Публикации
Гроупедия
Перейти к содержанию

Поиск сообщества

Показаны результаты для тегов 'интервью'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип контента


Форумы

  • Администрация
    • ПРАВИЛА ФОРУМА
    • Обратная связь
  • Растениеводство
    • Я – новичок
    • Жизненный цикл. От семечки до урожая
    • Культура употребления
    • Гроубокс
    • Гидропоника
    • Земля и почвосмеси
    • Органика
    • Открытый грунт
    • Сорта и генетика
    • Оборудование и удобрения
    • Видеоканал
    • Своими руками
    • Библиотека
    • Техническое коноплеводство
    • Ситифермерство
    • Энтеогены
    • English Growers Area
  • Гроурепорты
  • Конкурсы
  • Гроу - рынок
  • Общество

Категории

  • Все публикации
    • Новости
    • Тенденции
    • Интервью
    • События
    • Дайджест
    • Истории
    • Конкурсы
    • Видео
  • О нас
  • Важное
  • Акции гроурынка
  • Гроупедия
    • Гроупедия
    • Я - новичок
    • Жизненный цикл
    • Вода и водоподготовка
    • Почва и субстраты
    • Удобрения/стимуляторы
    • Сорта и генетика
    • Проблемы растений
    • Тренировка растений
    • Гроубокс / Гроурум / Микро / Стелс
    • Освещение
    • Гидропоника
    • Органика
    • Открытый грунт (Аутдор)
    • Своими руками (Handmade / DIY)
    • Культура употребления
    • Видеотека
    • Энтеогены
    • Библиотека
    • Кулинария
    • Медицина
    • Топы / подборки
    • Лайфстайл
    • Исследования
    • Ситифермерство
    • Гроухаки
    • История
    • Экстракты
    • Юридическая безопасность
    • Техническое коноплеводство
    • Другое
    • Все статьи
  • Шпаргалка
  • Архив лунного календаря
  • Оборудование и удобрения
    • Онлайн гроушопы
    • Физические магазины
    • Оборудование
    • Удобрения
    • Магазины оборудования и удобрений в странах СНГ
  • Семена
    • Сидшопы
    • Сидбанки
  • Гороскоп
  • Девайсы

Поиск результатов в...

Поиск контента, содержащего...


Дата создания

  • Начало

    Конец


Дата обновления

  • Начало

    Конец


Фильтр по количеству...

