознания и участия в этом «политическом» процессе. Нужно быть частью этих перемен. Как всегда говорил Том Морелло: «Мир не изменится сам по себе — вам нужно встать и что-то с этим сделать». Цель нашей музыки — вдохновить людей и в то же время развлечь их. — Вы выступали с группой Prophets of Rage в Кливленде, в ночь Республиканского национального собрания. На что это было похоже? — Мы выступали рядом с Республиканским съездом, устроили там мирную демонстрацию и марш. Все было круто — люди говорили то, что хотели, а полиция разрешала нам мирно проводить свою демонстрацию. Главное — мы донесли своё сообщение, что и было важно для нас. — Я думаю, что в нынешнее время действительно нужна такая группа, как Prophets of Rage. — Опасные времена требуют опасной музыки. Мы должны разбудить людей и сказать им: «Эй, времена меняются прямо сейчас, и кто же знает, в каком дальше направлении это будет развиваться. Вам точно нужно принять участие и стать частью этого процесса». — Мне кажется, что музыка, которую вы сделали с группой Prophets of Rage, весьма интересна благодаря её составу: ты и Чак Ди из Public Enemy представляете хип-хоп-часть этого уравнения, в то время как Тим Коммерфорд, Брэд Уилк и Том Морелло из Rage Against the Machine исходят из гораздо более рок-ориентированной перспективы. Между прочим, Cypress Hill довольно свободно чередует эти два жанра. В некотором смысле, вы и создаёте это единство. — Да, возможно так и есть. Наши группы были реально связаны друг с другом в той или иной форме на протяжении 20 лет или около того. Так что, это очень здорово, что мы смогли собраться вместе и сделать это, придав огласку нашему посланию, что в свою очередь помогло возродить эту музыку и снова распространить её. Мы очень весело провели время, пока всё это делали. Наша группа, Cypress Hill, определенно находилась под влиянием творчества Public Enemy, ну а потом, когда появились Rage Against the Machine, мы стали их поклонниками. Так что возможность объединиться с обеими группами, которые мы так сильно любим и уважаем — это был поистине сценарий мечты. — Cypress Hill и раньше писали музыку с Томом Морелло, верно? — Да, на самом деле Том даже спродюсировал две песни для нашего альбома Rise Up. Он спродюсировал Shut 'Em Down и Rise Up — так что, как я уже сказал, у нас за плечами уже более 20 лет дружбы. Также мы работали с Брэдом Уилком из Rage над нашим альбомом Skull & Bones. Там он играл на барабанах, в песне Can't Get the Best of Me. Мы все очень довольны тем, как всё сложилось. Было действительно здорово выступать всем вместе и стать настоящей группой, а не просто создавать какие-либо разовые проекты. — Итак, теперь, когда Prophets of Rage выпустили свой EP — The Party's Over, стоит ли ждать полноценный альбом? — Да! Мы планируем поработать над новой музыкой, когда этот тур закончится и мы сможем взять небольшой перерыв. Так сказать, нам нужно не упустить шанс наверстать упущенное дома и хотя бы немного побыть с нашими семьями. Но мы действительно намереваемся попытаться сотворить альбом с крутыми и оригинальными песнями. Люди хорошо оценили наш EP, поэтому я думаю, что многие захотят услышать то, что мы сделали бы во всем альбоме нашей оригинальной музыки. И я тоже хотел бы это услышать, потому что я и сам фанат парней, с которыми я сейчас в группе. — Как бы вы определили понятие «политический хип-хоп»? — До выхода Public Enemy и Boogie Down Productions, был еще и Мелле Мел из Grandmaster Flash and the Furious Five. Затем от него это перешло к Чаку Ди и KRS-One. Это было очень вдохновляюще: это поистине разбудило людей в хип-хопе, и заставило всех задуматься о том, кем они являются в этой культуре и чего они хотят в будущем, понимаете? Это помогло привить гордость и чувство собственного достоинства у наших сообществ. А когда появилась группа Rage Against the Machine, они сделали то же самое, всё одно и то же, уже в миллионный раз, понимаете, о чём я? Я думаю, что люди жаждали именно этого! И, как я думаю, именно поэтому люди так реагируют на Prophets of Rage — потому что мы возвращаем это самое чувство, это самое отношение, эту сущность…. — Как, по вашему мнению, изменились ли люди и их желания с тех пор, как вышел первый альбом Cypress Hill? — Что ж, что точно изменилось, так это технологии, в значительной степени они сделали некоторые вещи лучше, а некоторые ухудшили. То насилие, жестокость и несправедливость, которые мы несём в своем творчестве, начиная с нашего первого альбома, ничуть не изменились. Просто на сегодняшний день, благодаря технологиям, мы становимся всё больше и чаще подвержены различным изменениям, чем когда-либо до этого. — Мне кажется, что группа Cypress Hill не