Регистрация

  • Начало

    Конец


Группа


Telegram


Сайт


ICQ


Jabber


Skype


Город


Интересы

  1. Второй выпуск "ситифермер подкаста" со Стасом, технологом компании по производству удобрений RasTea. Стас так же часть команды и сотрудник магазина Gorshkoff. Смотрите также: Видео: Интервью с продавцом-консультантом магазина Горшкофф Видео: Обзор органических удобрений BioBizz
  2. Безопасность пользователей всегда была в списке задач приоритетной для нас. Однако - это момент двухсторонний: с нашей стороны, доступ к АдминЦентру есть всего у нескольких человек, которые работают над сайтом - все мы знаем друг друга давно, проверены временем. Сторонним людям не попасть сюда. Работая с тем же программистом над обновлением - ему не предоставляли доступ к базе данных. Мы не делаем почтовых рассылок, используя сторонние приложения, которые требуют адреса почт. Сайт частично закрыт от гостей - они не видят раздел ГРОВЕРСКАЯ, например (там ведут репорты только гроверы). При добавлении изображении сюда - EXIF информация не отображается (еще лучше, если совсем паранойя - делать скрин фото). На моей памяти, люди чаще топят себя сами по своей глупости или невнимательности - некоторые выкладывают фото с татуировками или со своим лицом или членами семьи. Или с другими моментами по которым можно спалиться - вид из окна, например. Чаще всего имеют проблемы те, кто выращивают на продажу. В целом же, соблюдайте простейший свод правил, которые писались и кровью в том числе - не болтай, не продавай и не носи с собой много (лучше ничего). Угощать тоже не стоит людей, которых видишь впервые. Не дуй в общественных местах. Будь вежлив с соседями и помни о запахе в квартире, запахе одежды и цвете своих глаз) Юзайте VPN, TOR, не делайте дурацких запросов в обычном браузере и не храните на телефоне палевной инфы и будет всё ок и спокойный сон. Также дополню, что сайт зареган не на гражданина РФ проживающего не в РФ, сервера расположены не в РФ, хостер тоже, плюс мы заблокированы на территории РФ. "Владимир Владимирыч, ну чо вы, блин устроили тут у нас такое, что за цирк?" (С) По поводу вопросов послабления - это не сиеминутный, длительный процесс - смена текущей власти + приход на всех уровнях другого поколения "служителей народа" (пока я таких не вижу - система работает не так на всех уровнях) + отмирание старшего поколения, с устарелыми взглядами + взращивание нового "просвещенного" поколения + популяризация и стирание стигмы, что марихауна это опаснейший наркотик + научные исследования и мировая тенденция к декриминализации должны проходить параллельно. В ближайшие 10 лет послаблений ждать я бы не стал и надежды не питал, исходя из текущей картины в РФ. Если только не случится Черный Лебедь) Всё это естественно, моё ИМХО, мнение это я никому не навязываю и оно может не совпадать с вашим. Есть вещи которые мне нравятся здесь сейчас и к которым я чувствую большую причастность: Проект Гроупедии - большой и структурированной энциклопедии по гровингу. Конкурс "Автор, жги" - это эволюция Биржи статей (олдовые могут помнить), когда человек пишет материал исходя из опыта и знаний, и получает за это призы, а всё сообщество - уникальный полезный контент. Всесторонняя сплошная польза. Создание всей сети наших телеграм каналов. Помню свои первые посты туда и смотрю во что это вылилось сейчас - внутри становится тепло и приятно. Обновление сайта. На моем веку это второе обновление Дзаги - и пусть оно не прошло гладко, но серьезно улучшило внешний вид, добавило мобильную версию и некоторые другие удобные фичи. Процесс модернизации еще не окончен. Популяризация прогрессивного растениеводства и изменение стигмы. Если мы помогли хотя бы одному человеку сделать свою жизнь лучше - вы не поверите насколько это приятно осознавать) Это здорово мотивирует, правда. Про неудачи - это, наверное, скандальный ДзагиКап2015, где победу одержал Квадрат, а не Хитч или тикичас. С генеральным иностранным спонсором и партнером Кубка я тогда крепко закусился, отправил их CEO гневное письмо, после чего в нашем офисе раздался неожиданный звонок из Амстера. Пропесочили меня знатно тогда, но сам Дзаг вступился. В общем, результаты того года не оставили никого равнодушными, и мы с СонейКонтент разгре**ли тонны дерьма в наш адрес, ибо все считали, что Квадрат - это наша протекция. После Кубка 2015 мы решили сделать перерыв. Обновление прошло не совсем гладко и не так как планировалось в плане доработки и устранения багов. Чувствую вину за это. Проблема с троллями и негативной атмосферой тоже беспокоит по сей день. Это плавающая проблема, как например, весенние обострения) Я не сам Дзаги, не создатель - форума, но он - один из моих руководителей и мы с ним на ежедневной практически связи. Сейчас он занимается больше другими проектами, но про портал не забывает. Это часть его души. Идея создания форума - собрать всех единомышленников вместе и делиться инфой по общему хобби, помогать и общаться) Я больше люблю сативные сорта, и стараюсь не курить утром/ днем - только вечером и на выходных. Хотя например, в одно время оценил чистый CBD сорт - помогает заснуть, не сушит, голова трезвая, на жор не пробивает, боли устраняет. Rainbow Chip от Exotic Genetix (на Leafly ссылка) Gorilla Girl от Sweet Seeds RemoChemo от Dinafem Doctor's Choice #1 Lemon OG Candy от Philosopher Seeds Это то, что отложилось и запомнилось. Всегда, если кто-то угощает - спрашиваю что за сорт и не курю у тех, кто не знает что курит. Мои прогнозы неутешительные, но я не Ванга - лет 10 может минимум. Нашим повзрослевшим детям, возможно будет лучше. Мне видится, что дни те не близко. Легализация - это нечто совсем сказочно-фантастичное для всех нас сейчас. Декриминализация и послабление по части некоторых пунктов статьи 228 - это более реальный сценарий. Дзаги сейчас становится больше медиаресурсом, чем просто форумом. По сути сейчас это крупнейший и единственный в своем роде информационный каннаресурс (не форум - мы знаем про всех коллег и если не дружим, то товариществуем) , у нас есть свои соцсети с уникальным контентом. Есть команда, даже больше - это "редакция Дзаги" работающая за границей. Есть и грамотные копирайтеры на аутсорсе (если есть желание стать автором на Дзаги - пиши на почту content@dzagi.com) Планы амбициозны: Выйти за пределы российского рынка, начать полноценное сотрудничество с магазинами из других стран. Создать свой электронный журнал с эксклюзивным и полезным контентом - типа, eDzagi ( не так как в журнале Трава или Гровер или HighTimes, где дофига рекламы полистать, а по сути - оч мало полезного) Сделать свой мерч. Открыть склад в другой стране - для международных отправлений. Делать аудио и видео подкасты. Найти прогера на IPS - это прямо мечта) Ну и еще кое-что секретное, о чем говорить не буду пока) Так что, дальше не смотря на законы в РФ, стараемся развиваться и доносить до всех читателей самый интересный и полезный контент по гроу тематике. О даааа)) Помню, свою первую эпичную хапку - через деревянную трубочку. Это было нечто от GHS, нечто домашневыращенное от хорошего знакомого - с ним мы и по сей день общаемся. Дунули - накрыло моментально, глаза превратились в щелки с помидорами, в голове пульсация и образы перетекающие плавно из одного в другой. Тем вечером я шел домой и слушал музыку - это были эпичные пару часов под любимый плейлист. Стоило закрыть глаза и фантастические картинки рисовались и плавно перетекали в другие, создавай подобие калейдоскопа. Было здорово и эйфорично, единственное что не понравилось - это ощущение паранойи, что все прохожие видят и знают, что я удут. Привет) По зову сердца это конечно хорошо, но там за границей нас никто не ждет и мы никому особо не нужны. Если только ты востребованный специалист (узкопрофильный) со знанием инглиша. Это я про программистов или врачей, например. Если про гровинг - то скилловые гроверы, готовые работать и развиваться, ответственные и надежные нужны в странах, где идет активная либерализация в сторону каннабиса, или популярное туристические направления - Испания, например. Есть путь легальный и нелегальный. Есть путь по грову, с целью продажи шишек, есть путь по бридингу, с целью выведения новых сортов и продажи семян. Риски разные у этих путей. В любом случае - надо себя показать, иметь офигенные репорты на тех же growdiaries например, активный профиль по каннатеме в инсте, коммуникация на уровне - пиши, общайся, становись каннаблогером, "корешись", обращай на себя внимания, начни предлагать себя в директ. Это путь с нуля и без связей. Если есть связи - тогда всё упрощается, как и всегда в жизни. Можно еще на выставки ездить, но там все равно надо иметь "портфолио". Или от балды писать на сайтах каннакомпаний / кофешопов / диспенсеров в разделах job / vacancy. Но шанс мал. Предпочтения на рынке труда в разных странах по разному - где то действует политика протекционизма и нанимают местных, где то нелегалы дешевле обходятся. Дзаги никак не переводится, но в нём заложен смысл от создателей форума в 2003г. Есть песня у Агаты Кристи "Джиги Дзаги", и в процессе брэйншторма прозвучал этот вариант. Далее цитата Дзага из его интервью здесь: "Заимствовали от туда, но понимание смысла пришло позже... "...Мир состоит из знаков, мы их просто считываем.." Dzagi - Дзаги, Джаги... Джа - дух растения Шивы. Джаги - люди, у которых при правильном употреблении этого растения, происходит просветление сознания." Все интервью можно почитать тут. 2) Как и все сервера за границей. 3) DDOS имел место быть. Это было жаркое лето несколько лет назад для всей гроуиндустрии - атакам подверглись и сид и гроу шопы. Мы были тогда в открытом доступе (не заблокированы РКН), так вот появился на свет обиженный чудик-вымогатель, и он писал жалобы на нас во все органы, в т.ч. и в РосКомПозор) Нас задело - РКН заблокировал нас, но не более. Блаженному никто ничего естественно не переводил, и он отстал со временем. 4) Вряд ли. Мы дорожим пользователями и их информацией. Удаляем акк после беседы в ЛС, и только по веской причине. Публикации автора мы так же скрываем насовсем по просьбе ТС. Аналогично и с переименованием аккаунта. Здесь стоит понимать, на каком тематическом сайте вы находитесь и что вы собираетесь постить - взвешивайте все за и против перед публикацией. 5) Планируем перевод на инглиш главной страницы и публикаций. На форуме в разделе English Growers Area создаем разделы чисто для общения и публикации материалов на иностранном языке. Ответы на вопросы подписчиков tg канала @dzagiofficial Приветище. Переводили мы первое видео ещё в бородатых нулевых годах. Но только первую часть - где все основы гровинга изложил Хорхе. В последствии, везде, где мы встречали это видео, мы встречали его в низком качестве, и рады были релизнуть 720 качество в открытый доступ: https://www.youtube.com/watch?v=GP1CvhcOcfA Это глобальная задача по озвучке 2 и 3 части. Можем заняться, если это будет интересно большому числу людей. Сложностей в этом не вижу, кроме текущей довольно высокой нагрузки на редакционный штат) Надо опрос сделать в связи с этой темой и если будет много желающих - почему бы и нет?) Приветище. Прям вот так не скажу - могу поделиться ссылкой на небольшой, но хороший канал в Youtube Люксметр: https://www.youtube.com/channel/UCG-BpBzh7tJ4gkZ6n1lcn-w/videos Могу посоветовать мастера по вентиляции и освещению с нашего форума - @Doomnik В качестве совета бесплатного - не бойся писать на почты производителям, это бесплатно и там вроде как не ругают. Можно даже иностранцам писать на все их почты. Только тему письма не заполняй как спамер) Как всегда лучший совет будет - направить на полезное чтиво. Читай Гроупедию, как говорят олды с форума) 1) 3500 будет лучше. 2) Лимонная кислота непредсказуема. Это же пищевая добавка, не могу рекомендовать её к использованию в растениеводстве, как и электролит. Несмотря на то, что опыты использования в деле были у многих гроверов. pН-down в этом смысле копеечный продукт (в соотношении стоимость/ расход). В мае на эту тему выйдет материал по дешевым аналогам Up и Down. 3) Рекомендую ознакомиться: Особенности выращивания сативы Выращивание разных сортов вместе Заглядывай к нам на чтиво о кокосовом субстрате. Вот базовые статьи о кокосе: там и теория, там и подготовке субстрата от UGRO к использованию, там и про буферизацию. В дополнительно по теме есть еще много полезных статей. Гров на кокосе автиков не отличается от грова на кокосе фотиков. Не забывай про буфферизацию. Не, не клонируют. Клоны берут от материнского фотопериодного растения не веге. Автоцветы же зацветают вне завимости от длины светового дня. В общем, почикаешь клон с автика - застрессует мамка, а клон не наберет достаточной массы и маленькая веточка если выживет - то зацветет - смысла в этом кроме эксперимента не особо вижу. Вот почитать: Один из простых способов клонирования Как отрегулировать PH и устранить недостаток пит веществ Привет) Популяризация каннабиса - это лишь часть миссии) В целом перед редакцией Дзаги стоит задача не столько популяризировать каннабис, сколько объективно информировать читателей о нем. То есть если есть и негативный опыт - мы говорим об этом. Мы стремимся разрушить устоявшуюся стигму, что марихуана - это опасный наркотик (на наш взгляд те же легальные алкоголь и табак - не менее вредные вещества). Например, в прошлом году мы задумали новые проект - регулярный конкурс "Дзаги историй о влиянии каннабиса на жизнь" Это играет большую роль, хоть и согласно последним законам подпадает под статью о пропаганде наркотиков в сети (как и вся наша деятельность в целом). Но именно истории из жизни, истории простых людей помогают лучше понять влияние каннабиса на жизнь. Планировали собрать воедино такие материалы и отослать в популярные СМИ. Но после введения закона, эта часть миссии отпала - никто не хочет получить многомиллионые штрафы или быть заблоченным в РФ. Помимо вышенаписанного, мы принимаем непосредственное участие в создании и продвижении российских выставок - HydroponEast ранее, тот же Ситифермер, например сейчас. Мы являлись информационными партнерами конопляной выставки в Киеве в конце прошлого года - то есть максимально поддерживаем и освещаем большие мероприятия, где происходят встречи и лекции спикеров. Если же намек был на создание и подписание петиции о легализации / декриминализации в РФ - то в этом мы не видим смысла на данном этапе развития государственности. У нас нет того уровня свободы слова, чтобы двигать эту тему свободно без опасения за свою жизнь и свободу. Мы партизаны своего рода) Нет, детей нет, они лишь в планах) На эту тему мне вполне нравится одна история, которая мне вполне близка: Dzagi-истории: «Про правильное отношение и открытость» По правде сказать, борды - не мой конёк. Сам юзаю 200W от BigCock Design (не реклама, если шо) До этого юзал и Apollo и ДнаТ. Пока по температуре текущий сетап устраивает лучшего всего. По выхлопу - увижу позднее) Думаю, в мае стоит написать новый материал по освещению. Ты прав по части актуальности имеющихся статей. Днат близок к поражению, хоть и все еще пользуется спросом (во многом из за доступности и эффективности показателя Грамм/ Ватт). Осветите канна-вахты на трим , гров а странах легалайза) Я частенько слыхал что люди из СНГ подрабатывают в отпусках на триме и даже гровят у владельцев нелегальных диспенсеров в Кали, хотелось бы почитать интервью со всеми участниками процесса! Тримм в промышленных масштабах дело нехитрое, но требующее наработки техники и скиллов. Этот скилл нарабатывается часами стрижки и мазолями - всё как в жизни) Есть много интересных видео с экскурисей по фермам. Делюсь: https://www.youtube.com/watch?v=16FeHdY7b4k https://www.youtube.com/watch?v=61eZW2M19iE https://www.youtube.com/watch?v=eJM5ronh5qQ https://www.youtube.com/watch?v=mqvKJWtuNUQ Субъективный вопрос). Тут как посмотреть. Если по завоеванным наградам на фестивалях - Super Silver Haze Если смотреть на то, какой сорт стал прородителем многих других прикольных сортов, то это White Widow, OG KUSH, Nothern Lights, Amnezia Haze, Skunk Если смотреть с точки зрения фанатов автоцветов - то Lowryder. Если на экспертов равняться - то там и вовсе разномастная подборка. А на рынке Америки и Европы свои топчики, своя генетика - типа Cookies, Gelato, Wedding Cake, Runtz etc Если верить Шилу - то Чуйка) 1) Вот тут по pH статья довольно подробна 2) Во многом ты прав. Тут как у человека - чем лучше тренирован, тем выносливее в целом. Однако, генетика заложенная производителем также важна. 3) Классика - это Уильям Тексье Гидропоника для всех и Хорхе Сервантес Библия Гровера (немного устарела правда, но база там есть). Есть канал Дениса Леопольдовича с книгами - там все есть и даже больше: https://t.me/leopoldodavinchi Вдохновляют и разочаровывают больше всего люди. Читани: Регидратация каннабиса. Что делать, если урожай пересушен? Лучше чем Boveda не встречал средства - она бывает разной степени влажности - от 49% до 84%. Доступна в некоторых ру гроушопах и на Amazon Разного рода мутации встречаются и интересеные генетики - типа Frisian Duck (Утиные лапки), Freakshow, Australian Bastard Cannabis или многолоиcтки. Вот ссылка на статью про мутации и разные удивительные сорта: Экстравагантные сорта каннабиса Исходя из своей практики работы с осмосом - сперва удобрения, затем корректировка pH. Практически любое вносимое в раствор удобрение влияет на уровень pH, и ПЕРЕД тем как начать полив, стоит проверять этот самый уровень - так в твоем распоряжении будет актуальная инфа о вносимом растворе. Многие производители удобр и стимуляторов в таблицах применения пишут об этом моменте и заранее предупреждают, что удобра повышает уровень pH. Например, Simplex Barrel.
  3. 20 апреля, в праздник канна-культуры 420 наш главный редактор @ContentDzagiвесь день отвечал на вопросы сообщества на форуме и в tg канале @dzagiofficial. По итогу этой затеи, которую можно ввести в традицию), получилось целое интервью. Читаем! Безопасность пользователей всегда была в списке задач приоритетной для нас. Однако - это момент двухсторонний: с нашей стороны, доступ к АдминЦентру есть всего у нескольких человек, которые работают над сайтом - все мы знаем друг друга давно, проверены временем. Сторонним людям не попасть сюда. Работая с тем же программистом над обновлением - ему не предоставляли доступ к базе данных. Мы не делаем почтовых рассылок, используя сторонние приложения, которые требуют адреса почт. Сайт частично закрыт от гостей - они не видят раздел ГРОВЕРСКАЯ, например (там ведут репорты только гроверы). При добавлении изображении сюда - EXIF информация не отображается (еще лучше, если совсем паранойя - делать скрин фото). На моей памяти, люди чаще топят себя сами по своей глупости или невнимательности - некоторые выкладывают фото с татуировками или со своим лицом или членами семьи. Или с другими моментами по которым можно спалиться - вид из окна, например. Чаще всего имеют проблемы те, кто выращивают на продажу. В целом же, соблюдайте простейший свод правил, которые писались и кровью в том числе - не болтай, не продавай и не носи с собой много (лучше ничего). Угощать тоже не стоит людей, которых видишь впервые. Не дуй в общественных местах. Будь вежлив с соседями и помни о запахе в квартире, запахе одежды и цвете своих глаз) Юзайте VPN, TOR, не делайте дурацких запросов в обычном браузере и не храните на телефоне палевной инфы и будет всё ок и спокойный сон. Также дополню, что сайт зареган не на гражданина РФ проживающего не в РФ, сервера расположены не в РФ, хостер тоже, плюс мы заблокированы на территории РФ. "Владимир Владимирыч, ну чо вы, блин устроили тут у нас такое, что за цирк?" (С) По поводу вопросов послабления - это не сиеминутный, длительный процесс - смена текущей власти + приход на всех уровнях другого поколения "служителей народа" (пока я таких не вижу - система работает не так на всех уровнях) + отмирание старшего поколения, с устарелыми взглядами + взращивание нового "просвещенного" поколения + популяризация и стирание стигмы, что марихауна это опаснейший наркотик + научные исследования и мировая тенденция к декриминализации должны проходить параллельно. В ближайшие 10 лет послаблений ждать я бы не стал и надежды не питал, исходя из текущей картины в РФ. Если только не случится Черный Лебедь) Всё это естественно, моё ИМХО, мнение это я никому не навязываю и оно может не совпадать с вашим. Есть вещи которые мне нравятся здесь сейчас и к которым я чувствую большую причастность: Проект Гроупедии - большой и структурированной энциклопедии по гровингу. Конкурс "Автор, жги" - это эволюция Биржи статей (олдовые могут помнить), когда человек пишет материал исходя из опыта и знаний, и получает за это призы, а всё сообщество - уникальный полезный контент. Всесторонняя сплошная польза. Создание всей сети наших телеграм каналов. Помню свои первые посты туда и смотрю во что это вылилось сейчас - внутри становится тепло и приятно. Обновление сайта. На моем веку это второе обновление Дзаги - и пусть оно не прошло гладко, но серьезно улучшило внешний вид, добавило мобильную версию и некоторые другие удобные фичи. Процесс модернизации еще не окончен. Популяризация прогрессивного растениеводства и изменение стигмы. Если мы помогли хотя бы одному человеку сделать свою жизнь лучше - вы не поверите насколько это приятно осознавать) Это здорово мотивирует, правда. Про неудачи - это, наверное, скандальный ДзагиКап2015, где победу одержал Квадрат, а не Хитч или тикичас. С генеральным иностранным спонсором и партнером Кубка я тогда крепко закусился, отправил их CEO гневное письмо, после чего в нашем офисе раздался неожиданный звонок из Амстера. Пропесочили меня знатно тогда, но сам Дзаг вступился. В общем, результаты того года не оставили никого равнодушными, и мы с СонейКонтент разгре**ли тонны дерьма в наш адрес, ибо все считали, что Квадрат - это наша протекция. После Кубка 2015 мы решили сделать перерыв. Обновление прошло не совсем гладко и не так как планировалось в плане доработки и устранения багов. Чувствую вину за это. Проблема с троллями и негативной атмосферой тоже беспокоит по сей день. Это плавающая проблема, как например, весенние обострения) Я не сам Дзаги, не создатель - форума, но он - один из моих руководителей и мы с ним на ежедневной практически связи. Сейчас он занимается больше другими проектами, но про портал не забывает. Это часть его души. Идея создания форума - собрать всех единомышленников вместе и делиться инфой по общему хобби, помогать и общаться) Я больше люблю сативные сорта, и стараюсь не курить утром/ днем - только вечером и на выходных. Хотя например, в одно время оценил чистый CBD сорт - помогает заснуть, не сушит, голова трезвая, на жор не пробивает, боли устраняет. Rainbow Chip от Exotic Genetix (на Leafly ссылка) Gorilla Girl от Sweet Seeds RemoChemo от Dinafem Doctor's Choice #1 Lemon OG Candy от Philosopher Seeds Это то, что отложилось и запомнилось. Всегда, если кто-то угощает - спрашиваю что за сорт и не курю у тех, кто не знает что курит. Мои прогнозы неутешительные, но я не Ванга - лет 10 может минимум. Нашим повзрослевшим детям, возможно будет лучше. Мне видится, что дни те не близко. Легализация - это нечто совсем сказочно-фантастичное для всех нас сейчас. Декриминализация и послабление по части некоторых пунктов статьи 228 - это более реальный сценарий. Дзаги сейчас становится больше медиаресурсом, чем просто форумом. По сути сейчас это крупнейший и единственный в своем роде информационный каннаресурс (не форум - мы знаем про всех коллег и если не дружим, то товариществуем) , у нас есть свои соцсети с уникальным контентом. Есть команда, даже больше - это "редакция Дзаги" работающая за границей. Есть и грамотные копирайтеры на аутсорсе (если есть желание стать автором на Дзаги - пиши на почту content@dzagi.com) Планы амбициозны: Выйти за пределы российского рынка, начать полноценное сотрудничество с магазинами из других стран. Создать свой электронный журнал с эксклюзивным и полезным контентом - типа, eDzagi ( не так как в журнале Трава или Гровер или HighTimes, где дофига рекламы полистать, а по сути - оч мало полезного) Сделать свой мерч. Открыть склад в другой стране - для международных отправлений. Делать аудио и видео подкасты. Найти прогера на IPS - это прямо мечта) Ну и еще кое-что секретное, о чем говорить не буду пока) Так что, дальше не смотря на законы в РФ, стараемся развиваться и доносить до всех читателей самый интересный и полезный контент по гроу тематике. О даааа)) Помню, свою первую эпичную хапку - через деревянную трубочку. Это было нечто от GHS, нечто домашневыращенное от хорошего знакомого - с ним мы и по сей день общаемся. Дунули - накрыло моментально, глаза превратились в щелки с помидорами, в голове пульсация и образы перетекающие плавно из одного в другой. Тем вечером я шел домой и слушал музыку - это были эпичные пару часов под любимый плейлист. Стоило закрыть глаза и фантастические картинки рисовались и плавно перетекали в другие, создавай подобие калейдоскопа. Было здорово и эйфорично, единственное что не понравилось - это ощущение паранойи, что все прохожие видят и знают, что я удут. Привет) По зову сердца это конечно хорошо, но там за границей нас никто не ждет и мы никому особо не нужны. Если только ты востребованный специалист (узкопрофильный) со знанием инглиша. Это я про программистов или врачей, например. Если про гровинг - то скилловые гроверы, готовые работать и развиваться, ответственные и надежные нужны в странах, где идет активная либерализация в сторону каннабиса, или популярное туристические направления - Испания, например. Есть путь легальный и нелегальный. Есть путь по грову, с целью продажи шишек, есть путь по бридингу, с целью выведения новых сортов и продажи семян. Риски разные у этих путей. В любом случае - надо себя показать, иметь офигенные репорты на тех же growdiaries например, активный профиль по каннатеме в инсте, коммуникация на уровне - пиши, общайся, становись каннаблогером, "корешись", обращай на себя внимания, начни предлагать себя в директ. Это путь с нуля и без связей. Если есть связи - тогда всё упрощается, как и всегда в жизни. Можно еще на выставки ездить, но там все равно надо иметь "портфолио". Или от балды писать на сайтах каннакомпаний / кофешопов / диспенсеров в разделах job / vacancy. Но шанс мал. Предпочтения на рынке труда в разных странах по разному - где то действует политика протекционизма и нанимают местных, где то нелегалы дешевле обходятся. Дзаги никак не переводится, но в нём заложен смысл от создателей форума в 2003г. Есть песня у Агаты Кристи "Джиги Дзаги", и в процессе брэйншторма прозвучал этот вариант. Далее цитата Дзага из его интервью здесь: "Заимствовали от туда, но понимание смысла пришло позже... "...Мир состоит из знаков, мы их просто считываем.." Dzagi - Дзаги, Джаги... Джа - дух растения Шивы. Джаги - люди, у которых при правильном употреблении этого растения, происходит просветление сознания." Все интервью можно почитать тут. 2) Как и все сервера за границей. 3) DDOS имел место быть. Это было жаркое лето несколько лет назад для всей гроуиндустрии - атакам подверглись и сид и гроу шопы. Мы были тогда в открытом доступе (не заблокированы РКН), так вот появился на свет обиженный чудик-вымогатель, и он писал жалобы на нас во все органы, в т.ч. и в РосКомПозор) Нас задело - РКН заблокировал нас, но не более. Блаженному никто ничего естественно не переводил, и он отстал со временем. 4) Вряд ли. Мы дорожим пользователями и их информацией. Удаляем акк после беседы в ЛС, и только по веской причине. Публикации автора мы так же скрываем насовсем по просьбе ТС. Аналогично и с переименованием аккаунта. Здесь стоит понимать, на каком тематическом сайте вы находитесь и что вы собираетесь постить - взвешивайте все за и против перед публикацией. 5) Планируем перевод на инглиш главной страницы и публикаций. На форуме в разделе English Growers Area создаем разделы чисто для общения и публикации материалов на иностранном языке. Ответы на вопросы подписчиков tg канала @dzagiofficial Приветище. Переводили мы первое видео ещё в бородатых нулевых годах. Но только первую часть - где все основы гровинга изложил Хорхе. В последствии, везде, где мы встречали это видео, мы встречали его в низком качестве, и рады были релизнуть 720 качество в открытый доступ: https://www.youtube.com/watch?v=GP1CvhcOcfA Это глобальная задача по озвучке 2 и 3 части. Можем заняться, если это будет интересно большому числу людей. Сложностей в этом не вижу, кроме текущей довольно высокой нагрузки на редакционный штат) Надо опрос сделать в связи с этой темой и если будет много желающих - почему бы и нет?) Приветище. Прям вот так не скажу - могу поделиться ссылкой на небольшой, но хороший канал в Youtube Люксметр: https://www.youtube.com/channel/UCG-BpBzh7tJ4gkZ6n1lcn-w/videos Могу посоветовать мастера по вентиляции и освещению с нашего форума - @Doomnik В качестве совета бесплатного - не бойся писать на почты производителям, это бесплатно и там вроде как не ругают. Можно даже иностранцам писать на все их почты. Только тему письма не заполняй как спамер) Как всегда лучший совет будет - направить на полезное чтиво. Читай Гроупедию, как говорят олды с форума) 1) 3500 будет лучше. 2) Лимонная кислота непредсказуема. Это же пищевая добавка, не могу рекомендовать её к использованию в растениеводстве, как и электролит. Несмотря на то, что опыты использования в деле были у многих гроверов. pН-down в этом смысле копеечный продукт (в соотношении стоимость/ расход). В мае на эту тему выйдет материал по дешевым аналогам Up и Down. 3) Рекомендую ознакомиться: Особенности выращивания сативы Выращивание разных сортов вместе Заглядывай к нам на чтиво о кокосовом субстрате. Вот базовые статьи о кокосе: там и теория, там и подготовке субстрата от UGRO к использованию, там и про буферизацию. В дополнительно по теме есть еще много полезных статей. Гров на кокосе автиков не отличается от грова на кокосе фотиков. Не забывай про буфферизацию. Не, не клонируют. Клоны берут от материнского фотопериодного растения не веге. Автоцветы же зацветают вне завимости от длины светового дня. В общем, почикаешь клон с автика - застрессует мамка, а клон не наберет достаточной массы и маленькая веточка если выживет - то зацветет - смысла в этом кроме эксперимента не особо вижу. Вот почитать: Один из простых способов клонирования Как отрегулировать PH и устранить недостаток пит веществ Привет) Популяризация каннабиса - это лишь часть миссии) В целом перед редакцией Дзаги стоит задача не столько популяризировать каннабис, сколько объективно информировать читателей о нем. То есть если есть и негативный опыт - мы говорим об этом. Мы стремимся разрушить устоявшуюся стигму, что марихуана - это опасный наркотик (на наш взгляд те же легальные алкоголь и табак - не менее вредные вещества). Например, в прошлом году мы задумали новые проект - регулярный конкурс "Дзаги историй о влиянии каннабиса на жизнь" Это играет большую роль, хоть и согласно последним законам подпадает под статью о пропаганде наркотиков в сети (как и вся наша деятельность в целом). Но именно истории из жизни, истории простых людей помогают лучше понять влияние каннабиса на жизнь. Планировали собрать воедино такие материалы и отослать в популярные СМИ. Но после введения закона, эта часть миссии отпала - никто не хочет получить многомиллионые штрафы или быть заблоченным в РФ. Помимо вышенаписанного, мы принимаем непосредственное участие в создании и продвижении российских выставок - HydroponEast ранее, тот же Ситифермер, например сейчас. Мы являлись информационными партнерами конопляной выставки в Киеве в конце прошлого года - то есть максимально поддерживаем и освещаем большие мероприятия, где происходят встречи и лекции спикеров. Если же намек был на создание и подписание петиции о легализации / декриминализации в РФ - то в этом мы не видим смысла на данном этапе развития государственности. У нас нет того уровня свободы слова, чтобы двигать эту тему свободно без опасения за свою жизнь и свободу. Мы партизаны своего рода) Нет, детей нет, они лишь в планах) На эту тему мне вполне нравится одна история, которая мне вполне близка: Dzagi-истории: «Про правильное отношение и открытость» По правде сказать, борды - не мой конёк. Сам юзаю 200W от BigCock Design (не реклама, если шо) До этого юзал и Apollo и ДнаТ. Пока по температуре текущий сетап устраивает лучшего всего. По выхлопу - увижу позднее) Думаю, в мае стоит написать новый материал по освещению. Ты прав по части актуальности имеющихся статей. Днат близок к поражению, хоть и все еще пользуется спросом (во многом из за доступности и эффективности показателя Грамм/ Ватт). Осветите канна-вахты на трим , гров а странах легалайза) Я частенько слыхал что люди из СНГ подрабатывают в отпусках на триме и даже гровят у владельцев нелегальных диспенсеров в Кали, хотелось бы почитать интервью со всеми участниками процесса! Тримм в промышленных масштабах дело нехитрое, но требующее наработки техники и скиллов. Этот скилл нарабатывается часами стрижки и мазолями - всё как в жизни) Есть много интересных видео с экскурисей по фермам. Делюсь: https://www.youtube.com/watch?v=16FeHdY7b4k https://www.youtube.com/watch?v=61eZW2M19iE https://www.youtube.com/watch?v=eJM5ronh5qQ https://www.youtube.com/watch?v=mqvKJWtuNUQ Субъективный вопрос). Тут как посмотреть. Если по завоеванным наградам на фестивалях - Super Silver Haze Если смотреть на то, какой сорт стал прородителем многих других прикольных сортов, то это White Widow, OG KUSH, Nothern Lights, Amnezia Haze, Skunk Если смотреть с точки зрения фанатов автоцветов - то Lowryder. Если на экспертов равняться - то там и вовсе разномастная подборка. А на рынке Америки и Европы свои топчики, своя генетика - типа Cookies, Gelato, Wedding Cake, Runtz etc Если верить Шилу - то Чуйка) 1) Вот тут по pH статья довольно подробна 2) Во многом ты прав. Тут как у человека - чем лучше тренирован, тем выносливее в целом. Однако, генетика заложенная производителем также важна. 3) Классика - это Уильям Тексье Гидропоника для всех и Хорхе Сервантес Библия Гровера (немного устарела правда, но база там есть). Есть канал Дениса Леопольдовича с книгами - там все есть и даже больше: https://t.me/leopoldodavinchi Вдохновляют и разочаровывают больше всего люди. Читани: Регидратация каннабиса. Что делать, если урожай пересушен? Лучше чем Boveda не встречал средства - она бывает разной степени влажности - от 49% до 84%. Доступна в некоторых ру гроушопах и на Amazon Разного рода мутации встречаются и интересеные генетики - типа Frisian Duck (Утиные лапки), Freakshow, Australian Bastard Cannabis или многолоиcтки. Вот ссылка на статью про мутации и разные удивительные сорта: Экстравагантные сорта каннабиса Исходя из своей практики работы с осмосом - сперва удобрения, затем корректировка pH. Практически любое вносимое в раствор удобрение влияет на уровень pH, и ПЕРЕД тем как начать полив, стоит проверять этот самый уровень - так в твоем распоряжении будет актуальная инфа о вносимом растворе. Многие производители удобр и стимуляторов в таблицах применения пишут об этом моменте и заранее предупреждают, что удобра повышает уровень pH. Например, Simplex Barrel. Просмотр полной Статья
  4. С тех пор, как группа CYPRESS HILL выпустила свой первый альбом в 1991 году, эта калифорнийская хип-хоп группа стала самым ярким представителем и пропагандистом каннабиса, выпуская такие треки как Dr. Greenthumb, Hits from bong, Stoned is the way of the walk, ну и, конечно же, High Times. Уникальным звучанием группа обязана продюсеру DJ Muggs и отличному вокалу от B-Real. А ещё B-Real является обладателем награды «Стоунер года» от High Times, и в 2017 году журнал опубликовал интервью с B-Real, которое и сейчас читается на одном дыхании. Тот факт, что 50-летнему реперу нравиться закручивать и курить жирнющие косяки, вовсе не означает того, что его радикальные политические взгляды ограничены только каннабисом. — Сколько травки вы курите в день? — [Смеется] Слишком много. Слишком много, но для моего же блага. — Какой способ курения вы предпочитаете? — Раньше я был фанатом бонга, но теперь мне нравится курить косяки. И я скажу, что единственный способ сделать косяк поистине качественным — это использовать Phuncky Feel Tips. В течение многих лет люди крутили косяки этими картонными типсами, но для меня это уже прошлый век, понимаете? Так вот мы и пришли к идее создать высококачественный мундштук (типс), и мы её реализовали. Вот как я вновь вернулся к курению косячков… — Помогло ли курение каннабиса сблизиться с кем-нибудь из других артистов? — Думаю, да. Время от времени, когда другой артист, которого вы знаете, тоже курит, вы, скорее всего, подружитесь с ним, разделив с ним, например, качественный джоинт. Одним это помогает снять стресс, други — достичь новых высот в творчестве. — Это весьма интересно, мне кажется, что тут всё дело в осознанности и возможности катарсического высвобождения. — Да, именно. Это пробуждает мысли, пробуждает людей — не для враждебности, а для осознания и участия в этом «политическом» процессе. Нужно быть частью этих перемен. Как всегда говорил Том Морелло: «Мир не изменится сам по себе — вам нужно встать и что-то с этим сделать». Цель нашей музыки — вдохновить людей и в то же время развлечь их. — Вы выступали с группой Prophets of Rage в Кливленде, в ночь Республиканского национального собрания. На что это было похоже? — Мы выступали рядом с Республиканским съездом, устроили там мирную демонстрацию и марш. Все было круто — люди говорили то, что хотели, а полиция разрешала нам мирно проводить свою демонстрацию. Главное — мы донесли своё сообщение, что и было важно для нас. — Я думаю, что в нынешнее время действительно нужна такая группа, как Prophets of Rage. — Опасные времена требуют опасной музыки. Мы должны разбудить людей и сказать им: «Эй, времена меняются прямо сейчас, и кто же знает, в каком дальше направлении это будет развиваться. Вам точно нужно принять участие и стать частью этого процесса». — Мне кажется, что музыка, которую вы сделали с группой Prophets of Rage, весьма интересна благодаря её составу: ты и Чак Ди из Public Enemy представляете хип-хоп-часть этого уравнения, в то время как Тим Коммерфорд, Брэд Уилк и Том Морелло из Rage Against the Machine исходят из гораздо более рок-ориентированной перспективы. Между прочим, Cypress Hill довольно свободно чередует эти два жанра. В некотором смысле, вы и создаёте это единство. — Да, возможно так и есть. Наши группы были реально связаны друг с другом в той или иной форме на протяжении 20 лет или около того. Так что, это очень здорово, что мы смогли собраться вместе и сделать это, придав огласку нашему посланию, что в свою очередь помогло возродить эту музыку и снова распространить её. Мы очень весело провели время, пока всё это делали. Наша группа, Cypress Hill, определенно находилась под влиянием творчества Public Enemy, ну а потом, когда появились Rage Against the Machine, мы стали их поклонниками. Так что возможность объединиться с обеими группами, которые мы так сильно любим и уважаем — это был поистине сценарий мечты. — Cypress Hill и раньше писали музыку с Томом Морелло, верно? — Да, на самом деле Том даже спродюсировал две песни для нашего альбома Rise Up. Он спродюсировал Shut 'Em Down и Rise Up — так что, как я уже сказал, у нас за плечами уже более 20 лет дружбы. Также мы работали с Брэдом Уилком из Rage над нашим альбомом Skull & Bones. Там он играл на барабанах, в песне Can't Get the Best of Me. Мы все очень довольны тем, как всё сложилось. Было действительно здорово выступать всем вместе и стать настоящей группой, а не просто создавать какие-либо разовые проекты. — Итак, теперь, когда Prophets of Rage выпустили свой EP — The Party's Over, стоит ли ждать полноценный альбом? — Да! Мы планируем поработать над новой музыкой, когда этот тур закончится и мы сможем взять небольшой перерыв. Так сказать, нам нужно не упустить шанс наверстать упущенное дома и хотя бы немного побыть с нашими семьями. Но мы действительно намереваемся попытаться сотворить альбом с крутыми и оригинальными песнями. Люди хорошо оценили наш EP, поэтому я думаю, что многие захотят услышать то, что мы сделали бы во всем альбоме нашей оригинальной музыки. И я тоже хотел бы это услышать, потому что я и сам фанат парней, с которыми я сейчас в группе. — Как бы вы определили понятие «политический хип-хоп»? — До выхода Public Enemy и Boogie Down Productions, был еще и Мелле Мел из Grandmaster Flash and the Furious Five. Затем от него это перешло к Чаку Ди и KRS-One. Это было очень вдохновляюще: это поистине разбудило людей в хип-хопе, и заставило всех задуматься о том, кем они являются в этой культуре и чего они хотят в будущем, понимаете? Это помогло привить гордость и чувство собственного достоинства у наших сообществ. А когда появилась группа Rage Against the Machine, они сделали то же самое, всё одно и то же, уже в миллионный раз, понимаете, о чём я? Я думаю, что люди жаждали именно этого! И, как я думаю, именно поэтому люди так реагируют на Prophets of Rage — потому что мы возвращаем это самое чувство, это самое отношение, эту сущность…. — Как, по вашему мнению, изменились ли люди и их желания с тех пор, как вышел первый альбом Cypress Hill? — Что ж, что точно изменилось, так это технологии, в значительной степени они сделали некоторые вещи лучше, а некоторые ухудшили. То насилие, жестокость и несправедливость, которые мы несём в своем творчестве, начиная с нашего первого альбома, ничуть не изменились. Просто на сегодняшний день, благодаря технологиям, мы становимся всё больше и чаще подвержены различным изменениям, чем когда-либо до этого. — Мне кажется, что группа Cypress Hill не получает должного признания и внимая, когда люди говорят о политическом рэпе. Вы были первой латиноамериканской рэп-группой, получившей платиновый статус, да и вообще одной из первых латиноамериканских рэп-групп. Вы, ребята, стали суперзвездами, просто сказав: «Эй, мы латиноамериканцы — мы говорим то, что хотим сказать, мы говорим это так, как хотим, и вам это должно понравиться». Это уже как политическое заявление само по себе. — Ага. Но дело в том, что раньше, в то время, мы так не считали. Мы восприняли это всё так, как будто мы просто такие, какие мы есть — без каких-либо изменений, без цензуры — и для нас вообще не имело малейшего значения, что другие люди думали о нас в тот момент. По сей день это всё почти так же, но это и было нашей идеей: мы собирались сказать то, что хотели сказать. И многие люди не понимают, что такое Cypress Hill. Некоторые люди всегда думали, что мы просто банда и всё, о чём мы говорим, — это курение марихуаны, но это вовсе не так. Я имею в виду, если вы возьмете любой альбом Cypress Hill, то там всего один или два, ну может быть, три трека о марихуане или культуре марихуаны. Остальное — о жизни, которой вы живете на улице, в обществе, о том, как люди живут в этой жизни и в это время. Мы говорим о жизненном опыте, но многое из этого скрывается за тем, кем мы являемся, потому что мы — активисты легализации. Но вы правы: мы стоим между Public Enemy и Rage Against the Machine и просто заполняем эти пробелы между ними — потому что мы делаем хип-хоп и делаем металл. И то, о чём мы все говорим, очень схоже, просто это не так сильно бросается в глаза. — Вы упомянули, что люди часто видят группу Cypress Hill, как «ребят, которые просто любят пыхнуть». Чувствуете ли вы себя прикованным к этому термину? — Дело в том, что мы выступаем за легализацию марихуаны. Более того, травка — это то, что всегда приковывает внимание людей в первую очередь. — Это неоспоримый факт, что группа Cypress Hill сыграла свою роль в актуализации каннабис-культуры. — Мы рискнули и поговорили о нашей страсти — мы верим в легализацию, поэтому мы придали этому движению огласку. Мы связались с активистами, такими как Джек Херер, которые научили нас, что значит реально быть защитником этой культуры. Мы получили очень полезные знания, которые он нам дал, и распространили их, помогая этой культуре дальше двигаться вперед, вместо того, чтобы оставаться подавленными в тени. — Если провести черту прямо через всю историю хип-хопа, то там почти везде можно найти имя B-Real. После того, как вы стали пионером группы Cypress Hill, вы попали на проект Доктора Дре East Coast Killas / West Coast Killas, который объединил всех знаменитых артистов с Востока и Запада, прямо во время невероятно кровавой вражды между побережьями. — Честно говоря, я был удивлен, когда мне позвонил Дре… Док! Хирург! — и когда он сказал мне, что он хочет сделать, я был на 100 процентов «за». Я имею в виду, вы никогда не откажете Доктору Дре. Итак, я залетел к нему на студию, и ему понравился мой куплет, и прежде чем вы его услышали, он был синглом. Уже потом песня стала большой, поэтому нам пришлось снимать видео. А потом, прикиньте, они решили сделать меня красным в этом видео [смеется]. Я никогда раньше не заставлял кого-либо наносить на меня краску для тела или что-то в этом роде — но опять же, как вы скажете «нет» доктору Дре? — Вы также оказали огромное влияние на парней нынешнего поколения хип-хопа, таких как A$AP Ferg и Дэнни Браун, с которыми вы записали совместные треки. — Скажу честно, что как по мне, то это они оказали мне честь, пригласив меня на совместку и это просто чертовски круто, потому что я фанат их обоих. Я люблю творчество A$AP Ferg — оно каждый раз разное, и он всегда придумывает что-нибудь новенькое. То же самое и с Дэнни Брауном. Когда я слышу их «дерьмо», я просто ору: «Б***! Эти парни крутые!» — Какой твой любимый альбом, чтобы получить от него кайф? — Мой любимый альбом, чтобы выкурить травку? Хммм... Pink Floyd — The Dark Side Of The Moon. — А как насчет любимого политического альбома? — Боб Марли и Wailers – Exodus. — Помимо Prophets of Rage и Cypress Hill, вы также входите в группу под названием Serial Killers с Xzibit и Demrick, и вы сделали два альбома с Bemer. — Знаешь, я всю жизнь пытался заниматься сольной карьерой [смеется]. Да я просто прикалываюсь, чувак. Мне посчастливилось приземлиться в довольно крутых ситуациях. Cypress Hill — это мой фундамент, здесь всё началось. Записи, которые я сделал с Serial Killers, являются одними из моих любимых, и работать с Бернером так весело, потому что он отлично подбирает рок музыку. Я попал в приятное стечение обстоятельств, и вот я с Prophets of Rage, это одна из этих величайших ситуаций – это даже заставляет меня чувствовать, будто я сплю и мне все это снится. — Вы не просто сторонник культуры марихуаны, вы активный участник и гровер. Вы даже выпустили такие известные сорта, как Tangie и Jet Fuel от Dr.Greenthumb, а так же вы открываете диспансер в Санта-Ане. — Мой партнер и я выиграли в городе лотерею на лицензию, поэтому нам теперь разрешено открыть свой диспансер. Прямо сейчас мы работаем, смотрим на чертежи, собираем бизнес и планируем его открытие. Мы хотим открыть его в первом квартале 2017 года. P.S. А вот кстати и видео с его открытия : BREALTV Источник: High Times Еще почитать: Интервью с REDMAN из WU-TANG CLAN Интервью с создателем RAW Интервью Майка Тайсона: Как он переписывает свою историю вместе с каннабисом Просмотр полной Статья
  5. Когда-то к видеоиграм относились как к хобби, которое поддерживает лишь общество гиков. Но с появлением новых компьютерных технологий и новых поколений геймеров, индустрия компьютерных игр стала более прибыльной, чем кино, музыка и другой развлекательный бизнес. В результате в этой индустрии появились свои художники и творцы! Один из таких художников — Тим Шейфер, которого пользователи считают одним из самых бунтарских и творческих умов в игровой отрасли. Он так же известен созданием сценариев для классических игр, таких как Secret Of Monkey Island и Full Throttle, когда он работал в студии LUCASARTS. Его репутация помогла ему запустить свою студию по созданию видеоигр в 2000 году — DOUBLE FINE PRODUCTIONS. Нам пришлось хорошенько попотеть, чтобы добиться встречи с ним, где мы и обсудили преимущества того, чтобы быть гиком, его творческий процесс и важность поиска измененных состояний сознания (интервью было записано в ноябре 2012 года — прим. Dzagi). — Вы начали свою карьеру в индустрии компьютерных игр как программист и писатель, это же две очень разные профессии. — В Беркли я изучал программирование, но всё больше и больше интересовался творческим написанием сценариев. Я участвовал в нескольких конкурсах рассказов и тому подобном, и тогда работа казалась идеальной. Они называли нас «болтунами», и мы были в самом низу на этом «тотемном столбе», но это не имело для нас значения. — Вы работали на студию Lucas Arts, которая в то время доминировала в компьютерных играх. Каково было работать с Джорджем Лукасом? — Помимо того, что это было на ранчо Скайуокера, я поистине восхищался компьютерными играми. Мы не знали, над чем мы будем работать. Нас было всего четверо, четверо молодых парней в одной комнате, и мы потихоньку практиковали свои навыки. Они просто учили нас использовать этот язык разработчиков — SCUMM. — Первой игрой, над которой вы работали, была The Secret of Monkey Island. — Рон Гилберт, один из наших учителей, обучавших нас языку SCUMM, приходил после обеда и смотрел, что мы смогли сделать. Из нас четверых он выбрал меня и Дэйва Гроссмана для совместной работы над The Secret of Monkey Island. — Почему он выбрал именно вас двоих? — Я не знаю, может быть потому, что мы создавали самые глупые шутки. Есть что-то особенное в шутках и креативности, с которыми вы встречаетесь в играх, когда вы не задумываетесь, что это вообще имеет значение, и в том, что это помогает расслабиться. Если вы даже не представляете, что то, что вы делаете, будет использоваться кем-либо в играх, то вы можете освободить себя и своё воображение, чтобы пробовать создать безумные и глупые вещи, которые иногда оказываются очень забавными и прикольными. Я предполагал, что Рон придёт и всё забракует, но он сказал: «Нет, нет, это хорошо, мы воспользуемся этим». Многие уроки, которые я извлек в этой отрасли, касались того, чтобы не париться и не беспокоиться о многих вещах... Все стены в студии Double Fine увешаны концептуальными рисунками персонажей из видеоигр — У большинства людей вся их сила сосредоточена либо в технической, либо в творческой сфере. Как вы думаете, что для вас послужило стимулом для развития сразу обоих навыков? — Я люблю компьютеры! Я просто видел в них ещё один инструмент, чтобы развлекать других людей. Как и рисование картин, это способ взять что-то своё и использовать это, чтобы развлечь кого-то ещё, или запечатлеть это и поделиться этим с другими. Видеоигры — всего лишь ещё один способ сделать это. Это было очень полезно и важно, когда я писал диалоги, чтобы иметь возможность программировать, потому что вы могли заставить диалог работать в различных интерактивных возможностях, которые происходят в игре. Понимаете, если вы играете одним персонажем, и он хочет что-то сказать, а игра должна выяснить, есть ли у вас в сумке определенный предмет инвентаря или встретили ли вы нужного вам персонажа. Или если вы решили быть персонажем женского пола или мужского, написание фраз должно измениться, чтобы всё работало, а программирование и помогало нам создать правильное написание текстов для каждого типа персонажей. Для меня очень важно, чтобы все игры работали правильно. — Что, по-вашему мнению, повлияло на вас прежде всего? Текстовые, приключенческие игры? — Ага. Я очень любил их. Я вырос, играя в текстовые приключения, такие как Zork, Deadline, Hitchhiker's Guide to the Galaxy, Wishbringer и другие. Я любил эти игры. Я мог играть в них на своем Atari весь день! — Оказало ли на вас какое-либо влияние творчество, например, комиков или тех личностей, чей юмор пересекается с вашими произведениями? — В детстве я любил комедийные пластинки. Я нашел их в комнате моего брата, эти старые пластинки Билла Косби и Джорджа Карлина. Я полюбил их, просто услышав смех публики во время этих записей, в них было что-то действительно волшебное. Но затем чтение таких персонажей, как Курт Воннегут, оказало на меня весьма большое влияние. Просто его способ рассказывать истории был очень смешным и грустным одновременно. Причём это было очень удивительно и непредсказуемо с его стороны. — Юмор, кажется, является основной частью повествования в ваших играх. Это не значит, что им не хватает эмоциональной глубины — иногда они сосредотачиваются на более тёмных аспектах нашей человечности и природы существования. Как вы думаете, важно находить юмор в этих тёмных аспектах жизни? — Я чувствую, что это больше похоже на то, что время от времени я просто добавляю некие мрачные вещи в разные юмористические ситуации. Когда я пишу, я думаю не о поиске шуток, а о том, чтобы начать с того, где находятся эти персонажи. Я ищу их источник — что ими движет, какова их предыстория. Как и всякая жизнь, мы все здесь, но, может быть, много лет назад с нами случилось что-то ужасное. Это не значит, что мы здесь все сломлены из-за этого, но всё же это что-то для нас значит. И это означает, что во всём, что мы делаем, скрывается и тёмная сторона, и вам удаётся повеселиться и получить хорошие эмоции, даже если вы и пережили что-то плохое в прошлом. Всё это часть нашей жизни, смесь трагедии и комедии, и одно не исключает другого, и ни одно из них не является панацеей от другого. Такие вещи просто всегда сосуществуют и находятся рядом. — Многие разработчики делают эти по-настоящему серьёзные игры, лишь с небольшим количеством юмора или вообще без него. Что вы думаете об этих типах игр? — Знаешь, я люблю всё серьёзное. Конечно, для меня это было бы очень сложной задачей. Я часто начинаю с какой-либо серьезной концепции, а затем, когда я обсуждаю структуру, все эти путешествия персонажей становятся ещё более серьёзными. Ну а уже потом, когда я приступаю к написанию сцен и самих диалогов, зачастую нужно заполнить много пустых промежутков времени, и оно почему-то всегда наполняется шутками. Вы знаете, что на микроуровне это больше шутка, чем на более высоком уровне. Как и в «Grim Fandango», четырёхлетнее путешествие души по Стране мертвых — это вовсе не комедийная постановка, но когда вы в игре, а демон с большим языком высовывается изо рта, происходят очень забавные вещи. — Вы добились огромного успеха на Kickstarter. Целью было 400 000 долларов, и вы собрали на 3 миллиона долларов больше. Что же это значит для игры, которую вы создаете? — Это означает невероятную свободу для нас, потому что деньги пришли без каких-либо условий, за исключением нашей собственной приверженности делу и спонсоров, которыми являются наши самые ярые поклонники и лучшие геймеры. И это те, кому мы в любом случае хотим угодить! Когда мы делаем игру, мы всегда думаем о том, чтобы сделать этих ребят максимально счастливыми, так что это всё, что нам нужно сделать. Нам не нужно беспокоиться о том, что издатель, инвестор или кто-то ещё скажет нам, что нужно делать. Это совершенно иной способ создания игр, чем когда вы работаете на чужие деньги и идеи. — Как вы думаете, этот эксперимент окажет долгосрочное влияние на отрасль, или это может быть простой случайностью? — Я думаю, это постоянное изменение. Это открыло для нас новую дверь, которая останется открытой всегда. Будущее определённо будет полностью цифровым, поэтому вам не нужно беспокоиться о распространении ваших материалов. Это просто убирает ещё один из этих стереотипов, и дает вам понять, что вам не обязательно нужен кто-то для получения финансирования. Вы можете просто пойти и обратиться к вашей аудитории. Если у вас есть интересная идея, и вы можете представить себя интересным человеком для них, который может сделать интересный проект весьма интересным способом, то можно с легкостью получить деньги в Интернете. — Говоря об «открытии дверей», ходят слухи, что вы хотели добавить взаимодействия с пейотом (мескалиновый кактус) в Full Throttle... — Да, но я и сам подвергал это цензуре, потому что знал, что не смогу добиться одобрения от руководства. Джордж Лукас немного похож на Диснея в этом плане, потому что он производитель игр для всей семьи, в том числе и детей. Я думал об этом, но отложил многие идеи, которые пошли на создание Psychonauts. Меня всегда интересовали психология и человеческий разум, а также то, что мы делаем в измененных состояниях сознания. Этих состояний можно достичь множеством разных способов: это может быть медитация, это могут быть наркотики, это может быть встреча австралийских аборигенов или, например, просто сон. Трехмерный шарж одного из фанатов на Тима Шейфера — А как насчет сновидений? — Я прошел целый курс психологии сновидений, это очень вдохновило меня при создании Psychonauts. Большая часть этого была о том, как люди создают в своих снах вещи, отражающие эмоциональные события, происходящие в их жизни. Вы знаете, людям снится медведь, когда они действительно боятся своего отца или чего-то в этом роде. Они обмениваются метафорами, как поэты или писатели. Это обычные люди, которые не считают себя опытными поэтами, но создают красивые символы для этих эмоциональных вещей. У каждого в голове есть способность сочинять стихи, и они делают это, когда мечтают. — Итак, как вы думаете, для лучшего понимания нашего разума важно найти эти измененные состояния сознания? — Я определенно думаю, что вам нужно каким-то образом выйти из своего повседневного состояния ума, потому что иногда вы попадаете в ту колею, в которой вам нужно что-то, что встряхнёт вас, заставит увидеть вещи по-другому, расслабиться и быть счастливым. Я думаю, что если у вас на протяжении всего дня будет этот повторяющийся умственный цикл, и вы принесёте его домой, то он просто поселится в вашем сердце, и вы умрёте молодым. Итак, пейот... Я никогда не принимал мескалин, но... давайте посмотрим, что я могу сказать по этому поводу... Да, я планировал реализовать эту идею. — Понятно. Как вы думаете, какую роль в индустрии играют такие вещи, как каннабис, с точки зрения концептуализации идей и даже подхода к программированию? — У меня был друг, который сказал, что чувствовал себя весь день очень странно, как будто он долго бегал по своей библиотеке в своей голове, опрокидывая все полки, опрокидывая книги, и просто продолжал бежать. Затем он сел в конце дня и покурил косяк — и это было как раскладывание всех книги обратно на полки, он разобрался в своих мыслях и со всем справился. Для всех это по-разному, но для некоторых это просто ещё одна из тех вещей, которые могут немного освободить ваш разум и позволить вам думать более ясно и открыто. — Не все из наших читателей играют в видеоигры. Как объяснить кому-то, какую художественную ценность они несут и насколько веселыми они могут быть? — Для меня это как литература, такая же, как книги и фильмы, ведь в мире игр творится такое же великое искусство. Я думаю, это как в комиксах, где есть хорошие и плохие, а иногда полезно иметь гида или кого-то, кто много о них знает. Но я думаю, что это искусство будет лишь развиваться, а игры станут чаще касаться эмоциональных тем и тому подобного, ведь они могут принести ту же пользу, что и книги и фильмы, которые помогают вам провести своего рода тренировку в некоторых эмоциональных ситуациях. Вы знаете, когда вы читаете отличный роман, он помогает вам эмоционально развиваться, потому что вы видите предзнаменование ситуаций, которые помогают вам подготовиться, когда что-то подобное происходит в вашей жизни. Игры в целом могут делать то же самое, ставя вас в ситуации, которые помогают визуализировать то, что небезопасно в вашей реальной жизни или к чему вы ещё не готовы. Игры могут перенести вас в медитативное состояние, которое полезно для здоровья и развития. Они очень похожи на осознанные сны. Источник: High Times Перевел: @Terpen Список самых легендарных игр от Тима Шейфера: The Secret of Monkey Island – 1990 год Monkey Island 2: LeChuck's Revenge – 1991 год Day of the Tentacle – 1993 год Full Throttle – 1995 год Curse of Monkey Island -1997 год Grim Fandango – 1998 год Psychonauts -2005 год Brütal Legend – 2009 год Stacking – 2011 год The Cave – 2013 год Broken Age -2014 год Grim Fandango Remastered – 2015 год Еще почитать: Легенды High Times: Чарльз Буковски Страх и ненависть в канна-движении: Хантер С. Томпсон Ретроспектива High Times: Интервью с Уильямом Берроузом от 1979 года Интервью High Times с B-Real из Cypress Hill Интервью с REDMAN из WU-TANG CLAN Просмотр полной Статья
  6. В марте 1993 года Redman (Реджи Ноубл) — рэпер «новой школы», только что выпустивший свой сольный альбом — дебютировал в High Times, оказавшись на обложке журнала. С тех пор Redman проводил церемонии награждения High Times, а так же выступал хэдлайнером и даже был судьей на различных Кубках каннабиса и, конечно же, не один раз украшал страницы журнала. Несомненно, он элитный рифмейкер и блестящий исполнитель, добившийся успеха благодаря своей сольной работе, мастерингу микстейпов и давнему сотрудничеству с Method Man, включая работу над их легендарным стоунерским фильмом How High. Но если вы проведете пять минут с ним лично, вы будете потрясены его искренним и позитивным отношением ко всему, что связано с каннабисом. Он может быть единственным человеком в этой игре, который не пытается разбогатеть на индустрии каннабиса — индустрии, которой он помог проложить путь своим ярым продвижением этого потрясающего растения! Об этом и о многом другом читайте в интервью, которое Redman дал журналу High Times в 2017 году. — Как мы знаем, ты уже довольно давно сотрудничаешь с High Times... — Да, уже очень долгое время. — И ты даже выступал с концертом на Cannabis Cup в Амстердаме. — Совершенно верно — это было лучшее пребывание в Амстердаме. — У вас есть любимое воспоминание о том Кубке каннабиса? — Конечно! Это фото с Джеком Херером, оно было сделано незадолго до того, как он ушел из этой жизни. Для меня это было легендарно! И шоу тоже было потрясающим, и место, где мы остановились — этот арендованный дом, было буквально забито шишками. Тогда мы закрутили огромный блант с гашиком — большой, толстенный блант, мужик, и это дерьмо было потрясающим. — Как изменилась канна индустрия с 80-х и 90-х годов? — Что ж, она определенно стала сильнее и крупнее. Да и трава стала зеленее (шутка). На Восточном побережье, знаете ли, у нас всё совсем не так, как на Западном, но каннабис стал мощнее в каждом секторе по цвету, вкусу и качеству, я бы так сказал. Но вырос и его социальный статус — понимаете, эта легализация и медицинская сторона вопроса, то, как это помогает людям... Просто поразительно, сколько в этом растении каннабиноидов, и ТГК — лишь один из них. Мне нравится, как делает Денвер, штат Колорадо: они помогают своему штату расти с помощью этого растения, помогают образованию людей и тому подобное. Так что это растение много чего сделало за те годы, как я вошел в эту игру, заключающуюся в простом желании получить кайф и расслабиться. Теперь это больше бизнес… Но мне всё же нравится, как это помогает людям. Мне нравится, что пациенты отказываются от безрецептурных лекарств и обращаются к сортам с КБД и замечают, как им действительно становится лучше. Это меня и очаровывает. Похоже, я был частью этого, но тогда я и не знал, что всё вырастет до таких масштабов, ведь я всегда помогал продвигать каннабис! — Говоря об канна-отрасли, нужно заметить, что вы связаны с брендом CannaMark, который делает акцент на безопасности пищевых продуктов, верно? — Да, CannaMarkUSA. Что ж, у нас нет каких-либо вейп-ручек или шишек с именем Redman и Method Man или ещё чего… Я смотрю на всю эту картину более глобально. Я хочу стоять за безопасностью и качеством марихуаны, когда это будет легализовано, потому что я знаю и верю, что каннабис будет легализован по всему миру. Я действительно искренне верю в это, значит, это будет так... Реально хочется стоять за его безопасностью, и CannaMarkUSA прямо сейчас — это компания, которая не занимается выращиванием марихуаны, но это первая пищевая продукция из каннабиса, которая была одобренная FDA, со стопроцентной гарантией качества и чистоты. Мы просто пытаемся оградить детей от употребления наших конфет, ведь в них есть ТГК. По факту, у нас есть этикетка, которая клеится прямо на конфету, и на ней есть QR-код: вы просто можете взять свой телефон, навести камеру на QR-код и увидеть полный состав и ингредиенты этой конфетки. Просто берёте свой телефон, и он сразу же прочитает этот QR-код, а затем телефон скажет вам о ней буквально всё: сколько в ней граммов, какие каннабиноиды она содержит, даже поможет рассчитать вам нужное количество, которое вам стоит употребить, а так же кто её изготовил, сатива это, или индика, или гибрид — в общем, так сказать, обозначит все вкусности. CannaMarkUSA — это то, частью чего я являюсь на сегодняшний день. У нас так же есть приложение Redman and Method Man Blazenow. Это приложение, которое расскажет вам обо всех самых популярных диспансерах и многом другом в мире каннабиса. — Вы были частью нашей семьи High Times в течение многих лет. Несколько раз вы даже были на обложке. — Ну, во-первых, я прямо «стучал в вашу дверь», чтобы оказаться на грёбаной обложке — это во-первых, б***ть! Потому что, как я сказал ранее, мы курили очень много действительно коричневой травы. Не поймите меня неправильно: вы получаете этот хороший коричневый цвет, когда шишка имеет большое количество смолы, мощной и очень липкой смолы. Но в то время я видел лишь «Сайпресс Хилл» на вашей грёбаной обложке. Это было похоже на первую рэп-группу на обложке журнала такой тематики, и у них была эта чёртова светло-зелёная шишка, которых я толком на тот момент никогда и не видел. Я подумал: «То есть существует что-то ещё, целый другой мир, частью которого я не являюсь», и вы, ребята, были первыми, кто мне это показал, связав мир рэпа с миром марихуаны. Я подумал: «Что-то вот-вот закипит и должно стрельнуть», и я должен был быть на обложке и срочно. Тогда я и постучал в вашу дверь. Я сказал: «Я должен быть частью этого», а затем меня сфотографировали. У меня с собой был маленький блант — я объяснил и показал всем, как правильно крутить бланты и всё такое… Это было круто! — Как долго ты уже выступаешь совместно с Method Man? — Примерно с 1939 года... (смеётся). Нет, нет, я выступаю со своим чуваком с 1994 года. Мы вместе идем по одному пути. Мы сделали первый промо-тур, известный как тур Man’s Month. Нас тогда спонсировал Def Jam. Мы были под лейблом Def Jam, нас посадили вдвоем в фургон, и мы совершили чумовую поездку по городам, делая безумные покупки в магазинах, пожимая руки фанатам, много общаясь с ними... О чём вы, люди, сейчас не знаете, потому что у вас есть вся эта модная интернет-чушь, но на самом деле нам приходилось ездить и продавать наши пластинки, ходить по магазинам, пожимать руки фанатам и давать автографы… У нас было не так много торговых точек, так вот что привело нас туда: эта борьба, эта мотивация путешествовать, зная, что мы хотим большего. Там мы и создали нашу песню How High — прямо в дороге. — Это и стало вдохновением для фильма How High? — Ах да, позже все подметили, что мы много курим. Мы были как Чич и Чонг — они называли нас Чич и Чонг в мире рэпа… — Мы слышали, что ходят слухи о How High-2. Действительно ли стоит ждать этот фильм? — How High-2 реально находится в разработке. Я знаю, что вы, сволочи, слышите, как мы говорим это уже лет десять (смеется). Как-то моя мама подошла ко мне и сказала: «Молись о том, чего ты действительно хочешь». Я молился об этом и думаю, что Universal или, возможно, Focus купят наш фильм. Сейчас пишется сценарий, но мы пока немного не уверены в нем. Итак, вы знаете, как это происходит, существует и политический фактор — мы не буду делать и снимать это дерьмо, если оно не будет чертовски смешным. Я не хочу испортить отношение к нашему первому грёбанному фильму. Тогда мы оставим это лишь как легенду и сделаем что-нибудь новое. Но я не буду делать никакого банального дерьма, как они сделали это в одном проклятом фильме, я даже не буду его называть... — Прямо сейчас вы, ребята, находитесь в туре по горе Кушмор. Было ли это название вдохновлено обложкой High Times с участием Snoop Dogg, B-Real, Redman и Method Man в июньском выпуске 2014 года? — Абсо-е***но-лютно! Йоооооо! Я рад, что тоже являлся частью этого. Я помог собрать всех воедино. И, знаете, просто настала пора вновь собрать всех нас вместе. И с кем же лучше всего это делать, чем не с пионерами High Times, а? — Вы также являетесь почетным членом клана Wu-Tang. — Чёрт, самая безумный из всех участников — это RZA. Сидеть рядом с RZA всё равно, что разговаривать с кем-то из космоса, вообще не от мира сего. — И вы, очевидно, были важным членом Def Squad. — Я всё ещё важный член Def Squad. Это моя первая команда! — Над чем вы сейчас работаете? — Я выпускаю альбом Muddy Waters-2. Это то, чем я занят сейчас... Я возвращаю его к жизни, так как это второй альбом с таким названием... Я просто даю вам ощущение ритма 90-х. Знаешь, я люблю делать приятно нашему слуху и все такое… Никто не трахнет тебя в ухо так, как я могу трахнуть тебя в ухо своей музыкой. — Что ты думаешь об экстрактах и увлечении концентратами? — Это серьёзное дерьмо, чувак! Ты реально должен быть в этом чемпионом, чтобы заниматься этим весь день и ещё делать бизнес. Для меня это сложновато. Я пробовал курить их пару раз, прежде чем выйти на сцену. Я был на сцене и жёстко лажал, забывая текст. Но потом я заценил хороший чистый вакс из сативы, вот это реально кайф. Скажу честно, я бы не стал курить их регулярно, потому что сам процесс весьма долгий и сложный — сечёшь, о чём я? Сначала вы должны нагреть трубку, потом только аккуратно туда закинуть вакс, а затем тихонько курить... это немного усложняет процесс и требует времени. Я бы предпочел просто закрутить косяк и продолжать двигаться дальше. Это быстро! — Какую лучшую травку ты когда-либо курил? — Sour Diesel — один из моих любимых сортов, потому что он даёт мне хорошую мотивацию, он даёт мне силу и энергию. Мне нравится много работать: часто я нахожусь в студии, может быть, по 16 часов в день. Я прям некий студийный кролик, поэтому я не могу слишком много увлекаться индикой, особенно днём. Я не люблю быть вялым, мне нравится быть энергичным, мне нравится заниматься творчеством. А вот, например, с Blue Dream и некоторыми другими хорошими сативами вы будете иметь чистый разум и писать хорошие рифмы, при этом одновременно пылесосить, подметать и всё такое, писать рифмы… И это, как я считаю, круто! Это как кофеин — я не пью кофе и всё такое, поэтому я пользуюсь сативой. А потом, может быть, где-то ближе к ночи я съем хорошее мощное печенье или что-то в этом роде. Мне ещё нравится этот Gelato. Ох уж этот новый Gelato… Ооо, Господи… — Что нового вы узнали об индустрии каннабиса за все эти годы? — Что я здесь не ради денег. И тебе хорошо известно это… Я был на канале TMZ, и я уже забыл, кто у меня брал тогда интервью... Короче, они спрашивали меня и рассказывали о людях, которые преуспели в создании канна-ферм и инвестировали в них, и типа почему я ещё не сделал этого, почему я не заработал деньги на этом растении, которое я продвигаю уже так много лет? Во-первых, я в этом дерьме за благое дело, за знания и за то, чтобы действительно помогать людям. И об этом, кстати, я им тоже сказал! Они пытались надавить на меня, но я стоял на своем. Потом моя мама позвонила мне, и она такая: «Знаешь что? Мне нравится, как ты стоял на своем. Я знаю, что твоя чёрная задница курит ганжу все эти годы, и я пыталась заставить тебя бросить курить, но теперь я понимаю, о чём идет речь, из того интервью, что ты действительно серьёзно относишься к помощи этим людям. И они пытались достать тебя из твоей проклятой зоны комфорта, но ты оставался самим собой, ты молодец». И вот где я нахожусь — я хочу помогать людям. Я рад, что это помогает людям. Я рад, что людям нравится это растение, о котором мы говорим уже много лет. Я рад, что вы в High Times получаете знания и правильное понимание того, что это за растение, — и дело не только в развлечении. Я рад, что являюсь частью этого, и надеюсь, что вы поможете легализовать это растение во всех 50 штатах нашей страны. Давайте поможем вашему сообществу и давайте поможем вашему штату гровить, обучать этому людей и затем вкладывать эти деньги обратно в ваш штат. — Вы прямо великий посланник каннабиса, ведь ради этого растения, каждый раз когда вы выступаете, вы всегда выкладываетесь на все 100 процентов. — Даже на инвалидном кресле я всё равно буду вместе с High Times. К черту все... йес, сэр! Источник: High Times Перевод: Terpen Материал подготовлен при поддержке надёжного сидшопа RastaRasha Ещё почитать: Гранд-дама мира каннабиса Интервью с Cheech Marin Forbes: как актер Сет Роген развивает свой бренд марихуаны в США Просмотр полной Статья
  7. Нам пришлось хорошенько попотеть, чтобы добиться встречи с ним, где мы и обсудили преимущества того, чтобы быть гиком, его творческий процесс и важность поиска измененных состояний сознания (интервью было записано в ноябре 2012 года — прим. Dzagi). — Вы начали свою карьеру в индустрии компьютерных игр как программист и писатель, это же две очень разные профессии. — В Беркли я изучал программирование, но всё больше и больше интересовался творческим написанием сценариев. Я участвовал в нескольких конкурсах рассказов и тому подобном, и тогда работа казалась идеальной. Они называли нас «болтунами», и мы были в самом низу на этом «тотемном столбе», но это не имело для нас значения. — Вы работали на студию Lucas Arts, которая в то время доминировала в компьютерных играх. Каково было работать с Джорджем Лукасом? — Помимо того, что это было на ранчо Скайуокера, я поистине восхищался компьютерными играми. Мы не знали, над чем мы будем работать. Нас было всего четверо, четверо молодых парней в одной комнате, и мы потихоньку практиковали свои навыки. Они просто учили нас использовать этот язык разработчиков — SCUMM. — Первой игрой, над которой вы работали, была The Secret of Monkey Island. — Рон Гилберт, один из наших учителей, обучавших нас языку SCUMM, приходил после обеда и смотрел, что мы смогли сделать. Из нас четверых он выбрал меня и Дэйва Гроссмана для совместной работы над The Secret of Monkey Island. — Почему он выбрал именно вас двоих? — Я не знаю, может быть потому, что мы создавали самые глупые шутки. Есть что-то особенное в шутках и креативности, с которыми вы встречаетесь в играх, когда вы не задумываетесь, что это вообще имеет значение, и в том, что это помогает расслабиться. Если вы даже не представляете, что то, что вы делаете, будет использоваться кем-либо в играх, то вы можете освободить себя и своё воображение, чтобы пробовать создать безумные и глупые вещи, которые иногда оказываются очень забавными и прикольными. Я предполагал, что Рон придёт и всё забракует, но он сказал: «Нет, нет, это хорошо, мы воспользуемся этим». Многие уроки, которые я извлек в этой отрасли, касались того, чтобы не париться и не беспокоиться о многих вещах... Все стены в студии Double Fine увешаны концептуальными рисунками персонажей из видеоигр — У большинства людей вся их сила сосредоточена либо в технической, либо в творческой сфере. Как вы думаете, что для вас послужило стимулом для развития сразу обоих навыков? — Я люблю компьютеры! Я просто видел в них ещё один инструмент, чтобы развлекать других людей. Как и рисование картин, это способ взять что-то своё и использовать это, чтобы развлечь кого-то ещё, или запечатлеть это и поделиться этим с другими. Видеоигры — всего лишь ещё один способ сделать это. Это было очень полезно и важно, когда я писал диалоги, чтобы иметь возможность программировать, потому что вы могли заставить диалог работать в различных интерактивных возможностях, которые происходят в игре. Понимаете, если вы играете одним персонажем, и он хочет что-то сказать, а игра должна выяснить, есть ли у вас в сумке определенный предмет инвентаря или встретили ли вы нужного вам персонажа. Или если вы решили быть персонажем женского пола или мужского, написание фраз должно измениться, чтобы всё работало, а программирование и помогало нам создать правильное написание текстов для каждого типа персонажей. Для меня очень важно, чтобы все игры работали правильно. — Что, по-вашему мнению, повлияло на вас прежде всего? Текстовые, приключенческие игры? — Ага. Я очень любил их. Я вырос, играя в текстовые приключения, такие как Zork, Deadline, Hitchhiker's Guide to the Galaxy, Wishbringer и другие. Я любил эти игры. Я мог играть в них на своем Atari весь день! — Оказало ли на вас какое-либо влияние творчество, например, комиков или тех личностей, чей юмор пересекается с вашими произведениями? — В детстве я любил комедийные пластинки. Я нашел их в комнате моего брата, эти старые пластинки Билла Косби и Джорджа Карлина. Я полюбил их, просто услышав смех публики во время этих записей, в них было что-то действительно волшебное. Но затем чтение таких персонажей, как Курт Воннегут, оказало на меня весьма большое влияние. Просто его способ рассказывать истории был очень смешным и грустным одновременно. Причём это было очень удивительно и непредсказуемо с его стороны. — Юмор, кажется, является основной частью повествования в ваших играх. Это не значит, что им не хватает эмоциональной глубины — иногда они сосредотачиваются на более тёмных аспектах нашей человечности и природы существования. Как вы думаете, важно находить юмор в этих тёмных аспектах жизни? — Я чувствую, что это больше похоже на то, что время от времени я просто добавляю некие мрачные вещи в разные юмористические ситуации. Когда я пишу, я думаю не о поиске шуток, а о том, чтобы начать с того, где находятся эти персонажи. Я ищу их источник — что ими движет, какова их предыстория. Как и всякая жизнь, мы все здесь, но, может быть, много лет назад с нами случилось что-то ужасное. Это не значит, что мы здесь все сломлены из-за этого, но всё же это что-то для нас значит. И это означает, что во всём, что мы делаем, скрывается и тёмная сторона, и вам удаётся повеселиться и получить хорошие эмоции, даже если вы и пережили что-то плохое в прошлом. Всё это часть нашей жизни, смесь трагедии и комедии, и одно не исключает другого, и ни одно из них не является панацеей от другого. Такие вещи просто всегда сосуществуют и находятся рядом. — Многие разработчики делают эти по-настоящему серьёзные игры, лишь с небольшим количеством юмора или вообще без него. Что вы думаете об этих типах игр? — Знаешь, я люблю всё серьёзное. Конечно, для меня это было бы очень сложной задачей. Я часто начинаю с какой-либо серьезной концепции, а затем, когда я обсуждаю структуру, все эти путешествия персонажей становятся ещё более серьёзными. Ну а уже потом, когда я приступаю к написанию сцен и самих диалогов, зачастую нужно заполнить много пустых промежутков времени, и оно почему-то всегда наполняется шутками. Вы знаете, что на микроуровне это больше шутка, чем на более высоком уровне. Как и в «Grim Fandango», четырёхлетнее путешествие души по Стране мертвых — это вовсе не комедийная постановка, но когда вы в игре, а демон с большим языком высовывается изо рта, происходят очень забавные вещи. — Вы добились огромного успеха на Kickstarter. Целью было 400 000 долларов, и вы собрали на 3 миллиона долларов больше. Что же это значит для игры, которую вы создаете? — Это означает невероятную свободу для нас, потому что деньги пришли без каких-либо условий, за исключением нашей собственной приверженности делу и спонсоров, которыми являются наши самые ярые поклонники и лучшие геймеры. И это те, кому мы в любом случае хотим угодить! Когда мы делаем игру, мы всегда думаем о том, чтобы сделать этих ребят максимально счастливыми, так что это всё, что нам нужно сделать. Нам не нужно беспокоиться о том, что издатель, инвестор или кто-то ещё скажет нам, что нужно делать. Это совершенно иной способ создания игр, чем когда вы работаете на чужие деньги и идеи. — Как вы думаете, этот эксперимент окажет долгосрочное влияние на отрасль, или это может быть простой случайностью? — Я думаю, это постоянное изменение. Это открыло для нас новую дверь, которая останется открытой всегда. Будущее определённо будет полностью цифровым, поэтому вам не нужно беспокоиться о распространении ваших материалов. Это просто убирает ещё один из этих стереотипов, и дает вам понять, что вам не обязательно нужен кто-то для получения финансирования. Вы можете просто пойти и обратиться к вашей аудитории. Если у вас есть интересная идея, и вы можете представить себя интересным человеком для них, который может сделать интересный проект весьма интересным способом, то можно с легкостью получить деньги в Интернете. — Говоря об «открытии дверей», ходят слухи, что вы хотели добавить взаимодействия с пейотом (мескалиновый кактус) в Full Throttle... — Да, но я и сам подвергал это цензуре, потому что знал, что не смогу добиться одобрения от руководства. Джордж Лукас немного похож на Диснея в этом плане, потому что он производитель игр для всей семьи, в том числе и детей. Я думал об этом, но отложил многие идеи, которые пошли на создание Psychonauts. Меня всегда интересовали психология и человеческий разум, а также то, что мы делаем в измененных состояниях сознания. Этих состояний можно достичь множеством разных способов: это может быть медитация, это могут быть наркотики, это может быть встреча австралийских аборигенов или, например, просто сон. Трехмерный шарж одного из фанатов на Тима Шейфера — А как насчет сновидений? — Я прошел целый курс психологии сновидений, это очень вдохновило меня при создании Psychonauts. Большая часть этого была о том, как люди создают в своих снах вещи, отражающие эмоциональные события, происходящие в их жизни. Вы знаете, людям снится медведь, когда они действительно боятся своего отца или чего-то в этом роде. Они обмениваются метафорами, как поэты или писатели. Это обычные люди, которые не считают себя опытными поэтами, но создают красивые символы для этих эмоциональных вещей. У каждого в голове есть способность сочинять стихи, и они делают это, когда мечтают. — Итак, как вы думаете, для лучшего понимания нашего разума важно найти эти измененные состояния сознания? — Я определенно думаю, что вам нужно каким-то образом выйти из своего повседневного состояния ума, потому что иногда вы попадаете в ту колею, в которой вам нужно что-то, что встряхнёт вас, заставит увидеть вещи по-другому, расслабиться и быть счастливым. Я думаю, что если у вас на протяжении всего дня будет этот повторяющийся умственный цикл, и вы принесёте его домой, то он просто поселится в вашем сердце, и вы умрёте молодым. Итак, пейот... Я никогда не принимал мескалин, но... давайте посмотрим, что я могу сказать по этому поводу... Да, я планировал реализовать эту идею. — Понятно. Как вы думаете, какую роль в индустрии играют такие вещи, как каннабис, с точки зрения концептуализации идей и даже подхода к программированию? — У меня был друг, который сказал, что чувствовал себя весь день очень странно, как будто он долго бегал по своей библиотеке в своей голове, опрокидывая все полки, опрокидывая книги, и просто продолжал бежать. Затем он сел в конце дня и покурил косяк — и это было как раскладывание всех книги обратно на полки, он разобрался в своих мыслях и со всем справился. Для всех это по-разному, но для некоторых это просто ещё одна из тех вещей, которые могут немного освободить ваш разум и позволить вам думать более ясно и открыто. — Не все из наших читателей играют в видеоигры. Как объяснить кому-то, какую художественную ценность они несут и насколько веселыми они могут быть? — Для меня это как литература, такая же, как книги и фильмы, ведь в мире игр творится такое же великое искусство. Я думаю, это как в комиксах, где есть хорошие и плохие, а иногда полезно иметь гида или кого-то, кто много о них знает. Но я думаю, что это искусство будет лишь развиваться, а игры станут чаще касаться эмоциональных тем и тому подобного, ведь они могут принести ту же пользу, что и книги и фильмы, которые помогают вам провести своего рода тренировку в некоторых эмоциональных ситуациях. Вы знаете, когда вы читаете отличный роман, он помогает вам эмоционально развиваться, потому что вы видите предзнаменование ситуаций, которые помогают вам подготовиться, когда что-то подобное происходит в вашей жизни. Игры в целом могут делать то же самое, ставя вас в ситуации, которые помогают визуализировать то, что небезопасно в вашей реальной жизни или к чему вы ещё не готовы. Игры могут перенести вас в медитативное состояние, которое полезно для здоровья и развития. Они очень похожи на осознанные сны. Источник: High Times Перевел: @Terpen Список самых легендарных игр от Тима Шейфера: The Secret of Monkey Island – 1990 год Monkey Island 2: LeChuck's Revenge – 1991 год Day of the Tentacle – 1993 год Full Throttle – 1995 год Curse of Monkey Island -1997 год Grim Fandango – 1998 год Psychonauts -2005 год Brütal Legend – 2009 год Stacking – 2011 год The Cave – 2013 год Broken Age -2014 год Grim Fandango Remastered – 2015 год Еще почитать: Легенды High Times: Чарльз Буковски Страх и ненависть в канна-движении: Хантер С. Томпсон Ретроспектива High Times: Интервью с Уильямом Берроузом от 1979 года Интервью High Times с B-Real из Cypress Hill Интервью с REDMAN из WU-TANG CLAN
  8. До доктора Лестера каннабис являлся опасным наркотиком в глазах людей, а все кто его употреблял, были просто наркоманами. Но после выхода его работ и исследований, каннабис стал лекарством, а его потребители – пациентами. О том, какой путь пришлось проделать для этого, он рассказал в интервью журналу High Times в 2014 году. — Вы были вовлечены во всё это с самого начала, не так ли? Вы в теме уже 45 лет? — Ага, с 1967-го. Где-то так. С 1967 года у нас прошло 33 года и плюс еще 14... то есть уже 47 лет. — Ух ты! — Это почти полвека! [От души смеется] Вау! Какой же я настойчивый! — Вы должны получать огромное удовлетворение и удовольствие от текущих событий. — О да! Знаете, в последней главе «Переосмысления марихуаны» я предсказывал, что запрет будет снят через 10 лет. И Карл Саган, читавший мою рукопись, сказал: «Лестер, это отличная книга, но вы сделали одну большую ошибку». Я спросил: «Какую, Карл?». «Вы сказали, что на снятие запрета потребуется 10 лет». Поэтому я спросил его, сколько времени, по его мнению, это займет. Он сказал: «Два года... примерно». Так или иначе, в этом я был более дальновидным, чем Карл Саган. — Похоже на то! — Ага! Ага! [Смеётся] Но пришли 70-е, затем 80-е и 90-е, и я думаю: «Господи, это же смешно! Похоже, этого не случится при моей жизни». Но я думаю то, что мы наблюдаем прямо сейчас, — это западная культура, пытающаяся найти нужное место для этого «новенького в нашем районе» (про каннабис). Так сказать, «кошку уже никогда не посадят обратно в клетку». Приятно лицезреть происходящее — вскоре 23 штата начнут экспериментировать с каннабисом с медицинской точки зрения, а теперь у нас даже есть два штата, которые легализовали каннабис полностью (так было на момент интервью в 2014 году). Так что вы можете с уверенностью сказать, что это всего лишь вопрос времени, но я думаю, что это происходит вот прямо сейчас! Мне кажется, что потребуется очень много усилий, чтобы завершить это дело правильно и найти те точки опоры, когда люди могли бы чувствовать себя комфортно с этим, без угрызения совести и не нарушая закон. — В вашей книге «Переосмысление марихуаны» есть глава, посвященная истории каннабиса как лекарства, в которой в основном восстанавливается информация, которая была засекречена или утеряна, а вы возвращаете её в общий фонд знаний человечества. — Да. Абсолютно верно. — Вы когда-нибудь задумывались о том, какой удивительной и полезной может стать медицинская марихуана? — Да, так как я уже очень давно нашел по этой теме около ста полезных статей. О'Шонесси вернулся из Индии и опубликовал свою первую статью — это статья 1848 года. И, знаете, некоторые из тех статей были довольно хорошими. У многих ребят были весьма неплохие идеи, но им мешал тот факт, что никто не знал, что это будет законно и полезно для людей. Каннабис не растворяется в воде, поэтому раньше его добавляли в спирт, и существовали запатентованные средства, такие как «Экстракт Тилдена», который был распространен в нашей стране, и врач говорил: «Принимайте четыре чайные ложки — примерно каждые шесть часов по одной ложке или около того». Что ж, у этих парней в XIX веке не было биохимических анализов, невозможно было сказать, насколько сильными были эти вещества. Создавалось впечатление, что они совершали большую ошибку — извините за каламбур, — потому что, если эти средства принять внутрь, потребуется примерно полтора-два часа, чтобы почувствовать облегчение. Если у пациента был отит, инфекция среднего уха, распространенная в XIX веке, который был ну очень болезненным, и нужно было ждать так долго (два часа), чтобы эффект действительно наступил, а боль действительно уменьшилась — то это безумие! При многих заболеваниях обезболивающий эффект каннабиса не устраняет боль, а лишь отодвигает её на задний план. — Медицинская марихуана превратилась в невероятно огромную индустрию… — Да, именно так. Вот почему я считаю важным использовать термин «каннабинопатическая медицина» (cannabinopathic medicine). — Не могли бы вы объяснить эту концепцию? — Давайте обратимся к остеопатии: сначала это были некие манипуляции с массажем камнями. Но теперь есть и другие школы остеопатии, которые были приняты в новую медицинскую программу. Например, у меня есть друг, жена которого не смогла поступить в медицинский институт, но всё же поступила в одну из лучших школ остеопатической медицины. Она получила лицензию, и теперь она учится в аспирантуре, чтобы стать сертифицированным неврологом. Итак, остеопатия была поглощена аллопатической [западной] медициной, и я верю, что в конечном итоге это произойдет и с каннабисом. — Почему? — Потому что каннабинопатическая медицина развивается очень стремительно и быстро, а аллопатическая медицина просто стоит и топчется на месте. Недавно я увидел опрос, проведенный одной из ведущих больниц Гарвардской медицинской школы. Какой процент врачей, по вашему мнению, был бы готов написать необходимое письмо или справку для своих пациентов, чтобы они получали каннабис в диспансерах? — Пятнадцать процентов? — Семьдесят семь процентов! [Смеется] Это безумие! В 1995 году я опубликовал статью в журнале Американской Медицинской Ассоциации, призывая врачей начать рассматривать каннабис как лекарство и организовывать курсы НМО (непрерывного медицинского образования), потому что это становится всё более актуальным. Представляете, редактор, который меня привел, был уволен — были и другие причины, но марихуана была прощальным «поцелуем смерти» для его работы. Так что пройдет некоторое время, прежде чем медицина поймет, насколько необычайно полезно это вещество — настолько оно мягкое и универсальное в борьбе с любым количеством симптомов и синдромов. Эта сфера будет расти и развиваться, но фармацевтические компании не собираются выступать в роли первопроходцев. Они могут придумать такие вещи, как поиск точного обратного агониста к эффекту от каннабиса, который вызывает желание поесть, чтобы создать средство для подавления аппетита — я думаю, что нечто подобное возможно, — но многие настоящие разработки будут по-прежнему исходить от того, что я называю каннабинопатической медициной. — Согласуется ли ваша концепция каннабинопатической медицины с вашим предыдущим представлением о фармацевтике? — Да. — Как связаны эти две концепции? — Что ж, они взаимосвязаны, потому что фармацевтические компании не могут это пока отнести к фармацевтике. Фармацевтика марихуаны — это попытка фармацевтических компаний вытеснить марихуану в плане лекарства, и единственная компания, добившаяся определенного успеха, — это GW Pharmaceuticals [в Англии]. Но они сделали это так: основатель GW Pharmaceuticals пошел к министру внутренних дел и сказал: «Как и я, вы знаете, что это хорошее лекарство, но, как и я, вы боитесь опасных аспектов: ведь когда человек заболевает, его лёгкие и так находятся в опасности». Эти утверждения не точны, но на этом основан успех GW. Они производят «жидкую марихуану» — вот что такое Sativex. Это то, в чём они хороши, но они не сделали ничего такого, чего не делали бы мы с каннабисом. Посмотрите на синдром Драве — это катастрофическая форма детской эпилепсии, которая значительно смягчается при помощи медицинской марихуаны. Посмотрите, какое значение имеет каннабис для этих детей и их родителей. Это открытие было сделано при помощи каннабинопатической медицины, а не стандартной аллопатической медицины. И это великое благо! И, кроме того, недавно были объявлены результаты первых больших исследований Sativex при рассеянном склерозе. Все вокруг об этом говорят. Итак, откуда у них появилась идея использовать Sativex при рассеянном склерозе, откуда эта уверенность, что их исследования будут успешными? Они получили эту идею от каннабинопатической медицины — от людей вроде меня и многих других, таких как Тод Микиюра. Мы давно знали, что это полезно при рассеянном склерозе, и часто писали об этом. И они собираются протестировать и другие виды расстройств, которые, как было обнаружено каннабинопатической медициной, чувствительны к каннабису. Они не собираются пробовать это при подагре или чём-то, что ещё никому не удавалось, то есть они уже основываются на чьих-то данных. — Они собираются использовать случайные свидетельства каннабинопатии? — Точно. У нас есть гора таких «случайных» свидетельств! Мы знаем, что каннабис безопасен — а проводить двойное слепое исследование с ним, это тоже самое, что провести такие исследования с аспирином или пенициллином. Эти наркотики были включены в «Закон о контролируемых веществах». Будут и другие подобные разработки, и я думаю, что аллопатическая медицина отстает от реалий и упускает кучу реальных возможностей. Но для меня это уже стало нормой, пока мы продолжаем вести наши разработки. — Так как же будет выглядеть финал? — Что ж, я рад, что наше движение уже добивается такого прогресса, но я думаю, что в конечном итоге это останется на усмотрение всех штатов. Я думаю, что федеральное правительство скажет, что они прекратят эту криминализацию, и они выйдут из этого бизнеса, но, как и с алкоголем, они оставят эти проблемы на плечах каждого из штатов. Проблема с медицинской марихуаной и нежелание большинства врачей рекомендовать её будет решена лишь с окончанием запрета, который становится всё ближе к нам. — Прямо сейчас у нас странный промежуточный период — уже после запрета, но ещё до легализации. — В середине XXI века — а может быть, на это уйдёт и больше времени — кто-нибудь напишет эту историю в духе классической книги Чарльза Маккея «Чрезвычайно популярные заблуждения и безумие толпы». Это действительно удивительное явление. Сейчас это не может восприниматься как таковое, потому что мы не находимся в той точке, где все согласятся и скажут: «Что за безумная суета творится?». Но именно так это будет рассматриваться исторически — как одно из тех великих отклонений, когда люди верили в то, что было в реальности далеко от истины, и чего для них это стоило. — Вам дважды отказали в заслуженном звании профессора Гарвардской медицинской школы — без сомнения, из-за того, что вы выступали за реформу закона о марихуане. Однажды я спросил вас: «А стоит ли оно того?». Вы сказали: «Вы можете оценить карьеру врача по тому, сколько похвальных отзывов он получил и насколько далеко он продвинулся в своей карьере — это первое. Но если определить карьеру врача по тому, сколько боли и страданий он облегчил...» — Да, помню, я так говорил. Это было моим утешением, так как все в Гарварде считали меня чудаком. А многие и до сих пор так считают. — Но как же так? — С одной стороны, я сделал то, что понравилось Гарвардской медицинской школе, например, написал «Гарвардское письмо о психическом здоровье» (Harvard Mental Health Letter). Они заработали на этом миллионы долларов. Но в основном, я думаю, они считали, что я не в себе, как псих, и я был, так сказать, изолирован в Гарварде. Частично это было моим личным делом, потому что они хотели знать, буду ли я и дальше делать большие работы, такие как моё семилетнее исследование шизофрении, или я посвящу себя написанию Marihuana Reconsidered («Переосмысление марихуаны»)? И я был так зол, что сказал себе: «Я интеллектуальный блуждающий огонь, поэтому я не могу ответить на этот вопрос». — Получается, что «Переосмысление марихуаны» взяло своё. Вы победили. Ваша настойчивость окупилась! — [Пауза] Верно. — Этого не должно было случиться? — Некоторые говорят, что это было глупо. [Смеется] Но другие восхищаются этим. [Смеется ещё громче]. Думаю, это зависит от вашего отношения к определению того, что такое врач. Источник: High Times Перевод: @Terpen Еще почитать: Интервью Доктора Гринспуна Сеть Шарлотты: История происхождения КБД Легенды High Times: Эд Розенталь