получает должного признания и внимая, когда люди говорят о политическом рэпе. Вы были первой латиноамериканской рэп-группой, получившей платиновый статус, да и вообще одной из первых латиноамериканских рэп-групп. Вы, ребята, стали суперзвездами, просто сказав: «Эй, мы латиноамериканцы — мы говорим то, что хотим сказать, мы говорим это так, как хотим, и вам это должно понравиться». Это уже как политическое заявление само по себе. — Ага. Но дело в том, что раньше, в то время, мы так не считали. Мы восприняли это всё так, как будто мы просто такие, какие мы есть — без каких-либо изменений, без цензуры — и для нас вообще не имело малейшего значения, что другие люди думали о нас в тот момент. По сей день это всё почти так же, но это и было нашей идеей: мы собирались сказать то, что хотели сказать. И многие люди не понимают, что такое Cypress Hill. Некоторые люди всегда думали, что мы просто банда и всё, о чём мы говорим, — это курение марихуаны, но это вовсе не так. Я имею в виду, если вы возьмете любой альбом Cypress Hill, то там всего один или два, ну может быть, три трека о марихуане или культуре марихуаны. Остальное — о жизни, которой вы живете на улице, в обществе, о том, как люди живут в этой жизни и в это время. Мы говорим о жизненном опыте, но многое из этого скрывается за тем, кем мы являемся, потому что мы — активисты легализации. Но вы правы: мы стоим между Public Enemy и Rage Against the Machine и просто заполняем эти пробелы между ними — потому что мы делаем хип-хоп и делаем металл. И то, о чём мы все говорим, очень схоже, просто это не так сильно бросается в глаза. — Вы упомянули, что люди часто видят группу Cypress Hill, как «ребят, которые просто любят пыхнуть». Чувствуете ли вы себя прикованным к этому термину? — Дело в том, что мы выступаем за легализацию марихуаны. Более того, травка — это то, что всегда приковывает внимание людей в первую очередь. — Это неоспоримый факт, что группа Cypress Hill сыграла свою роль в актуализации каннабис-культуры. — Мы рискнули и поговорили о нашей страсти — мы верим в легализацию, поэтому мы придали этому движению огласку. Мы связались с активистами, такими как Джек Херер, которые научили нас, что значит реально быть защитником этой культуры. Мы получили очень полезные знания, которые он нам дал, и распространили их, помогая этой культуре дальше двигаться вперед, вместо того, чтобы оставаться подавленными в тени. — Если провести черту прямо через всю историю хип-хопа, то там почти везде можно найти имя B-Real. После того, как вы стали пионером группы Cypress Hill, вы попали на проект Доктора Дре East Coast Killas / West Coast Killas, который объединил всех знаменитых артистов с Востока и Запада, прямо во время невероятно кровавой вражды между побережьями. — Честно говоря, я был удивлен, когда мне позвонил Дре… Док! Хирург! — и когда он сказал мне, что он хочет сделать, я был на 100 процентов «за». Я имею в виду, вы никогда не откажете Доктору Дре. Итак, я залетел к нему на студию, и ему понравился мой куплет, и прежде чем вы его услышали, он был синглом. Уже потом песня стала большой, поэтому нам пришлось снимать видео. А потом, прикиньте, они решили сделать меня красным в этом видео [смеется]. Я никогда раньше не заставлял кого-либо наносить на меня краску для тела или что-то в этом роде — но опять же, как вы скажете «нет» доктору Дре? — Вы также оказали огромное влияние на парней нынешнего поколения хип-хопа, таких как A$AP Ferg и Дэнни Браун, с которыми вы записали совместные треки. — Скажу честно, что как по мне, то это они оказали мне честь, пригласив меня на совместку и это просто чертовски круто, потому что я фанат их обоих. Я люблю творчество A$AP Ferg — оно каждый раз разное, и он всегда придумывает что-нибудь новенькое. То же самое и с Дэнни Брауном. Когда я слышу их «дерьмо», я просто ору: «Б***! Эти парни крутые!» — Какой твой любимый альбом, чтобы получить от него кайф? — Мой любимый альбом, чтобы выкурить травку? Хммм... Pink Floyd — The Dark Side Of The Moon. — А как насчет любимого политического альбома? — Боб Марли и Wailers – Exodus. — Помимо Prophets of Rage и Cypress Hill, вы также входите в группу под названием Serial Killers с Xzibit и Demrick, и вы сделали два альбома с Bemer. — Знаешь, я всю жизнь пытался заниматься сольной карьерой [смеется]. Да я просто прикалываюсь, чувак. Мне посчастливилось приземлиться в довольно крутых ситуациях. Cypress Hill — это мой фундамент, здесь всё началось. Записи, которые я сделал с Serial Killers, являются одними из моих любимых, и работать с Бернером так весело, потому что он отлично подбирает рок музыку. Я попал в приятное стечение обстоятельств, и вот я с Prophets of Rage, это