  9. Невозможно представить легализацию каннабиса без Лестера Гринспуна. В 1960-х годах доктор Гринспун, на тот момент являющийся профессором медицинской школы Гарварда, обратил внимание на то, что его друг астроном Карл Саган курил слишком много травки. «Карл, это же может плохо влиять на тебя», — заявлял тогда доктор Гринспун. «Лестер, — ответил ему Карл Саган, — я думаю, ты должен пересмотреть свои взгляды». Лестер согласился, обратив внимание на отсутствие любых доказательств по этому вопросу. До доктора Лестера каннабис являлся опасным наркотиком в глазах людей, а все кто его употреблял, были просто наркоманами. Но после выхода его работ и исследований, каннабис стал лекарством, а его потребители – пациентами. О том, какой путь пришлось проделать для этого, он рассказал в интервью журналу High Times в 2014 году. — Вы были вовлечены во всё это с самого начала, не так ли? Вы в теме уже 45 лет? — Ага, с 1967-го. Где-то так. С 1967 года у нас прошло 33 года и плюс еще 14... то есть уже 47 лет. — Ух ты! — Это почти полвека! [От души смеется] Вау! Какой же я настойчивый! — Вы должны получать огромное удовлетворение и удовольствие от текущих событий. — О да! Знаете, в последней главе «Переосмысления марихуаны» я предсказывал, что запрет будет снят через 10 лет. И Карл Саган, читавший мою рукопись, сказал: «Лестер, это отличная книга, но вы сделали одну большую ошибку». Я спросил: «Какую, Карл?». «Вы сказали, что на снятие запрета потребуется 10 лет». Поэтому я спросил его, сколько времени, по его мнению, это займет. Он сказал: «Два года... примерно». Так или иначе, в этом я был более дальновидным, чем Карл Саган. — Похоже на то! — Ага! Ага! [Смеётся] Но пришли 70-е, затем 80-е и 90-е, и я думаю: «Господи, это же смешно! Похоже, этого не случится при моей жизни». Но я думаю то, что мы наблюдаем прямо сейчас, — это западная культура, пытающаяся найти нужное место для этого «новенького в нашем районе» (про каннабис). Так сказать, «кошку уже никогда не посадят обратно в клетку». Приятно лицезреть происходящее — вскоре 23 штата начнут экспериментировать с каннабисом с медицинской точки зрения, а теперь у нас даже есть два штата, которые легализовали каннабис полностью (так было на момент интервью в 2014 году). Так что вы можете с уверенностью сказать, что это всего лишь вопрос времени, но я думаю, что это происходит вот прямо сейчас! Мне кажется, что потребуется очень много усилий, чтобы завершить это дело правильно и найти те точки опоры, когда люди могли бы чувствовать себя комфортно с этим, без угрызения совести и не нарушая закон. — В вашей книге «Переосмысление марихуаны» есть глава, посвященная истории каннабиса как лекарства, в которой в основном восстанавливается информация, которая была засекречена или утеряна, а вы возвращаете её в общий фонд знаний человечества. — Да. Абсолютно верно. — Вы когда-нибудь задумывались о том, какой удивительной и полезной может стать медицинская марихуана? — Да, так как я уже очень давно нашел по этой теме около ста полезных статей. О'Шонесси вернулся из Индии и опубликовал свою первую статью — это статья 1848 года. И, знаете, некоторые из тех статей были довольно хорошими. У многих ребят были весьма неплохие идеи, но им мешал тот факт, что никто не знал, что это будет законно и полезно для людей. Каннабис не растворяется в воде, поэтому раньше его добавляли в спирт, и существовали запатентованные средства, такие как «Экстракт Тилдена», который был распространен в нашей стране, и врач говорил: «Принимайте четыре чайные ложки — примерно каждые шесть часов по одной ложке или около того». Что ж, у этих парней в XIX веке не было биохимических анализов, невозможно было сказать, насколько сильными были эти вещества. Создавалось впечатление, что они совершали большую ошибку — извините за каламбур, — потому что, если эти средства принять внутрь, потребуется примерно полтора-два часа, чтобы почувствовать облегчение. Если у пациента был отит, инфекция среднего уха, распространенная в XIX веке, который был ну очень болезненным, и нужно было ждать так долго (два часа), чтобы эффект действительно наступил, а боль действительно уменьшилась — то это безумие! При многих заболеваниях обезболивающий эффект каннабиса не устраняет боль, а лишь отодвигает её на задний план. — Медицинская марихуана превратилась в невероятно огромную индустрию… — Да, именно так. Вот почему я считаю важным использовать термин «каннабинопатическая медицина» (cannabinopathic medicine). — Не могли бы вы объяснить эту концепцию? — Давайте обратимся к остеопатии: сначала это были некие манипуляции с массажем камнями. Но теперь есть и другие школы остеопатии, которые были приняты в новую медицинскую программу. Например, у меня есть друг, жена которого не смогла поступить в медицинский институт, но всё же поступила в одну из лучших школ остеопатической медицины. Она получила лицензию, и теперь она учится в аспирантуре, чтобы стать сертифицированным неврологом. Итак, остеопатия была поглощена аллопатической [западной] медициной, и я верю, что в конечном итоге это произойдет и с каннабисом. — Почему? — Потому что каннабинопатическая медицина развивается очень стремительно и быстро, а аллопатическая медицина просто стоит и топчется на месте. Недавно я увидел опрос, проведенный одной из ведущих больниц Гарвардской медицинской школы. Какой процент врачей, по вашему мнению, был бы готов написать необходимое письмо или справку для своих пациентов, чтобы они получали каннабис в диспансерах? — Пятнадцать процентов? — Семьдесят семь процентов! [Смеется] Это безумие! В 1995 году я опубликовал статью в журнале Американской Медицинской Ассоциации, призывая врачей начать рассматривать каннабис как лекарство и организовывать курсы НМО (непрерывного медицинского образования), потому что это становится всё более актуальным. Представляете, редактор, который меня привел, был уволен — были и другие причины, но марихуана была прощальным «поцелуем смерти» для его работы. Так что пройдет некоторое время, прежде чем медицина поймет, насколько необычайно полезно это вещество — настолько оно мягкое и универсальное в борьбе с любым количеством симптомов и синдромов. Эта сфера будет расти и развиваться, но фармацевтические компании не собираются выступать в роли первопроходцев. Они могут придумать такие вещи, как поиск точного обратного агониста к эффекту от каннабиса, который вызывает желание поесть, чтобы создать средство для подавления аппетита — я думаю, что нечто подобное возможно, — но многие настоящие разработки будут по-прежнему исходить от того, что я называю каннабинопатической медициной. — Согласуется ли ваша концепция каннабинопатической медицины с вашим предыдущим представлением о фармацевтике? — Да. — Как связаны эти две концепции? — Что ж, они взаимосвязаны, потому что фармацевтические компании не могут это пока отнести к фармацевтике. Фармацевтика марихуаны — это попытка фармацевтических компаний вытеснить марихуану в плане лекарства, и единственная компания, добившаяся определенного успеха, — это GW Pharmaceuticals [в Англии]. Но они сделали это так: основатель GW Pharmaceuticals пошел к министру внутренних дел и сказал: «Как и я, вы знаете, что это хорошее лекарство, но, как и я, вы боитесь опасных аспектов: ведь когда человек заболевает, его лёгкие и так находятся в опасности». Эти утверждения не точны, но на этом основан успех GW. Они производят «жидкую марихуану» — вот что такое Sativex. Это то, в чём они хороши, но они не сделали ничего такого, чего не делали бы мы с каннабисом. Посмотрите на синдром Драве — это катастрофическая форма детской эпилепсии, которая значительно смягчается при помощи медицинской марихуаны. Посмотрите, какое значение имеет каннабис для этих детей и их родителей. Это открытие было сделано при помощи каннабинопатической медицины, а не стандартной аллопатической медицины. И это великое благо! И, кроме того, недавно были объявлены результаты первых больших исследований Sativex при рассеянном склерозе. Все вокруг об этом говорят. Итак, откуда у них появилась идея использовать Sativex при рассеянном склерозе, откуда эта уверенность, что их исследования будут успешными? Они получили эту идею от каннабинопатической медицины — от людей вроде меня и многих других, таких как Тод Микиюра. Мы давно знали, что это полезно при рассеянном склерозе, и часто писали об этом. И они собираются протестировать и другие виды расстройств, которые, как было обнаружено каннабинопатической медициной, чувствительны к каннабису. Они не собираются пробовать это при подагре или чём-то, что ещё никому не удавалось, то есть они уже основываются на чьих-то данных. — Они собираются использовать случайные свидетельства каннабинопатии? — Точно. У нас есть гора таких «случайных» свидетельств! Мы знаем, что каннабис безопасен — а проводить двойное слепое исследование с ним, это тоже самое, что провести такие исследования с аспирином или пенициллином. Эти наркотики были включены в «Закон о контролируемых веществах». Будут и другие подобные разработки, и я думаю, что аллопатическая медицина отстает от реалий и упускает кучу реальных возможностей. Но для меня это уже стало нормой, пока мы продолжаем вести наши разработки. — Так как же будет выглядеть финал? — Что ж, я рад, что наше движение уже добивается такого прогресса, но я думаю, что в конечном итоге это останется на усмотрение всех штатов. Я думаю, что федеральное правительство скажет, что они прекратят эту криминализацию, и они выйдут из этого бизнеса, но, как и с алкоголем, они оставят эти проблемы на плечах каждого из штатов. Проблема с медицинской марихуаной и нежелание большинства врачей рекомендовать её будет решена лишь с окончанием запрета, который становится всё ближе к нам. — Прямо сейчас у нас странный промежуточный период — уже после запрета, но ещё до легализации. — В середине XXI века — а может быть, на это уйдёт и больше времени — кто-нибудь напишет эту историю в духе классической книги Чарльза Маккея «Чрезвычайно популярные заблуждения и безумие толпы». Это действительно удивительное явление. Сейчас это не может восприниматься как таковое, потому что мы не находимся в той точке, где все согласятся и скажут: «Что за безумная суета творится?». Но именно так это будет рассматриваться исторически — как одно из тех великих отклонений, когда люди верили в то, что было в реальности далеко от истины, и чего для них это стоило. — Вам дважды отказали в заслуженном звании профессора Гарвардской медицинской школы — без сомнения, из-за того, что вы выступали за реформу закона о марихуане. Однажды я спросил вас: «А стоит ли оно того?». Вы сказали: «Вы можете оценить карьеру врача по тому, сколько похвальных отзывов он получил и насколько далеко он продвинулся в своей карьере — это первое. Но если определить карьеру врача по тому, сколько боли и страданий он облегчил...» — Да, помню, я так говорил. Это было моим утешением, так как все в Гарварде считали меня чудаком. А многие и до сих пор так считают. — Но как же так? — С одной стороны, я сделал то, что понравилось Гарвардской медицинской школе, например, написал «Гарвардское письмо о психическом здоровье» (Harvard Mental Health Letter). Они заработали на этом миллионы долларов. Но в основном, я думаю, они считали, что я не в себе, как псих, и я был, так сказать, изолирован в Гарварде. Частично это было моим личным делом, потому что они хотели знать, буду ли я и дальше делать большие работы, такие как моё семилетнее исследование шизофрении, или я посвящу себя написанию Marihuana Reconsidered («Переосмысление марихуаны»)? И я был так зол, что сказал себе: «Я интеллектуальный блуждающий огонь, поэтому я не могу ответить на этот вопрос». — Получается, что «Переосмысление марихуаны» взяло своё. Вы победили. Ваша настойчивость окупилась! — [Пауза] Верно. — Этого не должно было случиться? — Некоторые говорят, что это было глупо. [Смеется] Но другие восхищаются этим. [Смеется ещё громче]. Думаю, это зависит от вашего отношения к определению того, что такое врач. Источник: High Times Перевод: @Terpen Еще почитать: Интервью Доктора Гринспуна Сеть Шарлотты: История происхождения КБД Легенды High Times: Эд Розенталь Просмотр полной Статья
  10. А ещё B-Real является обладателем награды «Стоунер года» от High Times, и в 2017 году журнал опубликовал интервью с B-Real, которое и сейчас читается на одном дыхании. Тот факт, что 50-летнему реперу нравиться закручивать и курить жирнющие косяки, вовсе не означает того, что его радикальные политические взгляды ограничены только каннабисом. — Сколько травки вы курите в день? — [Смеется] Слишком много. Слишком много, но для моего же блага. — Какой способ курения вы предпочитаете? — Раньше я был фанатом бонга, но теперь мне нравится курить косяки. И я скажу, что единственный способ сделать косяк поистине качественным — это использовать Phuncky Feel Tips. В течение многих лет люди крутили косяки этими картонными типсами, но для меня это уже прошлый век, понимаете? Так вот мы и пришли к идее создать высококачественный мундштук (типс), и мы её реализовали. Вот как я вновь вернулся к курению косячков… — Помогло ли курение каннабиса сблизиться с кем-нибудь из других артистов? — Думаю, да. Время от времени, когда другой артист, которого вы знаете, тоже курит, вы, скорее всего, подружитесь с ним, разделив с ним, например, качественный джоинт. Одним это помогает снять стресс, други — достичь новых высот в творчестве. — Это весьма интересно, мне кажется, что тут всё дело в осознанности и возможности катарсического высвобождения. — Да, именно. Это пробуждает мысли, пробуждает людей — не для враждебности, а для осознания и участия в этом «политическом» процессе. Нужно быть частью этих перемен. Как всегда говорил Том Морелло: «Мир не изменится сам по себе — вам нужно встать и что-то с этим сделать». Цель нашей музыки — вдохновить людей и в то же время развлечь их. — Вы выступали с группой Prophets of Rage в Кливленде, в ночь Республиканского национального собрания. На что это было похоже? — Мы выступали рядом с Республиканским съездом, устроили там мирную демонстрацию и марш. Все было круто — люди говорили то, что хотели, а полиция разрешала нам мирно проводить свою демонстрацию. Главное — мы донесли своё сообщение, что и было важно для нас. — Я думаю, что в нынешнее время действительно нужна такая группа, как Prophets of Rage. — Опасные времена требуют опасной музыки. Мы должны разбудить людей и сказать им: «Эй, времена меняются прямо сейчас, и кто же знает, в каком дальше направлении это будет развиваться. Вам точно нужно принять участие и стать частью этого процесса». — Мне кажется, что музыка, которую вы сделали с группой Prophets of Rage, весьма интересна благодаря её составу: ты и Чак Ди из Public Enemy представляете хип-хоп-часть этого уравнения, в то время как Тим Коммерфорд, Брэд Уилк и Том Морелло из Rage Against the Machine исходят из гораздо более рок-ориентированной перспективы. Между прочим, Cypress Hill довольно свободно чередует эти два жанра. В некотором смысле, вы и создаёте это единство. — Да, возможно так и есть. Наши группы были реально связаны друг с другом в той или иной форме на протяжении 20 лет или около того. Так что, это очень здорово, что мы смогли собраться вместе и сделать это, придав огласку нашему посланию, что в свою очередь помогло возродить эту музыку и снова распространить её. Мы очень весело провели время, пока всё это делали. Наша группа, Cypress Hill, определенно находилась под влиянием творчества Public Enemy, ну а потом, когда появились Rage Against the Machine, мы стали их поклонниками. Так что возможность объединиться с обеими группами, которые мы так сильно любим и уважаем — это был поистине сценарий мечты. — Cypress Hill и раньше писали музыку с Томом Морелло, верно? — Да, на самом деле Том даже спродюсировал две песни для нашего альбома Rise Up. Он спродюсировал Shut 'Em Down и Rise Up — так что, как я уже сказал, у нас за плечами уже более 20 лет дружбы. Также мы работали с Брэдом Уилком из Rage над нашим альбомом Skull & Bones. Там он играл на барабанах, в песне Can't Get the Best of Me. Мы все очень довольны тем, как всё сложилось. Было действительно здорово выступать всем вместе и стать настоящей группой, а не просто создавать какие-либо разовые проекты. — Итак, теперь, когда Prophets of Rage выпустили свой EP — The Party's Over, стоит ли ждать полноценный альбом? — Да! Мы планируем поработать над новой музыкой, когда этот тур закончится и мы сможем взять небольшой перерыв. Так сказать, нам нужно не упустить шанс наверстать упущенное дома и хотя бы немного побыть с нашими семьями. Но мы действительно намереваемся попытаться сотворить альбом с крутыми и оригинальными песнями. Люди хорошо оценили наш EP, поэтому я думаю, что многие захотят услышать то, что мы сделали бы во всем альбоме нашей оригинальной музыки. И я тоже хотел бы это услышать, потому что я и сам фанат парней, с которыми я сейчас в группе. — Как бы вы определили понятие «политический хип-хоп»? — До выхода Public Enemy и Boogie Down Productions, был еще и Мелле Мел из Grandmaster Flash and the Furious Five. Затем от него это перешло к Чаку Ди и KRS-One. Это было очень вдохновляюще: это поистине разбудило людей в хип-хопе, и заставило всех задуматься о том, кем они являются в этой культуре и чего они хотят в будущем, понимаете? Это помогло привить гордость и чувство собственного достоинства у наших сообществ. А когда появилась группа Rage Against the Machine, они сделали то же самое, всё одно и то же, уже в миллионный раз, понимаете, о чём я? Я думаю, что люди жаждали именно этого! И, как я думаю, именно поэтому люди так реагируют на Prophets of Rage — потому что мы возвращаем это самое чувство, это самое отношение, эту сущность…. — Как, по вашему мнению, изменились ли люди и их желания с тех пор, как вышел первый альбом Cypress Hill? — Что ж, что точно изменилось, так это технологии, в значительной степени они сделали некоторые вещи лучше, а некоторые ухудшили. То насилие, жестокость и несправедливость, которые мы несём в своем творчестве, начиная с нашего первого альбома, ничуть не изменились. Просто на сегодняшний день, благодаря технологиям, мы становимся всё больше и чаще подвержены различным изменениям, чем когда-либо до этого. — Мне кажется, что группа Cypress Hill не получает должного признания и внимая, когда люди говорят о политическом рэпе. Вы были первой латиноамериканской рэп-группой, получившей платиновый статус, да и вообще одной из первых латиноамериканских рэп-групп. Вы, ребята, стали суперзвездами, просто сказав: «Эй, мы латиноамериканцы — мы говорим то, что хотим сказать, мы говорим это так, как хотим, и вам это должно понравиться». Это уже как политическое заявление само по себе. — Ага. Но дело в том, что раньше, в то время, мы так не считали. Мы восприняли это всё так, как будто мы просто такие, какие мы есть — без каких-либо изменений, без цензуры — и для нас вообще не имело малейшего значения, что другие люди думали о нас в тот момент. По сей день это всё почти так же, но это и было нашей идеей: мы собирались сказать то, что хотели сказать. И многие люди не понимают, что такое Cypress Hill. Некоторые люди всегда думали, что мы просто банда и всё, о чём мы говорим, — это курение марихуаны, но это вовсе не так. Я имею в виду, если вы возьмете любой альбом Cypress Hill, то там всего один или два, ну может быть, три трека о марихуане или культуре марихуаны. Остальное — о жизни, которой вы живете на улице, в обществе, о том, как люди живут в этой жизни и в это время. Мы говорим о жизненном опыте, но многое из этого скрывается за тем, кем мы являемся, потому что мы — активисты легализации. Но вы правы: мы стоим между Public Enemy и Rage Against the Machine и просто заполняем эти пробелы между ними — потому что мы делаем хип-хоп и делаем металл. И то, о чём мы все говорим, очень схоже, просто это не так сильно бросается в глаза. — Вы упомянули, что люди часто видят группу Cypress Hill, как «ребят, которые просто любят пыхнуть». Чувствуете ли вы себя прикованным к этому термину? — Дело в том, что мы выступаем за легализацию марихуаны. Более того, травка — это то, что всегда приковывает внимание людей в первую очередь. — Это неоспоримый факт, что группа Cypress Hill сыграла свою роль в актуализации каннабис-культуры. — Мы рискнули и поговорили о нашей страсти — мы верим в легализацию, поэтому мы придали этому движению огласку. Мы связались с активистами, такими как Джек Херер, которые научили нас, что значит реально быть защитником этой культуры. Мы получили очень полезные знания, которые он нам дал, и распространили их, помогая этой культуре дальше двигаться вперед, вместо того, чтобы оставаться подавленными в тени. — Если провести черту прямо через всю историю хип-хопа, то там почти везде можно найти имя B-Real. После того, как вы стали пионером группы Cypress Hill, вы попали на проект Доктора Дре East Coast Killas / West Coast Killas, который объединил всех знаменитых артистов с Востока и Запада, прямо во время невероятно кровавой вражды между побережьями. — Честно говоря, я был удивлен, когда мне позвонил Дре… Док! Хирург! — и когда он сказал мне, что он хочет сделать, я был на 100 процентов «за». Я имею в виду, вы никогда не откажете Доктору Дре. Итак, я залетел к нему на студию, и ему понравился мой куплет, и прежде чем вы его услышали, он был синглом. Уже потом песня стала большой, поэтому нам пришлось снимать видео. А потом, прикиньте, они решили сделать меня красным в этом видео [смеется]. Я никогда раньше не заставлял кого-либо наносить на меня краску для тела или что-то в этом роде — но опять же, как вы скажете «нет» доктору Дре? — Вы также оказали огромное влияние на парней нынешнего поколения хип-хопа, таких как A$AP Ferg и Дэнни Браун, с которыми вы записали совместные треки. — Скажу честно, что как по мне, то это они оказали мне честь, пригласив меня на совместку и это просто чертовски круто, потому что я фанат их обоих. Я люблю творчество A$AP Ferg — оно каждый раз разное, и он всегда придумывает что-нибудь новенькое. То же самое и с Дэнни Брауном. Когда я слышу их «дерьмо», я просто ору: «Б***! Эти парни крутые!» — Какой твой любимый альбом, чтобы получить от него кайф? — Мой любимый альбом, чтобы выкурить травку? Хммм... Pink Floyd — The Dark Side Of The Moon. — А как насчет любимого политического альбома? — Боб Марли и Wailers – Exodus. — Помимо Prophets of Rage и Cypress Hill, вы также входите в группу под названием Serial Killers с Xzibit и Demrick, и вы сделали два альбома с Bemer. — Знаешь, я всю жизнь пытался заниматься сольной карьерой [смеется]. Да я просто прикалываюсь, чувак. Мне посчастливилось приземлиться в довольно крутых ситуациях. Cypress Hill — это мой фундамент, здесь всё началось. Записи, которые я сделал с Serial Killers, являются одними из моих любимых, и работать с Бернером так весело, потому что он отлично подбирает рок музыку. Я попал в приятное стечение обстоятельств, и вот я с Prophets of Rage, это одна из этих величайших ситуаций – это даже заставляет меня чувствовать, будто я сплю и мне все это снится. — Вы не просто сторонник культуры марихуаны, вы активный участник и гровер. Вы даже выпустили такие известные сорта, как Tangie и Jet Fuel от Dr.Greenthumb, а так же вы открываете диспансер в Санта-Ане. — Мой партнер и я выиграли в городе лотерею на лицензию, поэтому нам теперь разрешено открыть свой диспансер. Прямо сейчас мы работаем, смотрим на чертежи, собираем бизнес и планируем его открытие. Мы хотим открыть его в первом квартале 2017 года. P.S. А вот кстати и видео с его открытия : BREALTV Источник: High Times Еще почитать: Интервью с REDMAN из WU-TANG CLAN Интервью с создателем RAW Интервью Майка Тайсона: Как он переписывает свою историю вместе с каннабисом
  11. Видео смонтировано и сабы прикручены при помощи надёжного сидшопа RastaRasha. Ассортимент богат, а бонусы щедры. Смотри и читай также: Как создать свой автоцвет? Инструкция от Joint Доктора Эра автоцветов, или «А где же доктор?» Автоцветы: От семечки до урожая (видео) Автоцветы для начинающих: советы по увеличению шишек (видео) Выращивание автоцветов на органике (видео)
  12. В старые добрые доковидные времена, на выставке Spannabis 2019 мы не зря повстречались с Сашей Doctor's Choice (он же Джоинт Доктор / Joint Doctor) - создателем автоцветов и всей линейки сортов Doctor's Choice. Оригинальный звук, русские субтитры и Саша на веселе - весьма смотрибельный контент прямиком из Барселоны 2019. Видео смонтировано и сабы прикручены при помощи надёжного сидшопа RastaRasha. Ассортимент богат, а бонусы щедры. Смотри и читай также: Как создать свой автоцвет? Инструкция от Joint Доктора Эра автоцветов, или «А где же доктор?» Автоцветы: От семечки до урожая (видео) Автоцветы для начинающих: советы по увеличению шишек (видео) Выращивание автоцветов на органике (видео) Просмотр полной Статья
  13. Хантер С. Томпсон был одним из первых и значимых сторонников «Национальной организации по реформе законов о марихуане» (NORML) в США. Основатель этой организации — Кейт Строуп — вспоминает, каково это было: работать и веселиться с королём гонзо-журналистики, которого он называл Доком. Их более чем 30-летняя дружба началась с совместного дела и закончилась пулей, которой Томпсон покончил с собой, и описана в одной из самых ярких глав в книге Кейта It's NORML to Smoke Pot: The 40 Year Fight for Marijuana Smokers' Rights. Что случилось, Док? Когда я впервые встретил Дока, он курил косяк под трибуной на Национальном съезде Демократической партии в 1972 году в Майами. Это была ночь открытия конгресса, и я сидел на трибунах и слушал эти выступления, когда совершенно внезапно — и безошибочно, кстати — почувствовал запах марихуаны и понял, что он идёт откуда-то снизу. Я заглянул под трибуны и увидел довольно крупного парня, курившего огромный, жирный косяк. Он пытался быть осторожным, но у него это не получилось. Я видел, как он прячется в тени — высокий, долговязый, с длинными руками и выглядящий до ужаса мне знакомым. Господи Иисусе, тогда я понял: это же Хантер Томпсон! К черту лишние слова. Я быстро пробрался под трибуны и попытался подкатить как можно вежливее. — Ха-э-э… какого хрена?!! Кто ты? — сказал он. — Привет, Хантер. Я Кейт Строуп из Национальной организации по реформе законов о марихуане. Мы — новое лобби всех курильщиков. — Ой. Ах, да! Да уж! Вот так встреча... — он протянул мне косяк. — Ты хочешь немного? Мы приговорили этот косяк и начали нашу с ним дружбу, которая продлилась 33 года. Кажется, я припоминаю некоторое признание со стороны Хантера. Возможно, я отправил ему письмо ещё до того, как мы встретились, с предложением присоединиться к нашему NORML. Так что Док, возможно, реально знал, кто я такой, когда я подошёл к нему под трибуной в Майами, хотя… я в этом сомневаюсь. Но я-то точно знал, кем был он... Как и любой другой молодой стоунер из Америки, я читал «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», поскольку я увидел его восемью месяцами ранее в Rolling Stone. Хантер вскоре добился большой известности, даже настолько большой, что можно было вообще не оглядываться назад. Следующим летом, в 1973 году, эта «Вегасская книга» (Vegas book) — так он иногда называл свою авторскую работу — была выпущена с необычайным успехом, и Док Томпсон проложил себе путь в мир писателей ХХ века. Но в ту ночь, когда я встретил Томпсона, его звезда ещё только восходила. Уже имея свою массовую аудиторию — а в будущем его ждала известность и на периферии — он работал над своей следующей книгой, Fear and Loathing on the Campaign Trail '72, общаясь с менеджерами кампаний, стратегами, планировщиками и всеми кандидатами, обращаясь к тем людям, которых он прежде никогда не видел. Док, как и я, называл себя «политическим наркоманом», и это было некой основой нашей долгой дружбы, а также взаимного пристрастия к разным наркотикам. За эти годы я провёл много ночей, сидя на корточках на кухне в его доме в Вуди-Крик, штат Колорадо, а сам он был «убит» шишками под завязку, упоровшись при этом ещё и кокаином. И вот под всем, чем можно, он был ещё и слишком пьян, чтобы водить машину, но при этом всегда готов к разговорам о политике. Во время одного из моих первых визитов в Аспен, в середине 1970-х, Хантер и его жена Сэнди пригласили меня присоединиться к ним и поехать с ними на свадьбу к певцу Джимми Баффету. Она проходила в доме Гленна Фрея, вокалиста группы Eagles и по совместительству — соседа самого Баффета. Хантер и Сэнди тогда заехали за мной в отель «Джером», и мы втроем съели кислоту, чтобы максимально заценить ту свадьбу. Я могу вспомнить, как приехал тогда в красивый дом, где Баффет и его будущая жена Джейн выглядели как две настоящие знаменитости Аспена, а Eagles, кстати, выступали после свадьбы, прямо на балконе. Это был поистине уникальный и замечательный день, но я уже смирился с тем, что был просто в невменяемом состоянии и не очень хорошо помню все детали. Хантер на борту Уже в 1976 и 1977 годах Хантер был весомым игроком на всех конференциях NORML, которые мы всегда проводили в отеле Hyatt Regency на Капитолийском холме. Один год он был в группе, куда входили Кристи Хефнер из Playboy, Крейг Копетас из Fligh Times и я. Я не помню точных подробностей, но судя по фотографиям мы, похоже, тогда получали нереальное удовольствие. В то время мы были сосредоточены на прогрессе, которого мы и добивались, поскольку всё больше и больше штатов приближались к подножью декриминализации, и мы искренне чувствовали и верили в то, что мы подступаем к тому дню, когда марихуана наконец будет легализована! Когда подошла очередь Хантера, чтобы выступить, он встал на трибуну и прокричал: «Я не знаю, чему все вы так радуетесь! Мне даже кажется, что вы празднуете! Как можно быть сейчас в таком хорошем настроении, когда я даже не могу найти тут травки, чтобы курнуть?! Что, черт возьми, здесь происходит?!» Конечно, он так работал с толпой — я заходил к нему накануне вечером, и у Хантера было при себе намного больше наркотиков, чем он мог бы употребить сам (а это о чем-то говорит!). Тем не менее, он продолжил: «Весь прогресс, о котором вы говорите, не стоит ни гроша, если любители курить марихуану попросту не могут нигде взять хорошую марихуану! Какого хрена вы, ребята, празднуете-то, а?» Многие из той аудитории начали просто кидать в него косяками, тем самым давая понять Хантеру, что они всегда бы «прикрыли его зад» на тот случай, если ему действительно понадобится ещё больше травы. Но цель, которую преследовал Хантер — так мог только он, — заключалась в том, что пока курильщиков продолжают арестовывать, а марихуана находится вне закона, праздновать такие маленькие победы в нескольких штатах преждевременно и просто бессмысленно. Позднее и история доказала его правоту: более 35 лет спустя мы всё ещё боремся с запретом на каннабис. На сегодняшний день уже более 850 000 американцев были арестованы по обвинениям, которые связанны с каннабисом! Просто представьте себе, и ведь это только в прошлом году — кстати, это самый высокий показатель за все время! В течение второго года Хантер, похоже, так и не выходил из своего образа во время абсолютно всех конференций. У него была особая комната для круглосуточных вечеринок, и каждый раз, когда я заходил к нему, к этому моменту уже около дюжины участников конференции проводили там время, накуривая до бессознательного состояния нашего гонзо-журналиста. И, конечно же, Хантер сыграл свою привычную роль в полной мере, в том числе он кидал тележки для обслуживания номеров об стену, тем самым он нанёс своему номеру ущерб примерно на 1000 долларов — конечно, это были не такие уж серьёзные, но всё же относительно дорогие выходки... Однажды, когда я был наедине с Хантером, я почувствовал необходимость более ответственно относиться к деньгам нашей организации, и я высказал ему всё, что думал о тех выходках и нанесённом гостинице ущербе, за который я платил два года подряд, а затем спросил, может ли он быть хотя бы немного поосторожнее. Следует отметить, что Хантер никогда не просил плату за участие в каком-либо мероприятии NORML. Иногда мы платили за его авиабилеты или, например, номер в отеле, но точно никогда не платили за его участие. Чувствуя свое доминирование в наших с ним отношениях, Хантер улыбнулся и сказал: «Что ж, Кейт, если ты думаешь, что я этого не достоин, то мне не обязательно и приходить…» Я сразу рассмеялся и сказал: «Неважно, Док. Давайте просто оставим всё как есть». А ведь он был прав: какие бы расходы мы ни понесли из-за его злоупотреблений в номере отеля, посещаемость наших конференций иногда увеличивалась на все 50 процентов — примерно с 300 до 450 человек — когда распространялся слух о том, что Хантер будет произносить там речь. И он всегда был доступным почти круглосуточно для тех, кто хотел с ним встретиться. Он на самом деле делал всё для того, чтобы другие могли просто побыть с ним вместе под кайфом! Люди привозили самую лучшую травку со всей страны, чтобы поделиться ею с самим Хантером Томпсоном! Скалистая высокая гора Долгое время одной самых любимых вещей в моей жизни было найти любой предлог, чтобы посетить Аспен и провести там пару ночей с Хантером. Аспен — это прекрасный город с отличными ресторанами, фантастическим катанием на лыжах и множеством интересных людей. Это то самое место, где сложно не получить удовольствие, вне зависимости от времени года. Но основной причиной моего визита была возможность хорошенько подзарядиться поздней ночью на ферме Owl Farm. Вечер для Хантера всегда был особенным событием. Он сидел на кухне, за барной стойкой, которую он использовал в качестве своего стола и оперативной базы, с пишущей машинкой и факсом в пределах лёгкой досягаемости, а также с пультом дистанционного управления, свисающим с потолка на шнурке (так что он всегда мог найти его даже в самых хаотичных обстоятельствах), от своего телевизора, кстати, с самым большим экраном, доступным в то время. И буквально десятки — возможно, сотни — заметок, факсов, писем и разных изображений, большинство из которых были каракулями Хантера, которые либо редактировали исходный текст, либо комментировали то, что сказал кто-то другой. Всё это, как и многие другие объекты его творчества, крепилось скотчем, кнопками или скрепками на стены, холодильник, кухонные шкафы и всевозможные абажуры. Это было привычным для меня зрелищем, в которое мне всегда нравилось возвращаться, что-то вроде своей зоны комфорта, хотя и вдали от дома. Когда вы были гостем Хантера, он предлагал вам кухонный стул рядом с ним, а если были другие гости, то они сидели на диване напротив телевизора по другую сторону барной стойки. Телевидение было важно для Хантера, потому что он всю жизнь был фанатом спорта и любил делать ставки — не только на результат футбольного матча, но и на каждый его ход. Он часто брал трубку и звонил другу, даже посреди ночи, чтобы узнать, не хочет ли тот сделать ставку на следующую игру. Вы могли быть запросто вовлечены в разговор с Хантером, когда он, например, внезапно отправлял по факсу записку другу, с которым он вёл вообще другой диалог, и с особым всплеском озарения, которое, как он чувствовал, могло продвинуть его в нужном направлении, в котором он и хотел двигаться сам. Время от времени он рассказывал о том, что делал — особенно если это выходило за рамки допустимого. Во всех других случаях у него было по два или три разговора одновременно: один с вами лично, другой с получателем факса и, может быть, ещё и третий — по телефону с кем-то там ещё. Но всё это не оставляло чувства, что Хантер игнорирует вас или не обращает на вас внимания — всё как раз таки наоборот. Встречи с ним были похожи на участие в нескончаемом интеллектуальном шоу, в котором его цель заключалась в том, чтобы заставить вас сказать или сделать что-то, что он затем мог бы по-доброму высмеять. Если он обнаруживал какую-то проблему, о которой вам было явно неудобно даже думать, то он обязательно возвращался к этой теме, причём неоднократно. Да ещё и с лукавой ухмылкой, которая давала вам понять, что ему очень весело с вами. В моем случае, всякий раз, когда я навещал Хантера в годы после моего участия в инциденте с Борном (в котором Кейт признался журналисту, что видел Питера Борна и наркобарона Джимми Картера, нюхающего кокаин на вечеринке — ред.), даже если это было два десятилетия спустя, Хантер настаивал на том, чтобы вернуться к теме и не выдавать наших союзников, и прилагал все усилия, чтобы заставить меня извиниться! Я же, со своей стороны, утверждаю, что ничего не знаю об этом, и обвиняю его в том, что он всё это выдумал! Я лишь вспоминаю один конкретный вечер, вероятно в 2000 или в 2001 году, когда мы с Джерри Гольдштейном были в гостях у Хантера, и они вдвоем повалили меня на пол, пытаясь заставить меня «признаться» в моём промахе, утверждая, что это будет «большим шагом» к моему окончательному «выздоровлению и реабилитации». — Признайся и очисти свою душу! — закричал Хантер, когда они с Джерри удерживали меня вдвоем. — Это же ты плюнул в сторону Питера Борна! Признавайся, сука! — Я не признаю и не отрицаю это обвинение, — возразил я. — Я требую права поговорить со своим адвокатом… Одной из самых замечательных черт Хантера была его способность пить и принимать наркотики в колоссальных объёмах в течение нескольких часов подряд. Затем, когда я уже угасал и прощался со всеми, наверное, в 2 или 3 часа ночи, то он звонил одному из своих помощников (тому, который жил на ферме), и они принимались за грандиозную работу над тем писательским проектом, который в настоящее время стоял на переднем плане, прямо в самом центре! Потом они работали до рассвета, пока Хантер наконец-то не уходил спать. Сказать, что он вёл ночной образ жизни, будет, скорее, преуменьшением: иногда вообще казалось, что он боялся света и большую часть времени бодрствовал лишь в темноте. Реквием для тяжеловеса В феврале 2005 года пришло известие, что Хантер покончил с собой. Он сидел на своем обычном месте, на кухне, когда приставил пистолет к голове и нажал на курок. Хантер умер от собственной руки в возрасте 67 лет. Его здоровье ухудшалось в последние пару лет. Ему к тому времени сделали замену бедра, и он был в основном прикован к инвалидной коляске. Какими бы ни были его причины покончить с собой — в то время это не было полной неожиданностью для тех, кто знал его на протяжении долгих лет. В последний раз я видел Хантера в 2002 году, когда мы с его женой Синди отправились весной в отпуск в Аспен. И однажды утром мы встретили его за завтраком (ладно, возможно, это было ранним днем) в одном из его любимых мест, прямо напротив аэропорта Аспена. В то время его здоровье было ещё хорошим. Он, как обычно, был в игривом, приподнятом настроении и носил эту глупую красную пластиковую шляпу со свиньей — такую, какую носят фанаты Университета Арканзаса на играх Razorback. Хантер тогда настоял на том, чтобы Синди надела эту шляпу, пока мы все завтракали, и у меня есть чудесная фотография, на которой они сидят вместе и улыбаются, а она — с этой шляпой на голове. Когда я сейчас смотрю на это фото, то мне кажется, что на нём запечатлено чистое и истинное удовольствие от проведения времени с Хантером — где бы мы ни были и чем бы мы не занимались. В его присутствии жизнь всегда была какой-то захватывающей, забавной и зачастую немного опасной, это и заставляло всех нас хотеть проводить с ним время. Это был некий шанс пожить хоть какое-то время в «дикой природе», а затем уйти и вернуться в реальный мир. Только Хантер мог быть в этом мире всё время и оставаться при этом живым! Источник: High Times Еще почитать: Ретроспектива High Times: Интервью с Уильямом Берроузом от 1979 года Легенды High Times: Чарльз Буковски Легенды High Times: Эд Розенталь Гранд-дама мира каннабиса История журнала High Times Просмотр полной Статья
  14. Что случилось, Док? Когда я впервые встретил Дока, он курил косяк под трибуной на Национальном съезде Демократической партии в 1972 году в Майами. Это была ночь открытия конгресса, и я сидел на трибунах и слушал эти выступления, когда совершенно внезапно — и безошибочно, кстати — почувствовал запах марихуаны и понял, что он идёт откуда-то снизу. Я заглянул под трибуны и увидел довольно крупного парня, курившего огромный, жирный косяк. Он пытался быть осторожным, но у него это не получилось. Я видел, как он прячется в тени — высокий, долговязый, с длинными руками и выглядящий до ужаса мне знакомым. Господи Иисусе, тогда я понял: это же Хантер Томпсон! К черту лишние слова. Я быстро пробрался под трибуны и попытался подкатить как можно вежливее. — Ха-э-э… какого хрена?!! Кто ты? — сказал он. — Привет, Хантер. Я Кейт Строуп из Национальной организации по реформе законов о марихуане. Мы — новое лобби всех курильщиков. — Ой. Ах, да! Да уж! Вот так встреча... — он протянул мне косяк. — Ты хочешь немного? Мы приговорили этот косяк и начали нашу с ним дружбу, которая продлилась 33 года. Кажется, я припоминаю некоторое признание со стороны Хантера. Возможно, я отправил ему письмо ещё до того, как мы встретились, с предложением присоединиться к нашему NORML. Так что Док, возможно, реально знал, кто я такой, когда я подошёл к нему под трибуной в Майами, хотя… я в этом сомневаюсь. Но я-то точно знал, кем был он... Как и любой другой молодой стоунер из Америки, я читал «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», поскольку я увидел его восемью месяцами ранее в Rolling Stone. Хантер вскоре добился большой известности, даже настолько большой, что можно было вообще не оглядываться назад. Следующим летом, в 1973 году, эта «Вегасская книга» (Vegas book) — так он иногда называл свою авторскую работу — была выпущена с необычайным успехом, и Док Томпсон проложил себе путь в мир писателей ХХ века. Но в ту ночь, когда я встретил Томпсона, его звезда ещё только восходила. Уже имея свою массовую аудиторию — а в будущем его ждала известность и на периферии — он работал над своей следующей книгой, Fear and Loathing on the Campaign Trail '72, общаясь с менеджерами кампаний, стратегами, планировщиками и всеми кандидатами, обращаясь к тем людям, которых он прежде никогда не видел. Док, как и я, называл себя «политическим наркоманом», и это было некой основой нашей долгой дружбы, а также взаимного пристрастия к разным наркотикам. За эти годы я провёл много ночей, сидя на корточках на кухне в его доме в Вуди-Крик, штат Колорадо, а сам он был «убит» шишками под завязку, упоровшись при этом ещё и кокаином. И вот под всем, чем можно, он был ещё и слишком пьян, чтобы водить машину, но при этом всегда готов к разговорам о политике. Во время одного из моих первых визитов в Аспен, в середине 1970-х, Хантер и его жена Сэнди пригласили меня присоединиться к ним и поехать с ними на свадьбу к певцу Джимми Баффету. Она проходила в доме Гленна Фрея, вокалиста группы Eagles и по совместительству — соседа самого Баффета. Хантер и Сэнди тогда заехали за мной в отель «Джером», и мы втроем съели кислоту, чтобы максимально заценить ту свадьбу. Я могу вспомнить, как приехал тогда в красивый дом, где Баффет и его будущая жена Джейн выглядели как две настоящие знаменитости Аспена, а Eagles, кстати, выступали после свадьбы, прямо на балконе. Это был поистине уникальный и замечательный день, но я уже смирился с тем, что был просто в невменяемом состоянии и не очень хорошо помню все детали. Хантер на борту Уже в 1976 и 1977 годах Хантер был весомым игроком на всех конференциях NORML, которые мы всегда проводили в отеле Hyatt Regency на Капитолийском холме. Один год он был в группе, куда входили Кристи Хефнер из Playboy, Крейг Копетас из Fligh Times и я. Я не помню точных подробностей, но судя по фотографиям мы, похоже, тогда получали нереальное удовольствие. В то время мы были сосредоточены на прогрессе, которого мы и добивались, поскольку всё больше и больше штатов приближались к подножью декриминализации, и мы искренне чувствовали и верили в то, что мы подступаем к тому дню, когда марихуана наконец будет легализована! Когда подошла очередь Хантера, чтобы выступить, он встал на трибуну и прокричал: «Я не знаю, чему все вы так радуетесь! Мне даже кажется, что вы празднуете! Как можно быть сейчас в таком хорошем настроении, когда я даже не могу найти тут травки, чтобы курнуть?! Что, черт возьми, здесь происходит?!» Конечно, он так работал с толпой — я заходил к нему накануне вечером, и у Хантера было при себе намного больше наркотиков, чем он мог бы употребить сам (а это о чем-то говорит!). Тем не менее, он продолжил: «Весь прогресс, о котором вы говорите, не стоит ни гроша, если любители курить марихуану попросту не могут нигде взять хорошую марихуану! Какого хрена вы, ребята, празднуете-то, а?» Многие из той аудитории начали просто кидать в него косяками, тем самым давая понять Хантеру, что они всегда бы «прикрыли его зад» на тот случай, если ему действительно понадобится ещё больше травы. Но цель, которую преследовал Хантер — так мог только он, — заключалась в том, что пока курильщиков продолжают арестовывать, а марихуана находится вне закона, праздновать такие маленькие победы в нескольких штатах преждевременно и просто бессмысленно. Позднее и история доказала его правоту: более 35 лет спустя мы всё ещё боремся с запретом на каннабис. На сегодняшний день уже более 850 000 американцев были арестованы по обвинениям, которые связанны с каннабисом! Просто представьте себе, и ведь это только в прошлом году — кстати, это самый высокий показатель за все время! В течение второго года Хантер, похоже, так и не выходил из своего образа во время абсолютно всех конференций. У него была особая комната для круглосуточных вечеринок, и каждый раз, когда я заходил к нему, к этому моменту уже около дюжины участников конференции проводили там время, накуривая до бессознательного состояния нашего гонзо-журналиста. И, конечно же, Хантер сыграл свою привычную роль в полной мере, в том числе он кидал тележки для обслуживания номеров об стену, тем самым он нанёс своему номеру ущерб примерно на 1000 долларов — конечно, это были не такие уж серьёзные, но всё же относительно дорогие выходки... Однажды, когда я был наедине с Хантером, я почувствовал необходимость более ответственно относиться к деньгам нашей организации, и я высказал ему всё, что думал о тех выходках и нанесённом гостинице ущербе, за который я платил два года подряд, а затем спросил, может ли он быть хотя бы немного поосторожнее. Следует отметить, что Хантер никогда не просил плату за участие в каком-либо мероприятии NORML. Иногда мы платили за его авиабилеты или, например, номер в отеле, но точно никогда не платили за его участие. Чувствуя свое доминирование в наших с ним отношениях, Хантер улыбнулся и сказал: «Что ж, Кейт, если ты думаешь, что я этого не достоин, то мне не обязательно и приходить…» Я сразу рассмеялся и сказал: «Неважно, Док. Давайте просто оставим всё как есть». А ведь он был прав: какие бы расходы мы ни понесли из-за его злоупотреблений в номере отеля, посещаемость наших конференций иногда увеличивалась на все 50 процентов — примерно с 300 до 450 человек — когда распространялся слух о том, что Хантер будет произносить там речь. И он всегда был доступным почти круглосуточно для тех, кто хотел с ним встретиться. Он на самом деле делал всё для того, чтобы другие могли просто побыть с ним вместе под кайфом! Люди привозили самую лучшую травку со всей страны, чтобы поделиться ею с самим Хантером Томпсоном! Скалистая высокая гора Долгое время одной самых любимых вещей в моей жизни было найти любой предлог, чтобы посетить Аспен и провести там пару ночей с Хантером. Аспен — это прекрасный город с отличными ресторанами, фантастическим катанием на лыжах и множеством интересных людей. Это то самое место, где сложно не получить удовольствие, вне зависимости от времени года. Но основной причиной моего визита была возможность хорошенько подзарядиться поздней ночью на ферме Owl Farm. Вечер для Хантера всегда был особенным событием. Он сидел на кухне, за барной стойкой, которую он использовал в качестве своего стола и оперативной базы, с пишущей машинкой и факсом в пределах лёгкой досягаемости, а также с пультом дистанционного управления, свисающим с потолка на шнурке (так что он всегда мог найти его даже в самых хаотичных обстоятельствах), от своего телевизора, кстати, с самым большим экраном, доступным в то время. И буквально десятки — возможно, сотни — заметок, факсов, писем и разных изображений, большинство из которых были каракулями Хантера, которые либо редактировали исходный текст, либо комментировали то, что сказал кто-то другой. Всё это, как и многие другие объекты его творчества, крепилось скотчем, кнопками или скрепками на стены, холодильник, кухонные шкафы и всевозможные абажуры. Это было привычным для меня зрелищем, в которое мне всегда нравилось возвращаться, что-то вроде своей зоны комфорта, хотя и вдали от дома. Когда вы были гостем Хантера, он предлагал вам кухонный стул рядом с ним, а если были другие гости, то они сидели на диване напротив телевизора по другую сторону барной стойки. Телевидение было важно для Хантера, потому что он всю жизнь был фанатом спорта и любил делать ставки — не только на результат футбольного матча, но и на каждый его ход. Он часто брал трубку и звонил другу, даже посреди ночи, чтобы узнать, не хочет ли тот сделать ставку на следующую игру. Вы могли быть запросто вовлечены в разговор с Хантером, когда он, например, внезапно отправлял по факсу записку другу, с которым он вёл вообще другой диалог, и с особым всплеском озарения, которое, как он чувствовал, могло продвинуть его в нужном направлении, в котором он и хотел двигаться сам. Время от времени он рассказывал о том, что делал — особенно если это выходило за рамки допустимого. Во всех других случаях у него было по два или три разговора одновременно: один с вами лично, другой с получателем факса и, может быть, ещё и третий — по телефону с кем-то там ещё. Но всё это не оставляло чувства, что Хантер игнорирует вас или не обращает на вас внимания — всё как раз таки наоборот. Встречи с ним были похожи на участие в нескончаемом интеллектуальном шоу, в котором его цель заключалась в том, чтобы заставить вас сказать или сделать что-то, что он затем мог бы по-доброму высмеять. Если он обнаруживал какую-то проблему, о которой вам было явно неудобно даже думать, то он обязательно возвращался к этой теме, причём неоднократно. Да ещё и с лукавой ухмылкой, которая давала вам понять, что ему очень весело с вами. В моем случае, всякий раз, когда я навещал Хантера в годы после моего участия в инциденте с Борном (в котором Кейт признался журналисту, что видел Питера Борна и наркобарона Джимми Картера, нюхающего кокаин на вечеринке — ред.), даже если это было два десятилетия спустя, Хантер настаивал на том, чтобы вернуться к теме и не выдавать наших союзников, и прилагал все усилия, чтобы заставить меня извиниться! Я же, со своей стороны, утверждаю, что ничего не знаю об этом, и обвиняю его в том, что он всё это выдумал! Я лишь вспоминаю один конкретный вечер, вероятно в 2000 или в 2001 году, когда мы с Джерри Гольдштейном были в гостях у Хантера, и они вдвоем повалили меня на пол, пытаясь заставить меня «признаться» в моём промахе, утверждая, что это будет «большим шагом» к моему окончательному «выздоровлению и реабилитации». — Признайся и очисти свою душу! — закричал Хантер, когда они с Джерри удерживали меня вдвоем. — Это же ты плюнул в сторону Питера Борна! Признавайся, сука! — Я не признаю и не отрицаю это обвинение, — возразил я. — Я требую права поговорить со своим адвокатом… Одной из самых замечательных черт Хантера была его способность пить и принимать наркотики в колоссальных объёмах в течение нескольких часов подряд. Затем, когда я уже угасал и прощался со всеми, наверное, в 2 или 3 часа ночи, то он звонил одному из своих помощников (тому, который жил на ферме), и они принимались за грандиозную работу над тем писательским проектом, который в настоящее время стоял на переднем плане, прямо в самом центре! Потом они работали до рассвета, пока Хантер наконец-то не уходил спать. Сказать, что он вёл ночной образ жизни, будет, скорее, преуменьшением: иногда вообще казалось, что он боялся света и большую часть времени бодрствовал лишь в темноте. Реквием для тяжеловеса В феврале 2005 года пришло известие, что Хантер покончил с собой. Он сидел на своем обычном месте, на кухне, когда приставил пистолет к голове и нажал на курок. Хантер умер от собственной руки в возрасте 67 лет. Его здоровье ухудшалось в последние пару лет. Ему к тому времени сделали замену бедра, и он был в основном прикован к инвалидной коляске. Какими бы ни были его причины покончить с собой — в то время это не было полной неожиданностью для тех, кто знал его на протяжении долгих лет. В последний раз я видел Хантера в 2002 году, когда мы с его женой Синди отправились весной в отпуск в Аспен. И однажды утром мы встретили его за завтраком (ладно, возможно, это было ранним днем) в одном из его любимых мест, прямо напротив аэропорта Аспена. В то время его здоровье было ещё хорошим. Он, как обычно, был в игривом, приподнятом настроении и носил эту глупую красную пластиковую шляпу со свиньей — такую, какую носят фанаты Университета Арканзаса на играх Razorback. Хантер тогда настоял на том, чтобы Синди надела эту шляпу, пока мы все завтракали, и у меня есть чудесная фотография, на которой они сидят вместе и улыбаются, а она — с этой шляпой на голове. Когда я сейчас смотрю на это фото, то мне кажется, что на нём запечатлено чистое и истинное удовольствие от проведения времени с Хантером — где бы мы ни были и чем бы мы не занимались. В его присутствии жизнь всегда была какой-то захватывающей, забавной и зачастую немного опасной, это и заставляло всех нас хотеть проводить с ним время. Это был некий шанс пожить хоть какое-то время в «дикой природе», а затем уйти и вернуться в реальный мир. Только Хантер мог быть в этом мире всё время и оставаться при этом живым! Источник: High Times Еще почитать: Ретроспектива High Times: Интервью с Уильямом Берроузом от 1979 года Легенды High Times: Чарльз Буковски Легенды High Times: Эд Розенталь Гранд-дама мира каннабиса История журнала High Times
  15. Байкал ЭМ-1 – это инновационный продукт. С его помощью повышаются плодородие почв и показатели урожайности. Препарат экологичен и сразу же демонстрирует эффективность. Используя препарат Байкал ЭМ-1 не нужно забывать, о том, что его главная составляющая - живые микроорганизмы, требующие бережного отношения к себе. Чтобы они активно размножались и работали в полную силу, необходимо соблюдать определенные правила... История и общие принципы Приготовление ЭМ-1 ЭМ-экстракт. Приготовление и применение ЭМ-Ургаса. Приготовление и применение ЭМ-5. Приготовление и применение Практические советы по использованию Байкал ЭМ Интервью об ЭМ технологиях с создателем ЭМ технологий П.А. Шабалиным Биоудобрение «Байкал ЭМ-1» и ЭМ-технологии Основоположником ЭМ-технологии является японский профессор, микробиолог Теруа Хига. В 1988 г. этот учёный создал устойчивый комплекс из полезных бактерий, которых назвал эффективными микроорганизмами (ЭМ). В 1998 г. российский учёный П.А.Шаблин на основе анабиотических микроорганизмов байкальской экосистемы создал отечественный ЭМ-препарат – «Байкал ЭМ-1», который по некоторым показателям даже превзошёл японский аналог. Теруа Хига П.А.Шаблин «Байкал ЭМ-1» – концентрат в виде жидкости, в котором выращено более 80 штаммов лидирующих анабиотических (полезных) микроорганизмов, в реальности обитающих в почве. Препарат не содержит генетически изменённых микроорганизмов. Особенностью является устойчивая ассоциация как аэробных, так и анаэробных бактерий и микроорганизмов. Наиболее крупные группы входящих в ЭМ-препарат микроорганизмов: • фотосинтезирующие бактерии; • азотфиксирующие бактерии; • молочнокислые бактерии; • дрожжи; • актиномицеты; • ферментирующие грибы. Суть применения ЭМ, как сообщества, в почвах, заключается в увеличении количества полезных микроорганизмов. Микромир грунта становится богаче, микробные экосистемы сбалансированы, причём определённые микроорганизмы, особенно патогенные, не развиваются. При внесении в почву ЭМ активизируют местную сапрофитную микрофлору, которая перерабатывает органику в легкодоступную и легкоусваиваемую для растений форму. При этом вырабатываются разнообразные физиологически активные вещества – ферменты, аминокислоты, витамины, биофунгициды и др. Корни растений выделяют вещества типа углеводов, аминокислот, органических кислот и активных ферментов. ЭМ используют их для роста. В свою очередь, выделяют и тем самым обеспечивают растения аминокислотами, нуклеиновыми кислотами, разнообразными витаминами и гормонами. В околокорневой зоне ЭМ образуют симбиоз с растениями. Одним из основных постулатов ЭМ-технологий является принцип, что следует кормить не сами растения, а питающие их живые организмы, которые, в свою очередь, полностью обеспечат растения всеми необходимыми питательными веществами, макро- и микроэлементами. Для применения в гровинге можно отметить высокую эффективность использования органического компоста, ферментированного с применением ЭМ. ЭМ-компост на основе органики – это полный комплекс макро- и микроэлементов, витаминов, гормонов роста и цвета в доступных для растения формах. Особую ценность представляет ЭМ-Ургаса, изготавливаемая из пищевых отходов с применением ЭМ-препарата. С помощью Ургасы можно дополнительно обогащать питанием готовые грунтовые смеси. Для защиты растений от болезней и вредителей используется биологический препарат ЭМ-5, приготовленный с применением ЭМ, абсолютно безвредный для человека. Ферментированный растительный ЭМ-экстракт, который готовится из свежих сорняков с добавлением ЭМ-препарата, значительно снижает расходы на приобретение ЭМ-концентрата. При выращивании на земле, в индоре, грунт можно, и нужно использовать повторно, дополнительно обогащая его компостом и Ургасой. В гидропонике использование ЭМ подавляет патогенную микрофлору рабочего раствора, что является профилактикой возникновения водорослей, гнили, заболеваний корней и растений. Приготовление основного ЭМ-препарата (ЭМ-1) из концентрата «Байкал ЭМ-1» 40 мл • В подходящую ёмкость (ведро, кастрюлю) налить 4 литра нехлорированной (фильтрованной) воды с температурой +20-25°С, без посторонних запахов. Важно! • Если вода хлорированная, её нужно отстоять в течение не менее двух суток. • Ёмкость перед приготовлением ЭМ-препарата не мыть химическими моющими средствами. • В эту воду добавить в качестве питания для микроорганизмов «Питательную среду «ЭМ-патока» (8 столовых ложек) и концентрат «Байкал ЭМ-1» (всё содержимое флакона объёмом 40 мл) Предварительно флакон встряхнуть, вылить, ополоснуть. Всё очень тщательно перемешать. Важно! * «ЭМ-патока» это идеальная питательная среда, специально подобранная для микробного симбиоза препарата «Байкал ЭМ-1». Её можно с некоторой потерей качества заменить вареньем (без ягод) или мёдом (100% качества) Предупреждение: • При использовании в качестве питательной среды мёда его необходимо вносить дробно, порциями по 1 ст. ложке в течение 3–4 дней. • Поскольку мёд и варенье, особенно малиновое, обладают бактерицидными свойствами, часть штаммов микроорганизмов при приготовлении ЭМ-препарата может погибнуть, либо их развитие будет заторможено! • Полученный раствор разлить в две пластиковые 2-х литровые бутылки «под горлышко» и оставить для ферментации без доступа воздуха в тёмном тёплом месте на 5–7 дней. Чем выше температура, тем процесс ферментации проходит быстрее, замедляется он при использовании мёда. Важно! • Предварительное разведение ЭМ-препарата необходимо производить в одной посуде, и только после этого препарат разливать в разные ёмкости! • ЭМ-препарат не нагревать выше +40°С, к радиатору центрального отопления НЕ ставить! Боится прямых солнечных лучей, УФ и кварцевых ламп! • Для более заметного роста урожая ферментацию лучше проводить при +20-25°С, а для защиты растений, ускорения приготовления ЭМ-компоста – при +30-35°С. Любой правильно приготовленный препарат будет достаточно эффективно выполнять и все остальные функции. • В первые дни в бутылках начинают образовываться пузырьки газа. Для улучшения качества ферментации необходимо, начиная с 3-го дня, приоткрывать крышку и выпускать скопившиеся газы. Таким образом, из одного флакона КОНЦЕНТРАТА «Байкал ЭМ-1» объёмом 40 мл готовится 4 литра ЭМ-ПРЕПАРАТА! ЭМ-препарат следует хранить в закрытой ёмкости без доступа воздуха, в прохладном и тёмном месте (не в холодильнике!). • Срок хранения препарата – 6 месяцев с момента приготовления. • рН= 2,8 – 3,5 Готовый ЭМ-препарат (ЭМ-1) представляет собой жёлто-коричневую жидкость с приятным кефирно-силосным запахом. В зависимости от степени развития различных видов микроорганизмов, запах может отличаться, иметь дрожжевой или хлебный оттенок. Например, если после месяца ферментации препарат почти не имеет запаха и обладает ощутимым хлебным привкусом, это означает, что в нём преимущественное развитие получили дрожжи или фотосинтезирующие бактерии, и он будет особо эффективен для увеличения урожая. Но это совсем не означает, что он не будет улучшать структуру почвы и защищать растения. В основном же преобладающее развитие получают молочнокислые бактерии, которые дают соответствующий кисловатый запах. • При длительном хранении прибавлять питание в ЭМ-препарат не следует, во избежание снижения его качества. • При открывании бутылки в неё может попасть воздух, и на поверхности ЭМ-препарата может появиться дрожжевая плесень. Отрицательного влияния на качество препарата это не оказывает. • При хранении на дне ёмкости с ЭМ-препаратом может появиться осадок. Это нормально! Главное, чтобы не появился гнилостный запах: в этом случае препарат к употреблению не пригоден! • При хранении ЭМ-препарата около 1 года теряется свыше 80% ЭМ, а значит эффект от такого препарата значительно снижается! Поэтому, ЭМ-препарат лучше долго не хранить. Микроорганизмы должны работать на земле, а не «спать» в бутылке! ЭМ-препарат (ЭМ-1) служит ОСНОВОЙ для приготовления: • Эм-раствора – готового к применению водного рабочего раствора ЭМ-препарата требуемой концентрации; • ЭМ-экстракта – экстракта из растительного сырья, ферментированного с добавлением ЭМ-препарата; • ЭМ-компоста – органики, ферментированной с применением ЭМ-раствора; • ЭМ-5 – универсального средства на основе ЭМ-препарата для защиты растений от болезней и вредителей; • ЭМ-Ургасы – пищевых отходов, ферментированных ЭМ-препаратом. Пример: Для приготовления 10 литров ЭМ-раствора концентрации 1:1000 необходимо в 10 литров воды влить 10 мл (1 ст.ложка) ЭМ-препарата и 10 мл патоки, или варенья (без ягод), или повидла. Для получения 1 литра ЭМ-раствора 1:1000 – в 1 л воды добавить 1 мл ЭМ-препарата и столько же патоки. Хранить ЭМ-раствор можно не более 3-х суток! Важно! • Перед разведением ЭМ-препарат следует взболтать! • Приготовленный ЭМ-раствор лучше сразу не использовать, а выдержать несколько часов, для адаптации ЭМ к новым условиям. • Не следует подвергать ЭМ-раствор действию прямого солнечного света! • Наибольшая эффективность достигается при использовании ЭМ-раствора в день приготовления. Применение ЭМ-раствора. Рабочие (водные) ЭМ-растворы готовят в различных концентрациях – от 1:10 до 1:5000 (см. Таблица 1) Для полива и опрыскивания растений в открытом грунте применяется рабочий раствор 1:1000. Для полива рассады и растений в закрытом грунте используют ЭМ-раствор 1:2000. Для предпосевного замачивания семян обычно используют растворы 1:1000-1:2000. Обработку грунта, свободного от растений, проводят ЭМ-раствором 1:100. Для приготовления компоста используют ЭМ-растворы 1:100. ЭМ-раствор является базовым в ЭМ-технологии и применяется как для корневого полива и опрыскивания растений, так и для приготовления всех остальных ЭМ-удобрений. Использование ЭМ-раствора непосредственно для полива почвы и растений является наиболее расходной частью ЭМ-технологии и целесообразно лишь в тех случаях, когда нет возможности или времени приготовить из того же ЭМ-раствора более экономичные ЭМ-удобрения, в частности ЭМ-экстракт. Технологически простое изготовление ЭМ-экстракта уменьшает расходы на ЭМ-препарат как минимум в 10–20 раз! Его можно с успехом использовать вместо ЭМ-раствора и для изготовления компоста. ЭМ-экстракт. Приготовление и применение ЭМ-экстракт – это ферментированный растительный экстракт, готовится из свежих сорняков, бурьяна, с добавление ЭМ-препарата. Наличие в ЭМ-экстракте органических кислот, биологически активных веществ и минеральных солей, экстрагированных из растений, значительно повышают его питательную ценность. Во время процесса ферментации растений в образовавшейся питательной среде происходит многократное размножение ЭМ. Приготовление. Для приготовления ЭМ-экстракта используется чистая нержавеющая ёмкость. Состав ЭМ-экстракта: • измельчённые сорняки (лебеда, крапива, лопух, одуванчик и пр.) -14 кг; • вода нехлорированная – 14 л; • патока или сахар – 0,5 л; • ЭМ-препарат – 0,5 л; Лучше использовать сорняки, имеющие долгую жизнь – крапива, лебеда, клевер, пырей, чернобыльник и т.д. Очень хороший эффект даёт добавление лекарственных трав – подорожника, тысячелистника, ромашки лекарственной и пр. Все ингредиенты смешиваются. Сверху ёмкость закрывается чёрной плёнкой, на которую ставится гнёт, во избежания попадания воздуха. Ферментация идёт 2–3дня при температуре +20...30°С. Массу необходимо периодически помешивать, встряхивать, освобождая от скопившихся газов. ЭМ-экстракт готов, когда рН станет ниже 3,5. Готовый экстракт фильтруют и хранят в пластиковых бутылках в холодильнике. Срок хранения ЭМ-экстракта – 1 месяц. Применение. Эм-экстракт применяется в ЭМ-технологии так же, как и препарат ЭМ-1, но в двойной дозе (для обработки почвы экстракт разводится 1:50, для растений – 1:500 итд. Однако в отличие от ЭМ-препарата действие ЭМ-экстракта может проявляться более эффективно благодаря большему наличию в растворе биологически активных веществ. Для гроверов ЭМ-экстракт представляет интерес и с экономической точки зрения. Использование ЭМ-экстракта значительно снижает расходы на приобретение ЭМ-препарата. Так, из 0,5 л препарата «Байкал ЭМ-1» можно получить 14 л ЭМ-экстракта, таким образом расход ЭМ-препарата уменьшается почти в 30 раз! ЭМ-Ургаса. Приготовление и применение ЭМ-Ургаса – это ценнейшее удобрение в ЭМ-технологии, которое готовится из пищевых отходов. Для этого подойдут любые свежие пищевые отходы, содержащие мало воды – картофельные очистки, остатки хлеба, арбузные корки, яичная скорлупа, рыбьи кости, кожура бананов и многое другое. Ценность Ургасы заключается именно в разнообразии её компонентов. Приготовление. На дно пластмассового ведра нужно положить решётку, поместить пакет для мусора, сделать на дне пакета 5–6 дырок для стока образующейся при ферментации жидкости. Отходы необходимо измельчить на кусочки не более 2–3 см. Раскладывать их слоями по 2–3 см, слегка увлажняя слои из пульверизатора неразведённым ЭМ-препаратом (ЭМ-1) Отходы следует набивать плотно, чтобы в мешке не было воздуха, и плотно закрыть. Сверху груз. В таком состоянии мешок следует оставить при комнатной температуре на 5–6 дней, а затем поместить в холодное место (не в холодильник!). При правильной ферментации Ургаса имеет приятный маринадно-кислый запах. Допустима белая плесень на поверхности отходов. Зимой Ургасу можно заморозить, без существенной потери её питательных свойств. Готовая Ургаса представляет собой органо-микробиологический препарат универсального действия, содержащий разнообразные эффективные микроорганизмы. Ургаса в 5 раз эффективнее препарата «Байкал ЭМ-1», т.к. кроме ЭМ содержит органические и минеральные компоненты в доступных для растений формах. Применение. В грунт Ургаса вносится так же, как и ЭМ-компост: 0,5–10 кг/м2 за 2–3 недели до посадок и посевов растений, присыпают землёй и поливают ЭМ-раствором 1:500 или нехлорированной водой. Важно! • При внесении ЭМ-Ургасы в грунт с растущими растениями, расстояние между Ургасой и корнями растений должно быть не меньше 10–15 см!!! Если ближе – корни могут «сгореть»! • Оптимальным вариантом для индора будет предварительная подготовка грунта для растишек, с закладкой Ургасы или ЭМ-компоста за 2–3 недели до высадки, для активации и адаптации ЭМ. Зимой Ургасу можно замораживать и хранить, например, на балконе. За зиму садовод может полностью обеспечить себя огромным количеством этого ценного удобрения. Жидкость, которая скапливается на дне ведра (ЭМ-жидкость), каждые 3 дня сливается и может применяться в разведении 1:1000 для полива растений (1 столовая ложка на 10 литров нехлорированной воды). Эм-жидкость может применяться в быту гроверов для обработки унитаза, кошачьего туалета, раковины, сливной трубы ванной, для устранения пробок и неприятного запаха в канализации. Для этого в трубу на ночь вливают 1–2 стакана раствора (2 столовые ложки ЭМ-жидкости на стакан воды). В таком же растворе можно замачивать на ночь сильно загрязнённую одежду для облегчения последующей стирки. ЭМ-жидкость хранению не подлежит! ЭМ-5. Приготовление и применение ЭМ-5 – биологический препарат для защиты растений от болезней и вредителей, приготовленный с применением ЭМ, абсолютно безвредный для человека. Применяется как профилактическое средство для предупреждения заболеваний растений и как средство для отпугивания вредных насекомых. Попав на листья и плоды, препарат ЭМ-5 делает их несъедобными для насекомых и неблагоприятными для развития на них вирусов, бактерий и грибков. Состав: 1. Вода – 600 мл; 2. Патока – 100 мл (вместо патоки можно использовать мёд, сироп из варенья или повидло); 3. Уксус столовый – 100 мл; 4. Водка 40" – 100 мл; 5. Раствор «Байкал ЭМ-1» – 100 мл. Приготовление. В литровой банке разведите патоку в тёплой нехлорированной воде до полного растворения. При медленном помешивании добавьте уксус, водку и препарат «Байкал ЭМ-1». • Готовый раствор перелейте в литровую (лучше тёмную пластиковую) бутылку с крышкой, долейте её доверху водой и плотно закройте крышку. • Ферментация препарата ЭМ-5 проводится в тёмном месте при температуре +20...35»С. В процессе ферментации выделяются пузырьки газов, которые необходимо удалять, периодически приоткрывая крышку. Обычно через неделю выделение пузырьков прекращается, и препарат готов к применению. Готовый препарат должен иметь приятный запах сложного эфира и алкоголя. • Хранить препарат ЭМ-5 необходимо в тёмном прохладном месте (можно в холодильнике, не замораживая!) при постоянной температуре не более 3-х месяцев. Применение. Применяют препарат ЭМ-5 обычно в виде водного раствора с концентрацией 1:1000. Для молодых растений во избежание ожогов листьев концентрация 1:2000. Мелкодисперсным опрыскиванием регулярно обрабатывают растения 1–2 раза в неделю с самого начала вегетации, до появления болезней и вредителей. В ауте распыление лучше проводить утром по росе или после дождя. Если появились болезни или вредители, то ЭМ-5 следует распылять ежедневно в концентрации 1:500 или 1:300 до полного их исчезновения. (Например, против листогрызущих, тли, трипсов – 1:500, против колорадского жука – 1:300) Применение ЭМ-5 гарантирует хорошую защиту, чистые и здоровые листья, цветы и плоды – при условии своевременного, регулярного и обязательно мелкодисперсного распыления! Более эффективно применение ЭМ-5 совместно с ЭМ-1. Важно! • Для большей эффективности в раствор ЭМ-5 перед опрыскиванием следует добавить настои чеснока, красного перца, алоэ, тысячелистника, ботвы томатов и др. Свежий растительный материал измельчают и настаивают в тёплой воде в течении 2–5 часов. • Соотношение массы растительного материала и воды – 1:2. Растительную настойку добавляют в рабочий раствор ЭМ-5 в концентрации 1:10 или 1:50. Практические советы по использованию Байкал ЭМ Из уст производителя: 1) Байкал ЭМ-препарат квасить не надо. Он сам в земле заквасится. 2) Чтоб его юзать долго, нужно чтоб было много органической еды для бактерий. 3) А чтоб её было много, её нужно лить, хоть с ним, хоть чередуя, хоть заквашивать (для извращенцев). Кроме ЭМ-препарата, в магазинах ничего не продаётся (очень редко байкал-концентрат, его без патоки, которая точно не продаётся, юзать хуже, чем препарат) Годность Эм-препарата, точно контролировать можно PH-метром. Если Ph4 - то годный! Чем выше, тем хуже. Больше 4х - уже не годный "О. С. БЕЗУГЛОВА, Новый справочник по удобрениям и стимуляторам роста " стр.185 У препарата всего несколько "золотых" правил: Нельзя использовать хлорированную, холодную (меньше 25 градусов) и воду без питания для бактерий (сахар равный объёму используемого препарата т.е. 1 мл=1 гр. Ещё одна особенность - нельзя пересаживать растения неделю до и неделю после обработки Байкалом ЭМ-1 (содержит молочнокислые бактерии которые при попадании на поврежденную поверхность вызывают гниение!!!) будьте внимательны и помните об этом. Ещё добавлю что препарат можно использовать различными способами как полив так и орошение. Остальное вы прочтете на флаконе препарата (количество, способ). Очень рекомендую всем. Всем удачи!!! При покупке Байкал ЭМ-1 проследите чтобы крышка на бутылке была запечатана как бутылка какой-нибудь газировки. Есть свидетели того, как бабушки в магазине незаметно открывают и нюхают раствор после чего туда попадает воздух и начинается быстрое размножение аэробных бактерий (бактерий живущих с участием кислорода) в ущерб анаэробных бактерий (бактерий живущих без участия кислорода) происходит дисбаланс и раствор прокисает. И ещё, когда будете использовать новую бутылку препарата обязательно "выдавливайте " воздух из бутылки после того как открывали ее и завинчивайте крышку как бы на "раздавленной" бутылке и в прохладное тёмное место. Интервью Интервью об ЭМ технологиях с создателем ЭМ технологий П.А. Шабалиным Зная из ваших писем, что ЭМ-технология уверенно шагает по садам и огородам дачников, завоёвывая все новых поклонников, мы решили воспользоваться представившейся возможностью напрямую побеседовать с автором российской ЭМ-технологии, Генеральным директором НПО «ЭМ-центр» (Улан-Удэ), ПО ООО «ЭМ-кооперация» (Москва), доктором медицинских наук Петром Аюшевичем ШАБЛИНЫМ. Несмотря на занятость, Петр Аюшевич любезно согласился ответить на некоторые интересующие вас, дорогие читатели, вопросы, за что редакция ему весьма признательна. - Петр Аюшевич, как и когда у Вас зародилась мысль о начале научных исследований для создания российской ЭМ-технологии? - Для меня ЭМ-технология, можно сказать, началась в далеком детстве. Моя бабушка по матери применяла бурятский молочнокислый напиток курунгу для самых разных целей: и нас лечила от всяких хворей и болячек, и животных, которых во дворе всегда было много, и даже поливала раствором курунги свой очень урожайный огород. Больше всего меня удивляло то, что молочным продуктом она поливала грядки, этого я не видел нигде. И объяснить толком не могла, потому что не умела говорить по-русски, а я понимал только бытовую родную речь, да и маленький был, чтобы постичь тонкости этой науки. После медицинского института, года через 3-4, пришло первое разочарование во врачебной профессии. Ортодоксальные взгляды западной медицины все более не укладывались в голове. Длительное неэффективное лечение тяжелых травм, отравлений организма химпрепаратами, отказ от дальнейшего лечения и уход из официальной медицины привели в итоге к иному пониманию, к иной медицине - восточной, натуральной. Курунга, можно сказать, спасла меня. Изучение ее лечебных свойств, возможностей и в медицине, и в животноводстве, и в растениеводстве привело меня к убеждению, что на ее основе можно создать нашу, российскую, ЭМ-технологию не хуже японской. - Каковы перспективы курунголечения? - ЭМ-курунга - первый российский симбиотик для системной медицины. Симбиотический комплекс ЭМ-курунги создавался на основе пищевого продукта - национального кисломолочного продукта «курунга». Этот продукт наиболее устойчив, при комнатной температуре может храниться месяцами и даже годами. Это означает, что в симбиоз курунги от природы заложены наиболее слаженные механизмы саморегуляции. Только в такой симбиоз имело смысл включать оригинальные комплексы серии ЭМ (эффективные микроорганизмы). В итоге полученный препарат ЭМ-курунга содержит многие виды пробиотиков, известных медицине. А их целительные свойства взаимно усилены настолько, что курунголечение может стать даже основным методом восстановления здоровья при самых разных заболеваниях. Любая болезнь есть следствие нарушения симбиоза организма с его механизмами саморегуляции. Восстановив эти механизмы, можно излечить любую болезнь. Симбиотикотерапии альтернативы нет, ибо основной проблемой ближайших поколений станет сохранение иммунологического статуса организма в виде симбиоза, формировавшегося тысячелетиями. - Есть ли отрицательные результаты применения ЭМ-технологии (включая курунголечение) за историю ее существования? - Отрицательные результаты в многочисленных опытах не зафиксированы. - Что можно сказать о взаимоотношениях с украинскими представителями, продвигающими ЭМ-технологию в Украине? - История взаимоотношений с украинскими представителями, к сожалению, банальна для становления бизнеса в условиях дикого рынка. Именно из-за неоплаты поставок препаратов пришлось отказаться от сотрудничества с ЭМ-центром Украины, причем не работаем мы с ним уже давно и технологию создания ЭМ-препаратов им не передавали, поэтому непонятно, что они до сих пор производят. - Откуда берутся микроорганизмы, составляющие основу ЭМ-препаратов? - Мы используем полезные микробы, выделенные из экосистемы байкальского региона: почвы; растений; пищевых продуктов, получаемых по древним восточным рецептам, и т. д. - Существует ли опасность, что привнесенная извне микрофлора станет угнетать местную или полностью ее уничтожит? Не могут ли полезные бактерии переродиться под влиянием погодных или иных факторов, будучи причиной нежелательных побочных эффектов? Проводились ли на сей счет какие-либо исследования? - Разные исследования показывают, что местная микрофлора под влиянием ЭМ-препаратов лишь перестраивается для усиления процессов регенерации, то есть оздоровления, восстановления окружающей среды. - Как и что делать новичку, чтобы не испугаться, поверить в ЭМ-технологию и получить высокий результат? Через какое время можно ждать этот результат? - Чтобы начать заниматься ЭМ-технологией, нужно понять ее назначение, главные принципы. Возможности ЭМ-технологии настолько многогранны, а диапазон применения настолько широк, что творчество в этой области, как любителей, так и профессионалов, практически не ограничено. - Почему содержание некоторых флаконов концентрата препарата Байкал ЭМ1, готовящегося на ЭМ-патоке производства ЭМ-центра г. Улан-Удэ, не ферментируется, что делать в этом случае, возможно ли все же приготовить качественный препарат? - К сожалению, в прошлом году в одной из партий патоки, поступившей из Тулы, оказалось достаточно много пестицидов, в связи с чем были соответствующие жалобы. Экспертиза показала, что для ферментации с такой патокой требуется длительное время - 2-3 недели. - Почему в качестве питательной среды предпочтительнее пользоваться ЭМ-патокой, изготовляемой именно ЭМ-центром г. Улан-Удэ, особенно в фазе приготовления основного раствора из флакона концентрата Байкал-ЭМ1? - Правильное проведение процесса культивации препарата из концентрата, в первую очередь, зависит от состава и качества питательной среды. ЭМ-патока - среда, содержащая сложный комплекс питательных веществ и минералов, идеально подобранных для симбиоза микроорганизмов препарата Байкал ЭМ1. - Какие приемы агротехники ЭМ-технологии имеют преимущество перед традиционными, насколько они результативнее, эффективнее и выгоднее? - ЭМ-технология - это система биологического земледелия с применением эффективных микроорганизмов. О том, что может дать ЭМ-технология, лучше всего судить по результатам, полученным в Японии, где она применяется уже более 20 лет. Главная гордость большинства фермеров - не столько увеличившиеся в 3-7 раз урожаи большинства овощей и в 2-3 раза зерновых, сколько почти сказочный рост толщины почвенного слоя, достигающий метра и более. Почвы стали настолько рыхлыми, что не требуют даже боронования. Сорняки и вредители на возделываемых по ЭМ-технологии полях уже ушли в историю. - Будет ли эффективна ЭМ-технология при недостатке влаги и невозможности достаточного полива? - Полив в ЭМ-технологии мало отличается от традиционного. Главное - следует помнить, что воду можно лить до того момента, пока она свободно уходит в глубину. ЭМ значительно повышают устойчивость растений к засухе, поэтому лучше недолить, чем перелить. ЭМ эффективнее всего питают растения при влажности почвы 45-60%, поэтому поливы по возможности следует проводить чаще. - Что думают ученые о применении сидератов параллельно с ЭМ-технологией? - В ЭМ-технологии сидераты выполняют целый ряд важнейших функций. Главная - питание зеленой массой ЭМ и других земных обитателей. Также сидераты защищают почву от солнца и структурируют ее корнями. - Есть серия ЭМ-препаратов, предназначенных для людей. Однако иногда встречаются сведения о применении, например, препарата Байкал ЭМ1 для лечения перхоти или дисбактериоза у людей. Насколько рискованны такие эксперименты? - Да, действительно, сведения об употреблении Байкала ЭМ1 людьми с целью оздоровления есть. Даже было много случаев, когда люди выпивали препарат случайно, перепутав с квасом. Но ни одного случая отравления или каких-то других признаков недомогания, связанных с его употреблением, не было. Однако, так как препарат Байкал ЭМ1 предназначен для оздоровления почвы и растений, его нужно применять по назначению. Для оздоровления организма человека применяется ЭМ-курунга и приготовленные на ее основе различные фитоэкстракты. - Каковы новинки ЭМ-технологии, разрабатываются ли новые проекты ЭМ-центра? - Новинки ЭМ-технологии будут представлены в 2009 году линией препаратов функционального питания, поэтому и новые проекты в основном связаны с медициной. - Как эффективно противостоять сплетням о краже россиянами секретов ЭМ-технологии у японцев, дороговизне ЭМ-препаратов, массовым их подделкам? Как обезопасить себя от приобретения подделки? - О краже россиянами секретов создания японских ЭМ-препаратов говорить, наверное, смешно, ибо вряд ли кто-то был допущен в их лабораторию. Скорее, можно говорить о подделках Кюсей ЭМ1, так же как иБайкала ЭМ1. Да, раньше подделок Байкала было много, но мы научились довольно быстро их «вычислять» и привлекать для борьбы соответствующие органы. Наиболее надежный канал приобретения настоящих ЭМ-препраратов – это, конечно, потребительская компания «Арго». Дороговизна очень относительна, так как применение ЭМ-экстрактов из зеленой массы значительно удешевляет ЭМ-технологию. Затраты на 1 флакон ЭМ-концентрата в среднем окупаются в 10 раз по урожайности, но главное при этом - получение лечебных продуктов питания, которые вряд ли теперь найдешь на прилавке. Обсудить на форуме
  16. С тех пор Redman проводил церемонии награждения High Times, а так же выступал хэдлайнером и даже был судьей на различных Кубках каннабиса и, конечно же, не один раз украшал страницы журнала. Несомненно, он элитный рифмейкер и блестящий исполнитель, добившийся успеха благодаря своей сольной работе, мастерингу микстейпов и давнему сотрудничеству с Method Man, включая работу над их легендарным стоунерским фильмом How High. Но если вы проведете пять минут с ним лично, вы будете потрясены его искренним и позитивным отношением ко всему, что связано с каннабисом. Он может быть единственным человеком в этой игре, который не пытается разбогатеть на индустрии каннабиса — индустрии, которой он помог проложить путь своим ярым продвижением этого потрясающего растения! Об этом и о многом другом читайте в интервью, которое Redman дал журналу High Times в 2017 году. — Как мы знаем, ты уже довольно давно сотрудничаешь с High Times... — Да, уже очень долгое время. — И ты даже выступал с концертом на Cannabis Cup в Амстердаме. — Совершенно верно — это было лучшее пребывание в Амстердаме. — У вас есть любимое воспоминание о том Кубке каннабиса? — Конечно! Это фото с Джеком Херером, оно было сделано незадолго до того, как он ушел из этой жизни. Для меня это было легендарно! И шоу тоже было потрясающим, и место, где мы остановились — этот арендованный дом, было буквально забито шишками. Тогда мы закрутили огромный блант с гашиком — большой, толстенный блант, мужик, и это дерьмо было потрясающим. — Как изменилась канна индустрия с 80-х и 90-х годов? — Что ж, она определенно стала сильнее и крупнее. Да и трава стала зеленее (шутка). На Восточном побережье, знаете ли, у нас всё совсем не так, как на Западном, но каннабис стал мощнее в каждом секторе по цвету, вкусу и качеству, я бы так сказал. Но вырос и его социальный статус — понимаете, эта легализация и медицинская сторона вопроса, то, как это помогает людям... Просто поразительно, сколько в этом растении каннабиноидов, и ТГК — лишь один из них. Мне нравится, как делает Денвер, штат Колорадо: они помогают своему штату расти с помощью этого растения, помогают образованию людей и тому подобное. Так что это растение много чего сделало за те годы, как я вошел в эту игру, заключающуюся в простом желании получить кайф и расслабиться. Теперь это больше бизнес… Но мне всё же нравится, как это помогает людям. Мне нравится, что пациенты отказываются от безрецептурных лекарств и обращаются к сортам с КБД и замечают, как им действительно становится лучше. Это меня и очаровывает. Похоже, я был частью этого, но тогда я и не знал, что всё вырастет до таких масштабов, ведь я всегда помогал продвигать каннабис! — Говоря об канна-отрасли, нужно заметить, что вы связаны с брендом CannaMark, который делает акцент на безопасности пищевых продуктов, верно? — Да, CannaMarkUSA. Что ж, у нас нет каких-либо вейп-ручек или шишек с именем Redman и Method Man или ещё чего… Я смотрю на всю эту картину более глобально. Я хочу стоять за безопасностью и качеством марихуаны, когда это будет легализовано, потому что я знаю и верю, что каннабис будет легализован по всему миру. Я действительно искренне верю в это, значит, это будет так... Реально хочется стоять за его безопасностью, и CannaMarkUSA прямо сейчас — это компания, которая не занимается выращиванием марихуаны, но это первая пищевая продукция из каннабиса, которая была одобренная FDA, со стопроцентной гарантией качества и чистоты. Мы просто пытаемся оградить детей от употребления наших конфет, ведь в них есть ТГК. По факту, у нас есть этикетка, которая клеится прямо на конфету, и на ней есть QR-код: вы просто можете взять свой телефон, навести камеру на QR-код и увидеть полный состав и ингредиенты этой конфетки. Просто берёте свой телефон, и он сразу же прочитает этот QR-код, а затем телефон скажет вам о ней буквально всё: сколько в ней граммов, какие каннабиноиды она содержит, даже поможет рассчитать вам нужное количество, которое вам стоит употребить, а так же кто её изготовил, сатива это, или индика, или гибрид — в общем, так сказать, обозначит все вкусности. CannaMarkUSA — это то, частью чего я являюсь на сегодняшний день. У нас так же есть приложение Redman and Method Man Blazenow. Это приложение, которое расскажет вам обо всех самых популярных диспансерах и многом другом в мире каннабиса. — Вы были частью нашей семьи High Times в течение многих лет. Несколько раз вы даже были на обложке. — Ну, во-первых, я прямо «стучал в вашу дверь», чтобы оказаться на грёбаной обложке — это во-первых, б***ть! Потому что, как я сказал ранее, мы курили очень много действительно коричневой травы. Не поймите меня неправильно: вы получаете этот хороший коричневый цвет, когда шишка имеет большое количество смолы, мощной и очень липкой смолы. Но в то время я видел лишь «Сайпресс Хилл» на вашей грёбаной обложке. Это было похоже на первую рэп-группу на обложке журнала такой тематики, и у них была эта чёртова светло-зелёная шишка, которых я толком на тот момент никогда и не видел. Я подумал: «То есть существует что-то ещё, целый другой мир, частью которого я не являюсь», и вы, ребята, были первыми, кто мне это показал, связав мир рэпа с миром марихуаны. Я подумал: «Что-то вот-вот закипит и должно стрельнуть», и я должен был быть на обложке и срочно. Тогда я и постучал в вашу дверь. Я сказал: «Я должен быть частью этого», а затем меня сфотографировали. У меня с собой был маленький блант — я объяснил и показал всем, как правильно крутить бланты и всё такое… Это было круто! — Как долго ты уже выступаешь совместно с Method Man? — Примерно с 1939 года... (смеётся). Нет, нет, я выступаю со своим чуваком с 1994 года. Мы вместе идем по одному пути. Мы сделали первый промо-тур, известный как тур Man’s Month. Нас тогда спонсировал Def Jam. Мы были под лейблом Def Jam, нас посадили вдвоем в фургон, и мы совершили чумовую поездку по городам, делая безумные покупки в магазинах, пожимая руки фанатам, много общаясь с ними... О чём вы, люди, сейчас не знаете, потому что у вас есть вся эта модная интернет-чушь, но на самом деле нам приходилось ездить и продавать наши пластинки, ходить по магазинам, пожимать руки фанатам и давать автографы… У нас было не так много торговых точек, так вот что привело нас туда: эта борьба, эта мотивация путешествовать, зная, что мы хотим большего. Там мы и создали нашу песню How High — прямо в дороге. — Это и стало вдохновением для фильма How High? — Ах да, позже все подметили, что мы много курим. Мы были как Чич и Чонг — они называли нас Чич и Чонг в мире рэпа… — Мы слышали, что ходят слухи о How High-2. Действительно ли стоит ждать этот фильм? — How High-2 реально находится в разработке. Я знаю, что вы, сволочи, слышите, как мы говорим это уже лет десять (смеется). Как-то моя мама подошла ко мне и сказала: «Молись о том, чего ты действительно хочешь». Я молился об этом и думаю, что Universal или, возможно, Focus купят наш фильм. Сейчас пишется сценарий, но мы пока немного не уверены в нем. Итак, вы знаете, как это происходит, существует и политический фактор — мы не буду делать и снимать это дерьмо, если оно не будет чертовски смешным. Я не хочу испортить отношение к нашему первому грёбанному фильму. Тогда мы оставим это лишь как легенду и сделаем что-нибудь новое. Но я не буду делать никакого банального дерьма, как они сделали это в одном проклятом фильме, я даже не буду его называть... — Прямо сейчас вы, ребята, находитесь в туре по горе Кушмор. Было ли это название вдохновлено обложкой High Times с участием Snoop Dogg, B-Real, Redman и Method Man в июньском выпуске 2014 года? — Абсо-е***но-лютно! Йоооооо! Я рад, что тоже являлся частью этого. Я помог собрать всех воедино. И, знаете, просто настала пора вновь собрать всех нас вместе. И с кем же лучше всего это делать, чем не с пионерами High Times, а? — Вы также являетесь почетным членом клана Wu-Tang. — Чёрт, самая безумный из всех участников — это RZA. Сидеть рядом с RZA всё равно, что разговаривать с кем-то из космоса, вообще не от мира сего. — И вы, очевидно, были важным членом Def Squad. — Я всё ещё важный член Def Squad. Это моя первая команда! — Над чем вы сейчас работаете? — Я выпускаю альбом Muddy Waters-2. Это то, чем я занят сейчас... Я возвращаю его к жизни, так как это второй альбом с таким названием... Я просто даю вам ощущение ритма 90-х. Знаешь, я люблю делать приятно нашему слуху и все такое… Никто не трахнет тебя в ухо так, как я могу трахнуть тебя в ухо своей музыкой. — Что ты думаешь об экстрактах и увлечении концентратами? — Это серьёзное дерьмо, чувак! Ты реально должен быть в этом чемпионом, чтобы заниматься этим весь день и ещё делать бизнес. Для меня это сложновато. Я пробовал курить их пару раз, прежде чем выйти на сцену. Я был на сцене и жёстко лажал, забывая текст. Но потом я заценил хороший чистый вакс из сативы, вот это реально кайф. Скажу честно, я бы не стал курить их регулярно, потому что сам процесс весьма долгий и сложный — сечёшь, о чём я? Сначала вы должны нагреть трубку, потом только аккуратно туда закинуть вакс, а затем тихонько курить... это немного усложняет процесс и требует времени. Я бы предпочел просто закрутить косяк и продолжать двигаться дальше. Это быстро! — Какую лучшую травку ты когда-либо курил? — Sour Diesel — один из моих любимых сортов, потому что он даёт мне хорошую мотивацию, он даёт мне силу и энергию. Мне нравится много работать: часто я нахожусь в студии, может быть, по 16 часов в день. Я прям некий студийный кролик, поэтому я не могу слишком много увлекаться индикой, особенно днём. Я не люблю быть вялым, мне нравится быть энергичным, мне нравится заниматься творчеством. А вот, например, с Blue Dream и некоторыми другими хорошими сативами вы будете иметь чистый разум и писать хорошие рифмы, при этом одновременно пылесосить, подметать и всё такое, писать рифмы… И это, как я считаю, круто! Это как кофеин — я не пью кофе и всё такое, поэтому я пользуюсь сативой. А потом, может быть, где-то ближе к ночи я съем хорошее мощное печенье или что-то в этом роде. Мне ещё нравится этот Gelato. Ох уж этот новый Gelato… Ооо, Господи… — Что нового вы узнали об индустрии каннабиса за все эти годы? — Что я здесь не ради денег. И тебе хорошо известно это… Я был на канале TMZ, и я уже забыл, кто у меня брал тогда интервью... Короче, они спрашивали меня и рассказывали о людях, которые преуспели в создании канна-ферм и инвестировали в них, и типа почему я ещё не сделал этого, почему я не заработал деньги на этом растении, которое я продвигаю уже так много лет? Во-первых, я в этом дерьме за благое дело, за знания и за то, чтобы действительно помогать людям. И об этом, кстати, я им тоже сказал! Они пытались надавить на меня, но я стоял на своем. Потом моя мама позвонила мне, и она такая: «Знаешь что? Мне нравится, как ты стоял на своем. Я знаю, что твоя чёрная задница курит ганжу все эти годы, и я пыталась заставить тебя бросить курить, но теперь я понимаю, о чём идет речь, из того интервью, что ты действительно серьёзно относишься к помощи этим людям. И они пытались достать тебя из твоей проклятой зоны комфорта, но ты оставался самим собой, ты молодец». И вот где я нахожусь — я хочу помогать людям. Я рад, что это помогает людям. Я рад, что людям нравится это растение, о котором мы говорим уже много лет. Я рад, что вы в High Times получаете знания и правильное понимание того, что это за растение, — и дело не только в развлечении. Я рад, что являюсь частью этого, и надеюсь, что вы поможете легализовать это растение во всех 50 штатах нашей страны. Давайте поможем вашему сообществу и давайте поможем вашему штату гровить, обучать этому людей и затем вкладывать эти деньги обратно в ваш штат. — Вы прямо великий посланник каннабиса, ведь ради этого растения, каждый раз когда вы выступаете, вы всегда выкладываетесь на все 100 процентов. — Даже на инвалидном кресле я всё равно буду вместе с High Times. К черту все... йес, сэр! Источник: High Times Перевод: Terpen Материал подготовлен при поддержке надёжного сидшопа RastaRasha Ещё почитать: Гранд-дама мира каннабиса Интервью с Cheech Marin Forbes: как актер Сет Роген развивает свой бренд марихуаны в США