одна из этих величайших ситуаций – это даже заставляет меня чувствовать, будто я сплю и мне все это снится. — Вы не просто сторонник культуры марихуаны, вы активный участник и гровер. Вы даже выпустили такие известные сорта, как Tangie и Jet Fuel от Dr.Greenthumb, а так же вы открываете диспансер в Санта-Ане. — Мой партнер и я выиграли в городе лотерею на лицензию, поэтому нам теперь разрешено открыть свой диспансер. Прямо сейчас мы работаем, смотрим на чертежи, собираем бизнес и планируем его открытие. Мы хотим открыть его в первом квартале 2017 года. P.S. А вот кстати и видео с его открытия : BREALTV Источник: High Times Еще почитать: Интервью с REDMAN из WU-TANG CLAN Интервью с создателем RAW Интервью Майка Тайсона: Как он переписывает свою историю вместе с каннабисом Просмотр полной Статья
  15. Одна из таких компаний экспериментирует с новыми с технологиями выращивания каннабиса — это Space Tango из Кентукки. Компания является лидером в коммерциализации космоса при помощи биоинженерии и экспериментов по выращиванию растений в условиях микрогравитации. Space Tango в партнерстве с Atalo Holdings и Anavil Market проводит эксперименты на Международной космической станции (МКС), чтобы понять, как же каннабис растёт в космосе. На данный момент компания провела уже 8 миссий и 88 экспериментов на борту МКС с технической коноплей — неопьяняющим и легальным во всём мире родственником каннабиса. Основная проблема выращивания любого растения в космосе — это микрогравитация, которую НАСА описывает как «состояние, в котором люди или предметы кажутся невесомыми». На первый взгляд, все достаточно просто, но что же именно это означает для выращивания каннабиса в космосе и как эти открытия влияют на дальнейшее развитие этой отрасли? Каннабис — это растение, которое требует лёгких, но контролируемых стрессов, как положительных, так и отрицательных — для того, чтобы вырасти крепким и мощным. Факторы, которые необходимы для здорового роста этих малышек — это циркуляция воздуха, тренировка растений, а также соответствующий микроклимат: влажность и температура. Негативные факторы стресса тоже играют важную роль: если случаются перебои в световом цикле или серьёзные изменения уровня влажности в месте для выращивания, то, скорее всего, растения начнут чувствовать себя плохо и даже могут погибнуть. Исходя из этих данных, можно сделать вывод: поиск необходимого баланса между положительным и отрицательным — это очень важный аспект при выращивании каннабиса. Текущие исследования выращивания каннабиса в космосе Основатель Space Tango Крис Кимел — бывший инженер НАСА, чья теория начинается с идеи, что выращивание каннабиса в условиях микрогравитации может быть менее стрессовым для растений. К настоящему времени этот стартап помог создать уже две микролаборатории для проведения экспериментов на МКС. Кимел надеется, что, избавившись от стресса при выращивания в условиях микрогравитации, растения научатся в буквальном смысле переносить эти знания и умения на Землю. Доктор Джо Чаппелл, который входит в состав Консультативной группы в Space Tangо, основываясь на своем опыте проведённых исследований в условиях микрогравитации растений на борту МКС, говорит: «Когда растения подвергаются стрессу, они извлекают из генетического резервуара те соединения, которые позволяют им адаптироваться и выживать. Понимание того, как растения реагируют на окружающую среду, в которой существует традиционное гравитационное напряжение, может дать новое понимание того, как возникают новые процессы адаптации и как исследователи смогут в дальнейшем воспользоваться этим для открытия новых характеристик, свойств, биомедицинских характеристик и эффективности». Кимел говорит, что компания сосредоточена, в частности, на изучении того, как микрогравитация может повлиять на КБД, полученный из каннабиса. Несмотря на то, что Space Tango является первой компанией, которая выращивает коноплю в космосе, они не первые, кто отправляет каннабис за пределы земной атмосферы. Рекламный ход 2017 года от космической компании Sent Into Space состоял в том, чтобы поднять шишки сорта Thin Mint GSC на высоту 35 километров от поверхности Земли. После возвращения на Землю эта травка была продана в диспансер в Аризоне. К счастью, такие знания, извлеченные из экспериментов Space Tango, в конечном итоге могут принести пользу всем потребителям каннабиса по всему миру, а не только одному диспансеру. А что вы думаете о выращивании каннабиса в космосе? Поделитесь своими мыслями в комментариях ниже. Источник: potguide.com Ещё интересное: Будет ли каннабис мутировать в космосе? Журналисты Vice запустили в космос косячок Межгалактическая гидропоника
  • Создать...