  17. Когда-то давно Джош Кессельман видел «проплешины» в индустрии бумажек для самокруток. Бывший владелец магазина аксессуаров для курения и ярый коллекционер бумажек прекрасно понимал, что потребителям не хватает действительно натуральных бумаг. В 2005 году Джон основал компанию RAW, которая производит полностью натуральную бумагу для самокруток. Под его руководством бренд RAW стал узнаваемым и востребованным во всём мире. В этом эксклюзивном интервью для журнала High Times, опубликованном в апреле 2019 года, он рассказал о секрете своего успеха, важности инноваций в предпринимательстве и о благотворительной деятельности, ставшей его главной страстью. — Большинство людей знают Raw Papers — это и моя любимая бумага для самокруток. Она уже стала частью жизни многих людей. — Спасибо. — Нам интересно, что было до того, как вы основали компанию? Верните нас в то время. Как вы попали в индустрию? — Хорошо, я расскажу вам сверхкороткую версию этой истории, потому что вы не дадите мне несколько часов, чтобы рассказать все подробно. Но я бы это сделал! Для меня всё началось, когда я был ребенком здесь, в Нью-Йорке, и мой отец проделывал волшебный трюк с бумагой для самокруток. Это был единственный магический трюк, который он знал, и он заставил меня полюбить эти бумажки. Они стали для меня истинным и страстным увлечением. Я стал их коллекционировать. Всё, чем я действительно хотел заниматься, — это скручивать бумагу. Я любил эти бумажки. Думаю, в то время у меня была самая большая коллекция в мире. Это было моё хобби. Это была моя страсть. Поэтому, когда я учился в колледже, я собрал достаточно денег, чтобы открыть свой крошечный магазинчик в Гейнсвилле, штат Флорида, где я начал общаться с другими коллекционерами, чтобы привозить разные классные бумажки из Европы, в общем, много старого и классного дерьма. Это и привело меня в настоящую индустрию, где я уже импортирую бумаги в Америку и продаю их. А потом у меня появилась идея Raw: я был в своем магазине и привозил почти всё, что кто-нибудь просил привезти. Один чувак попросил меня притащить ему натуральных сигарет, и в то время это было большим делом, ведь это был 1993-й. Он сказал: «Боже мой, ты должен достать их, они потрясающие! Вы просто должны привести их!». Поэтому я ответил: «Конечно». Я привез их ему, он входит, открывает дверь и дает мне покурить. И он вытаскивает их, а я уже на тот момент очень много знал про бумагу. Ну и вот, я стою и ожидаю, что они будут натурального коричневого цвета (ведь табак коричневый). Я ожидаю, что это будет такая красивая вещь, потому что он говорил мне: «Они натуральные!». А он вытаскивает сигарету, и она выглядит как обычный грёбаный Мальборо. Я был так разочарован. Именно тогда я понял, что вся бумага, по сути, была белая. Почему это было так? Почему мы до сих пор творим это дерьмо? Это и привело меня к Raw. — Вы ведь говорите об отбеливателе? То есть бумага отбеливается настоящим отбеливателем? — Некоторые виды бумаги отбеливаются настоящим отбеливателем. Часто, когда вы видите белую бумагу, вы видите меловую пыль, как в школьные времена. Крупнейшие бумажные компании добавляют мел в свою бумагу. Он даёт вам то, что мы называем фиктивным белым пеплом: когда бумага сгорает, вы видите белый пепел и думаете: «Боже мой, это же очень хорошее качество стаффа!». Но вы не понимаете, что буквально курите меловую пыль. Теперь вы знаете, что это, скорее всего, повлияет на вкус и другие аспекты. Но если вы такой же любитель всего чистого и натурального, как я, то последнее, чем вы хотите заниматься — это курить меловую пыль. Они делают это даже с коричневой бумагой. Они буквально берут старую бумагу, и, может быть, она немного отличается, но в ней всё ещё есть мел, а затем они добавляют этот коричневый краситель. Это называется «аммиачная карамель», аммиачно-коричневый краситель. Они добавляют его, чтобы сделать бумагу более коричневой! Они не думают о том, что вы сможете почувствовать вкус мела. Они даже не ждут, что вы это осознаете, ну а вы-то всё понимаете, потому что ощущаете «это» на вкус! — Итак, у вас был свой магазин, и вы поняли, что на рынке не хватает натуральной бумаги, и это привело к появлению Raw Papers? — По сути да. Я курю. Я много курю. У меня всегда есть покурить. И вы наверняка знаете, каково это, когда вы курите в компании. Вы сидите с друзьями и придумываете всякие чертовски изумительные идеи, и, кстати, Raw был одной из таких идей. Я не знал, хватит ли у меня когда-нибудь средств, чтобы на самом деле это осуществить, но я мечтал об этом, начиная с 1993-го года. — Я помню, как впервые увидел пачку твоих бумаг, я тогда немного скептически относился к любому новому продукту. Но потом попробовал и понял, что они крутые, это что-то совсем другое и новое. Смена старым бумажкам. Это было ещё до того, как началось повальное увлечение прозрачной бумагой... — О Боже! — Я всегда был против этого. Однако у меня было несколько друзей, которые пошли этим путем. Ну, а теперь у вас в амбасадорах есть все эти знаменитости, Виз Халифа и 2 Чейнз... — Да, они мои приятели. — Все они на Raw. Особенно запомнился Curren$y. Он был одним из первых рэперов, которые сказали: «Эй, я курю бумажки вместо бланта». Он чуть ли не стыдил своих друзей, которые курили бланты. — Да, потому что, когда ты куришь блант, ты не прочувствуешь вкуса всех терпенов, чувак. У вас просто нет шансов почувствовать вкус, его нет. — Ну, и ты убиваешь себя табаком. — Да, и ты в буквальном смысле убиваешь себя. — Люди говорили мне: «О, я бросил курить сигареты», и затем они курят блант. Ну и я спрашивал: «Вы ведь знаете, что вы будете курить нефильтрованный табак?» — О, не только это. Помните, что бланты и чистый табак не предназначены для полного вдыхания. Все знают, что сигары нельзя вдыхать... — Да, именно поэтому у людей и возникает некое чувство головокружения. Но, знаешь, идея бланта заключалась в том, чтобы одного пака хватало на дольше. Так сказать, растянуть удовольствие. — У меня тоже есть своя теория. Как тебе известно, я чертовски хорошо знаю эту культуру. Ведь я тоже часть этой культуры. Это началось, когда мы все курили действительно дерьмо. Но тогда и не было ничего другого, кроме действительно отвратного дерьма. Когда вы курите мусор, блант может стать отличным выходом, понимаете? — Верно, но если вам нужен аромат... — Да, мы идем другим путем. Вы видели мои последние новинки, такие как Raw Black. Все дело в том, чтобы вы смогли почувствовать вкус ещё лучше. Я имею в виду, что если вы курите что-то, что на вкус как дерьмо, блант — отличный способ, потому что он замаскирует этот аромат и вкус. Но если вы курите что-то восхитительное, вы действительно хотите получить от этого удовольствие. Вы же не хотите есть стейк с долбаным презервативом на языке, если вы понимаете, о чём я. — Верно-верно. Но если говорить о стейке, вы ведь веган? — Да. — Вы стали веганом уже очень давно. А правда что у вас веганский Феррари? — Да, правда. Все дое…вают меня по этому поводу. — Это довольно лихо. Вообще нет кожи? — Никаких продуктов животного происхождения в клее, никакой кожи в машине. Это задача была настоящей занозой в заднице. Но это очень красиво. — Итак, очевидно, это и есть признак успеха вашего предпринимательства, которым вы так сильно увлечены. Но вы ещё больше увлечены благотворительностью, не так ли? — Этот придурок, сидящий прямо перед тобой, вероятно, к настоящему времени спас примерно 25000 жизней. Представьте себе это. Этот гребаный чувак, который курит больше, чем кто-либо из читающих это, буквально так или иначе спас около 25000 других людей. Это уму непостижимо, что я вообще могу делать это дерьмо. — Как такое возможно? — Есть очень большая потребность в помощи в таких местах, как Эфиопия, Уганда и Конго, и различные программы питания, которые я реализовал на Филиппинах. Но мои самые большие заслуги приходятся на Эфиопию, потому что у меня там есть потрясающая бригада помощников. Не знаю даже, как это описать. Я называю это предпринимательской филантропией, мы ведем её почти как подразделение бизнеса, мы буквально стремимся к этому. Мы называем это CPL — стоимость жизни — что ужасно. Надеюсь, вам никогда в жизни не придется рассчитывать такое. Когда вы оцениваете, какие проекты выполнять, вы решаете, какова стоимость жизни, и вы рассчитываете на максимальную стоимость жизни, не глядя на религию, предпочтения или что-то ещё. — Правильно. Вы говорите о самых бедных частях нашего мира. — Да, вы смотрите на самых бедных из бедных. В апреле я был в Дире Дауа, Эфиопия, где вместе с коллективом Sisters of Mother Teresa мы только что установил прекрасную систему водоснабжения. У них там не было пресной воды, хорошей чистой воды. Мы внедрили эту удивительную систему для них. Это место, где так бедно и сурово, что мне там просто нельзя ночевать, ведь я там не местный... Вы буквально копаете для них первые колодцы, которые когда-либо существовали в этих местах. Иногда они все-таки сами получают доступ к воде, но вода, которую они добывают, настолько низкого качества, что её нельзя пить ни в коем случае! — Итак, дети умирают от этой воды. — Да, дизентерия. Там есть любая болезнь, передающаяся через воду, которую вы только можете себе представить. С 4-летнего возраста они проводят весь день с утра до ночи, собирая воду и принося её в дом. У меня есть видео, где маленьких девочек учат носить воду, и они спотыкаются о камни и падают, а им всего по 4 года. У меня самого есть дочь. Да, это чертовски душераздирающее зрелище. Это стало моим проектом любви, в котором я подумал: «Мы останавливаем это прямо здесь и сейчас». И мы сделали это. — Правильно. Почему больше предпринимателей не делают этого? Что останавливает людей? — Это страх и недостаток любви. Раздача денег... Я раздал, не знаю, может быть, уже два миллиона баксов. Я точно не уверен, но что-то в этом роде... Для какого-то чувака раздавать такие грёбаные деньги чертовски страшно. Я мог бы использовать эти деньги, чтобы купить кучу дурацкого дерьма, или, может быть, эти деньги мне могли бы понадобится позже! И люди очень бояться этого. Однако я просто постоянно напоминаю себе, что пройдет не так много дней, когда я умру и буду похоронен в грёбаной земле, и я хочу, чтобы это стало легендарным с точки зрения «Этот ублюдок сделал так много чертовски хорошего. Он не просто брал, он и дал тоже, чувак». Это моя цель. Я работаю, а не притворяюсь, что я работаю! — Но ведь и ты тоже живешь по-крупному? — Да, конечно! — Я имею в виду, я слежу за тобой в Instagram. Вы путешествуете первым классом, навещаете всех этих знаменитостей и всё такое, и у вас отличная жизнь. — Я пытаюсь сделать и то, и другое сразу! Я пытаюсь прожить обе жизни одновременно. — Я считаю это невероятным. И всё это возможно благодаря вашей работе в сфере бумажек для самокруток. — Я понимаю это. — Итак, вы просто постоянно думаете о том, как улучшить продукт для людей? — Да. Это буквально то, что я делаю. Это действительно хороший способ выразиться. — Что ж, расскажи мне ещё немного о Raw Papers. Многие люди считают, что это бумага как бумага. Что отличает Raw от других? — Хорошо. Мы не будем слишком углубляться в науку о бумаге. Самая важная вещь — это то, что называется джоулями, когда вы пытаетесь сопоставить джоули, хранящиеся в бумаге, с вашим материалом. И поскольку в мире меняются материалы, мне пришлось изготавливать новую бумагу, чтобы соответствовать новым, невероятно высококачественным стандартам, которые есть у нас сейчас. Если я смогу сделать тонкую бумагу и дать вам ровно столько накопленной энергии, чтобы заставить ваш косяк правильно гореть и передавать свою энергию вам, то я выполнил свою работу совершенно правильно. Если я сделаю бумагу слишком толстой, вы тоже не испытаете радости от своего стаффа. Вы не будете чувствовать его так хорошо, как это возможно. Если я сделаю бумагу слишком тонкой, у бумаги не останется плотности, чтобы ваш стафф протлел полностью. Так что прямо сейчас Raw Black настолько тонкие, насколько это только возможно. На современном оборудовании вполне можно сделать намного тоньше. Мы могли бы, вероятно, сократить эту тонкость даже наполовину, но если вы закурите их, то вы их тут же возненавидите, потому что они не будет иметь нужной плотности для правильного сгорания вашего стаффа. Наше сырье делается из растений. Итак, если вы решите сделать бумагу только из растений, как вы сможете контролировать сгорание? Как сделать его лучше, не добавляя безумных химикатов? Ну, вы наносите свой «водяной знак». Это отпечаток на бумаге, который наносится паровым прокатным колесом, чтобы контролировать тление и чтобы он горел именно так, как вы хотите. Вы также разрабатываете этот «водяной знак» с разными размерами, разными формами. Затем вы работаете и над другими вещами. Затем мы продолжаем и продолжаем в том же духе, пытаясь сделать так, чтобы, в конце концов, каждый мог испытать лучшую в мире бумагу для самокруток. — Когда вы говорите о материалах животного происхождения, возможно, люди действительно не понимают, что многие из этих клеев на бумагах имеют животную основу, верно? — Некоторые компании, по крайней мере в прошлом, использовали клеи животного происхождения. Это то, что я ненавидел, когда делал свои бумажки, особенно в 90-х, — то, что они требовали натурального клея, когда клей был сделан из... — Копыта лошади и тому подобное. — Да, всё в таком роде. И да, технически это естественно. Просто это не то, о чем мы думаем, когда думаем о натуральности продукта. Согласен? — Правильно. — Итак, да, Raw по сути, просто сделаны из древесного сока. Та-дам! Знаешь, люди такие: «В чём твой секрет?» Немного растений и немного древесного сока! Это действительно так просто. — Что вы посоветуете предпринимателям? — Мой совет им — по-настоящему извлекать максимум из того, что они делают. Меня воспитывали бабушка и дедушка. Я вырос на теории создания лучшей мышеловки, согласно которой вы получаете вознаграждение за создание лучшей мышеловки. И ваша цель — всегда делать лучшее из того, что когда-либо делалось. Это первый шаг. Я знаю, что в настоящее время вы должны продвигать товар на рынок и заниматься всем этим… Отлично, круто. Это второй шаг. Шаг первый — сначала сделать максимально возможно крутой продукт. — Правильно, улучшите что-нибудь. А затем, если это удастся, улучшите мир... — Да. — Вы знаете, я думаю, что у людей есть общий цинизм, что каждый фонд — это налоговое убежище. Каждый раз, когда у кого-то появляется этот импульс, его мотивация не чиста. Но я имею в виду, очевидно, что у вас мотивация чистая... — Ну нет. Я говорю, что тут не так чисто. Ты хочешь знать почему? Отчасти я это делаю потому, что от этого мне чертовски хорошо. Трудно чувствовать себя плохо, когда за плечами столько жизней. Если вы понимаете, о чём я. — Вы напрямую спасаете жизни, и вам становится легче помогать людям. — Да, каждый раз, когда мы делаем проект. И каждый раз, когда ты находишься там, и видишь проекты, и трогаешь людей, которым ты чертовски помог… Чувак... Честно говоря, я должен сказать тебе, что на свете тупо нет большего кайфа, хотя я в своей жизни употреблял много грёбаных наркотиков, чувак. Нет ничего более великого, чем это чувство! — Невероятно! Что ж, от всех бумаг Raw, которые я употреблял за эти годы, мне стало легче. Но как обычный человек может участвовать в этом и помогать другим? — Из-за всей той чуши, которая там творится, из-за того, что здесь так много чуши, лжи, мошенничества и всего остального, что вы можете себе представить, мы ни у кого не берем деньги. Мы действительно этого не делаем. Иногда я прошу друзей внести свой вклад, а иногда, если мне приходится подавать в суд на какого-то чувака, я делаю урегулирование иска таким: «Хорошо, ты должен заплатить 50 тысяч баксов в Wine to Water» [смеется]. Вы собираетесь спасти кучу жизней в Эфиопии вместе со мной, нравится вам это или нет! Я делаю такие вещи, но на самом деле мы никогда не берём деньги у посторонних. Я больше всего хочу, чтобы люди делали то же самое. Я хочу, чтобы они подражали этому. Я хочу, чтобы они добились величайших успехов в грёбаном мире, особенно в том, чему они отдаются полностью. Итак, что бы вы ни делали, я просто хочу, чтобы вы делали это невероятно хорошо, добились грёбаного успеха, потому что мир нуждается в вас, а затем делились этим с другими. Ещё почитать: Интервью с Cheech Marin Интервью с Майком Тайсоном: Как он переписывает свою историю вместе с каннабисом Интервью с Борисом Йорданом: Русских в каннабизнесе больше чем кажется Просмотр полной Статья
  18. «Я думаю, — сказал Норман Мейлер в 1962 году, когда был опубликован «Голый завтрак», — что Уильям Берроуз — единственный из ныне живущих американских романистов, который может быть одержим гением». Берроуз был наркоманом в течение 16 лет, до того момента, как принял лекарство «Апоморфин» в Лондоне, в 1956 году. С тех пор он не употреблял наркотики и стал главной новаторской силой и литературным лидером, создавая не только устаканенные метафоры, но и целые поколения людей выросших на его книгах, но с собственным разумом. Он является одним из гигантов нашего времени, наряду с Диланом, Ленноном, Джаггером, Уорхолом и другими. Великие перспективы первых книг и ранних экспериментов Берроуза казались ему испорченными, как он объяснил это в наших недавних беседах, потому что у него закончились исходные материалы. Это важно знать, если вы хотите понять карьеру писателя, и я думаю, что в это стоит углубиться, потому что Уильям Сьюард Берроуз (чей дед изобрел счетную машину Берроуза, сейчас мы называем её калькулятором) — человек, которого особенно стоит попытаться понять. После грандиозного триумфа «Голого завтрака» Берроуза критиковали за то, что он писал книги, которые были слишком недоступны читателю или просто плохи. Но он писал и весьма хорошие книги, которые были очень популярны, например, романы «Дикие мальчики» и «Нарколыга». В своей попытке вырваться вперед Берроуз чрезмерно экспериментировал со стилем и в результате не просто зашёл слишком далеко, но и потерял контакт с большой частью своей аудитории. Также он признаёт, что часть опубликованного должна была остаться лишь в его записных книжках. Но Берроуз пережил это. Он снова начал набирать обороты, когда вернулся в Штаты в 1973 году. После 25 лет заключения он был выпущен под залог и заново открыл для себя свою молодую и растущую американскую аудиторию. С тех пор он только набирал силу, проводя серию публичных чтений по всей стране, читал лекции, преподавал в разных колледжах и постоянно писал. Его недавно завершенный роман «Города красной ночи» (детектив, который должен выйти в свет в ближайшее время) подаёт большие надежды. Одним из наиболее необычных аспектов карьеры Берроуза как писателя является то, что он не начал писать, пока ему не исполнилось 34. Всегда интересно догадываться, что же дало волю словесному запасу автора. В случае Берроуза это вполне могло быть случайной стрельбой в 1949 году в Мексике, обернувшейся смертью его гражданской жены Джоан Воллмер. В тот ужасный день он пришел в себя, когда плакал на улице. Вернувшись домой, он начал пить и внезапно сказал жене, что «пришло время для нашего выступления Вильгельма Телля». 38-й калибр дал осечку. Ослепляющая вспышка — и его жена мертва. После этого случая Берроуз начал постоянно писать. Его записки, которые позже превратились в «Голый завтрак», были написаны в захудалых отелях и барах по всей Южной Америке и, наконец, собраны в книгу в Копенгагене, Танжере, Венеции и Париже. «С 13 лет я читал книги по фармакологии и медицине. Однако больные люди действуют мне на нервы». Берроуз сочинил свои тексты на основе своих ранних опытов, некоторые из которых прямо связаны с «Нарколыгой». Между тем, когда Берроуз был наркоманом, он работал крысоловом, барменом и даже частным детективом. Некоторый свет проливается на переулок, из которого он смотрел на свою жизнь, после инцидента, о котором он недавно рассказал: «Я помню, как пытался попасть в «21» [эксклюзивный ресторан на Манхэттене, предназначенный для кинозвезд и богачей] в качестве частного детектива, чтобы вызвать в суд какого-то гражданина, и найти способ обойти охрану на входе». «В детстве я хотел быть писателем, потому что писатели всегда были богатыми и знаменитыми». Его любимые авторы — Грэм Грин, Ричард Хьюз, Джозеф Конрад, Раймонд Чандлер. «Они бездельничали в Сингапуре и Рангуне, курили опиум в жёлтых шёлковых костюмах. В Мэйфэре они нюхали кокаин. Ещё они пробирались в запретные места с верными друзьями, а там курили гашиш». Детство Берроуза прошло в Сент-Луисе. Позже он описал как это «злокачественное матриархальное общество». Семья из четырех человек, в которой была гувернантка-англичанка. «Моё первое литературное эссе называлось «Автобиография волка». Люди смеялись и говорили: «Вы, должно быть, имеете в виду биографию волка». Нет, я имел в виду автобиографию волка и до сих пор так думаю. Было что-то ещё под названием «Карл Крэнбери в Египте», который так и не вышел в свет… «Карл Крэнбери» застрял там, на жёлтой линованной бумаге… Тогда я также написал вестерны, рассказы о гангстерах и доме с привидениями. Я был совершенно уверен, что хочу стать писателем». С 12 до 15 лет Берроуз посещал школу Джона Берроуза. В 15 лет из-за состояния здоровья его отправили в школу-ранчо Лос-Аламос. «У меня возникла романтическая привязанность к одному из мальчиков из Лос-Аламоса, и я вел дневник этого романа, который затем оставил в школе перед отъездом домой... Даже сейчас я краснею, когда вспоминаю его содержание. Во время пасхальных каникул второго года обучения я уговорил свою семью разрешить мне остаться в Сент-Луисе, поэтому мои вещи были упакованы и отправлены мне из школы. Я сильно переживал, представляя, как мои одноклассники читают это вслух друг другу. Когда коробка с вещами наконец прибыла ко мне, я с безумным волнением открыл её и вытаскивал оттуда всё, пока не нашел дневник и не уничтожил его, даже не взглянув на те ужасные страницы». После Берроуз поступил в Гарвард, где изучал английскую литературу, живя сначала в Адамс-хаусе, а затем в Клеверли-холле. В детстве его волосы были светлыми. Сейчас Уильяму Берроузу 64 года (на момент интервью). High Times: В своем новом романе «Города красной ночи» вы пишете о покидании сознанием тела. Это что, происходит на самом деле? Берроуз: Я убежден, что вся книга о клонировании была сплошным обманом, но это вполне возможно. И нет никаких сомнений в том, что то, что вы называете своим «я», имеет определенное место в нашем мозгу, и если они могут его пересадить, они могут пересадить и ваше «я». Фактически, то, над чем работают эти трансплантологи, — это трансплантация мозга. High Times: Был ли у вас когда-нибудь опыт выхода из тела? Берроуз: А у кого не было? High Times: Я не совсем понимаю, что это такое. Берроуз: Я покажу тебе прямо сейчас. Вот где вы остановились? High Times: В отеле Lazy L. Берроуз: Как выглядит ваша комната? High Times: Стандартная двуспальная кровать, коврик цвета ржавчины и... Берроуз: Вы прямо сейчас переживаете такой опыт. Прямо сейчас ты находишься там. High Times: Да, я будто стоял прямо посреди комнаты и осматривался, но в своей памяти. Берроуз: Это круто, не правда ли? Но и сны, конечно, тоже прекрасны... High Times: Вы когда-нибудь мечтали быть кем-то другим? Берроуз: Часто. Как-то раз я посмотрел в зеркало, и обнаружил, что я черный. Посмотрел на свои руки, но они все ещё были белыми. Это обычное дело. Чаще всего это кто-то, кого я не знаю. Я смотрю на своё лицо, и оно совсем другое, и не только мое лицо, но и мои мысли. Я оказался посреди чьей-то идентичности, но мне почти всегда комфортнее быть тем человеком, которым я стал. High Times: В чем ваша самая большая сила и слабость? Берроуз: Моя самая большая сила — это способность противостоять самому себе, независимо от того, насколько это тяжко и неприятно. Моя самая большая слабость в том, что я этого не делаю. Я знаю, что это загадочно, но на самом деле это своего рода общая формула для всех нас. High Times: Вы помните, как впервые покурили марихуану? Берроуз: До 1937 года не существовало федерального закона о запрете марихуаны. Раньше её можно было купить в магазинах. Фиолетовая травка «Лучшее, что я когда-либо курил...» — сказал мне парень. Я купил немного и выкурил всё в одиночестве, в своей комнате. Мне тогда было 18 лет. Это произвело потрясающий эффект. High Times: Как ты потерял палец? Берроуз: А... э... взрыв. Потрепал мне всю руку. Видите ли, я почти потерял всю руку, но мне делал операцию очень хороший хирург, и он спас остальные пальцы. High Times: Это был взрыв пистолета? Берроуз: Нет, нет, нет, это были, э... химические вещества! Хлорат калия и красный фосфор. High Times: Что ты с ними делал? Берроуз: Химические вещества! Мы дети! Мне было 14 лет, я всю жизнь интересовался лекарствами, медициной и болезнями, а фармакология всю жизнь была одним из моих любимых хобби. Фактически я год учился в Вене, но решил не продолжать, потому что это был слишком долгий период учебы для меня. И тогда я совсем не был уверен, что хочу заниматься именно медицинской практикой. Но меня всегда интересовали болезни и их симптомы, яды и лекарства. С 13 лет я читал книги по фармакологии и медицине. Однако больные люди действовали мне на нервы. High Times: Я слышал, что в ближайшее время мы можем рассчитывать на гораздо большую продолжительность жизни. Берроуз: Об этом есть очень интересная книга Гордона Тейлора «Биологическая бомба замедленного действия». Он говорит, что существует возможность продлить жизнь до 200 лет, причём не через 100 лет в будущем, а уже через 10 или 15 лет. Тогда возникает вопрос: а что, если все проживут так долго? Куда мы их всех положим? У нас сейчас слишком много людей. Разумеется, любое избирательное распределение или посредничество, продлевающее жизнь, было бы очень трудным. По сути, это указывает на то, что наша скрипучая социальная система не может принять биологические открытия, которые встречаются на пути развития, и это одно из них. Мы также сможем повысить интеллект с помощью определённых лекарств. Но тогда кто будет получать эти лекарства, кто будет это решать? High Times: это приведет к гораздо более контролируемому обществу. Берроуз: Я не думаю, что это вообще так. То, что сделал Лири, и я считаю его вполне обоснованным, состоит в том, что Вашингтон больше не центр силы, он больше не центр чего-либо, это пустышка. Он всё меньше и меньше влияет на то, что на самом деле происходит в стране. Нет необходимости кому-то контролировать всё это, потому что есть признаки того, что они этого не сделают. Предположим, я богатый человек, нанял группу ученых, и они открыли таблетку долголетия. Что ж, тогда я решаю, что с этим делать. Я могу раздать таблетки всем своим друзьям или ученым, которые их создали. Именно на это указывает Тейлор, что наше правительство не может принимать эти решения, поэтому им не придется их принимать. Они не будут отвечать. Правительство не может полностью монополизировать все научные открытия. Поэтому я думаю, что у нас не будет более контролируемого общества. Науку по своей природе очень трудно монополизировать, потому что, как только что-то известно, оно становится общеизвестным в научных кругах, и каждый может это делать. High Times: Является ли героин наркотиком, который следует изучать и использовать? Берроуз: По сути, нет разницы между героином и морфином. Героин сильнее по объему, а значит, и качественно сильнее. Боль, которую не облегчит никакое количество кодеина, можно облегчить с помощью морфина. Вероятно, существуют такие заболевания, как проказа глаза и рыбный яд, при которых можно накачать любое количество морфина, и это не принесет никакой пользы. А вот героин сможет справиться. Конечно, героин следует использовать в медицинских целях, и они думают о том, чтобы узаконить производство героина, потому что это лучшее обезболивающее, чем морфин, и менее тошнотворное. Бывают ситуации, когда тошнота от морфина может привести к летальному исходу после определенных операций. В таких случаях героин оказывается гораздо более полезным наркотиком, чем морфин. Кроме того, он гораздо полезнее при неизлечимых формах рака. High Times: Что на самом деле вызывает рост употребления наркотиков молодежью? Берроуз: Менее информированные СМИ имеют большое значение. High Times: А что на самом деле произойдет? Берроуз: Они собираются легализовать марихуану, значит, рано или поздно они придут к какой-либо форме поддержки героина. Многие люди, связанные с обеспечением соблюдения законов о наркотиках, на самом деле думают, что бесполезно пытаться обеспечить соблюдение не имеющего законной силы закона и что это такой же провал, как и запрет. Это произведет потрясающие перемены. Это уничтожило бы весь чёрный рынок героина и полностью устранило бы необходимость в Управлении по борьбе с наркотиками. High Times: Смогут ли они в будущем применять наркотики практически для чего угодно? Берроуз: Они уже на этом пути. Очень скоро у них будет синтезированный эндорфин. Это опиат, вырабатываемый организмом, в 30 раз более сильный, чем морфин, который теперь извлекается из мозга животных, особенно верблюдов, у которых очень высокий болевой порог. Они обнаружили, что он действительно купирует острую боль и снимает симптомы, но это всё ещё ужасно дорого, 3000 долларов за одну дозу. Речь идет о положении, в котором был кортизон, когда он впервые появился. Очень дорого! Но это вопрос дополнительных исследований и синтеза, хотя им понадобится примерно пять лет, чтобы вывести эндорфин на рынок, потому что грёбаное FDA действительно мешает любым исследованиям. Он вполне может решить всю проблему зависимости, потому что, будучи естественным веществом тела, он, по-видимому, не вызывает привыкания. High Times: Писать под морфином сильно отличается от письма под марихуаной? Берроуз: Это настолько разные вещи, насколько это возможно. Два препарата действуют в совершенно противоположных направлениях. Обезболивающее, такое как морфин, естественным образом снижает вашу осведомленность об окружающем и вообще обо всем, что происходит в вашем физическом теле. Когда вы принимаете морфин, у вас становится не такое богатое воображения. Ориентация становится фактической. Можно писать, можно делать всё что угодно, но я считаю, что морфин противопоказан для любого творчества. Подходит лишь для рутинной работы. На нём могут работать врачи и юристы, банковские кассиры, и он, возможно, хорош для написания новостных статей. Это не подходит для творческого письма, потому что притупляет ваше воображение. High Times: Когда вы писали «Голый завтрак», вы сказали Джеку Керуаку, что, по-видимому, являетесь агентом какой-то другой планеты, и ещё не все сообщения были расшифрованы вами. Все ли ваши работы были отправлены с других планет, и ваша работа заключалась в их расшифровке? Берроуз: Я думаю, это можно сказать про любого писателя. Лучшее, кажется, всегда исходит откуда-то... возможно и из недоминирующей части мозга. Есть очень интересная книга Джулиана Джейнса «Происхождение сознания и разрушение двухпалатного разума». Его теория состоит в том, что первые голоса были голосами галлюцинаций, что все были шизофрениками примерно до 800 г. до н.э. и имели лишь суперэго, но совсем не личное эго. Поэтому не было никакой ответственности. Всё изменилось во время великого хаоса, и тогда у нас появилась идея морали, ответственности, закона, а также интуиция. Если вы действительно знаете, что делать, вам не придётся спрашивать. Идея Джейнса заключалась в том, что первые люди всегда знали, что им делать. Им это приходило извне. Это не было фантастикой, потому что они действительно видели и слышали своих богов. Так что у них не было ничего, что мы называем «я». Наше «я» — это полностью иллюзорное понятие. У него есть пространство, в котором оно существует. У них не было этого пространства, не было никакого «я» или чего-либо, что ему соответствовало. High Times: Виновата ли человеческая природа в этом... Берроуз: Человеческая природа — еще один плод воображения. High Times: Что я имею в виду, когда говорю о человеческой природе? Берроуз: Вы имеете в виду, что существует некий скрытый смысл, которым люди живут. Я вообще не думаю, что это правда. Огромный диапазон, в котором люди могут быть обусловлены, поставит под сомнение любую такую концепцию. High Times: Во что вы верите? Берроуз: Идея веры также бессмысленна. Что это значит: ну, например, я кое-чему верю. Хорошо, теперь у вас есть кто-то, кто слышит голоса и верит в них. Это не значит, что у них есть какая-то необходимая реальность. Вся ваша концепция нашего «я» — иллюзия. Нет такого понятия. У нас должно быть хоть что-то, называемое «я», прежде чем мы будем говорить о том, во что верит это «я». High Times: кажется, существует невообразимое количество бессмысленных слов, загрязняющих наш язык. Берроуз: Капитан говорит: «Корабль тонет». Люди говорят, что он пессимист. Он говорит: «Корабль будет плавать бесконечно». Он оптимист. Но на самом деле это не имеет ничего общего с тем, что происходит с протечкой и состоянием корабля. И пессимист, и оптимист — бессмысленные слова. Все абстрактные слова бессмысленны. Они объединят такие разрозненные политические явления, как нацистская Германия и экспансионистское милитаристское движение в высокоразвитой индустриальной стране, вместе с Южной Африкой и назовут их фашизмом. Южная Африка — просто белое меньшинство, которое пытается удержать то, что у них есть. Это совсем не одно и то же. Назвать обоих фашистами — все равно, что сказать, что нет разницы между наручными и настенными часами. High Times: Какой была атмосфера в Нью-Йорке во время Второй мировой войны? Берроуз: Здесь было полно униформы, и на любом бизнесе зарабатывались невероятные суммы денег. Вам просто нужно было запустить прачечную или что-то ещё, и вы могли бы заработать состояние, потому что все услуги были недоступны. Предприниматели уводили людей с улиц, чтобы заставить их работать на любой работе. Это было очень необычно. High Times: Вы были в Вене в 37-м. Было ли ощущение, что всё это место вот-вот взорвется? Берроуз: Они знали, что Гитлер идет на них. High Times: Как люди отреагировали на Гитлера как на фигуру СМИ? Берроуз: Многие люди в Америке были прогитлеровскими, и не только богатые. Мой дядя, Айви Ли, в конце 30-х годов был пиарщиком Гитлера в кампании «Делай бизнес с Германией». У него было много разговоров с Гитлером, и он однажды сказал: «Гитлер сказал мне: «Я ничего не имею против евреев». Старик Айви умер через четыре месяца после этого разговора... от опухоли мозга. Весь Йорквилл в Нью-Йорке был прогитлеровским, целые части Чикаго были прогитлеровскими. High Times: Что же им могло нравиться в нем? Берроуз: Он был лидером, у которого не были связаны руки. Нами правят люди, у которых «связаны руки». Они всегда говорят: «Ну, я бы хотел что-нибудь сделать с этим... но у меня связаны руки». High Times: С точки зрения вашей жизни и работы в 40-е, 50-е и 60-е годы, удивлены ли вы нынешним состоянием Америки и американцев в целом? Берроуз: Я бы сказал, что это самое простое место для жизни, какое только можно найти, и тут чертовски лучше, чем я ожидал. Казалось, что США должно было перерасти в репрессивное полицейское государство, но этого не произошло. Одним из важнейших поворотных моментов, несомненно, стал Уотергейт. Но что такое американцы? Здесь есть всё, от фермеров до физиков-атомщиков, и определенно нет единообразия в их мыслительных процессах. У них очень мало общего. На самом деле, у американцев, так сказать, меньше общего, чем у представителей любой другой национальности. Между сельской и городской средой существует огромная разница. Существует так много групповых и профессиональных различий у населения. High Times: Вы за государственное, а не за национальное правительство? Берроуз: От федерального правительства не поступало ничего, кроме проблем и расходов. Запреты и вся эта чушь пытаться контролировать наркотики. Федеральное управление по лекарственным средствам в целом мешает любым исследованиям. Им понадобится пять лет, чтобы вывести этот эндорфин на рынок из-за долбанного FDA. И ещё они работают рука об руку с крупными фармацевтическими компаниями. Они на самом деле некие полицейские среди крупных фармацевтических компаний. Так что чем меньше вмешательства со стороны федеральной бюрократии, тем лучше. А также они принимают законы, которые затрагивают штаты, у которых проблемы совершенно иные, чем у восточного побережья, но ведь им должна быть предоставлена свобода действий для решения своих собственных проблем. High Times: Большая часть ваших работ резко осуждает планету в целом. Что вы думаете по этому поводу? Берроуз: Что касается всего цикла перенаселения и загрязнения, создается вопиющее и отвратительное ощущение того, что делается всё очень неадекватно, и это только лишь одна проблема. Также есть распространение ядерного оружия, что также является проблемой загрязнения всей планеты. Проблема всей экономической системы, когда нужно всё больше и больше, чтобы покупать всё меньше и меньше. И это общемировая проблема, которая вовсе не ограничивается западной культурой. Другой вопрос, есть ли способ решить эти проблемы. Честно говоря, я сомневаюсь, что многое будет сделано для этого. Загрязнение продолжается уже весьма долгое время, но знаете, иногда внезапно наступает момент, когда вы достигаете насыщения. Что касается любой возможной надежды или решения, я согласен с Тимоти Лири — единственные возможности находятся в космосе. В недавнем разговоре о космических станциях он сказал: «Когда место заполняется до такой степени, как Земля, это признак того, что народ успешен и пора покорять новые земли». Итак, он сказал — подумайте! — об этих космических станциях. У нас будет таблетка долголетия, чтобы вы могли прожить 500, 600, 700 лет. Так что он предлагает, как мне кажется, две самые важные вещи — бессмертие и космос. Он также указывает, что настоящие космические программы будут разрабатываться частными инвесторами, что станет одним из лучших вложений для частного капитала, делающего что-то действительно радикальное с деньгами. Кажется, это уже возможно в рамках современных технологий. Они поддержали бы довольно небольшие группы людей, и, очевидно, можно было бы выбрать планету, так что там было место для бисексуальных вегетарианцев и Аниты Брайант! High Times: Но похоже, что на космос тратят лишь ограниченное количество денег. Берроуз: Мы очень близки к тому моменту, когда деньги в любом случае не будут ничего значить. Они кричат: «А сколько же это будет стоить?» Это действительно совершенно бессмысленная концепция. Деньги всё меньше и меньше определяют нашу реальность. Понимаете, вся эта идея, например: формула — убить богатых людей и забрать их деньги. Ну, ты убиваешь богатых людей и начинаешь забирать их деньги, а у тебя столько бумаги, которая уже ничего не значит. Деньги не являются постоянным фактором, это просто процесс, полностью зависящий от признания их существования. Мы уже видим ситуации без денег, и я думаю, что мы всё ближе и ближе к этому подходим. Что касается коммунизма, это чисто относительная формулировка, выросшая из капитализма. Другими словами, он вообще не является независимым новым, и по этой причине он менее гибкий и имеет меньший потенциал выживания. Дни невмешательства капитализма полностью мертвы, и предположения коммунизма XIX века также мертвы, потому что они основывались на капитализме невмешательства. Хотя в капиталистических странах от него почти не осталось и следа, коммунизм всё ещё связан с чем-то, что умерло более ста лет назад. И современные коммунисты цепляются за эти устаревшие концепции, отказываясь признать противоречия и неудачи всей марксистской системы. Коммунизм не знает перемен. Капитализм гибок, и он всё время меняется, причем бесконечно. Коммунисты, видимо, до сих пор утверждают, что они не меняются, они следуют тем же марксистским принципам. У нас нет никаких принципов. Это наше преимущество. High Times: Считаете ли вы, что много разговоров, которые ведутся в газетах, на телевидении и в повседневной жизни, совершенно бессмысленны? Берроуз: Совершенно верно, потому что они всегда используют лишь общие слова. Нет такой сущности, как люди. Нет такой сущности, как американцы, нет такой сущности, как «большинство людей». Это лишь общие сведения. Все общие слова просто бессмысленны. Вы должны привязать это к конкретному человеку, выполняющему определенное действие в определенное время и в определенном месте. «Люди говорят...», «Люди верят...», «В соответствии с общепринятым мнением врачей...». Ну, как только вы это услышите, вы поймете, что этот человек не может определить, о ком он говорит, и вы знаете, что слушаете бессмысленные заявления. Медицинское мнение сводилось к тому, что марихуана сводила людей с ума. Что ж, мы прижали Анслингера и попросили доказательства. Все, что он смог придумать, — это один индийский врач, который заявил, что считает использование марихуаны основанием для заключения в психиатрическую лечебницу. Таким образом, было доказано, что марихуана сводит людей с ума. Всегда следует бросать вызов общественности. Начальник полиции Лос-Анджелеса, Дэвис, написал свою колонку о порнографии. Он говорит: «Исследования показали, что порнография приводит к экономической катастрофе». Хоть кто то спросил: «Кто изучает? Где исследования?». High Times: Почему текст всё ещё остается позади живописи? Берроуз: Не было изобретения, которое заставляло бы писателей двигаться, как и фотография, которая заставляла бы художников двигаться. Сто лет назад они рисовали коров в траве — репрезентативная картина — и она выглядит точно так же, как коровы в траве. Что ж, фотография могла бы сделать это лучше. Одно из изобретений, которое определенно исключает какой-либо вид письма, — это магнитофон, который может записывать субвокальную речь, так называемый поток сознания. В письменной форме мы всегда интерпретируем то, что думают люди. Ну, я имею в виду, что это просто моё приблизительное предположение. Предположим, у меня есть машина, с помощью которой я могу записывать субвокальную речь. Если бы я действительно мог записывать то, что кто-то думает, мне не нужно было бы интерпретировать это. High Times: Как будет работать эта машина? Берроуз: Мы знаем, что субвокальная речь включает в себя фактическое движение голосовых связок, так что это просто вопрос чувствительности. Есть шум, связанный с субвокальной речью, но мы не можем его уловить. Возможно, можно это сделать в рамках современных технологий, но пока этого не сделано. High Times: Люди усваивают и повторяют слова рок-песен, что делает их очень эффективными. Как вы думаете, печатное слово может стать более эффективным средством коммуникации, чем оно есть, потому что люди не тратят время на чтение отрывков из книг в своей голове? Берроуз: Да, это так. High Times: Ну, не много людей. Берроуз: Многие из них не знают, откуда взялось то, что у них в головах. Многое из книг. High Times: Однако слова в сопровождении музыки, как правило, имеют больший эффект. Берроуз: Это соответствует теории двухпалатного мозга. Если вам удастся добраться до недоминантной части мозга, значит, всё готово. Вот откуда берутся песни, которые играют в вашей голове, в правом полушарии мозга. Как ни странно, самое интересное в этой книге — это все клинические данные Джейнса о людях, у которых были разрушены различные области мозга. Недоминантная часть мозга может петь, но не может говорить. Вы можете сказать таким людям: «Хорошо, если не можете сказать, спойте». High Times: Был ли Керуак самым близким другом и писателем твоего поколения? Берроуз: Джек предложил название «Голый завтрак», и он призвал меня писать, когда мне это было неинтересно. Вот оно. Но стилистически или в плане влияния, я совсем не чувствую себя с ним близким. Если бы я упомянул двух писателей, которые оказали самое непосредственное влияние на моё творчество, это были бы Джозеф Конрад и Дентон Уэлч, а не Керуак. High Times: Был ли у Керуака хороший жизненный опыт, чтобы он мог о нём написать? Берроуз: Я бы сказал, что он был там как писатель, а не как мастер механик или кем бы он ни был. Он сказал: «Я шпион в чьем-то теле. Я здесь не тот, каким должен быть». High Times: Это то, что в конечном итоге сделало его несчастным? Берроуз: Вовсе нет. Это верно для всех художников. Вы здесь не как газетный репортёр, врач или полицейский, вы здесь как писатель. High Times: Казалось, он потерял контакт с людьми, так он и закончил... Берроуз: Все писатели теряют контакт. Я бы не сказал, что он был особенно несчастен. У него были проблемы с алкоголем. Это и убило его. High Times: Когда вы в последний раз видели его? Берроуз: В 1968. Я был на съезде в Чикаго, и Esquire предоставил в мое распоряжение комнату в отеле Delmonico, чтобы написать рассказ. Затем Керуак пришел навестить меня, и он жил в то время в Лоуэлле, и у него были эти старшие зятья, один из которых держал винный магазин, и они возили его повсюду. Ему было очень тяжело, потому что он снял другую комнату в отеле и остался ночевать, заказывал бутылки виски и пил в ресторане. High Times: Вы много говорили? Берроуз: Ну, у него тяжёлая работа. Это было, когда он пошел на шоу Бакли, и я сказал ему: «Нет, Джек, не ходи, ты не в состоянии идти». Но он ушел той же ночью. Я сказал: «Я даже не пойду». Аллен Гинзберг ушел. И все они уехали на следующий день. Это был последний раз, когда я его видел. Год спустя он умер. Цирроз, массивное кровотечение. Вы когда-нибудь слышали о писателе по имени Дентон Уэлч? High Times: Кто это был? Берроуз: Ну, он был своего рода оригинальным панком, и его отец называл его Панки. Он ехал на велосипеде, когда ему было 20, и какая-то полная п***да ударила его и искалечила на всю оставшуюся жизнь. Он умер в 1948 году в возрасте 33 лет, написав четыре прекрасные книги. Он был великим писателем, очень ценным. В заключение я хотел бы порекомендовать одну книгу читателям High Times. Это книга «Молодость — это удовольствие» от Дентона Уэлча. Куда ты сейчас едешь? High Times: В «21». Берроуз: «21» еще существует? High Times: он не только существует, но и невероятно или нет, в нём есть лучший в мире стейк-тартар по-сенегальски. Вещь, которую вы не сможете забыть. Берроуз: Я бы предпочел сесть в такси и попросить их прислать мне обед. Ужин в «21» весьма дорогой. Меня туда никогда не приглашали… Ещё почитать: Легенды High Times: Чарльз Буковски Легенды High Times: Эд Розенталь Гранд-дама мира каннабиса Интервью с создателем RAW Сеть Шарлотты: История происхождения КБД
  19. В этом интервью, опубликованном в журнале High Times в 1979 году, вернувшийся после нескольких лет изгнания скандальный американский автор книги «Голый завтрак» рассказывает нам о Джеке Керуаке, вкусе, астральном опыте, космическом пространстве, силе мозга, шоке будущего, фашизме и самом важном романе 80-х, который он и написал: Cities of the Red Night («Города Красной ночи») «Я думаю, — сказал Норман Мейлер в 1962 году, когда был опубликован «Голый завтрак», — что Уильям Берроуз — единственный из ныне живущих американских романистов, который может быть одержим гением». Берроуз был наркоманом в течение 16 лет, до того момента, как принял лекарство «Апоморфин» в Лондоне, в 1956 году. С тех пор он не употреблял наркотики и стал главной новаторской силой и литературным лидером, создавая не только устаканенные метафоры, но и целые поколения людей выросших на его книгах, но с собственным разумом. Он является одним из гигантов нашего времени, наряду с Диланом, Ленноном, Джаггером, Уорхолом и другими. Великие перспективы первых книг и ранних экспериментов Берроуза казались ему испорченными, как он объяснил это в наших недавних беседах, потому что у него закончились исходные материалы. Это важно знать, если вы хотите понять карьеру писателя, и я думаю, что в это стоит углубиться, потому что Уильям Сьюард Берроуз (чей дед изобрел счетную машину Берроуза, сейчас мы называем её калькулятором) — человек, которого особенно стоит попытаться понять. После грандиозного триумфа «Голого завтрака» Берроуза критиковали за то, что он писал книги, которые были слишком недоступны читателю или просто плохи. Но он писал и весьма хорошие книги, которые были очень популярны, например, романы «Дикие мальчики» и «Нарколыга». В своей попытке вырваться вперед Берроуз чрезмерно экспериментировал со стилем и в результате не просто зашёл слишком далеко, но и потерял контакт с большой частью своей аудитории. Также он признаёт, что часть опубликованного должна была остаться лишь в его записных книжках. Но Берроуз пережил это. Он снова начал набирать обороты, когда вернулся в Штаты в 1973 году. После 25 лет заключения он был выпущен под залог и заново открыл для себя свою молодую и растущую американскую аудиторию. С тех пор он только набирал силу, проводя серию публичных чтений по всей стране, читал лекции, преподавал в разных колледжах и постоянно писал. Его недавно завершенный роман «Города красной ночи» (детектив, который должен выйти в свет в ближайшее время) подаёт большие надежды. Одним из наиболее необычных аспектов карьеры Берроуза как писателя является то, что он не начал писать, пока ему не исполнилось 34. Всегда интересно догадываться, что же дало волю словесному запасу автора. В случае Берроуза это вполне могло быть случайной стрельбой в 1949 году в Мексике, обернувшейся смертью его гражданской жены Джоан Воллмер. В тот ужасный день он пришел в себя, когда плакал на улице. Вернувшись домой, он начал пить и внезапно сказал жене, что «пришло время для нашего выступления Вильгельма Телля». 38-й калибр дал осечку. Ослепляющая вспышка — и его жена мертва. После этого случая Берроуз начал постоянно писать. Его записки, которые позже превратились в «Голый завтрак», были написаны в захудалых отелях и барах по всей Южной Америке и, наконец, собраны в книгу в Копенгагене, Танжере, Венеции и Париже. «С 13 лет я читал книги по фармакологии и медицине. Однако больные люди действуют мне на нервы». Берроуз сочинил свои тексты на основе своих ранних опытов, некоторые из которых прямо связаны с «Нарколыгой». Между тем, когда Берроуз был наркоманом, он работал крысоловом, барменом и даже частным детективом. Некоторый свет проливается на переулок, из которого он смотрел на свою жизнь, после инцидента, о котором он недавно рассказал: «Я помню, как пытался попасть в «21» [эксклюзивный ресторан на Манхэттене, предназначенный для кинозвезд и богачей] в качестве частного детектива, чтобы вызвать в суд какого-то гражданина, и найти способ обойти охрану на входе». «В детстве я хотел быть писателем, потому что писатели всегда были богатыми и знаменитыми». Его любимые авторы — Грэм Грин, Ричард Хьюз, Джозеф Конрад, Раймонд Чандлер. «Они бездельничали в Сингапуре и Рангуне, курили опиум в жёлтых шёлковых костюмах. В Мэйфэре они нюхали кокаин. Ещё они пробирались в запретные места с верными друзьями, а там курили гашиш». Детство Берроуза прошло в Сент-Луисе. Позже он описал как это «злокачественное матриархальное общество». Семья из четырех человек, в которой была гувернантка-англичанка. «Моё первое литературное эссе называлось «Автобиография волка». Люди смеялись и говорили: «Вы, должно быть, имеете в виду биографию волка». Нет, я имел в виду автобиографию волка и до сих пор так думаю. Было что-то ещё под названием «Карл Крэнбери в Египте», который так и не вышел в свет… «Карл Крэнбери» застрял там, на жёлтой линованной бумаге… Тогда я также написал вестерны, рассказы о гангстерах и доме с привидениями. Я был совершенно уверен, что хочу стать писателем». С 12 до 15 лет Берроуз посещал школу Джона Берроуза. В 15 лет из-за состояния здоровья его отправили в школу-ранчо Лос-Аламос. «У меня возникла романтическая привязанность к одному из мальчиков из Лос-Аламоса, и я вел дневник этого романа, который затем оставил в школе перед отъездом домой... Даже сейчас я краснею, когда вспоминаю его содержание. Во время пасхальных каникул второго года обучения я уговорил свою семью разрешить мне остаться в Сент-Луисе, поэтому мои вещи были упакованы и отправлены мне из школы. Я сильно переживал, представляя, как мои одноклассники читают это вслух друг другу. Когда коробка с вещами наконец прибыла ко мне, я с безумным волнением открыл её и вытаскивал оттуда всё, пока не нашел дневник и не уничтожил его, даже не взглянув на те ужасные страницы». После Берроуз поступил в Гарвард, где изучал английскую литературу, живя сначала в Адамс-хаусе, а затем в Клеверли-холле. В детстве его волосы были светлыми. Сейчас Уильяму Берроузу 64 года (на момент интервью). High Times: В своем новом романе «Города красной ночи» вы пишете о покидании сознанием тела. Это что, происходит на самом деле? Берроуз: Я убежден, что вся книга о клонировании была сплошным обманом, но это вполне возможно. И нет никаких сомнений в том, что то, что вы называете своим «я», имеет определенное место в нашем мозгу, и если они могут его пересадить, они могут пересадить и ваше «я». Фактически, то, над чем работают эти трансплантологи, — это трансплантация мозга. High Times: Был ли у вас когда-нибудь опыт выхода из тела? Берроуз: А у кого не было? High Times: Я не совсем понимаю, что это такое. Берроуз: Я покажу тебе прямо сейчас. Вот где вы остановились? High Times: В отеле Lazy L. Берроуз: Как выглядит ваша комната? High Times: Стандартная двуспальная кровать, коврик цвета ржавчины и... Берроуз: Вы прямо сейчас переживаете такой опыт. Прямо сейчас ты находишься там. High Times: Да, я будто стоял прямо посреди комнаты и осматривался, но в своей памяти. Берроуз: Это круто, не правда ли? Но и сны, конечно, тоже прекрасны... High Times: Вы когда-нибудь мечтали быть кем-то другим? Берроуз: Часто. Как-то раз я посмотрел в зеркало, и обнаружил, что я черный. Посмотрел на свои руки, но они все ещё были белыми. Это обычное дело. Чаще всего это кто-то, кого я не знаю. Я смотрю на своё лицо, и оно совсем другое, и не только мое лицо, но и мои мысли. Я оказался посреди чьей-то идентичности, но мне почти всегда комфортнее быть тем человеком, которым я стал. High Times: В чем ваша самая большая сила и слабость? Берроуз: Моя самая большая сила — это способность противостоять самому себе, независимо от того, насколько это тяжко и неприятно. Моя самая большая слабость в том, что я этого не делаю. Я знаю, что это загадочно, но на самом деле это своего рода общая формула для всех нас. High Times: Вы помните, как впервые покурили марихуану? Берроуз: До 1937 года не существовало федерального закона о запрете марихуаны. Раньше её можно было купить в магазинах. Фиолетовая травка «Лучшее, что я когда-либо курил...» — сказал мне парень. Я купил немного и выкурил всё в одиночестве, в своей комнате. Мне тогда было 18 лет. Это произвело потрясающий эффект. High Times: Как ты потерял палец? Берроуз: А... э... взрыв. Потрепал мне всю руку. Видите ли, я почти потерял всю руку, но мне делал операцию очень хороший хирург, и он спас остальные пальцы. High Times: Это был взрыв пистолета? Берроуз: Нет, нет, нет, это были, э... химические вещества! Хлорат калия и красный фосфор. High Times: Что ты с ними делал? Берроуз: Химические вещества! Мы дети! Мне было 14 лет, я всю жизнь интересовался лекарствами, медициной и болезнями, а фармакология всю жизнь была одним из моих любимых хобби. Фактически я год учился в Вене, но решил не продолжать, потому что это был слишком долгий период учебы для меня. И тогда я совсем не был уверен, что хочу заниматься именно медицинской практикой. Но меня всегда интересовали болезни и их симптомы, яды и лекарства. С 13 лет я читал книги по фармакологии и медицине. Однако больные люди действовали мне на нервы. High Times: Я слышал, что в ближайшее время мы можем рассчитывать на гораздо большую продолжительность жизни. Берроуз: Об этом есть очень интересная книга Гордона Тейлора «Биологическая бомба замедленного действия». Он говорит, что существует возможность продлить жизнь до 200 лет, причём не через 100 лет в будущем, а уже через 10 или 15 лет. Тогда возникает вопрос: а что, если все проживут так долго? Куда мы их всех положим? У нас сейчас слишком много людей. Разумеется, любое избирательное распределение или посредничество, продлевающее жизнь, было бы очень трудным. По сути, это указывает на то, что наша скрипучая социальная система не может принять биологические открытия, которые встречаются на пути развития, и это одно из них. Мы также сможем повысить интеллект с помощью определённых лекарств. Но тогда кто будет получать эти лекарства, кто будет это решать? High Times: это приведет к гораздо более контролируемому обществу. Берроуз: Я не думаю, что это вообще так. То, что сделал Лири, и я считаю его вполне обоснованным, состоит в том, что Вашингтон больше не центр силы, он больше не центр чего-либо, это пустышка. Он всё меньше и меньше влияет на то, что на самом деле происходит в стране. Нет необходимости кому-то контролировать всё это, потому что есть признаки того, что они этого не сделают. Предположим, я богатый человек, нанял группу ученых, и они открыли таблетку долголетия. Что ж, тогда я решаю, что с этим делать. Я могу раздать таблетки всем своим друзьям или ученым, которые их создали. Именно на это указывает Тейлор, что наше правительство не может принимать эти решения, поэтому им не придется их принимать. Они не будут отвечать. Правительство не может полностью монополизировать все научные открытия. Поэтому я думаю, что у нас не будет более контролируемого общества. Науку по своей природе очень трудно монополизировать, потому что, как только что-то известно, оно становится общеизвестным в научных кругах, и каждый может это делать. High Times: Является ли героин наркотиком, который следует изучать и использовать? Берроуз: По сути, нет разницы между героином и морфином. Героин сильнее по объему, а значит, и качественно сильнее. Боль, которую не облегчит никакое количество кодеина, можно облегчить с помощью морфина. Вероятно, существуют такие заболевания, как проказа глаза и рыбный яд, при которых можно накачать любое количество морфина, и это не принесет никакой пользы. А вот героин сможет справиться. Конечно, героин следует использовать в медицинских целях, и они думают о том, чтобы узаконить производство героина, потому что это лучшее обезболивающее, чем морфин, и менее тошнотворное. Бывают ситуации, когда тошнота от морфина может привести к летальному исходу после определенных операций. В таких случаях героин оказывается гораздо более полезным наркотиком, чем морфин. Кроме того, он гораздо полезнее при неизлечимых формах рака. High Times: Что на самом деле вызывает рост употребления наркотиков молодежью? Берроуз: Менее информированные СМИ имеют большое значение. High Times: А что на самом деле произойдет? Берроуз: Они собираются легализовать марихуану, значит, рано или поздно они придут к какой-либо форме поддержки героина. Многие люди, связанные с обеспечением соблюдения законов о наркотиках, на самом деле думают, что бесполезно пытаться обеспечить соблюдение не имеющего законной силы закона и что это такой же провал, как и запрет. Это произведет потрясающие перемены. Это уничтожило бы весь чёрный рынок героина и полностью устранило бы необходимость в Управлении по борьбе с наркотиками. High Times: Смогут ли они в будущем применять наркотики практически для чего угодно? Берроуз: Они уже на этом пути. Очень скоро у них будет синтезированный эндорфин. Это опиат, вырабатываемый организмом, в 30 раз более сильный, чем морфин, который теперь извлекается из мозга животных, особенно верблюдов, у которых очень высокий болевой порог. Они обнаружили, что он действительно купирует острую боль и снимает симптомы, но это всё ещё ужасно дорого, 3000 долларов за одну дозу. Речь идет о положении, в котором был кортизон, когда он впервые появился. Очень дорого! Но это вопрос дополнительных исследований и синтеза, хотя им понадобится примерно пять лет, чтобы вывести эндорфин на рынок, потому что грёбаное FDA действительно мешает любым исследованиям. Он вполне может решить всю проблему зависимости, потому что, будучи естественным веществом тела, он, по-видимому, не вызывает привыкания. High Times: Писать под морфином сильно отличается от письма под марихуаной? Берроуз: Это настолько разные вещи, насколько это возможно. Два препарата действуют в совершенно противоположных направлениях. Обезболивающее, такое как морфин, естественным образом снижает вашу осведомленность об окружающем и вообще обо всем, что происходит в вашем физическом теле. Когда вы принимаете морфин, у вас становится не такое богатое воображения. Ориентация становится фактической. Можно писать, можно делать всё что угодно, но я считаю, что морфин противопоказан для любого творчества. Подходит лишь для рутинной работы. На нём могут работать врачи и юристы, банковские кассиры, и он, возможно, хорош для написания новостных статей. Это не подходит для творческого письма, потому что притупляет ваше воображение. High Times: Когда вы писали «Голый завтрак», вы сказали Джеку Керуаку, что, по-видимому, являетесь агентом какой-то другой планеты, и ещё не все сообщения были расшифрованы вами. Все ли ваши работы были отправлены с других планет, и ваша работа заключалась в их расшифровке? Берроуз: Я думаю, это можно сказать про любого писателя. Лучшее, кажется, всегда исходит откуда-то... возможно и из недоминирующей части мозга. Есть очень интересная книга Джулиана Джейнса «Происхождение сознания и разрушение двухпалатного разума». Его теория состоит в том, что первые голоса были голосами галлюцинаций, что все были шизофрениками примерно до 800 г. до н.э. и имели лишь суперэго, но совсем не личное эго. Поэтому не было никакой ответственности. Всё изменилось во время великого хаоса, и тогда у нас появилась идея морали, ответственности, закона, а также интуиция. Если вы действительно знаете, что делать, вам не придётся спрашивать. Идея Джейнса заключалась в том, что первые люди всегда знали, что им делать. Им это приходило извне. Это не было фантастикой, потому что они действительно видели и слышали своих богов. Так что у них не было ничего, что мы называем «я». Наше «я» — это полностью иллюзорное понятие. У него есть пространство, в котором оно существует. У них не было этого пространства, не было никакого «я» или чего-либо, что ему соответствовало. High Times: Виновата ли человеческая природа в этом... Берроуз: Человеческая природа — еще один плод воображения. High Times: Что я имею в виду, когда говорю о человеческой природе? Берроуз: Вы имеете в виду, что существует некий скрытый смысл, которым люди живут. Я вообще не думаю, что это правда. Огромный диапазон, в котором люди могут быть обусловлены, поставит под сомнение любую такую концепцию. High Times: Во что вы верите? Берроуз: Идея веры также бессмысленна. Что это значит: ну, например, я кое-чему верю. Хорошо, теперь у вас есть кто-то, кто слышит голоса и верит в них. Это не значит, что у них есть какая-то необходимая реальность. Вся ваша концепция нашего «я» — иллюзия. Нет такого понятия. У нас должно быть хоть что-то, называемое «я», прежде чем мы будем говорить о том, во что верит это «я». High Times: кажется, существует невообразимое количество бессмысленных слов, загрязняющих наш язык. Берроуз: Капитан говорит: «Корабль тонет». Люди говорят, что он пессимист. Он говорит: «Корабль будет плавать бесконечно». Он оптимист. Но на самом деле это не имеет ничего общего с тем, что происходит с протечкой и состоянием корабля. И пессимист, и оптимист — бессмысленные слова. Все абстрактные слова бессмысленны. Они объединят такие разрозненные политические явления, как нацистская Германия и экспансионистское милитаристское движение в высокоразвитой индустриальной стране, вместе с Южной Африкой и назовут их фашизмом. Южная Африка — просто белое меньшинство, которое пытается удержать то, что у них есть. Это совсем не одно и то же. Назвать обоих фашистами — все равно, что сказать, что нет разницы между наручными и настенными часами. High Times: Какой была атмосфера в Нью-Йорке во время Второй мировой войны? Берроуз: Здесь было полно униформы, и на любом бизнесе зарабатывались невероятные суммы денег. Вам просто нужно было запустить прачечную или что-то ещё, и вы могли бы заработать состояние, потому что все услуги были недоступны. Предприниматели уводили людей с улиц, чтобы заставить их работать на любой работе. Это было очень необычно. High Times: Вы были в Вене в 37-м. Было ли ощущение, что всё это место вот-вот взорвется? Берроуз: Они знали, что Гитлер идет на них. High Times: Как люди отреагировали на Гитлера как на фигуру СМИ? Берроуз: Многие люди в Америке были прогитлеровскими, и не только богатые. Мой дядя, Айви Ли, в конце 30-х годов был пиарщиком Гитлера в кампании «Делай бизнес с Германией». У него было много разговоров с Гитлером, и он однажды сказал: «Гитлер сказал мне: «Я ничего не имею против евреев». Старик Айви умер через четыре месяца после этого разговора... от опухоли мозга. Весь Йорквилл в Нью-Йорке был прогитлеровским, целые части Чикаго были прогитлеровскими. High Times: Что же им могло нравиться в нем? Берроуз: Он был лидером, у которого не были связаны руки. Нами правят люди, у которых «связаны руки». Они всегда говорят: «Ну, я бы хотел что-нибудь сделать с этим... но у меня связаны руки». High Times: С точки зрения вашей жизни и работы в 40-е, 50-е и 60-е годы, удивлены ли вы нынешним состоянием Америки и американцев в целом? Берроуз: Я бы сказал, что это самое простое место для жизни, какое только можно найти, и тут чертовски лучше, чем я ожидал. Казалось, что США должно было перерасти в репрессивное полицейское государство, но этого не произошло. Одним из важнейших поворотных моментов, несомненно, стал Уотергейт. Но что такое американцы? Здесь есть всё, от фермеров до физиков-атомщиков, и определенно нет единообразия в их мыслительных процессах. У них очень мало общего. На самом деле, у американцев, так сказать, меньше общего, чем у представителей любой другой национальности. Между сельской и городской средой существует огромная разница. Существует так много групповых и профессиональных различий у населения. High Times: Вы за государственное, а не за национальное правительство? Берроуз: От федерального правительства не поступало ничего, кроме проблем и расходов. Запреты и вся эта чушь пытаться контролировать наркотики. Федеральное управление по лекарственным средствам в целом мешает любым исследованиям. Им понадобится пять лет, чтобы вывести этот эндорфин на рынок из-за долбанного FDA. И ещё они работают рука об руку с крупными фармацевтическими компаниями. Они на самом деле некие полицейские среди крупных фармацевтических компаний. Так что чем меньше вмешательства со стороны федеральной бюрократии, тем лучше. А также они принимают законы, которые затрагивают штаты, у которых проблемы совершенно иные, чем у восточного побережья, но ведь им должна быть предоставлена свобода действий для решения своих собственных проблем. High Times: Большая часть ваших работ резко осуждает планету в целом. Что вы думаете по этому поводу? Берроуз: Что касается всего цикла перенаселения и загрязнения, создается вопиющее и отвратительное ощущение того, что делается всё очень неадекватно, и это только лишь одна проблема. Также есть распространение ядерного оружия, что также является проблемой загрязнения всей планеты. Проблема всей экономической системы, когда нужно всё больше и больше, чтобы покупать всё меньше и меньше. И это общемировая проблема, которая вовсе не ограничивается западной культурой. Другой вопрос, есть ли способ решить эти проблемы. Честно говоря, я сомневаюсь, что многое будет сделано для этого. Загрязнение продолжается уже весьма долгое время, но знаете, иногда внезапно наступает момент, когда вы достигаете насыщения. Что касается любой возможной надежды или решения, я согласен с Тимоти Лири — единственные возможности находятся в космосе. В недавнем разговоре о космических станциях он сказал: «Когда место заполняется до такой степени, как Земля, это признак того, что народ успешен и пора покорять новые земли». Итак, он сказал — подумайте! — об этих космических станциях. У нас будет таблетка долголетия, чтобы вы могли прожить 500, 600, 700 лет. Так что он предлагает, как мне кажется, две самые важные вещи — бессмертие и космос. Он также указывает, что настоящие космические программы будут разрабатываться частными инвесторами, что станет одним из лучших вложений для частного капитала, делающего что-то действительно радикальное с деньгами. Кажется, это уже возможно в рамках современных технологий. Они поддержали бы довольно небольшие группы людей, и, очевидно, можно было бы выбрать планету, так что там было место для бисексуальных вегетарианцев и Аниты Брайант! High Times: Но похоже, что на космос тратят лишь ограниченное количество денег. Берроуз: Мы очень близки к тому моменту, когда деньги в любом случае не будут ничего значить. Они кричат: «А сколько же это будет стоить?» Это действительно совершенно бессмысленная концепция. Деньги всё меньше и меньше определяют нашу реальность. Понимаете, вся эта идея, например: формула — убить богатых людей и забрать их деньги. Ну, ты убиваешь богатых людей и начинаешь забирать их деньги, а у тебя столько бумаги, которая уже ничего не значит. Деньги не являются постоянным фактором, это просто процесс, полностью зависящий от признания их существования. Мы уже видим ситуации без денег, и я думаю, что мы всё ближе и ближе к этому подходим. Что касается коммунизма, это чисто относительная формулировка, выросшая из капитализма. Другими словами, он вообще не является независимым новым, и по этой причине он менее гибкий и имеет меньший потенциал выживания. Дни невмешательства капитализма полностью мертвы, и предположения коммунизма XIX века также мертвы, потому что они основывались на капитализме невмешательства. Хотя в капиталистических странах от него почти не осталось и следа, коммунизм всё ещё связан с чем-то, что умерло более ста лет назад. И современные коммунисты цепляются за эти устаревшие концепции, отказываясь признать противоречия и неудачи всей марксистской системы. Коммунизм не знает перемен. Капитализм гибок, и он всё время меняется, причем бесконечно. Коммунисты, видимо, до сих пор утверждают, что они не меняются, они следуют тем же марксистским принципам. У нас нет никаких принципов. Это наше преимущество. High Times: Считаете ли вы, что много разговоров, которые ведутся в газетах, на телевидении и в повседневной жизни, совершенно бессмысленны? Берроуз: Совершенно верно, потому что они всегда используют лишь общие слова. Нет такой сущности, как люди. Нет такой сущности, как американцы, нет такой сущности, как «большинство людей». Это лишь общие сведения. Все общие слова просто бессмысленны. Вы должны привязать это к конкретному человеку, выполняющему определенное действие в определенное время и в определенном месте. «Люди говорят...», «Люди верят...», «В соответствии с общепринятым мнением врачей...». Ну, как только вы это услышите, вы поймете, что этот человек не может определить, о ком он говорит, и вы знаете, что слушаете бессмысленные заявления. Медицинское мнение сводилось к тому, что марихуана сводила людей с ума. Что ж, мы прижали Анслингера и попросили доказательства. Все, что он смог придумать, — это один индийский врач, который заявил, что считает использование марихуаны основанием для заключения в психиатрическую лечебницу. Таким образом, было доказано, что марихуана сводит людей с ума. Всегда следует бросать вызов общественности. Начальник полиции Лос-Анджелеса, Дэвис, написал свою колонку о порнографии. Он говорит: «Исследования показали, что порнография приводит к экономической катастрофе». Хоть кто то спросил: «Кто изучает? Где исследования?». High Times: Почему текст всё ещё остается позади живописи? Берроуз: Не было изобретения, которое заставляло бы писателей двигаться, как и фотография, которая заставляла бы художников двигаться. Сто лет назад они рисовали коров в траве — репрезентативная картина — и она выглядит точно так же, как коровы в траве. Что ж, фотография могла бы сделать это лучше. Одно из изобретений, которое определенно исключает какой-либо вид письма, — это магнитофон, который может записывать субвокальную речь, так называемый поток сознания. В письменной форме мы всегда интерпретируем то, что думают люди. Ну, я имею в виду, что это просто моё приблизительное предположение. Предположим, у меня есть машина, с помощью которой я могу записывать субвокальную речь. Если бы я действительно мог записывать то, что кто-то думает, мне не нужно было бы интерпретировать это. High Times: Как будет работать эта машина? Берроуз: Мы знаем, что субвокальная речь включает в себя фактическое движение голосовых связок, так что это просто вопрос чувствительности. Есть шум, связанный с субвокальной речью, но мы не можем его уловить. Возможно, можно это сделать в рамках современных технологий, но пока этого не сделано. High Times: Люди усваивают и повторяют слова рок-песен, что делает их очень эффективными. Как вы думаете, печатное слово может стать более эффективным средством коммуникации, чем оно есть, потому что люди не тратят время на чтение отрывков из книг в своей голове? Берроуз: Да, это так. High Times: Ну, не много людей. Берроуз: Многие из них не знают, откуда взялось то, что у них в головах. Многое из книг. High Times: Однако слова в сопровождении музыки, как правило, имеют больший эффект. Берроуз: Это соответствует теории двухпалатного мозга. Если вам удастся добраться до недоминантной части мозга, значит, всё готово. Вот откуда берутся песни, которые играют в вашей голове, в правом полушарии мозга. Как ни странно, самое интересное в этой книге — это все клинические данные Джейнса о людях, у которых были разрушены различные области мозга. Недоминантная часть мозга может петь, но не может говорить. Вы можете сказать таким людям: «Хорошо, если не можете сказать, спойте». High Times: Был ли Керуак самым близким другом и писателем твоего поколения? Берроуз: Джек предложил название «Голый завтрак», и он призвал меня писать, когда мне это было неинтересно. Вот оно. Но стилистически или в плане влияния, я совсем не чувствую себя с ним близким. Если бы я упомянул двух писателей, которые оказали самое непосредственное влияние на моё творчество, это были бы Джозеф Конрад и Дентон Уэлч, а не Керуак. High Times: Был ли у Керуака хороший жизненный опыт, чтобы он мог о нём написать? Берроуз: Я бы сказал, что он был там как писатель, а не как мастер механик или кем бы он ни был. Он сказал: «Я шпион в чьем-то теле. Я здесь не тот, каким должен быть». High Times: Это то, что в конечном итоге сделало его несчастным? Берроуз: Вовсе нет. Это верно для всех художников. Вы здесь не как газетный репортёр, врач или полицейский, вы здесь как писатель. High Times: Казалось, он потерял контакт с людьми, так он и закончил... Берроуз: Все писатели теряют контакт. Я бы не сказал, что он был особенно несчастен. У него были проблемы с алкоголем. Это и убило его. High Times: Когда вы в последний раз видели его? Берроуз: В 1968. Я был на съезде в Чикаго, и Esquire предоставил в мое распоряжение комнату в отеле Delmonico, чтобы написать рассказ. Затем Керуак пришел навестить меня, и он жил в то время в Лоуэлле, и у него были эти старшие зятья, один из которых держал винный магазин, и они возили его повсюду. Ему было очень тяжело, потому что он снял другую комнату в отеле и остался ночевать, заказывал бутылки виски и пил в ресторане. High Times: Вы много говорили? Берроуз: Ну, у него тяжёлая работа. Это было, когда он пошел на шоу Бакли, и я сказал ему: «Нет, Джек, не ходи, ты не в состоянии идти». Но он ушел той же ночью. Я сказал: «Я даже не пойду». Аллен Гинзберг ушел. И все они уехали на следующий день. Это был последний раз, когда я его видел. Год спустя он умер. Цирроз, массивное кровотечение. Вы когда-нибудь слышали о писателе по имени Дентон Уэлч? High Times: Кто это был? Берроуз: Ну, он был своего рода оригинальным панком, и его отец называл его Панки. Он ехал на велосипеде, когда ему было 20, и какая-то полная п***да ударила его и искалечила на всю оставшуюся жизнь. Он умер в 1948 году в возрасте 33 лет, написав четыре прекрасные книги. Он был великим писателем, очень ценным. В заключение я хотел бы порекомендовать одну книгу читателям High Times. Это книга «Молодость — это удовольствие» от Дентона Уэлча. Куда ты сейчас едешь? High Times: В «21». Берроуз: «21» еще существует? High Times: он не только существует, но и невероятно или нет, в нём есть лучший в мире стейк-тартар по-сенегальски. Вещь, которую вы не сможете забыть. Берроуз: Я бы предпочел сесть в такси и попросить их прислать мне обед. Ужин в «21» весьма дорогой. Меня туда никогда не приглашали… Ещё почитать: Легенды High Times: Чарльз Буковски Легенды High Times: Эд Розенталь Гранд-дама мира каннабиса Интервью с создателем RAW Сеть Шарлотты: История происхождения КБД Просмотр полной Статья
  20. В 2005 году Джон основал компанию RAW, которая производит полностью натуральную бумагу для самокруток. Под его руководством бренд RAW стал узнаваемым и востребованным во всём мире. В этом эксклюзивном интервью для журнала High Times, опубликованном в апреле 2019 года, он рассказал о секрете своего успеха, важности инноваций в предпринимательстве и о благотворительной деятельности, ставшей его главной страстью. — Большинство людей знают Raw Papers — это и моя любимая бумага для самокруток. Она уже стала частью жизни многих людей. — Спасибо. — Нам интересно, что было до того, как вы основали компанию? Верните нас в то время. Как вы попали в индустрию? — Хорошо, я расскажу вам сверхкороткую версию этой истории, потому что вы не дадите мне несколько часов, чтобы рассказать все подробно. Но я бы это сделал! Для меня всё началось, когда я был ребенком здесь, в Нью-Йорке, и мой отец проделывал волшебный трюк с бумагой для самокруток. Это был единственный магический трюк, который он знал, и он заставил меня полюбить эти бумажки. Они стали для меня истинным и страстным увлечением. Я стал их коллекционировать. Всё, чем я действительно хотел заниматься, — это скручивать бумагу. Я любил эти бумажки. Думаю, в то время у меня была самая большая коллекция в мире. Это было моё хобби. Это была моя страсть. Поэтому, когда я учился в колледже, я собрал достаточно денег, чтобы открыть свой крошечный магазинчик в Гейнсвилле, штат Флорида, где я начал общаться с другими коллекционерами, чтобы привозить разные классные бумажки из Европы, в общем, много старого и классного дерьма. Это и привело меня в настоящую индустрию, где я уже импортирую бумаги в Америку и продаю их. А потом у меня появилась идея Raw: я был в своем магазине и привозил почти всё, что кто-нибудь просил привезти. Один чувак попросил меня притащить ему натуральных сигарет, и в то время это было большим делом, ведь это был 1993-й. Он сказал: «Боже мой, ты должен достать их, они потрясающие! Вы просто должны привести их!». Поэтому я ответил: «Конечно». Я привез их ему, он входит, открывает дверь и дает мне покурить. И он вытаскивает их, а я уже на тот момент очень много знал про бумагу. Ну и вот, я стою и ожидаю, что они будут натурального коричневого цвета (ведь табак коричневый). Я ожидаю, что это будет такая красивая вещь, потому что он говорил мне: «Они натуральные!». А он вытаскивает сигарету, и она выглядит как обычный грёбаный Мальборо. Я был так разочарован. Именно тогда я понял, что вся бумага, по сути, была белая. Почему это было так? Почему мы до сих пор творим это дерьмо? Это и привело меня к Raw. — Вы ведь говорите об отбеливателе? То есть бумага отбеливается настоящим отбеливателем? — Некоторые виды бумаги отбеливаются настоящим отбеливателем. Часто, когда вы видите белую бумагу, вы видите меловую пыль, как в школьные времена. Крупнейшие бумажные компании добавляют мел в свою бумагу. Он даёт вам то, что мы называем фиктивным белым пеплом: когда бумага сгорает, вы видите белый пепел и думаете: «Боже мой, это же очень хорошее качество стаффа!». Но вы не понимаете, что буквально курите меловую пыль. Теперь вы знаете, что это, скорее всего, повлияет на вкус и другие аспекты. Но если вы такой же любитель всего чистого и натурального, как я, то последнее, чем вы хотите заниматься — это курить меловую пыль. Они делают это даже с коричневой бумагой. Они буквально берут старую бумагу, и, может быть, она немного отличается, но в ней всё ещё есть мел, а затем они добавляют этот коричневый краситель. Это называется «аммиачная карамель», аммиачно-коричневый краситель. Они добавляют его, чтобы сделать бумагу более коричневой! Они не думают о том, что вы сможете почувствовать вкус мела. Они даже не ждут, что вы это осознаете, ну а вы-то всё понимаете, потому что ощущаете «это» на вкус! — Итак, у вас был свой магазин, и вы поняли, что на рынке не хватает натуральной бумаги, и это привело к появлению Raw Papers? — По сути да. Я курю. Я много курю. У меня всегда есть покурить. И вы наверняка знаете, каково это, когда вы курите в компании. Вы сидите с друзьями и придумываете всякие чертовски изумительные идеи, и, кстати, Raw был одной из таких идей. Я не знал, хватит ли у меня когда-нибудь средств, чтобы на самом деле это осуществить, но я мечтал об этом, начиная с 1993-го года. — Я помню, как впервые увидел пачку твоих бумаг, я тогда немного скептически относился к любому новому продукту. Но потом попробовал и понял, что они крутые, это что-то совсем другое и новое. Смена старым бумажкам. Это было ещё до того, как началось повальное увлечение прозрачной бумагой... — О Боже! — Я всегда был против этого. Однако у меня было несколько друзей, которые пошли этим путем. Ну, а теперь у вас в амбасадорах есть все эти знаменитости, Виз Халифа и 2 Чейнз... — Да, они мои приятели. — Все они на Raw. Особенно запомнился Curren$y. Он был одним из первых рэперов, которые сказали: «Эй, я курю бумажки вместо бланта». Он чуть ли не стыдил своих друзей, которые курили бланты. — Да, потому что, когда ты куришь блант, ты не прочувствуешь вкуса всех терпенов, чувак. У вас просто нет шансов почувствовать вкус, его нет. — Ну, и ты убиваешь себя табаком. — Да, и ты в буквальном смысле убиваешь себя. — Люди говорили мне: «О, я бросил курить сигареты», и затем они курят блант. Ну и я спрашивал: «Вы ведь знаете, что вы будете курить нефильтрованный табак?» — О, не только это. Помните, что бланты и чистый табак не предназначены для полного вдыхания. Все знают, что сигары нельзя вдыхать... — Да, именно поэтому у людей и возникает некое чувство головокружения. Но, знаешь, идея бланта заключалась в том, чтобы одного пака хватало на дольше. Так сказать, растянуть удовольствие. — У меня тоже есть своя теория. Как тебе известно, я чертовски хорошо знаю эту культуру. Ведь я тоже часть этой культуры. Это началось, когда мы все курили действительно дерьмо. Но тогда и не было ничего другого, кроме действительно отвратного дерьма. Когда вы курите мусор, блант может стать отличным выходом, понимаете? — Верно, но если вам нужен аромат... — Да, мы идем другим путем. Вы видели мои последние новинки, такие как Raw Black. Все дело в том, чтобы вы смогли почувствовать вкус ещё лучше. Я имею в виду, что если вы курите что-то, что на вкус как дерьмо, блант — отличный способ, потому что он замаскирует этот аромат и вкус. Но если вы курите что-то восхитительное, вы действительно хотите получить от этого удовольствие. Вы же не хотите есть стейк с долбаным презервативом на языке, если вы понимаете, о чём я. — Верно-верно. Но если говорить о стейке, вы ведь веган? — Да. — Вы стали веганом уже очень давно. А правда что у вас веганский Феррари? — Да, правда. Все дое…вают меня по этому поводу. — Это довольно лихо. Вообще нет кожи? — Никаких продуктов животного происхождения в клее, никакой кожи в машине. Это задача была настоящей занозой в заднице. Но это очень красиво. — Итак, очевидно, это и есть признак успеха вашего предпринимательства, которым вы так сильно увлечены. Но вы ещё больше увлечены благотворительностью, не так ли? — Этот придурок, сидящий прямо перед тобой, вероятно, к настоящему времени спас примерно 25000 жизней. Представьте себе это. Этот гребаный чувак, который курит больше, чем кто-либо из читающих это, буквально так или иначе спас около 25000 других людей. Это уму непостижимо, что я вообще могу делать это дерьмо. — Как такое возможно? — Есть очень большая потребность в помощи в таких местах, как Эфиопия, Уганда и Конго, и различные программы питания, которые я реализовал на Филиппинах. Но мои самые большие заслуги приходятся на Эфиопию, потому что у меня там есть потрясающая бригада помощников. Не знаю даже, как это описать. Я называю это предпринимательской филантропией, мы ведем её почти как подразделение бизнеса, мы буквально стремимся к этому. Мы называем это CPL — стоимость жизни — что ужасно. Надеюсь, вам никогда в жизни не придется рассчитывать такое. Когда вы оцениваете, какие проекты выполнять, вы решаете, какова стоимость жизни, и вы рассчитываете на максимальную стоимость жизни, не глядя на религию, предпочтения или что-то ещё. — Правильно. Вы говорите о самых бедных частях нашего мира. — Да, вы смотрите на самых бедных из бедных. В апреле я был в Дире Дауа, Эфиопия, где вместе с коллективом Sisters of Mother Teresa мы только что установил прекрасную систему водоснабжения. У них там не было пресной воды, хорошей чистой воды. Мы внедрили эту удивительную систему для них. Это место, где так бедно и сурово, что мне там просто нельзя ночевать, ведь я там не местный... Вы буквально копаете для них первые колодцы, которые когда-либо существовали в этих местах. Иногда они все-таки сами получают доступ к воде, но вода, которую они добывают, настолько низкого качества, что её нельзя пить ни в коем случае! — Итак, дети умирают от этой воды. — Да, дизентерия. Там есть любая болезнь, передающаяся через воду, которую вы только можете себе представить. С 4-летнего возраста они проводят весь день с утра до ночи, собирая воду и принося её в дом. У меня есть видео, где маленьких девочек учат носить воду, и они спотыкаются о камни и падают, а им всего по 4 года. У меня самого есть дочь. Да, это чертовски душераздирающее зрелище. Это стало моим проектом любви, в котором я подумал: «Мы останавливаем это прямо здесь и сейчас». И мы сделали это. — Правильно. Почему больше предпринимателей не делают этого? Что останавливает людей? — Это страх и недостаток любви. Раздача денег... Я раздал, не знаю, может быть, уже два миллиона баксов. Я точно не уверен, но что-то в этом роде... Для какого-то чувака раздавать такие грёбаные деньги чертовски страшно. Я мог бы использовать эти деньги, чтобы купить кучу дурацкого дерьма, или, может быть, эти деньги мне могли бы понадобится позже! И люди очень бояться этого. Однако я просто постоянно напоминаю себе, что пройдет не так много дней, когда я умру и буду похоронен в грёбаной земле, и я хочу, чтобы это стало легендарным с точки зрения «Этот ублюдок сделал так много чертовски хорошего. Он не просто брал, он и дал тоже, чувак». Это моя цель. Я работаю, а не притворяюсь, что я работаю! — Но ведь и ты тоже живешь по-крупному? — Да, конечно! — Я имею в виду, я слежу за тобой в Instagram. Вы путешествуете первым классом, навещаете всех этих знаменитостей и всё такое, и у вас отличная жизнь. — Я пытаюсь сделать и то, и другое сразу! Я пытаюсь прожить обе жизни одновременно. — Я считаю это невероятным. И всё это возможно благодаря вашей работе в сфере бумажек для самокруток. — Я понимаю это. — Итак, вы просто постоянно думаете о том, как улучшить продукт для людей? — Да. Это буквально то, что я делаю. Это действительно хороший способ выразиться. — Что ж, расскажи мне ещё немного о Raw Papers. Многие люди считают, что это бумага как бумага. Что отличает Raw от других? — Хорошо. Мы не будем слишком углубляться в науку о бумаге. Самая важная вещь — это то, что называется джоулями, когда вы пытаетесь сопоставить джоули, хранящиеся в бумаге, с вашим материалом. И поскольку в мире меняются материалы, мне пришлось изготавливать новую бумагу, чтобы соответствовать новым, невероятно высококачественным стандартам, которые есть у нас сейчас. Если я смогу сделать тонкую бумагу и дать вам ровно столько накопленной энергии, чтобы заставить ваш косяк правильно гореть и передавать свою энергию вам, то я выполнил свою работу совершенно правильно. Если я сделаю бумагу слишком толстой, вы тоже не испытаете радости от своего стаффа. Вы не будете чувствовать его так хорошо, как это возможно. Если я сделаю бумагу слишком тонкой, у бумаги не останется плотности, чтобы ваш стафф протлел полностью. Так что прямо сейчас Raw Black настолько тонкие, насколько это только возможно. На современном оборудовании вполне можно сделать намного тоньше. Мы могли бы, вероятно, сократить эту тонкость даже наполовину, но если вы закурите их, то вы их тут же возненавидите, потому что они не будет иметь нужной плотности для правильного сгорания вашего стаффа. Наше сырье делается из растений. Итак, если вы решите сделать бумагу только из растений, как вы сможете контролировать сгорание? Как сделать его лучше, не добавляя безумных химикатов? Ну, вы наносите свой «водяной знак». Это отпечаток на бумаге, который наносится паровым прокатным колесом, чтобы контролировать тление и чтобы он горел именно так, как вы хотите. Вы также разрабатываете этот «водяной знак» с разными размерами, разными формами. Затем вы работаете и над другими вещами. Затем мы продолжаем и продолжаем в том же духе, пытаясь сделать так, чтобы, в конце концов, каждый мог испытать лучшую в мире бумагу для самокруток. — Когда вы говорите о материалах животного происхождения, возможно, люди действительно не понимают, что многие из этих клеев на бумагах имеют животную основу, верно? — Некоторые компании, по крайней мере в прошлом, использовали клеи животного происхождения. Это то, что я ненавидел, когда делал свои бумажки, особенно в 90-х, — то, что они требовали натурального клея, когда клей был сделан из... — Копыта лошади и тому подобное. — Да, всё в таком роде. И да, технически это естественно. Просто это не то, о чем мы думаем, когда думаем о натуральности продукта. Согласен? — Правильно. — Итак, да, Raw по сути, просто сделаны из древесного сока. Та-дам! Знаешь, люди такие: «В чём твой секрет?» Немного растений и немного древесного сока! Это действительно так просто. — Что вы посоветуете предпринимателям? — Мой совет им — по-настоящему извлекать максимум из того, что они делают. Меня воспитывали бабушка и дедушка. Я вырос на теории создания лучшей мышеловки, согласно которой вы получаете вознаграждение за создание лучшей мышеловки. И ваша цель — всегда делать лучшее из того, что когда-либо делалось. Это первый шаг. Я знаю, что в настоящее время вы должны продвигать товар на рынок и заниматься всем этим… Отлично, круто. Это второй шаг. Шаг первый — сначала сделать максимально возможно крутой продукт. — Правильно, улучшите что-нибудь. А затем, если это удастся, улучшите мир... — Да. — Вы знаете, я думаю, что у людей есть общий цинизм, что каждый фонд — это налоговое убежище. Каждый раз, когда у кого-то появляется этот импульс, его мотивация не чиста. Но я имею в виду, очевидно, что у вас мотивация чистая... — Ну нет. Я говорю, что тут не так чисто. Ты хочешь знать почему? Отчасти я это делаю потому, что от этого мне чертовски хорошо. Трудно чувствовать себя плохо, когда за плечами столько жизней. Если вы понимаете, о чём я. — Вы напрямую спасаете жизни, и вам становится легче помогать людям. — Да, каждый раз, когда мы делаем проект. И каждый раз, когда ты находишься там, и видишь проекты, и трогаешь людей, которым ты чертовски помог… Чувак... Честно говоря, я должен сказать тебе, что на свете тупо нет большего кайфа, хотя я в своей жизни употреблял много грёбаных наркотиков, чувак. Нет ничего более великого, чем это чувство! — Невероятно! Что ж, от всех бумаг Raw, которые я употреблял за эти годы, мне стало легче. Но как обычный человек может участвовать в этом и помогать другим? — Из-за всей той чуши, которая там творится, из-за того, что здесь так много чуши, лжи, мошенничества и всего остального, что вы можете себе представить, мы ни у кого не берем деньги. Мы действительно этого не делаем. Иногда я прошу друзей внести свой вклад, а иногда, если мне приходится подавать в суд на какого-то чувака, я делаю урегулирование иска таким: «Хорошо, ты должен заплатить 50 тысяч баксов в Wine to Water» [смеется]. Вы собираетесь спасти кучу жизней в Эфиопии вместе со мной, нравится вам это или нет! Я делаю такие вещи, но на самом деле мы никогда не берём деньги у посторонних. Я больше всего хочу, чтобы люди делали то же самое. Я хочу, чтобы они подражали этому. Я хочу, чтобы они добились величайших успехов в грёбаном мире, особенно в том, чему они отдаются полностью. Итак, что бы вы ни делали, я просто хочу, чтобы вы делали это невероятно хорошо, добились грёбаного успеха, потому что мир нуждается в вас, а затем делились этим с другими. Ещё почитать: Интервью с Cheech Marin Интервью с Майком Тайсоном: Как он переписывает свою историю вместе с каннабисом Интервью с Борисом Йорданом: Русских в каннабизнесе больше чем кажется
  21. На подходе к дедлайну произошла забавная вещь... Ну, может быть, и не совсем смешная, но определенно слегка забавная и с оттенком поэтической справедливости. Дорогой редактор! Я понимаю, что пропустил дедлайн, но меня преследовали всякие мелочи, такие как ссора с женщиной, поломка машины, гость дома на одну неделю и многие другие, которые я не могу вспомнить. Но я точно помню, что мне пришлось продлевать водительские права. Каждый раз, когда мне продлевают водительские права, я начинаю понимать, насколько я стал старше. Это действительно знак того, что вы всё ближе к могиле, это даже более убедительный знак, чем Новый год или дни рождения. И хотя я действительно не против умереть, видимо, я не готов принимать этот факт старения, поэтому каждые четыре года при продлении водительских прав я устраиваю себе нехилую пьянку. Похоже, что именно так я и поступил — напился! А на следующий день я поехал, свернул налево на Фонтан и поехал в сторону Департамента транспортных средств Голливуда, но у меня слишком сильно болела голова, чтобы смотреть кому-то в глаза, поэтому я свернул направо и остановился у ближайшего бара. Голливудский бульвар, кажется, я был на Лас-Пальмас или Чероки, припарковался, вышел, вошел, сел, заказал у бармена Heineken в бутылке и хорошо поехал. Через пару стульев от меня, сидела старая девушка, которая выглядела так, будто у нее на голове была щетина дикобраза вместо волос. Она выглядела так, будто вырезала дыру в центре грязной простыни, чтобы сквозь нее могла проскользнуть голова, и надела эту вещь. — Привет, — сказала она. Я посмотрел на нее более пристально. — Я цыганка Хелена, — сказала она. — Филипп Мессбелл, безработный диспетчер, — ответил я. — Погадаем на ладони, Филипп? — Сколько? — Одно пиво. — Хорошо. Хелена перетащила свою простыню на табурет рядом со мной, схватила мою левую руку, скрутила её и стала трогать мою ладонь. — Ах, — сказала она, — у тебя очень длинная линия жизни... Ты проживешь долго... — Это уже было сделано. Расскажи мне что-нибудь новое. — А, — она потерла руку еще немного, — твое любимое пиво — Heineken. — Я сказал, прекрати это дерьмо. — О, теперь я это вижу! — воскликнула она. — Да, что видишь? — Тебя трахнут в течение следующего часа. — Кто? Ты что ли? — удивился я. — Может быть, и я. У тебя есть двадцать пять долларов? — Нет. — Тогда не я... Она выпила своё пиво, я допил своё и ушёл. Я сел в машину, поехал и свернул на бульвар. Моей голове стало немного лучше. Мне нужно было пройти этот чёртов экзамен, не прочитав книгу с правилами, но это было нормально для меня. Я ненавидел стоять в длинных очередях и смотреть на затылки людей. Затылки, конечно, зачастую выглядели не так плохо, как физиономии, но, тем не менее, это тоже было весьма ужасающе. Мне пришлось перестать копаться в своих мыслях. Когда я подъехал к следующему светофору, я внезапно почувствовал, что мне нужно как-то выделиться. Чтобы не думать о своей морщинистой заднице, я разглядывал бульвар. И тут я увидел эту женщину, которая сидела на скамейке автобусной остановки, возможно, это была Монро, вернувшаяся к жизни, только слегка побитая и бомжеватая. А ещё — с более полными боками и, конечно же, с более похотливой ухмылкой. Я улыбнулся её распахнутой юбке, которая показала мне гораздо больше, чем я видел за последние несколько месяцев. А она увидела, что я смотрю, и улыбнулась мне в ответ. Я улыбался. Она улыбалась. Это был улыбающийся мир. Как только загорелся зелёный свет, она соскочила с лавки и подбежала к моей машине. Я пнул правой ногой и дверь открылась, а она проскользнула внутрь автомобиля, как виноградная лоза, которую нужно сорвать. Парень в машине позади меня прокричал: «Если эта шлюха не убьёт тебя, то уже ничего не убьёт!» Я нажал на газ и помчался. Когда я взглянул на нее, она почесывала внутреннюю часть бедра. — Меня зовут Рози, — сказала она. — Гордон Плагг, — сказал я, Чарльз Буковски — Ты хочешь «Глубокое дерьмо», — спросила Рози, — или лучше «Вокруг света»? Может, тебе нужна «английская соль», «Коричневая собака» или «Желтое море»? «Проволочный хлыст»? «Присоска»? «Ручка от метлы»? «Трубочист»? Что ты хочешь? — Я хочу продлить свои водительские права. — Это будет стоить пятьдесят баксов. — Вы это сделаете? — Да. — Тогда делаем. Она посмотрела на меня, закуривая остатки маленькой сигары. — Ты странного вида, старый пердун. Ты выглядишь так, будто должен быть уже мёртв, но ты, похоже, забыл умереть. — Я подумаю над твоими словами. — В чем твоя проблема? — Разные вещи беспокоят меня весь день и всю ночь, Рози. — Какие? — Ну, например, каждый раз, когда я натягиваю штаны утром и начинаю застёгивать ширинку, я всегда думаю, сработает ли молния? Пока что она работает. Но меня беспокоит, почему эта мысль меня посещает? Она проходит сквозь меня? Зачем мне это нужно? Это энергетический ожог, совершенно бесполезный. — Почему ты не сходишь к психоаналитику? — Что мне нужно, так это психоаналитик, которому не нужен психиатр, а таких в городе нет. — То есть ты хочешь сказать, что почти все чокнутые? — Что ж, почти у всех есть свои проблемы, вроде моей молнии. Просто уровень их интенсивности и беспорядка различается в отношении молний и других подобных вещей. Рози зевнула: — Как далеко нам ещё до твоего дома? — Вот дерьмо, я думал, что мы идём к тебе! Рози изрыгнула сквозь кольцо дыма от сигары: — Это будет десять дополнительных долларов. — Хорошо, но мне всё ещё нужно продлить водительские права. — Ты сделаешь это… — Это будет что-то, — сказал я. — Я могу дать тебе банановый сплит-крем прямо в машине, пока ты за рулём. — Нет, я просто хочу продлить водительские права. — И ты готов к этому? — Каждые четыре года... Рози провела меня по улицам, а затем мы оказались у неё дома. Выглядел он так, будто всё построено из фанеры, стены немного прогибались. Но прямо передо мной стояла величественная пальма. Я следил за её задницей, пока она извивалась, пока она кружилась, кружилась и пела, требуя высвобождения из этой юбки, требуя высвобождения этого белого вещества из узелков Человека — этого вонючего, белого вещества, которое продлевало наше уродливое существование сквозь века. И я тоже иду по этому пути, как и те, кто был до меня. Рози распахнула дверь ногой, и я заметил много разных мальчуганов, которые сидели на корточках или слонялись по дому. Один парень, склонившись, работал над склеиванием авиамодели. Рози подошла и пнула его ногой по заднице так, что он укатился к дальней стене комнаты. — Дэвид, я же сказал тебе прекратить нюхать этот клей! Он разъедает границу между твоим мозгом и мешком для пердежа! Дэвид покачал головой, получил благословение, ткнул в Рози пальцем и крикнул: — Жри дерьмо и умри! Другой маленький парень сидел в футболке с Тимоти Лири. Он выглядел так, словно его выбросило на берег в четыре года. Маленькая девочка держала фотографию Берта Рейнольдса и прикладывала зажженную зажигалку к его огромному, мужественно улыбающемуся рту. Рот почернел и открылся. — Сгоревший Рейнольдс, — сказала она. Рози посмотрела на меня: — Деньги вперед! Я дал ей пятьдесят и десять, и она положила их куда-то и начала раздеваться, пока я смотрел, и, в отличие от большинства женщин, она выглядела без одежды гораздо лучше, чем в ней. — Рози, — тихо сказал я, — дети… —Тут нет ничего такого, чего они не видели, и причём много раз. Это похоже на старый фильм для них, который их уже утомляет. Ну и мне это тоже надоедает. — А теперь, Рози, мне нужна работа по продлению водительских прав. — Люди всегда получают то, за что платят. Рози выключила свет болтающимся сверху шнурком, затем она улеглась на грязный матрас. Я подошел, расстегнул ширинку и упал в волшебную необъятность этого тела, груди, бедер. Я думал об облаках и водопадах, о том, что мне повезёт в игре в кости, а потом я подумал: Господи, я даже не снял одежду, даже обувь. Мои руки нащупали её волосы, казалось, что в них будто застряли кусочки песка. А от неё самой пахло мокрыми резиновыми перчатками. Мне было весьма грустно, мне даже хотелось плакать, но я не понимал почему. Затем рот Рози открылся, и я был готов к этому. Я подумал, что ей одиноко, ведь она действительно одинока. Нет, подумал я, это я... Её язык был холодным, я прикусил его, и она впилась ногтями в мою спину, разрывая мою рубашку. Я почувствовал немного крови. Я опустил свою руку ей между ног и начал играть, прямо как на музыкальном инструменте... Все было хорошо, хорошо, а потом я был там, и она была очень хороша, это была не измученная п…да, а прямо потрясающая вещь, и тогда я забыл и не понимал, была ли это ночь или день, или где я нахожусь, но потом я словно вернулся с потолка и подумал, что это всего лишь чертовски хороший секс, и я трахался, и я эякулировал, опираясь на её волшебное тело, затем скатился и уже стоял перед камерой, там был старый весёлый урод и толстая женщина с глазами, как грецкие орехи, — она была примерно моего возраста, и она сказала: «Давай, улыбнись! Больно не будет!» Я улыбнулся. Была вспышка... — У вас есть временная лицензия на вождение, — сказала мне старуха. — В течение тридцати-шестидесяти дней ваши водительские права будут отправлены вам по почте. Затем я посмотрел вниз и заметил, что у меня расстегнута ширинка. Я потянулся, чтобы закрыть её. Но на этот раз она уже не закрылась. Сломалась! Я пошел к выходу и почувствовал, как прохладный воздух проникает в мою разорванную рубашку со спины. Моя машина стояла на стоянке. Я сел в неё, поджег сигарету и закурил. Я выехал со стоянки и поехал по улице. Это был неплохой день, и, судя по моим автомобильным часам, свободной у меня оставалась большая часть дня. Может, поеду на пляж или в кино. Я не любил фильмы, даже какое-то время вообще не смотрел ни одного. Но тут я решился на это. Я включил автомобильное радио и услышал песню о любви, ужасную песню о любви. Это был мир, полный паршивых песен о любви. Я выключил радио, и тут что-то напомнило мне, что я должен сходить в туалет. Скорее всего, это был мой всё ещё морщинистый зад. Я нашел заправочную станцию в трёх кварталах вниз, заехал туда, вышел и пошел в сторону мужского туалета. Дежурный на заправке меня увидел. — Эй, приятель, у тебя ширинка расстегнута. — Да, я знаю, что это так. — Послушайте, — сказал он мне, — ребята, которые используют наш сортир, должны тут что-нибудь купить или воспользоваться нашими услугами». — Давай мне немного шины подкачаем, — сказал я ему. Зашел в сортир, нашел свободную кабинку, там даже одноразовые чехлы для стульчака были. Я разложил три таких, снял свои трусы и сел. Именно тогда я заметил, что ваш журнал просто валяется на полу, а обложка разорвана, дряблая и промокшая, так грустно, знаете ли, там, на полу сральника, найти ваш журнал. И когда я выбросил его, я вспомнил, что пропустил ваш дедлайн, и решил написать вам и рассказать об этом, и вот оно, моё письмо. Источник: High Times Перевод и адаптация: Terpen Ещё почитать: Великие High Times: Эд Розенталь Сеть Шарлотты: История происхождения КБД Гранд-дама мира каннабиса
  22. Чарльз Буковски — культовая фигура в американской (и не только) литературе. В 1983–1984 годах он писал свои колонки «Записки грязного старикашки» для High Times. Одну из них — «Нет песен о любви», напечатанную в мае 1983 года, мы публикуем сегодня в память о крутейшем нападающем на контркультурном поле. На подходе к дедлайну произошла забавная вещь... Ну, может быть, и не совсем смешная, но определенно слегка забавная и с оттенком поэтической справедливости. Дорогой редактор! Я понимаю, что пропустил дедлайн, но меня преследовали всякие мелочи, такие как ссора с женщиной, поломка машины, гость дома на одну неделю и многие другие, которые я не могу вспомнить. Но я точно помню, что мне пришлось продлевать водительские права. Каждый раз, когда мне продлевают водительские права, я начинаю понимать, насколько я стал старше. Это действительно знак того, что вы всё ближе к могиле, это даже более убедительный знак, чем Новый год или дни рождения. И хотя я действительно не против умереть, видимо, я не готов принимать этот факт старения, поэтому каждые четыре года при продлении водительских прав я устраиваю себе нехилую пьянку. Похоже, что именно так я и поступил — напился! А на следующий день я поехал, свернул налево на Фонтан и поехал в сторону Департамента транспортных средств Голливуда, но у меня слишком сильно болела голова, чтобы смотреть кому-то в глаза, поэтому я свернул направо и остановился у ближайшего бара. Голливудский бульвар, кажется, я был на Лас-Пальмас или Чероки, припарковался, вышел, вошел, сел, заказал у бармена Heineken в бутылке и хорошо поехал. Через пару стульев от меня, сидела старая девушка, которая выглядела так, будто у нее на голове была щетина дикобраза вместо волос. Она выглядела так, будто вырезала дыру в центре грязной простыни, чтобы сквозь нее могла проскользнуть голова, и надела эту вещь. — Привет, — сказала она. Я посмотрел на нее более пристально. — Я цыганка Хелена, — сказала она. — Филипп Мессбелл, безработный диспетчер, — ответил я. — Погадаем на ладони, Филипп? — Сколько? — Одно пиво. — Хорошо. Хелена перетащила свою простыню на табурет рядом со мной, схватила мою левую руку, скрутила её и стала трогать мою ладонь. — Ах, — сказала она, — у тебя очень длинная линия жизни... Ты проживешь долго... — Это уже было сделано. Расскажи мне что-нибудь новое. — А, — она потерла руку еще немного, — твое любимое пиво — Heineken. — Я сказал, прекрати это дерьмо. — О, теперь я это вижу! — воскликнула она. — Да, что видишь? — Тебя трахнут в течение следующего часа. — Кто? Ты что ли? — удивился я. — Может быть, и я. У тебя есть двадцать пять долларов? — Нет. — Тогда не я... Она выпила своё пиво, я допил своё и ушёл. Я сел в машину, поехал и свернул на бульвар. Моей голове стало немного лучше. Мне нужно было пройти этот чёртов экзамен, не прочитав книгу с правилами, но это было нормально для меня. Я ненавидел стоять в длинных очередях и смотреть на затылки людей. Затылки, конечно, зачастую выглядели не так плохо, как физиономии, но, тем не менее, это тоже было весьма ужасающе. Мне пришлось перестать копаться в своих мыслях. Когда я подъехал к следующему светофору, я внезапно почувствовал, что мне нужно как-то выделиться. Чтобы не думать о своей морщинистой заднице, я разглядывал бульвар. И тут я увидел эту женщину, которая сидела на скамейке автобусной остановки, возможно, это была Монро, вернувшаяся к жизни, только слегка побитая и бомжеватая. А ещё — с более полными боками и, конечно же, с более похотливой ухмылкой. Я улыбнулся её распахнутой юбке, которая показала мне гораздо больше, чем я видел за последние несколько месяцев. А она увидела, что я смотрю, и улыбнулась мне в ответ. Я улыбался. Она улыбалась. Это был улыбающийся мир. Как только загорелся зелёный свет, она соскочила с лавки и подбежала к моей машине. Я пнул правой ногой и дверь открылась, а она проскользнула внутрь автомобиля, как виноградная лоза, которую нужно сорвать. Парень в машине позади меня прокричал: «Если эта шлюха не убьёт тебя, то уже ничего не убьёт!» Я нажал на газ и помчался. Когда я взглянул на нее, она почесывала внутреннюю часть бедра. — Меня зовут Рози, — сказала она. — Гордон Плагг, — сказал я, Чарльз Буковски — Ты хочешь «Глубокое дерьмо», — спросила Рози, — или лучше «Вокруг света»? Может, тебе нужна «английская соль», «Коричневая собака» или «Желтое море»? «Проволочный хлыст»? «Присоска»? «Ручка от метлы»? «Трубочист»? Что ты хочешь? — Я хочу продлить свои водительские права. — Это будет стоить пятьдесят баксов. — Вы это сделаете? — Да. — Тогда делаем. Она посмотрела на меня, закуривая остатки маленькой сигары. — Ты странного вида, старый пердун. Ты выглядишь так, будто должен быть уже мёртв, но ты, похоже, забыл умереть. — Я подумаю над твоими словами. — В чем твоя проблема? — Разные вещи беспокоят меня весь день и всю ночь, Рози. — Какие? — Ну, например, каждый раз, когда я натягиваю штаны утром и начинаю застёгивать ширинку, я всегда думаю, сработает ли молния? Пока что она работает. Но меня беспокоит, почему эта мысль меня посещает? Она проходит сквозь меня? Зачем мне это нужно? Это энергетический ожог, совершенно бесполезный. — Почему ты не сходишь к психоаналитику? — Что мне нужно, так это психоаналитик, которому не нужен психиатр, а таких в городе нет. — То есть ты хочешь сказать, что почти все чокнутые? — Что ж, почти у всех есть свои проблемы, вроде моей молнии. Просто уровень их интенсивности и беспорядка различается в отношении молний и других подобных вещей. Рози зевнула: — Как далеко нам ещё до твоего дома? — Вот дерьмо, я думал, что мы идём к тебе! Рози изрыгнула сквозь кольцо дыма от сигары: — Это будет десять дополнительных долларов. — Хорошо, но мне всё ещё нужно продлить водительские права. — Ты сделаешь это… — Это будет что-то, — сказал я. — Я могу дать тебе банановый сплит-крем прямо в машине, пока ты за рулём. — Нет, я просто хочу продлить водительские права. — И ты готов к этому? — Каждые четыре года... Рози провела меня по улицам, а затем мы оказались у неё дома. Выглядел он так, будто всё построено из фанеры, стены немного прогибались. Но прямо передо мной стояла величественная пальма. Я следил за её задницей, пока она извивалась, пока она кружилась, кружилась и пела, требуя высвобождения из этой юбки, требуя высвобождения этого белого вещества из узелков Человека — этого вонючего, белого вещества, которое продлевало наше уродливое существование сквозь века. И я тоже иду по этому пути, как и те, кто был до меня. Рози распахнула дверь ногой, и я заметил много разных мальчуганов, которые сидели на корточках или слонялись по дому. Один парень, склонившись, работал над склеиванием авиамодели. Рози подошла и пнула его ногой по заднице так, что он укатился к дальней стене комнаты. — Дэвид, я же сказал тебе прекратить нюхать этот клей! Он разъедает границу между твоим мозгом и мешком для пердежа! Дэвид покачал головой, получил благословение, ткнул в Рози пальцем и крикнул: — Жри дерьмо и умри! Другой маленький парень сидел в футболке с Тимоти Лири. Он выглядел так, словно его выбросило на берег в четыре года. Маленькая девочка держала фотографию Берта Рейнольдса и прикладывала зажженную зажигалку к его огромному, мужественно улыбающемуся рту. Рот почернел и открылся. — Сгоревший Рейнольдс, — сказала она. Рози посмотрела на меня: — Деньги вперед! Я дал ей пятьдесят и десять, и она положила их куда-то и начала раздеваться, пока я смотрел, и, в отличие от большинства женщин, она выглядела без одежды гораздо лучше, чем в ней. — Рози, — тихо сказал я, — дети… —Тут нет ничего такого, чего они не видели, и причём много раз. Это похоже на старый фильм для них, который их уже утомляет. Ну и мне это тоже надоедает. — А теперь, Рози, мне нужна работа по продлению водительских прав. — Люди всегда получают то, за что платят. Рози выключила свет болтающимся сверху шнурком, затем она улеглась на грязный матрас. Я подошел, расстегнул ширинку и упал в волшебную необъятность этого тела, груди, бедер. Я думал об облаках и водопадах, о том, что мне повезёт в игре в кости, а потом я подумал: Господи, я даже не снял одежду, даже обувь. Мои руки нащупали её волосы, казалось, что в них будто застряли кусочки песка. А от неё самой пахло мокрыми резиновыми перчатками. Мне было весьма грустно, мне даже хотелось плакать, но я не понимал почему. Затем рот Рози открылся, и я был готов к этому. Я подумал, что ей одиноко, ведь она действительно одинока. Нет, подумал я, это я... Её язык был холодным, я прикусил его, и она впилась ногтями в мою спину, разрывая мою рубашку. Я почувствовал немного крови. Я опустил свою руку ей между ног и начал играть, прямо как на музыкальном инструменте... Все было хорошо, хорошо, а потом я был там, и она была очень хороша, это была не измученная п…да, а прямо потрясающая вещь, и тогда я забыл и не понимал, была ли это ночь или день, или где я нахожусь, но потом я словно вернулся с потолка и подумал, что это всего лишь чертовски хороший секс, и я трахался, и я эякулировал, опираясь на её волшебное тело, затем скатился и уже стоял перед камерой, там был старый весёлый урод и толстая женщина с глазами, как грецкие орехи, — она была примерно моего возраста, и она сказала: «Давай, улыбнись! Больно не будет!» Я улыбнулся. Была вспышка... — У вас есть временная лицензия на вождение, — сказала мне старуха. — В течение тридцати-шестидесяти дней ваши водительские права будут отправлены вам по почте. Затем я посмотрел вниз и заметил, что у меня расстегнута ширинка. Я потянулся, чтобы закрыть её. Но на этот раз она уже не закрылась. Сломалась! Я пошел к выходу и почувствовал, как прохладный воздух проникает в мою разорванную рубашку со спины. Моя машина стояла на стоянке. Я сел в неё, поджег сигарету и закурил. Я выехал со стоянки и поехал по улице. Это был неплохой день, и, судя по моим автомобильным часам, свободной у меня оставалась большая часть дня. Может, поеду на пляж или в кино. Я не любил фильмы, даже какое-то время вообще не смотрел ни одного. Но тут я решился на это. Я включил автомобильное радио и услышал песню о любви, ужасную песню о любви. Это был мир, полный паршивых песен о любви. Я выключил радио, и тут что-то напомнило мне, что я должен сходить в туалет. Скорее всего, это был мой всё ещё морщинистый зад. Я нашел заправочную станцию в трёх кварталах вниз, заехал туда, вышел и пошел в сторону мужского туалета. Дежурный на заправке меня увидел. — Эй, приятель, у тебя ширинка расстегнута. — Да, я знаю, что это так. — Послушайте, — сказал он мне, — ребята, которые используют наш сортир, должны тут что-нибудь купить или воспользоваться нашими услугами». — Давай мне немного шины подкачаем, — сказал я ему. Зашел в сортир, нашел свободную кабинку, там даже одноразовые чехлы для стульчака были. Я разложил три таких, снял свои трусы и сел. Именно тогда я заметил, что ваш журнал просто валяется на полу, а обложка разорвана, дряблая и промокшая, так грустно, знаете ли, там, на полу сральника, найти ваш журнал. И когда я выбросил его, я вспомнил, что пропустил ваш дедлайн, и решил написать вам и рассказать об этом, и вот оно, моё письмо. Источник: High Times Перевод и адаптация: Terpen Ещё почитать: Великие High Times: Эд Розенталь Сеть Шарлотты: История происхождения КБД Гранд-дама мира каннабиса Просмотр полной Статья
  23. «Это мёртвый ребенок», — очень сухо и скорбно говорит Пейдж Фиги. Эти слова относятся к её дочери Шарлотте — маленькой девочке, стоящей за громким именем широко известного сейчас сорта каннабиса с высоким содержанием КБД. «Она должна уже быть мертва, вот прямо сейчас»— говорит Пейдж. Она добрая, чуткая и очень умная. Она пережила одну из худших вещей, с которой только может столкнуться мать, — с тяжёлой болезнью ребёнка, и при этом продолжать жить дальше не с цинизмом, а с чувством юмора и осознанием того, что её дочь побывала в аду, затем вернулась и обнаружила, что за жизнь стоит бороться. Шарлотта, которой на момент написания этой статьи было 12 лет, с младенчества страдала синдромом Драве (тяжелая миоклоническая эпилепсия), одной из разновидностей эпилепсии, из-за которой у неё бывало более трёхсот припадков в неделю. «У Шарлотты было две остановки сердца, и Пейдж однажды реанимировала её, — говорит врач Шарлотты, доктор Алан Шакелфорд. — Дети с синдромом Драве попросту умирают, и они делают это весьма неожиданно. А наша Шарлотта делала это уже дважды!» Сегодня каннабидиол, или КБД, можно найти буквально во всём, от кондиционера для волос до бутылок с минеральной водой за 10 долларов. Тем не менее, в другой, альтернативной вселенной Шарлотта Фиги жива, и никому до сих пор нет дела до КБД. До Шарлотты Фиги сорт Charlotte's Web называлcя Hippie’s Disappointment («Разочарование хиппи»). «Никто на самом деле тогда и не знал, что такое КБД и что оно в себе несёт, а мы были культиваторами и создателями это сорта, ведь мы работали над ним в течение многих лет», — говорит владелец и генеральный директор компании Elite Botanicals Дэвид Бонвиллен. Он узнал об этом каннабиноиде только после того, как доктор Шакелфорд связался с ним в 2013 году именно по поводу Шарлотты и целенаправленного культивирования сортов с высоким содержанием КБД специально для неё. С эволюционной точки зрения ТГК, конечно, всегда побеждает. «Единственный критерий, который у нас был до появления всех лабораторий, заключался в том, что марихуана дает вам кайф, приятный вкус и незабываемый запах, — говорит Бонвиллен. — Если это не дает вам кайфа, вы никоим образом не свяжете себя с этим сортом, скажу вам больше, вы даже не запомните его!» «Она собиралась умереть, а у нас было мало времени. Я подумала, что хочу попробовать разобраться с этим заболеванием, и, возможно, в дальнейшем это поможет кому-то ещё», — вспоминает Фиги, отмечая, что тогда никто даже не использовал такой термин как «КБД». Истории происхождения всегда имеют решающее значение почти для любого сюжета о супергероях, потому что если вы понимаете, откуда что происходит, вы можете понять, куда это вас приведет. Будущее КБД в настоящее время выглядит как грязный, но дорогой цирк. И все же его происхождение очень простое и первобытное: мать была готова буквально на всё, чтобы сохранить жизнь своей дочери. Если мы отойдем от пирожных с КБД с заправки и задумаемся: «Почему мы без ума от каннабидиола?», мы сможем снова обратить внимание на то, что органическая, растительная медицина была доступной всегда и для всех. Шарлотта и её сестра-близнец Чейз родились 18 октября 2006 года. Когда Шарлотте было три года, у неё случился первый приступ. Пейдж Фиги и её тогдашний муж Мэтт срочно доставили Шарлотту в больницу. Семья и врачи надеялись, что припадок был всего лишь небольшим отклонением от нормы, но в действительности он стал первым из многих. В конце концов, Шарлотте был поставлен диагноз наихудшего сценария: синдром Драве. Это очень редкая, катастрофически тяжелая и пожизненная форма эпилепсии. Шарлотте давали целый ряд лекарств, таких как бензодиазепины, для лечения припадков. Но ничего не помогало. «У нее были припадки, которые длились по четыре часа, — говорит Фиги. — Ей поставили всю аппаратуру для жизнеобеспечения, мы открыли ей глаза, а она все еще была в судорогах. И так продолжалось с перерывами всего на час — все 24 часа в сутки. Ей оставалось жить буквально пару недель, она уже была подключена к аппарату искусственной вентиляции легких». Шел 2011 год, Шарлотте тогда было пять лет. Выживание Шарлотты было столь же маловероятным, как и то, что целая страна, а, возможно, и весь мир вскоре будет одержимым растением, от которого человек даже не кайфует. Но все истории о супергероях нуждаются в хорошем сюжете. Пока каннабис не будет легализован по всему миру на федеральном уровне, изучать такие растения будет очень сложно. Этот факт может быть самым большим препятствием для медицинских исследований сегодня. Однако Фиги проводила собственное исследование. Она вела подробные записи о Шарлотте. И она узнала о небольшом двойном слепом исследовании КБД у пациентов с эпилепсией, проведенном в Бразилии. Восемь человек получили КБД, а восемь — плацебо. Симптомы почти исчезли у половины из тех, кто принимал КБД, а еще у трёх наблюдалось снижение интенсивности приступов. Только один из группы плацебо показал прогресс. Больше терять было нечего. Так семья Фиги и решились попробовать его на своей дочери. Фиги ходила в диспансеры, опрашивала тысячи пациентов и сотрудников аптек в поисках каннабиса с низким содержанием ТГК и высоким содержанием КБД. Однажды она пошла в диспансер, расположенный в Колорадо-Спрингс, который ещё не посещала. «Они выкурили при мне то, что собирались мне продать, — вспоминает Пейдж Фиги. — Но этого было недостаточно для тестирования. У Шарлотты тогда случился припадок прямо на полу... И я такая: «К черту это, я ухожу!». Но затем Джоэл Стэнли, один из шести братьев Стэнли, создателей сорта Charlotte's Web, появился на пороге её дома. Он был первым, кого тогда встретила Пейдж Фиги, и она была первой, кто услышал о КБД. У него было пять маленьких растений, в которых соотношение КБД и THC составляло 30: 1, полученных путем скрещивания марихуаны с промышленной коноплей. «Тогда мы и начали культивировать этот сорт, — говорит Фиги. — Два месяца спустя у нас было уже достаточно материала, чтобы начать тестирование». После тщательного расчета доз, Пейдж Фиги поместила масло КБД в питательную трубку Шарлотты. «В тот день я дала ей первую в жизни дозу, — говорит она. — Представляете, это сработало…» Исследований о КБД было так мало, что даже доктор Шакелфорд не знал, чего вообще стоит ожидать. «Я был буквально на иголках, — вспоминает он. — Вся тяжесть мира спала с меня, когда Пейдж сказала мне, что у Шарлотты пока что не было припадков. Трудно описать, насколько я был счастлив и впечатлен». Те триста припадков в неделю, которые были у Шарлотты, сократились всего до нескольких приступов в месяц. Команда по исследованию медицинского каннабиса Фиги и Шарлотты стала буквально свидетелем этого чудо исцеления, но что же было дальше? Доктор Шакелфорд начал процесс получения разрешения на употребление каннабиса для Шарлотты. Гроверы и земледельцы следили за тем, чтобы у них было много каннабиса с высоким содержанием КБД, отвечающего всем требованиям медицинской конопли. А в 2013 году канал CNN рассказал историю Шарлотты в документальном фильме Weed, который вел Санджай Гупта. Эту передачу, наверное, тогда смотрел почти весь мир. А имена Шарлотты и КБД стали нарицательными. Фиги начала принимать у себя людей со схожими медицинскими показаниями из разных штатов, детей с синдромом Драве и многими другими заболеваниями и их родителей. Всё это ради людей, которые не смогли получить медицинскую марихуану в своем родном штате. «Люди сели в свои машины и переехали к нам в Колорадо, прямо в день выхода в эфир репортажа канала CNN, — говорит она. — Большинство из этих людей потом жили в моём доме. Это было очень трагично, потому что некоторые люди погибли, а некоторые так и не смогли добраться до Колорадо». Пейдж Фиги — мать. Ей нравится кататься на мотоцикле, и она обучает своих детей на дому. У неё был сделанный на заказ велосипед, чтобы она могла кататься на нем вместе с Шарлоттой. Ни они, ни их семья не подписались на то, чтобы стать образцом для тестирования КБД. Решения о взаимодействии со СМИ принимались исключительно с точки зрения защиты интересов, что Фиги неоднократно подчеркивала в ходе интервью. После того, как вышел документальный фильм на канале CNN, а семьи с больными детьми стали буквально жить в её доме, у Пейдж не было другого выбора, кроме как продолжать пропагандировать каннабис до последнего. «У нас должны быть права! — говорит она. — Это Америка!» В декабре 2018 года конопля стала законной для выращивания в Соединенных Штатах после принятия Закона о сельском хозяйстве. Чтобы считаться коноплей, каннабис должен содержать менее 0,3 процента ТГК. «Шесть лет назад это было действительно уникальным явлением, что у нас были эти штаммы, и нам было интересно попробовать сделать то, что мы сделали», — говорит Бонвиллен о выращивании сортов с высоким содержанием КБД для Шарлотты и таких же пациентов, как она. «Странно видеть такое сопротивление и борьбу против каннабиса, а теперь все его резко поддерживают, — продолжает Бонвиллен. — Шарлотта собиралась умереть, но не умерла из-за этого растения. Я рисковал безопасностью своей семьи и собственной свободой, чтобы хоть раз иметь возможность вырастить его». Он добавляет, что хотя он ни о чем не жалеет и всё это того стоило, он, вероятно, никогда не вернет деньги, которые он вложил в свою компанию, потому что рынок КБД настолько насыщен, что там очень сложно конкурировать. Хотя КБД может и не дать вам кайфа, но зато что-то особенное в его нейропротекторных и противовоспалительных свойствах в итоге может спасти жизнь ребенка. Успех Шарлотты с КБД навсегда изменил мир и то, как мы теперь относимся к растению каннабис. «Это открыло многим людям глаза на тот факт, что это нечто большее, чем просто кучка глупых людей, сидящих без дела и получающих кайф весь день, — говорит Бонвиллен. — Это, так сказать, шлюз для понимания, как каннабиноиды будут работать.» Пейдж Фиги думает не только о КБД, она считает, что любой каннабис должен быть доступен. «Я хочу [собрать все фракции движения за легализацию вместе и] объединить всех, кто участвует во всём этом, — говорит она. — Давайте уже наконец узаконим это. Это всего лишь долбаное растение! Это нелепо – запрещать его. Лично меня не волнует, для чего вы будете его использовать. Мы могли это сделать уже давно, но вселенная всегда нам преподносит различные сюрпризы!» Ей не удавалось расслабиться, даже когда КБД стал помогать Шарлотте. Были и другие больные дети. Документальный фильм CNN дал ей силу и влияние, и с её стороны было бы безответственно не использовать их. Однако после введения масла КБД в питательную трубку Шарлотты, после поисков богатого КБД каннабиса буквально на всей планете, Фиги теперь должна была приспособиться к борьбе за безопасную и доступную медицину в мире, где ненадлежащее регулирование, капитализм и социальные сети в один миг превратили КБД в самый модный аксессуар нашего времени. «Люди используют это как лекарство, — говорит Бонвиллен. — Вы не можете просто положить туда что-нибудь. Рынок стал очень странным. Это может быть один из самых эффективных противовоспалительных продуктов на нашем рынке.» Бонвиллен не знает, что будет дальше на рынке КБД, но подозревает, что всё может стать не так и красиво. Тем не менее, никто не может поспорить с невероятными результатами, которые принес нам КБД. Пейдж Фиги часто спрашивает себя, почему Шарлотте пришлось пройти через такое, чтобы люди хоть как-то проявили интерес к медицинскому каннабису. Кстати, у Чейз, сестры-близнеца Шарлотты, которая ранее вообще не проявляла никаких признаков болезни, случился припадок в девять лет. А потом — ещё один. Фиги назначила ей лекарство Шарлотты, и с тех пор у Чейз больше не было никаких припадков. Мир весьма безжалостен, но надежда есть всегда. Учитывая, что 11 штатов и целый округ Колумбия полностью легализовали каннабис, а так же более чем половина всех штатов разрешила употребление медицинского каннабиса в лечебных целях, федеральная легализация марихуаны не может быть такой уж отделённой. Тем не менее, Фиги знает, как развивается болезнь Шарлотты даже с приемом КБД. Но она научилась выживать в этом хаосе. «По возможности, у нас нормальная жизнь. Я всё ещё думаю, что каждая ночь будет её последней», — сказала Пейдж Фиги во время написания этой статьи. «Я обнимаюсь с ней каждый божий день», — добавила она.
  24. С помощью каннабидиола, преданной матери и сочувствия культиваторов марихуаны Шарлотта Фиги дала надежду пациентам по всему миру. Её история была опубликована в журнале High Times в декабре 2019 года, ещё до того, как Шарлотта покинула наш мир, и мы искренне желаем её душе обрести полную свободу. «Это мёртвый ребенок», — очень сухо и скорбно говорит Пейдж Фиги. Эти слова относятся к её дочери Шарлотте — маленькой девочке, стоящей за громким именем широко известного сейчас сорта каннабиса с высоким содержанием КБД. «Она должна уже быть мертва, вот прямо сейчас»— говорит Пейдж. Она добрая, чуткая и очень умная. Она пережила одну из худших вещей, с которой только может столкнуться мать, — с тяжёлой болезнью ребёнка, и при этом продолжать жить дальше не с цинизмом, а с чувством юмора и осознанием того, что её дочь побывала в аду, затем вернулась и обнаружила, что за жизнь стоит бороться. Шарлотта, которой на момент написания этой статьи было 12 лет, с младенчества страдала синдромом Драве (тяжелая миоклоническая эпилепсия), одной из разновидностей эпилепсии, из-за которой у неё бывало более трёхсот припадков в неделю. «У Шарлотты было две остановки сердца, и Пейдж однажды реанимировала её, — говорит врач Шарлотты, доктор Алан Шакелфорд. — Дети с синдромом Драве попросту умирают, и они делают это весьма неожиданно. А наша Шарлотта делала это уже дважды!» Сегодня каннабидиол, или КБД, можно найти буквально во всём, от кондиционера для волос до бутылок с минеральной водой за 10 долларов. Тем не менее, в другой, альтернативной вселенной Шарлотта Фиги жива, и никому до сих пор нет дела до КБД. До Шарлотты Фиги сорт Charlotte's Web называлcя Hippie’s Disappointment («Разочарование хиппи»). «Никто на самом деле тогда и не знал, что такое КБД и что оно в себе несёт, а мы были культиваторами и создателями это сорта, ведь мы работали над ним в течение многих лет», — говорит владелец и генеральный директор компании Elite Botanicals Дэвид Бонвиллен. Он узнал об этом каннабиноиде только после того, как доктор Шакелфорд связался с ним в 2013 году именно по поводу Шарлотты и целенаправленного культивирования сортов с высоким содержанием КБД специально для неё. С эволюционной точки зрения ТГК, конечно, всегда побеждает. «Единственный критерий, который у нас был до появления всех лабораторий, заключался в том, что марихуана дает вам кайф, приятный вкус и незабываемый запах, — говорит Бонвиллен. — Если это не дает вам кайфа, вы никоим образом не свяжете себя с этим сортом, скажу вам больше, вы даже не запомните его!» «Она собиралась умереть, а у нас было мало времени. Я подумала, что хочу попробовать разобраться с этим заболеванием, и, возможно, в дальнейшем это поможет кому-то ещё», — вспоминает Фиги, отмечая, что тогда никто даже не использовал такой термин как «КБД». Истории происхождения всегда имеют решающее значение почти для любого сюжета о супергероях, потому что если вы понимаете, откуда что происходит, вы можете понять, куда это вас приведет. Будущее КБД в настоящее время выглядит как грязный, но дорогой цирк. И все же его происхождение очень простое и первобытное: мать была готова буквально на всё, чтобы сохранить жизнь своей дочери. Если мы отойдем от пирожных с КБД с заправки и задумаемся: «Почему мы без ума от каннабидиола?», мы сможем снова обратить внимание на то, что органическая, растительная медицина была доступной всегда и для всех. Шарлотта и её сестра-близнец Чейз родились 18 октября 2006 года. Когда Шарлотте было три года, у неё случился первый приступ. Пейдж Фиги и её тогдашний муж Мэтт срочно доставили Шарлотту в больницу. Семья и врачи надеялись, что припадок был всего лишь небольшим отклонением от нормы, но в действительности он стал первым из многих. В конце концов, Шарлотте был поставлен диагноз наихудшего сценария: синдром Драве. Это очень редкая, катастрофически тяжелая и пожизненная форма эпилепсии. Шарлотте давали целый ряд лекарств, таких как бензодиазепины, для лечения припадков. Но ничего не помогало. «У нее были припадки, которые длились по четыре часа, — говорит Фиги. — Ей поставили всю аппаратуру для жизнеобеспечения, мы открыли ей глаза, а она все еще была в судорогах. И так продолжалось с перерывами всего на час — все 24 часа в сутки. Ей оставалось жить буквально пару недель, она уже была подключена к аппарату искусственной вентиляции легких». Шел 2011 год, Шарлотте тогда было пять лет. Выживание Шарлотты было столь же маловероятным, как и то, что целая страна, а, возможно, и весь мир вскоре будет одержимым растением, от которого человек даже не кайфует. Но все истории о супергероях нуждаются в хорошем сюжете. Пока каннабис не будет легализован по всему миру на федеральном уровне, изучать такие растения будет очень сложно. Этот факт может быть самым большим препятствием для медицинских исследований сегодня. Однако Фиги проводила собственное исследование. Она вела подробные записи о Шарлотте. И она узнала о небольшом двойном слепом исследовании КБД у пациентов с эпилепсией, проведенном в Бразилии. Восемь человек получили КБД, а восемь — плацебо. Симптомы почти исчезли у половины из тех, кто принимал КБД, а еще у трёх наблюдалось снижение интенсивности приступов. Только один из группы плацебо показал прогресс. Больше терять было нечего. Так семья Фиги и решились попробовать его на своей дочери. Фиги ходила в диспансеры, опрашивала тысячи пациентов и сотрудников аптек в поисках каннабиса с низким содержанием ТГК и высоким содержанием КБД. Однажды она пошла в диспансер, расположенный в Колорадо-Спрингс, который ещё не посещала. «Они выкурили при мне то, что собирались мне продать, — вспоминает Пейдж Фиги. — Но этого было недостаточно для тестирования. У Шарлотты тогда случился припадок прямо на полу... И я такая: «К черту это, я ухожу!». Но затем Джоэл Стэнли, один из шести братьев Стэнли, создателей сорта Charlotte's Web, появился на пороге её дома. Он был первым, кого тогда встретила Пейдж Фиги, и она была первой, кто услышал о КБД. У него было пять маленьких растений, в которых соотношение КБД и THC составляло 30: 1, полученных путем скрещивания марихуаны с промышленной коноплей. «Тогда мы и начали культивировать этот сорт, — говорит Фиги. — Два месяца спустя у нас было уже достаточно материала, чтобы начать тестирование». После тщательного расчета доз, Пейдж Фиги поместила масло КБД в питательную трубку Шарлотты. «В тот день я дала ей первую в жизни дозу, — говорит она. — Представляете, это сработало…» Исследований о КБД было так мало, что даже доктор Шакелфорд не знал, чего вообще стоит ожидать. «Я был буквально на иголках, — вспоминает он. — Вся тяжесть мира спала с меня, когда Пейдж сказала мне, что у Шарлотты пока что не было припадков. Трудно описать, насколько я был счастлив и впечатлен». Те триста припадков в неделю, которые были у Шарлотты, сократились всего до нескольких приступов в месяц. Команда по исследованию медицинского каннабиса Фиги и Шарлотты стала буквально свидетелем этого чудо исцеления, но что же было дальше? Доктор Шакелфорд начал процесс получения разрешения на употребление каннабиса для Шарлотты. Гроверы и земледельцы следили за тем, чтобы у них было много каннабиса с высоким содержанием КБД, отвечающего всем требованиям медицинской конопли. А в 2013 году канал CNN рассказал историю Шарлотты в документальном фильме Weed, который вел Санджай Гупта. Эту передачу, наверное, тогда смотрел почти весь мир. А имена Шарлотты и КБД стали нарицательными. Фиги начала принимать у себя людей со схожими медицинскими показаниями из разных штатов, детей с синдромом Драве и многими другими заболеваниями и их родителей. Всё это ради людей, которые не смогли получить медицинскую марихуану в своем родном штате. «Люди сели в свои машины и переехали к нам в Колорадо, прямо в день выхода в эфир репортажа канала CNN, — говорит она. — Большинство из этих людей потом жили в моём доме. Это было очень трагично, потому что некоторые люди погибли, а некоторые так и не смогли добраться до Колорадо». Пейдж Фиги — мать. Ей нравится кататься на мотоцикле, и она обучает своих детей на дому. У неё был сделанный на заказ велосипед, чтобы она могла кататься на нем вместе с Шарлоттой. Ни они, ни их семья не подписались на то, чтобы стать образцом для тестирования КБД. Решения о взаимодействии со СМИ принимались исключительно с точки зрения защиты интересов, что Фиги неоднократно подчеркивала в ходе интервью. После того, как вышел документальный фильм на канале CNN, а семьи с больными детьми стали буквально жить в её доме, у Пейдж не было другого выбора, кроме как продолжать пропагандировать каннабис до последнего. «У нас должны быть права! — говорит она. — Это Америка!» В декабре 2018 года конопля стала законной для выращивания в Соединенных Штатах после принятия Закона о сельском хозяйстве. Чтобы считаться коноплей, каннабис должен содержать менее 0,3 процента ТГК. «Шесть лет назад это было действительно уникальным явлением, что у нас были эти штаммы, и нам было интересно попробовать сделать то, что мы сделали», — говорит Бонвиллен о выращивании сортов с высоким содержанием КБД для Шарлотты и таких же пациентов, как она. «Странно видеть такое сопротивление и борьбу против каннабиса, а теперь все его резко поддерживают, — продолжает Бонвиллен. — Шарлотта собиралась умереть, но не умерла из-за этого растения. Я рисковал безопасностью своей семьи и собственной свободой, чтобы хоть раз иметь возможность вырастить его». Он добавляет, что хотя он ни о чем не жалеет и всё это того стоило, он, вероятно, никогда не вернет деньги, которые он вложил в свою компанию, потому что рынок КБД настолько насыщен, что там очень сложно конкурировать. Хотя КБД может и не дать вам кайфа, но зато что-то особенное в его нейропротекторных и противовоспалительных свойствах в итоге может спасти жизнь ребенка. Успех Шарлотты с КБД навсегда изменил мир и то, как мы теперь относимся к растению каннабис. «Это открыло многим людям глаза на тот факт, что это нечто большее, чем просто кучка глупых людей, сидящих без дела и получающих кайф весь день, — говорит Бонвиллен. — Это, так сказать, шлюз для понимания, как каннабиноиды будут работать.» Пейдж Фиги думает не только о КБД, она считает, что любой каннабис должен быть доступен. «Я хочу [собрать все фракции движения за легализацию вместе и] объединить всех, кто участвует во всём этом, — говорит она. — Давайте уже наконец узаконим это. Это всего лишь долбаное растение! Это нелепо – запрещать его. Лично меня не волнует, для чего вы будете его использовать. Мы могли это сделать уже давно, но вселенная всегда нам преподносит различные сюрпризы!» Ей не удавалось расслабиться, даже когда КБД стал помогать Шарлотте. Были и другие больные дети. Документальный фильм CNN дал ей силу и влияние, и с её стороны было бы безответственно не использовать их. Однако после введения масла КБД в питательную трубку Шарлотты, после поисков богатого КБД каннабиса буквально на всей планете, Фиги теперь должна была приспособиться к борьбе за безопасную и доступную медицину в мире, где ненадлежащее регулирование, капитализм и социальные сети в один миг превратили КБД в самый модный аксессуар нашего времени. «Люди используют это как лекарство, — говорит Бонвиллен. — Вы не можете просто положить туда что-нибудь. Рынок стал очень странным. Это может быть один из самых эффективных противовоспалительных продуктов на нашем рынке.» Бонвиллен не знает, что будет дальше на рынке КБД, но подозревает, что всё может стать не так и красиво. Тем не менее, никто не может поспорить с невероятными результатами, которые принес нам КБД. Пейдж Фиги часто спрашивает себя, почему Шарлотте пришлось пройти через такое, чтобы люди хоть как-то проявили интерес к медицинскому каннабису. Кстати, у Чейз, сестры-близнеца Шарлотты, которая ранее вообще не проявляла никаких признаков болезни, случился припадок в девять лет. А потом — ещё один. Фиги назначила ей лекарство Шарлотты, и с тех пор у Чейз больше не было никаких припадков. Мир весьма безжалостен, но надежда есть всегда. Учитывая, что 11 штатов и целый округ Колумбия полностью легализовали каннабис, а так же более чем половина всех штатов разрешила употребление медицинского каннабиса в лечебных целях, федеральная легализация марихуаны не может быть такой уж отделённой. Тем не менее, Фиги знает, как развивается болезнь Шарлотты даже с приемом КБД. Но она научилась выживать в этом хаосе. «По возможности, у нас нормальная жизнь. Я всё ещё думаю, что каждая ночь будет её последней», — сказала Пейдж Фиги во время написания этой статьи. «Я обнимаюсь с ней каждый божий день», — добавила она. Просмотр полной Статья
  • Создать...